Борис Гулько: Шахматная игра и время.

Среди великих шахматных партий гениев история хранит фотографии рукопожатия Алехина с палачом Польши Франком; двух некрупных евреев Ботвинника и Бронштейна, играющих в 1951 году, в разгар «борьбы с космополитизмом», матч на первенство мира на сцене Колонного зала Дома союзов под огромным портретом Сталина; Брежнева, обнимающего Карпова; Путина, приветствующего Карякина.

Борис Гулько: Шахматная игра и время. Читать далее

Джейкоб Левин: ЕВРЕЙКА ЭЛЬЗА

Когда кончилась война и мы одними из первых вернулись после эвакуации на Березину, к нам часто приходил военнопленный немец Йорген, учитель музыки из Вестфалии. Тощий блондин с волосами «на пробор» и острым кадыком, он был похож, скорее, на худого ребёнка, чем на солдата. Пленных охраняли только ночью, в бараках. Днём …

Джейкоб Левин: ЕВРЕЙКА ЭЛЬЗА Читать далее

Лев Сидоровский: ПЕСНИ, ОПАЛЁННЫЕ ВОЙНОЙ

Но как, наверное, поймут меня ветераны Великой Отечест­венной, которые тогда, к началу войны, едва-едва переступили школьный возраст. Как часто грезилось нам — измотанным, пропылённым: сбросить бы кирзу, хоть совсем ненамного, и, слов­но в детстве, босиком — по траве, по лужам. Ведь совсем ещё недавно солдаты были мальчишками…

Лев Сидоровский: ПЕСНИ, ОПАЛЁННЫЕ ВОЙНОЙ Читать далее