Марк Штейнберг: Творец орудий главного калибра

 209 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Его имя вы напрасно будете искать в энциклопедиях, изданных в царской России и в Советском Союзе. Он родился в декабре 1872 года, в семье местечкового портного Герцка Дукельского и мальчика назвали Абрамом. Александром Григорьевичем он стал намного позже.

Творец орудий главного калибра

Марк Штейнберг

А.Г. Дукельский

Местечко Родионовка находилось в Полтавской губернии за чертой оседлости и родителям на редкость смышленного паренька с великим трудом удалось определить его в Кременчугское реальное училище. Абрам поступил в него и окончил с выдающимися оценками. Успешно «прорвавшись» через семипроцентный заслон, был принят в Харьковский технологический институт, по окончании которого, ввиду выдающихся способностей, показанных в ходе учебы и в дипломной работе, направлен в петербургский Металлический завод. Место нашлось в конструкторском артиллерийском бюро завода, куда Дукельский — теперь уже Александр Григорьевич — в 1896 году был принят на должность инженера.

Безусловно, Александр был человеком выдающихся способностей, отличался не только высокими знаниями, но и совершенно уникальной способностью мгновенного расчета всех параметров проектируемого изделия.Тем не менее, никто не принял бы в конструкторское бюро единственного в России завода, изготовлявшего корабельные орудия самой большой мощности, еврея, к тому же — некрещенного. По дошедшим до нас сведениям, это произошло по протекции его тестя — весьма богатого и влиятельного перебургского банкира. Но, потом, узнав выдающиеся способности молодого инженера, начальник артбюро Николай Лесенко, сделал все возможное, чтобы сохранить его для завода.

В 1897-1905 гг. Дукельский участвовал в разработке 305-мм пушек для броненосцев «Пересвет» и «Ослябя», проектировании 366-мм башенных установок броненосцев «Ретвизан» и «Бородино». После назначения в 1904 г. Н.С. Лесенко директором завода, Дукельский становится начальником артиллерийского бюро. Под его руководством в 1905-1907 гг. был разработан проект орудий для 4-х линкоров класса «Андрей Первозванный». В проекте новых башен было много нововведений, позволивших существенно снизить время заряжания и повысить точность боя. В 1909 г. проект трехорудийной установки 356-мм орудий для линкоров класса «Севастополь», разработанный на Металлическом заводе под руководством Дукельского, занял первое место среди всех аналогичных проектов на конкурсе, предшествующем выдаче заказов.

305/52 открытая одноорудийная установка в цехе Металлического завода. Четвертый справа А.Г. Дукельский

В то время, когда уже ощущалось дыхание мировой войны, руководство российского военно-морского флота занялось перевооружением главной базы на Балтике — Кронштадта. Береговая ариллерия этой крепости размещалась либо в казематах, либо за броневыми щитами на барбетах. Казематные установки имели ограниченные возможности стрельбы, а барбетные — были ненадежны. Именно Дукельский разработал проект установки 356-мм корабельных орудий в береговых башнях, за что был награжден орденом Св.Владимира 4-й степени, который давал право на личное дворянство. Если бы, конечно, не иудейское вероисповедание в его анкете.

В 1912 г. Дукельский спроектировал трехорудийные 406-мм башенные установки для линейных крейсеров «Измаил» — самыхе крупнокалиберные орудия того времени. Такими же орудиями располагали флоты Германии, Англии и США, но в этих странах не решались установить в одной башне больше одной гигантской пушки. Первым в мире сделал это Дукельский. В 1914 г. он был назначен техническим директором (главным инженером) Металлического завода.

356-мм береговая двухорудийная башенная установка

Эта должность обязывала не только проектировать корабельные пушки, но и отвечать за качество и своевременность их производства на заводе. Тем не менее, именно в это время у Дукельского родилась идея наладить проектирование и производство так называемой железнодорожной артиллерии. Имелись ввиду не орудия для бронепоездов, а специальные лафеты на железнодорожных платформах, на которых устанавливались мощные орудия корабельного типа. Такая артустановка имела большие преимущества перед башенной и колесной артиллерией: высокую подвижность сверхтяжелых и дальнобойных пушек, возможность кругового обстрела с одной позиции и с максимальной близости к цели.

Артиллерия такого типа имелась только в Германии и Франции, которые широко применяли её в сражениях Первой мировой войны. После одобрения военного руководства, Дукельский приступил к пректированию и изготовлению первых образцов и уже в начале 1917 года два железнодорожных транспортера, на которых были установлены 254-мм морские орудия, убыли на фронт.

А. Г. Дукельский (в центре) с группой специалистов-оружейников Санкт-Петербургского Металлического завода

Это были, однако, последние разработки талантливого конструктора, сделанные им до воцарения советской власти. С её приходом Металлический завод прекратил нормальную деятельность и Дукельский остался не у дел. Поэтому он с готовностью принял предложение Севастопольского судостроительного завода занять должность главного инженера. В Крыму Дукельский проработал до декабря 1919 года, уехав оттуда вместе с семьей, лишь когда война пришла на полуостров.

Он перебрался в Одессу, где работал на инженерных должностях в местных предприятиях, отнюдь не такого уровня, как в Петербурге и Севастополе. Одесса в эти годы пережила целый калейдоскоп смены властей — от иностранных оккупантов до самых откровенных бандитов. И еврейской семье Дукельского, отнюдь не легко было выживать в такой обстановке. Выручала востребованность Александра Григорьевича, в его профессионализме и опыте нуждались почти все временные властители Одессы.

Доказательством являются немалые усилия, которые потребовались руководству Ленинграда, восстанавлившему Металлический завод, чтобы найти и вернуть крупнейшего специалиста корабельной артиллерии. Потому как одесские градоначальники были совсем не склонны отдавать талантливого инженера и отличного организатора производства. Все решил приказ Кремля и Александр Григорьевич вернулся на Металлический завод. Ему возвратили не только должность, но и квартиру, в которой он жил до октябрьского переворота.

Шел 1925 год, практически весь корабельный парк военного флота был либо уведён белыми, либо находился в небоеспособном состоянии. И прежде всего требовалось отремонтировать тяжелую артиллерию на уцелевших линейных кораблях и крейсерах. Дукельский предложил использовать для вооружения кораблей пушки с недостроенных крейсеров типа «Измаил». Он же ввел в строй орудийные башни главного калибра на двух линейных кораблях царского флота, переименованных в «Марат» и «Октябрьская революция», благо эти башни были разработаны им еще перед мировой войной.

Но оставалось еще немало крупнокалиберных пушек, изготовленных для недостроенных или неподлежавших восстановлению линейных кораблей и тяжелых крейсеров. Дукельский предложил демонтировать башни этих кораблей и установить их на ключевых опорных пунктах береговой обороны советской России. Это были 305-мм орудия броненосцев «Андрей Первозванный, «Император Павел I », «Иоанн Златоуст» и «Евстафий». Они вошли в состав береговой обороны Балтики уже перед самой Советско-Финской войной, где и получили первое боевое крещение.

Между тем, Александр Дукельский выдвинул также проект создания серии мобильных железнодорожных орудий большой мощности, оснащенных пушками недостроенных и потопленных кораблей Балтфлота, таких как линкор «Императрица Мария, утонувший еще в 1916 году. Задел на Ленинградском металлическом заводе имелся еще с времен царских, когда он же и сконструировал несколько таких установок.

Однако в 1929 году Дукельский был арестован по смехотворному обвинению во вредительстве. Но деле же он стал одним из первых в СССР заключенных «шарашки», как на жаргоне назывались Отдельные конструкторские-технологические бюро (ОКТБ) системы ОГПУ, создаваемые на основе директивы «Об использовании на производстве специалистов, осужденных за вредительство». Речь, естественно, шла не о вредительстве. Просто решено было, под таким предлогом, собрать в конструкторские организации тюремного типа виднейших конструкторов страны и заставить их работать, находясь в заключении.

«Шарашка», куда попал Дукельский, была одной из первых в СССР. Она называлась ОКТБ-3 и находилась на территории его родного Металлического завода. Уже вскоре после ареста, Дукельского назначили главным конструктором ОКТБ-3 и он занялся тем же, что и на воле — продолжил проектирование железнодорожных артиллерийских установок. И контролировал их изготовление в цехах, находясь под конвоем. Так были изготовлены его установки ТМ-14, ТМ-2-12 и ТМ-5-12.

Дукельского, впрочем, уже в 1932 году освободили из заключения, а когда батареи транспортеров вошли в состав региональных флотов — наградили орденом Ленина.

Саму «шарашку» расформировали и она превратилась в Центральное Конструкторское Бюро Спецназ (ЦКБС-3). Специализация заключалась в пректировании железнодорожных артиллерийских транспортеров, оснащенных морскими орудиями. С началом блокады Ленинграда ЦКБС-3 эвакуировали в Казань, где Дукельский продолжал свою работу. Вместе с бюро (теперь оно называлось ЦКБ-19), он вернулся в Ленинград.

356-мм и 305-мм мобильные артустановки существенно усилили береговую оборону СССР. Перед Великой Отечественной вступили в строй 20 артустановок. С началом Великой Отечественной первыми бой приняли транспортеры батарей дислоцированных на Ханко. При их активной поддержке оборона полуострова держалась до декабря 1941. При эвакуации гарнизона все транспортеры вывели из строя.

Мобильные орудия 11-й (356-мм), 12-й и 18-й (180-мм) батарей с боями прорвались к Ленинграду, чтобы там включиться в активную борьбу с артиллерией врага, разрушавшей город. Огнем железнодорожных орудий срывались атаки гитлеровцев, уничтожались эшелоны с техникой и боеприпасами. Транспортеры внесли немалый вклад в дело прорыва блокады, особенно эффективно действовали огромные 750-килограммовые снаряды транспортеров ТМ–1–14.

Окончательный разгром немцев под Ленинградом, наступление на Карельском перешейке, обстрелы Выборга, Либавы, Кенигсберга: все это вехи боевого пути транспортеров, сконструированных и изготовленных под руководством Александра Дукельского.

А.Г. Дукельский

В 1945 г. Александр Дукельский — доктор, профессор кафедры «Артиллерийские системы и установки» Артиллерийской академии. Преподавал также и Военно-механическом институте. Консультировал создание новых корабельных пушек. Лауреат Сталинской премии «За создание передовых образцов артиллерийского вооружения» в 1946 году. Автор ряда книг по железнодорожной артиллерии.

Казалось бы, на закате жизни этот замечательный конструктор отечественного вооружения, чьи пушки служили России в трех войнах, заслужил, наконец-то всеобщее признание. Однако ему вспомнили еврейское происхождение в 1948 году, когда Александра Дукельского одномоментно отправили на пенсию со всех занимаемых им постов. В ту пору он отнюдь не был дряхлым стариком. Дело заключалось в развертывании так называемой « борьбы с космополитами» — первой послевоенной антисемитской кампании. Видимо это и подкосило Александра Григорьевича, лично знакомого с беспощадной политикой деспота «всех времен и народов». В декабре 1948 года он добровольно ушел из жизни.

Сегодня помнят его разве что близкие родственники. Но сохранились и в нынешней России необычные монументы, сохраняющие память об их творце. Это две трехорудийные башни на острове Русском напротив Владивостока. В Петербурге в музее Октябрьской железной дороги на бывшем Варшавском вокзале установлен орудийнный транспортер системы Дукельского. Второй такой же транспортер — в Москве, в музее на Поклонной горе.

Быть может, однако, придет время и на лафетах гигантских орудий, сотворенных гением Александра Григорьевича Дукельского, появятся, ну хотя бы, таблички с именем их создателя.

Железнодорожная морская артиллерийская установка ТМ-1-180 на полуострове Ханко. Фото начала 1940-х гг.
Железнодорожная артустановка ТМ-3I-12 на стационарной огневой позиции на полуострове Ханко (Финляндия). 1943 год
Железнодорожная артустановка ТМ-3-12 на стационарной огневой позиции на полуострове Ханко (Финляндия). 1943 год
Армия Финляндии проводит испытания восстановленного советского трофейного железнодорожного артиллерийского транспортера TM-3-12. Полуостров Ханко. 1943 год
Армия Финляндии проводит испытания восстановленного советского трофейного железнодорожного артиллерийского транспортера TM-3-12. Полуостров Ханко. 1943 год
305-мм железнодорожная артустановка ТМ-3-12
305-мм железнодорожная артустановка ТМ-3-12
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *