Генрих Иоффе: Станция Снегири

«Ты нашей жизни в войну не знал, и не дай Бог знать. Вот покажу тебе старое письмо от тётки моей Маруси. Осенью 44 года написала». Я бережно развернул почти истлевший треугольник, заменявший в военные годы конверты. Стал читать фразы, намусоленные чернильным карандашом.

Читать далее

Шахматные этюды Эмиля Сутовского. Спасский

Мне очень хотелось с ним пообщаться на закрытии Аэрофлот-опена, который довелось выиграть. Василий Васильевич очень тепло поздравил, Анатолий Евгеньевич даже обсудил какие-то варианты, а вот Борис Васильевич был подчеркнуто неприветлив — боюсь, что причиной тому стало моё происхождение…

Читать далее

Дмитрий Раскин: Сватовство Марика

Все попытки Марика познакомиться самостоятельно особым успехом не увенчались. В лучшем случае ему давали понять, что оценили его интеллект и обаяние, но при всем желании не могут смотреть на него как на мужчину. А в худшем случае… нет, лучше не вспоминать, что было в худшем.

Читать далее