Леонид Шейнин: Берингия, или Пути в Индию

 115 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Путей в Индию Пётр так и не отыскал. Не нашли их и его преемники на троне. Но показателен сам факт, что они продолжали дорогостоящие исследования. Их устремлённость понятна. Россия не избавилась от нехватки серебра, и этот тяжёлый недостаток угнетал работу всего народного хозяйства.

Берингия, или
Пути в Индию

Леонид Шейнин

Во времена Петра I, как и до него, Россия экспортировала в Западную Европу пеньку, лён, выделанные кожи, меха, сало, поташ, воск, рыбопродукты, а в урожайные годы также зерно. Экспорт существенно преобладал над импортом, и таким путём России получала столь нужное ей для монетного дела серебро. Вывоз серебра был запрещён, тем не менее денег в обороте не хватало; из-за этого купцы-оптовики, если условия позволяли, прибегали к обмену товара на товар. Б.Б. Кафенгауз, видный исследователь торговли в эпоху Петра, рассчитал, что из товаров, привозимых на ярмарки, примерно пятая часть не находила покупателей.[1] Временами денежную подать, взимаемую с сельского населения, разрешалось заменять провиантом и фуражом. Предприниматели стремились рассчитаться со своими работниками солью. Например, так действовали братья Калмыковы, взявшие в 1680-х годах подряд на поставку в Кремль рыбы из Астрахани. Солью же дворцовая администрация иногда рассчитывалась с подрядчиками, которые вели работы в дворцовом селе Измайлове (ныне в черте Москвы). Недостаток денег болезненно ощущался в России, так как он сдерживал развитие производства.

Для расширения экспорта Пётр приказывал засевать льном и коноплёй новые площади. Но при отсутствии контрольного механизма (и достаточного экономического побуждения для производителей) эти приказы повисали в воздухе. Другое направление его политики заключалось в привлечении ценных товаров Востока, которые можно было с выгодой перепродать в Зап. Европу.В основном эти товары были двух родов: шёлк из Персии (Ирана) и пряности, центром производства которых была Индия.

Об этих товарах в Москве знали не понаслышке. Шёлк привозили в Астрахань армянские купцы, а пряности — среди других товаров — торговцы-индусы.[2] Но эти связи потерпели урон в 1670 году, когда Астрахань временно захватила Разинская вольница. Многие приезжие купцы были убиты, их дворы разграблены. Парадокс состоял в том, что на первых этапах Разину потворствовали сами власти, которые видели в нём второго Ермака, способного «подарить» Москве Закаспийские страны ; к такому выводу пришёл известный историк С.М. Соловьёв. После Разинщины привоз в Астрахань восточных товаров резко сократился. Не способствовало торговле с Востоком также противоправительственное восстание в Астрахани 1705-1706 гг.

Чтобы возобновить утраченную торговлю, Пётр приказал Артемию Волынскому, отправленному в 1715 году в Персию, склонить шаха к выдаче повеления армянским купцам «обратить проездом в Российское государство» торг шелком-сырцом. В 1722 году Пётр предпринял в этом направлении более решительные шаги. Пользуясь возникшей в Персии междуусобицей, он ввел свои войска в пять северных её провинций. Для торговли с Персией была создана Персидская компания. Однако в 1735 году под давлением Турции и по соглашению с Персией войска были выведены. Привёл ли персидский поход Петра к существенному притоку шёлка в Россию, не известно. Возможно, что реальным последствием была организация казённого производства шёлка в Ахтубинской пойме под Астраханью.

Ещё дальше были индийские пряности. Путь из Астрахани в Индию шёл либо через Хиву и Кабул, либо через Персию и Кандагар, в обоих случаях через Афганистан.[3] Долгие караванные тропы, да ещё пролегающие по чужим странам, мало привлекали Петра; он искал туда водных путей. Но географию соседних стран в России знали лишь приблизительно. Можно сослаться на такой факт. Через сорок с лишним лет после смерти Петра, когда началась война с Турцией, Екатерина II приказала выяснить, где находится Тифлис (Тбилиси), и если на берегу моря, то какого.[4]

Речные пути в Индию Пётр искал прежде всего в Прикаспийском регионе. Один из таких поисков закончился трагически. Посланный в 1716 году в Хиву крупный отряд Бековича-Черкасского был там истреблён. В задачу этого отряда входило также приобретение на Аму-Дарье золотого песка, о котором Пётр был наслышан. Не обнаружила путей в Индию и геодезическая экспедиция Бухгольца и Соймонова, работавшая на Каспийском море. Зато она привезла карту этого моря; копию её, Пётр, будучи во Франции, подарил Парижской академии наук.

Оставалось искать путей в Индию по морю. От приглашённых на русскую службу шведских моряков стало известно, что на острове Мадагаскар, возле восточного побережья Африки, обосновалась колония пиратов, готовая служить тому государю, который возьмёт её на содержание. На этом острове Пётр и планировал устроить промежуточную базу на пути в Индию. Незадолго до своей смерти (последовавшей в 1725 году) Пётр распорядился отправить туда два фрегата из Нарвы. Однако фрегаты оказались в плохом состоянии, и экспедиция не состоялась.

Было и другое направление в Индию — из Архангельска по Северному морскому пути. В XVI веке в Зап. Европе, где знали о реке Обь, допускали, что её верховья находятся в Индии. Поскольку Обь впадает в Северный ледовитый океан, считалось возможным достичь Индии, если судам зайти в устье Оби и плыть вверх по её течению. В середине XVI века этим маршрутом пыталась воспользоваться экспедиция Уиллоуби, вышедшая из Англии. Почти вся она погибла. Но один из её участников, капитан Ченслер, добрался до Москвы и побудил Ивана Грозного принимать английских купцов, готовых плавать к Белому морю и вести торговлю через (впоследствии устроенный там) Архангельский порт. В конце XVI века до Новой Земли плавал голландец Виллем Баренц с той же целью — найти так наз. Северо-Восточный проход в Индию и Китай.

Плавание по Ледовитому океану на деревянных парусных судах было трудным и опасным предприятием, но оптимисты верили в успех и во времена Петра. Один из них  Фёдор Салтыков, смотрел так далеко, что предлагал устроить в Сибири морской порт, чтобы отпускать в Зап. Европу лес и лесные товары. Он же предлагал взимать пошлины с торговых английских и голландских судов, которые будут плавать этим путём в Индию и Китай и обратно.

Поскольку идея достижения Индии по Оби уже отпала, стало ясно, что плыть надо по Ледовитому океану вдоль всего Азиатского материка в надежде выйти в Тихий океан. Для начала надо было убедиться, что существует проход, соединяющий два океана. Правда, пролив между Азией и Америкой открыл ещё в 1648 году казак Дежнев, чей отчет о плавании лежал в Якутском архиве. Но в Петербурге о плавании Дежнева ничего не знали. То ли архивное дело было не на высоте, то ли проявили себя издержки при переносе столицы в Петербург из Москвы, то ли «потерялись» знающие кадры из Сибирского приказа в Москве, когда вместо этого приказа в 1709 году в Сибири было создано своё губернаторство.

Для выяснения вопроса о проходе, Петру пришлось посылать экспедицию Витуса Беринга, которая работала с 1725 по 1743 годы. Она подтвердила существование прохода, который был назван проливом Беринга, открыла острова, названные в честь Беринга Командорскими, выполнила ряд ценных научных наблюдений. В своих донесениях Беринг трезво оценивал трудности торговли России с Индией и Китаем. Он упоминал, что необходимо иметь стоянки для флота, они же пункты торговли, либо на Тихоокеанском побережье Северной Америки, либо в Японии. Товары для доставки в те края он предлагал искать в Сибири, а не везти их из Архангельска.

Получив первые результаты работ Беринга, Адмиралтейств-коллегия сформировала ещё два отряда, которые должны были обследовать Северный морской путь — отряды так наз. Великой северной экспедиции. М.В. Ломоносов предсказывал успех русским морякам :

Напрасно строгая природа
От нас скрывает места входа
С брегов вечерних на Восток.
Я вижу умными очами,
Колумб Российский между льдами
Спешит и презирает рок.

Ломоносов не только писал стихи. В 1760-х годах по его проекту капитан Чичагов пытался достичь Камчатки через Северный полярный бассейн, в котором ледовые условия были якобы благоприятны для судоходства. Увы, всё предприятие показало, что техника XVIII века была мало пригодна для выполнения грандиозной задачи освоения Северного морского пути.[5]

Путей в Индию Пётр так и не отыскал. Не нашли их и его преемники на троне. Но показателен сам факт, что они продолжали дорогостоящие исследования. Их устремлённость понятна. Россия не избавилась от нехватки серебра, и этот тяжёлый недостаток угнетал работу всего народного хозяйства. Но когда после выпуска в 1769 г. бумажных ассигнаций денежное обращение в России начало налаживаться, о работах Северной экспедиции стали забывать Неохотно вспоминают о ней и современные историки. Историческая наука почему-то не любит обращаться к государственным и не государственным предприятиям, если они не принесли обществу ближайшей полезной отдачи.

 


[1] Кафенгауз Б.Б. Очерки внутренней торговли в России в первой половине XVIII века. М., Изд. АН СССР, 1958.

[2] Фехнер М. В. Торговля русского государства со странами Востока в XVI веке. — Труды государственного исторического музея. М., 1952.

[3] Голикова Н. Б. Очерки по истории городов России конца XVII — начала XVIII века. Изд. Московского университета, 1982, с. 182.

[4] Как известно, Тбилиси находится в глубине страны.

[5] Яников Г. В. Великая северная экспедиция. М., 1949

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *