Борис Рубенчик: Великий камерный и оперный певец Борис Гмыря

 396 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Конец карьеры Гмыри был связан с политической интригой. Его, любимца Ленинграда, Д.Д. Шостакович пригласил исполнить вокальную партию в Тринадцатой симфонии, написанной на слова Евтушенко. Вмешались партийные органы, и певец побоялся дать согласие на участие в концерте, чуть было, не сорвав исполнение симфонии.

Великий камерный и оперный певец Борис Гмыря

Борис Рубенчик (Рублов)

Борис Романович Гмыря родился в небольшом Городке Лебедине Сумской области 23 июля (5 августа) 1903 годя.

Работал грузчиком, матросом в Черноморском торговом флоте. В 1935 году окончил инженерно-строительный институт в Харькове, и в том же году — Харьковскую консерваторию. Был солистом Харьковской, а потом и Киевской оперы. В 1939 году стал лауреатом Всесоюзного конкурса вокалистов.

В 1941 году получил звание заслуженного артиста УССР.

Из-за болезни певец не смог вовремя уехать в эвакуацию и остался на оккупированной немцами территории. Работал в Полтавской опере и других театрах.

После освобождения Украины был солистом Киевской оперы, где подвергался репрессиям, но в 1951 году на декаде украинского искусства по указанию Сталина ему присвоили звание народного артиста СССР.

В 1952 году был удостоен Сталинской премии, а в 1960 году получил орден Ленина.

Певец прожил большую жизнь и скончался 1 августа 1969 года. Похоронен он в Киеве на Байковом кладбище.

Гмыря был хорошим актёром на оперной сцене, но ярче всего его талант раскрывался при дуэтах с пианистом Львом Остриным.

У него был бас широкого диапазона, мягкого бархатного тембра и хорошая дикция.

Гмыря обрёл славу при жизни, но его гениальность полностью оценили лишь через много лет, когда в серии «Великие певцы двадцатого века» вышли два диска, на которых записаны арии из опер, народные песни, вокальный цикл А. Рубинштейна, «Песни и пляски смерти» Мусоргского, эстрадные песни, романсы русских, украинских и зарубежных композиторов и вокальный цикл Ф. Шуберта «Зимний путь». Всего одиннадцать часов звучания.

К сожалению, мало написано о творчестве гениального певца. Поэтому мой очерк будет коротким. Он включает воспоминания Эд. Пухова, Виктора Короля, Анны Принц, Анатолия Чернова, Таисии Бахаревой.

Гмыря очень любил свою Родину — Украину и прославил на весь мир украинские песни и романсы.

Из украинских народных песен мне больше всего нравятся «Думы мои, думы», «Дивлюсь я на небо», «Повий витре на Вкраину», а песня «Нич яка мисячна, зоряна, ясная» в исполнении Гмыри и Козловского вызывает у меня восторг.

Хороши девять украинских романсов. Среди них «Безмежное поле» «Реве та стогне Днипр широкий», «Коли разлучаються двое».

Обворожительный голос Гмыри очень подходил для исполнения персидских песен А. Рубинштейна. Среди них: «Клубится волною кипучею Кур». По-моему, в ней Гмыря не уступал Шаляпину.

Оторопь брала, когда я слушал в его исполнении «Песни и пляски смерти» Мусоргского.

Находясь в Германии, я наслаждался немецкими исполнителями «Зимнего пути» Ф. Шуберта.

Немецкие тексты поэта Мюллера были переведены на русский язык С.Зелицким. Они замечательно звучали в исполнении Гмыри.

* * *

Первый его концерт я прослушал в Ленинградской филармонии. На сцене певец при сопровожлении Льва Острина спел романс «Благославляю вас, леса…» и я понял, что слушаю одного из лучших в моей жизни исполнителей, а романс «Мы сидели с тобой у заснувшей реки» вызвал у меня слёзы.

Я шесть раз слушал выступления Гмыри и мне показалось, что его дуэты с Остриным более выразительны, чем пение на оперной сцене.

Может быть, это зависело от дирижёров, которые иногда заглушали певца.

Из русских народных песен я больше всего люблю в исполнении Гмыри: «Вдоль по Питерской», «Вот на пути село большое»

Шедеврами исполнения мне представляются зарубежные романсы: «Сурок», «Шотландская застольная», «Песня о блохе» и все русские романсы.

* * *

Конец карьеры Гмыри был связан с политической интригой. Его, любимца Ленинграда, Д.Д. Шостакович пригласил исполнить вокальную партию в Тринадцатой симфонии, написанной на слова Евтушенко. Вмешались партийные органы, и певец побоялся дать согласие на участие в концерте, чуть было, не сорвав исполнение симфонии. При этом Гмыря боготворил Шостаковича. Совершённое из страха предательство вызвало у артиста тяжёлую нервную депрессию и ускорило его болезнь. Это рассказала мне Вера Августовна, жена Бориса Романовича.

Я посещал организуемые ею в квартире Гмыри на Крещатике вечера его памяти.

Вера Августовна внесла неоценимый вклад в ещё прижизненное формирование архива Гмыри, включавшего почти 600 записей оперных и камерных произведений, многих передаваемых концертов, рукописей статей, тетрадей–дневников и писем.

Во время одного из таких вечеров я прочёл письмо Шостаковича, в котором он просил Гмырю спеть партию баса в симфонии «Бабий Яр» на слова Е. Евтушенко.

В письме есть такие строки:

Мне очень хочется, чтобы «Бабий Яр» прозвучал, и прозвучал в самом лучшем исполнении. Поэтому я обращаюсь к Вам. Если Вы согласны познакомиться с этим сочинением, то я Вам вышлю клавир, а ещё лучше, сам приеду к Вам и сам поиграю. Я бы приехал в Киев и потревожил Вас всего на 20 минут (15 минут длится «Бабий Яр», и пяти минут вполне хватит на переговоры»).

В этих строках из письма показана потрясающая скромность гениального композитора и степень его преклонения перед Гмырей…

Жаль, что Вера Августовна не дожила до выхода в серии «Великие певцы России ХХ века» двух дисков Бориса Гмыри, звучащих одиннадцать часов.

Оперные партии Бориса Гмыри

• «Иван Сусанин» М. И. Глинки — Иван Сусанин

• «Руслан и Людмила» М. И. Глинки — Руслан

• «Борис Годунов» М. П. Мусоргского — Борис Годунов

• «Русалка» А. С. Даргомыжского — Мельник

• «Евгений Онегин» П. И. Чайковского — Гремин

• «Моцарт и Сальери» Н. А. Римского-Корсакова — Сальери

• «Пиковая дама» П. И. Чайковского — Томский

• «Фауст» Гуно, Шарль Ш. Гуно — Мефистофель

• «Тарас бульба» Н. В. Лысенко — Тарас Бульба

• «В бурю» Т. Н. Хренникова — Фрол

Память

В 1993 году создан Фонд Бориса Гмыри

В честь Б. Р. Гмыри названа улица в Киеве ( жилмассив «Позняки»).

В 2003 году Национальный банк Украины выпустил памятную монету, а почта Украины — почтовую марку.

В 2004 году основан Международный конкурс вокалистов имени Бориса Гмыри.

 * * *

Нет памятников в Киеве, Харькове и Полтаве — городах, в которых выступал великий певец, но память о нём проживёт долго.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Борис Рубенчик: Великий камерный и оперный певец Борис Гмыря»

  1. КМ

    >Никому в голову не приходило, что каждый день он ходил по «лезвию ножа», что места проведения массовых мероприятий оккупантов были целью террористических акций подполья и советской разведки”

    Эту легенду я слышал очень давно, чуть ли не 40 лет назад. Рассказывающий мне человек сказал с усмешкой — пел он при немцах — а при коммунистах для приличия ему придумали участие в подполье.

  2. ДВЕ ВЕРСИИ ЖИЗНИ ГМЫРИ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

    Статья г-на Рубенчика о Гмыре всколыхнула память о давно забытых событиях, связанных с войной. После войны было много рассказов и легенд о Гмыре, вплоть до того, что он выступал в Германии, пел перед Гитлером и.т.д. В Германии, насколько известно, Гмыря не выступал. Во всяком случае во время войны. То, что Гмыря выдающийся певец — сомнений никаких в том нет. Его записи на пластинки ещё на 78 оборотов были превосходными. Помню его пластинку с записью арии из оперы Рахманинова «Алеко». Да, действительно, пожалуй, что лучшая из когда-либо существовавших записей этой пьесы, наряду с записью Шаляпина.
    Его послевоенная карьера не могла тогда развиваться сколько -нибудь успешно из-за того, что он работал во время оккупации Украины. Оперные театры нескольких городов Украины, в том числе Одессы, Киева, Полтавы работали и оставались РЕПЕРТУАРНЫМИ ТЕАТРАМИ. Нельзя забывать, что оперное искусство всегда финансово убыточно и без поддержки государства или частных лиц существовать вообще не может. Так было с самого начала возниконовения этого жанра музыкального искусства. Следовательно: во время войны кто-то финансировал работу вышеназванных оперных театров. Никакой энтузиазм музыкантов, дирижёров, артистов хора, балета, певцов не может быть гарантом постановок опер на сцене театров. Кто финансировал эти театры во время войны мне неизвестно. Я не занимался исследованием этого вопроса.
    Г-н Рубенчик в своей статье пытается как-то всё же сказать, что невозможность большой карьеры после войны — результат преследования Гмыри советскими властями за его работу во время войны в оккупированной Украине. На первый взгляд это кажется вполне логичным. Но…Борис Гмыря не пострадал, как пострадали миллионы советских граждан, действительно ни в чём не повинных, а лишь за то физически оказались в оккупации. Нельзя забывать, что в то время, когда производились массовые уничтожения евреев Украины Гмыря спокойно занимался своей профессией. Понятно, что от никто не мог ожидать солидарности с уничтожаемыми людьми, но делать из него жертву сталинского произвола тоже не следует.
    Очень интересна информация о желании Шостаковича поручить Гмыре петь сольную партию в 13 Симфонии. Вероятно Гмыря, помимо страха участвовать в неугодном властям сочинении, да ещё в части, носящей название «Бабий Яр» почувствовал также совершенную неуместность СВОЕГО присутствия в этой Симфонии, учитывая его прошлое. А в прошлом отчётливо различаются две версии. Версия первая, приводимая г-ном Рубенчиком. Работа в оперном театра Полтавы.
    Вот что пишет Анатолий Чернов 9 августа 2013, на сайте ZN UA:
    «В ноябре 1941 г. возобновил работу Харьковский театр оперы и балета. Борис Гмыря, которого врачи поставили на ноги, снова стал солистом театра. Жилось ему трудно, поэтому в апреле 1942 г. он перебрался в Полтаву. Осенью 1941 г. на базе Полтавского музыкально-драматического театра им. Гоголя был создан оперный театр, начавший свою работу 7 октября. Его директором и главным дирижером стал немецкий пианист Зигфрид Вольтер. В труппе театра были известные певцы и актеры В.Багмет, Т.Миколенко, В.Баранович и другие. В репертуаре — классические произведения украинских композиторов и драматургов П.Гулака-Артемовского, И.Котляревского, Н.Лысенко, М.Старицкого и др., а также зарубежных — П.Масканьи, Дж.Пуччини, Ж.Бизе, Р.Леонкавалло.
    «С приходом в Полтавский театр Б.Гмыри оперный репертуар театра расширился. Впервые в Советском Союзе именно на украинской сцене в Полтаве была поставлена опера Л.Бетховена «Фиделио», где партнершей Б.Гмыри выступила молодая полтавская певица Наталия Носенко. В начале 1943 г. в театре постоянно служили 285 человек, в том числе 75 хористов и 45 музыкантов оркестра. Такой большой труппы здесь не было ни до, ни после войны. С начала своей деятельности и до июня 1943 г. состоялось 350 спектаклей и 123 концерта. Их посетило 324 945 человек — местных жителей и немецких солдат и офицеров.» В таком успехе видится значительный вклад и самого Бориса Гмыри.
    Вот другой отрывок о работе Гмыри во время оккупации:
    «Об одном из таких концертов, проходившем в начале 1943 г. у бургомистра, упоминал Г.Ващенко — тогдашний редактор газеты «Голос Полтавщини». «Бургомистрат устроил торжественный ужин, на который пригласили много высоких немецких офицеров и руководящих местных чиновников… Когда гости встали из-за стола, развлекались разговорами и пением хорошего певца Гмыри…».
    Среди прочих во время оккупации здесь пел и знаменитый оперный бас Борис Гмыря. В оккупации певец оказался по наивности — начало войны застало его в Крыму, и на предложение срочно вернуться в Киев Борис Романович махнул рукой: «Да что вы — через неделю война закончится! А тут тепло, хорошо… » На эшелон, с которым театр эвакуировался в Уфу, а затем в Иркутск, Гмыря не успел, а вскоре Киев был оккупирован. При немцах спектакли в театре шли регулярно, и например, для евреев, которые играли в оркестре/ннасколько известно ,никаких евреев в оркестре не было и быть не могло. Был только один концертмейстер, чудом спасшийся из какого-то гетто с поддельными документами А.Ш./, это была единственная возможность выжить. Некоторые артисты, например, певица Раиса Окипная (позже расстрелянная немцами), помогали партизанам, но таких все-таки были единицы. В основном, артисты просто занимались своим делом, но после войны им (существовал даже такой термин — «оставанцы»), конечно, пришлось несладко».
    А теперь рассмотрим «киевскую версию» работы Гмыри в оккупации. Вот отрывок из канадской газеты статьи Андрея АРХАНГЕЛЬСКОГО /газета «ФАКТЫ и КОММЕНТАРИИ»/
    «Рассказывает старейшина театра, проработавший в Киевской опере 50 лет, художник-декоратор Юрий Белоненко: «Никогда не говорили, что Гмыря был в оккупации. После войны он попросился обратно в театр, был запрос в ЦК… Все понимали, что он очень нужен театру, но никто в Киеве не мог решиться его взять. И тогда Хрущев обратился к Сталину… Сталин сказал: «Пусть поет!». Гмыря вернулся в театр. Приняли его недоброжелательно: не дать ему звание заслуженного артиста не могли, слишком он был известен, но на народного сколько ни выдвигали — бесполезно: как же, пел при немцах! И вдруг — мы тогда были на гастролях в Ленинграде — читаем в газете: «Присвоить Гмыре Борису Романовичу звание народного артиста СССР». Что же случилось? Все в недоумении. Бросились поздравлять его, требовать, чтобы «выставлял»: «Борис Романович, с вас причитается!» И вот я вышел после премьеры — впервые в Ленинграде! — и пошел прогуляться по набережной. Вдруг смотрю, идет навстречу мне Борис Романович. «Гуляете? Ну давайте прогуляемся… » И вдруг говорит: «Вы знаете, я получил звание, и все ко мне подходят, требуют магарыч, а я ни одному человеку ни грамма не поставлю. Единственный человек, которому я могу налить хоть канистру, хоть цистерну, — это Сталин».
    А третья версия говорит, что Гмыря был связан с советской разведкой, и что это оставалось тайной даже после войны. Так, 20 июня 1942 года в честь приезда в Киев рейхсминистра, рейхсляйтера Розенберга вместе с рейхскомиссаром Украины Эрихом Кохом в Grosse Оper Кiew, показали балет «Коппелия» Лео Делиба. На языке оригинала исполнялись новые оперы культового немецкого композитора Рихарда Вагнера — «Лоэнгрин» и «Тангейзер» и привычная классика: «Пиковая дама» Чайковского, «Наталка Полтавка» Лысенко, «Кармен» Бизе, «Травиата» и «Аида» Верди.
    После великолепных отзывов со стороны генералов, офицеров и солдат немецкой армии о певческом и сценическом мастерстве Бориса Гмыри министр пропаганды третьего рейха дал согласие на его концерты в Берлине.
    Ему очень завидовали его же коллеги артисты. Да, Гмыря получал генеральский паек от немцев, его развозила по концертам персональная легковая машина с водителем и офицером СС, который о нем «заботился», он жил в приличной квартире.
    Никому в голову не приходило, что каждый день он ходил по «лезвию ножа», что места проведения массовых мероприятий оккупантов были целью террористических акций подполья и советской разведки».Оккупированный Киев, зима, февраль, здание Grosse Оper Кiew.
    В здании театра фашистское командование проводит совещание с командирами соединений и частей, расположенных на территории оккупированной Украины. Зал заполнен генералами и старшими офицерами. Совещание проведено. Участники во время перерыва прошли в буфет – кофе и бутерброды. Курительная комната, в которой желающие выкурили по сигарете.
    ….Все заняли места в зале. В программе совещания предусмотрена культурная программа. После перерыва концерт знаменитого украинского певца Бориса Романовича Гмыри. Певец выходит на сцену и зал взрывается громом аплодисментов и приветственных криков. Многие его знают лично, он выступал у них в частях и они помнят его неповторимый бас и певческое мастерство.
    Звучат арии из известных классических опер. После каждой арии аплодисменты становятся все громче и продолжительнее. Певец на авансцене исполняет очередную арию.
    Вдруг под потолком зала раздается громкий удар и грохот, в зале гаснет свет, что-то огромное обрушивается на партер, раздаются громкие крики о помощи и стоны раненых. В зале вспыхивают лучи фонариков, в воздухе парит строительная пыль. Кто-то из старших по званию берет командование на себя и отдает четкие команды. Участники совещания организованно покидают зал, одеваются в гардеробе, где им сообщают, что купол театра, крышу и пол зала пробила стокилограммовая фугасная бомба, сбившая гигантскую люстру, которая упала на участников совещания, сидевших в партере – 29 человек пострадавших. Бомба вонзилась в бетонный пол в подвале и к счастью не взорвалась. Транспорт подали к театру и участники совещания разъезжаются…» /Блог писателя В.Б.Воскобойникова/

    ****
    Сегодня в России стало расхожими словами «гениальный», » великий». Это несомненная инфляция ценностей и инфляция слов, выражающих мысли о действительных ценностях.
    Борис Гмыря был отличным, даже замечательным певцом. Но не был, конечно ни гениальным, ни великим. В одно и то же послевоенное время пели выдающиеся басы и баритоны — солисты Большого театра Рейзен, Петров, Пирогов, Михайлов. Каждый из них имел своё исполнительское лицо и свой стиль, отмечавший их лучшие роли на сцене театра и на концертной эстраде. Несомненно, что своё достойное место занимал и Борис Гмыря — человек, попавший в определённое историческое время в неблагоприятную моральную ситуацию. По крайней мере по меркам тех, послевоенных времён.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *