Виталий Аронзон: Любая жизнь — за любопытство плата

 211 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Виталий Аронзон

Любая жизнь — за любопытство плата

***
Пенсионные будни. Стариковская память
Зацепилась за год, а потом — и за день.
Имена не забыты, и от этого радость.
Но не все на виду, кто-то спрятался в тень.

И возникло желание рисовать на бумаге
Ушедшей эпохи словесный портрет.
Без пригляда историка — в обывательской раме,
Как доказанный факт и свидельства след.

Но свершилось. И труд, не завещанный Богом,
Послужил для продления жизни прологом.

1 января 2012
***
Вода заливает подвалы в низинах,
Трамвайные рельсы закрыты водой,
и мокрые люди с котомкой на спинах
стремятся попасть поскорее домой.

Их каждая косточка чувствует ветер,
Зимний и взрывчатый, как динамит.
Собаки не лают, мой рыженький сеттер
В ковчеге домашнем лежит и скулит.

Любопытство и страх в нас вселяют стихии.
Как красочен лес, покорённый огнём!
Цунами, вулкан, дождь, песчаные бури
Манят, завлекают, но в страхе живём.

Пародокс, как обычно, — сигнал для тревоги,
Он — способ убрать поврежденья с дороги.

2 января 2012 г.
***
Читая Экклизиаста
Из состоявшихся деяний
Мы вяжем жизни полотно,
Не умалим своих стараний,
И вслед украсим заодно
Пейзажами и лицедейством.

Любой с рождения — актёр.
По-честному, без фарисейства
Изобразим извечный спор:
Как жить по правде, без злодейства.

Но тут порвался гобелен,
А это значит, нитки сгнили.
Пророк был прав: всё в мире — тлен.

10 января 2012 г.
***
Его сжигало пламя страсти
Совсем не той, как зов любви.
Он раб игры – картёжной масти,
Рулетки цвета и пари.

Банкнот шуршанье, звон монетный
Ему милей, чем девы стон
В объятьях пылких, властных, нежных,
И поцелуев перезвон.

Как Германн Пиковою дамой,
Он заколдован Сатаной.
Бормочет: «Туз, семёрка с тройкой», —
а на столе расклад другой.

Не осужденье – сожаленье
владеют им на склоне лет.
А праздник был! В том нет сомненья:
Лицо в морщинах — грусти след.

13 января 2012 г.
***
Успех и неуспех, как в карточной игре
Желанное число случайно-неслучайно:
В руках умелых profit — чаще на горе,
А в дилетантских — в яме изначально.

А как с талантом быть? Неужто непричём?
Уменье и талант бывают и не в паре.
Костёр горит с весёлым огоньком,
Когда огонь раздут и истопник в ударе.

А потому всплывают имена,
Тех, коих нет, а облик – прах и пепел,
Когда пытливый взгляд находит семена,
А безразличный взгляд их в прошлом не заметил.

28 января 2012
***
Я рано встаю, но сегодня усталость
Заставила долго в постели лежать.
А дел не убавилось. Может быть, старость
Мешает быстрее покинуть кровать?

«О, нет! Не согласен!» — внушаю беззвучно.
Считаю потом, как обычно, до трёх…
И тут же встаю, но кряхтя ненарочно, —
от глупого тела нежданный подвох.

Оно, как цветы, — созревает и вянет.
Внезапно и подло готовит удар.
Кто справится с ним, тот взбодрится и вспрянет,
А тот, кто не держит, – действительно стар.

По-честному, глядя в глаза переменам,
Готовим себя к новым жизненным схемам.

22 февраля 2012 г.

***
Твой звонок прозвучал неожиданно громко
Не звучаньем сигнала, а как прошлого звук,
Ты сказала: «Я — здесь. К сожаленью, обратно
Улетаю домой». Заколдованный круг.

Что тебе помешало позвонить мне пораньше,
Повидаться со мной пред отъездом домой?
Объяснение есть. Видно, помнишь, как раньше
Мы гуляли с тобой, любовались Невой.

Хоть полвека прошло, я понять не сумею,
Почему мы расстались. Кто нам вдруг помешал?
Ты другим увлеклась? И сейчас я не верю.
Или я виноват, что тебя не украл.

Был потом поцелуй, внятный, жаркий и долгий,
Но, увы, запоздалый – наше время ушло.
Тут возможно другое: быт тяжёлый, негладкий
Отозвался в тебе иль затменье нашло.

Но сомнения нет, встречи больше не будет,
Нам пора уходить навсегда в никуда.
А пока интернет службу добрую служит,
Письма могут летать и туда и сюда.

3 марта 2012 г.
***
Мороз щекочет нос, но это не беда.
В истерике погода — у больного бред:
По звёздам намечается весна,
А тут зима застряла, хотя снега нет.

Мне радостно. И солнце целый день.
Природный бунт нисколько не тревожит.
Не надо прятаться, искать, как летом, тень.
А сноп лучей краснеть «в смущении» поможет.

Бельё не сушится – твердеет. Аромат
От полотна замершего по комнате гуляет.
Как хорошо накинуть тёплый плед
И ждать, когда эрос* с тобою заиграет.

*мистическое влечение к фантастическому

5 марта 2012 г.
***
О двух притчах
В мои студенческие годы,
Когда наукой утомлён,
писал я юным девам оды
словами хроник тех времён,

в которых на турнирных спорах
велись бои в честь милых дам,

открыл себе на книжных хорах
не только графоманский хлам,
но и умнейшие творенья.

Мне Лессинг в притче объяснил,
Ответ вложив в уста Натана*,
Как Бог разумно поступил,
И, правда, в этом нет обмана,

Что людям не полезно знать,
С какой религией Кто дружит,
А потому, какой служить,
Любой в неведении будет.

И роздал людям три кольца,
Сокрыв, какое изначально —
носитель истины Творца.
Раздача кончилась печально.

Надеялся наивный Бог,
Что род людской, им сочинённый,
Легко решит, кто верный друг,
Неважно кем и где рождённый.

Но те, кто взяли по кольцу,
не понимая их природу,
не знают: лишь одно кольцо
есть то, что так угодно Богу.

Царь Соломон** мне подсказал,
Что всё проходит неизбежно,
И этим прямо указал:
Узнать кто прав, нам бесполезно.

12 марта 2012 г.

*Готхольд-Эфраим Лессинг. Поэма «Натан Мудрый». Притча о трёх кольцах.

** Притчи царя Соломона. Притча «Кольцо Соломона»

 

***

Звезда пронзила тёмный задник сцены
Ночного неба. След её исчез,
Но загадать успел: пусть будут перемены
В делах моих – их путал подлый бес.

Не суеверен я, но тонкие приметы
Народных наблюдений без сомнений чту:
И про черту-порог, про звёзды, цвет кометы
И про иную сказок чехарду.

Традиции нас связывают крепко,
А потому так памятен Исход,
И в Рош Хашана пьём вино, что пряно-терпко,
А яблоки макаем в чистый, сладкий мёд.

И этим праздникам почти шесть тысяч лет.
В них связь времён и стойкости секрет.

6 апреля 2012

***

Мери А.

Однообразие и серость неласковых погодных дней,
как полемическая глупость телевизионных новостей,
сулят не скуку и безделье — eсть у меня такой порок:
усесться в кресло с чашкой чая, а взгляд нацелить в потолок
и окунуться в мир фантазий, забыв о пакостях земных,
и размечтаться о свиданьях, о путешествиях, деяньях,
чтоб в миг счастливый воплотить их в стихотворные сказанья,
а после, если повезёт, одеть в нехитрый переплёт.
Так в день один, каких немало филадельфийскою весной,
когда холодный ветер шумный насильно гонит нас домой,
и я, смущаясь и коря, себя в безволье обвиня что сибаритствую,
оставив назавтра кучу важных дел, за стол присел
и начертал тебе сей скромный мадригал.

10 мая 2012 г.

***

Не мудрено — тоска и гнев венчаются,
Когда читаешь новости газетные:
В России с демократией бодаются.
В Америке событья несусветные:

Оплот капитализма размягчается
От болтовни обамовской немеренно,
Социализм Европе слишком нравится,
Америка принять его намерена.

В ней гнусные протестные движения
Рукой умелой лживой управляются,
И стадо без ума и без сомнения
Вождям безумия безгласно покоряется.

Весь мир насторожился в ожидании,
В какой стране теперь ислам поселится.
Имамы источают предсказания,
Что вера их по всей земле расселится.

Я не люблю писать стихи тревожные,
Особенно на тему о политике,
Но времена настали очень сложные
И власти тонут в море жёсткой критики.

16 мая, 2012 г.

***

Я никогда не думал об усталости
от жизни, от работы, от безделья,
в них было больше радости и благости
и даже чувства лёгкого похмелья.

Но появились дырки в гобелене,
а кое-где рисунок поистёрся,
прорехи залатать спешу в молельне,
но бог уснул, а чёрт не спит — смеётся.

Как любопытно, что случится дальше,
жизнь непрерывна, в этом нет сомнения,
я лишь прошу не делать меня старше
и дать пожить до полного смирения.

Любая жизнь — за любопытство плата,
а любопытство – повод для бессмертия,
однако всегда ждут палач и плаха —
ничто не может отвратить последствия.

24 мая 2012 г.

***

Не возместить потерянное время,
Но то, что мне осталось, берегу.
И дней текущих тяготы — не бремя,
Я их не замечаю на бегу.

Так любопытно, что за поворотом,
Дня промелькнувшего и будущего дня.
Чем кончится неделя? По субботам
Кто позвонит? Кто навестит меня?

Бег ускоряется. Мелькают вещи, лица.
Дорога не прямая – серпантин.
Простор сужается. Хотел бы насладиться,
Как многолюден кросс, в толпе я не один.

Да и не кросс – ленивая прогулка
Иль бег трусцой по длинному пути,
Маршрут хранит волшебная шкатулка,
Но ключ, по-счастью, мне к ней не найти.

2 июня 2012 г.
***
Как прожить жизнь, избегая несчастий,
аварий, болезней, тюрьмы и сумы?
Возможно ль такое в судьбе настоящей?
Мне трудно поверить в весну без зимы.

Печальный итог размышлений закатных
дал опыт российских неправедных лет.
Но ветер «волны» в парусах эмигрантских
собрал те вопросы и выдал ответ.

В свободной стране вслух озвучено право
на личное мненье и бой за него,
и если не трус, и борьба не забава,
бояться не надо тогда ничего.

10 июня 2012 г.

***

Мы бродили с тобой у холодного синего моря,
наблюдая как ветер задорно играет волной,
в ней плясал и дразнил нас комок янтаря жёлтоглазый,
с муравьём-великаном, случайно залитым смолой.

А на белом песке, у промытой водою коряги,
мы его подобрали и взяли на память домой.
И теперь он со мной, окажись я в любой передряге,
я ласкаю его, вспоминая осенний прибой.

Я не тем опечален, что ты убежала к другому,
А коварностью быта, который разрушил союз.
Вот полвека прошло, забываю тебя понемногу,
и объятья твои вспоминать я уже не боюсь.

Амулет-талисман, как языческий ангел-хранитель,
для разбитых сердец — исповедник и добрый целитель.

23 июня 2012 г.

***
В бору прибалтийском сосновые мачты,
С копною волос из смоляных ветвей
И крепкой и гладкой корою, как латы,
Мечтают стоять посреди кораблей.

Пусть вы улыбнётесь – тут что-то из сказок,
Раз парус давно заменён на мотор,
Но нет вдохновенья в отсутствии красок
Из мира метафор — здесь нужен простор.

Хочу оживить неживые предметы,
Вести с ними вслух разговор-диалог,
Послушать их мненье, познать их секреты,
Найти для фантазий реальный предлог.

Итог очевиден: миг творчества сладок,
Но полон вопросов из бездны загадок.

26 июня 2012 г.

***
На озере ряску из пыли и пуха
Неласковый ветер сгоняет в затон,
Деревья скрепят, как зудящая муха,
Танцуют, кренятся, но держат фасон.

Сгущаются тучи – предвестники бури.
Темнеет. И капли, как слуги дождя,
Укрыться торопят. Холодные струи
Ещё не летят – ждут приказа вождя.

Внезапно свой посох поднял Громовержец
И высек из недр золотую искру,
Озоном запахло. Волшебная свежесть
Спустилась с Олимпа. Бог начал игру.

Бывает он ласков, суров и опасен,
Однако во всех проявленьях не ясен.

26 июня 2012 г.

***
Причуды милые твои
Я помню с первого знакомства,
А страсть и запахи любви
Тогда укрыли нас от солнца.

С улыбкой счастья на лице
Я в эти сцены погружаюсь
и вижу деву в неглиже —
стоит бесстыдно, не стесняясь.

Хочу продлить столь дивный сон,
И жмурю глаз, не открывая,
Но тут будильничный трезвон
Ударил, радость убирая.

Людская зависть также рада,
прервать гармонию парада.

30 июня 2012 г.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Виталий Аронзон: Любая жизнь — за любопытство плата»

  1. Поздравляю Виталия с новыми стихами, тонкими, памятными, искренними. Мысли автора близки читателям его поколения:

    По-честному,глядя в глазам переменам,
    готовим себя к новым жизненным схемам.

  2. С интересом и удовольствием читал стихи Виталия Аронзона. Неугомонный, вечно юный, несмотря на периодические ворчливые ссылки на годы. Завидую тебе, Виталий, белой (с сединой) завистью. А ещё — какая память! Поэтому Виталий ещё и замечательный прозаик (не про заек, а про людей). Твори, дорогой ленинградско-американсий земляк, будем тебя читать и цитировать.
    Виктор Райзман

  3. Стихи Виталия Аронзона написаны умно, изящно, вдумчиво, наполнены глубоким, я бы сказал, философским смыслом и вместе с тем отличаются удивительной духовной свежестью. Читая эти стихи, так и хочется сказать: какие «вкусные» строчки! Даты написания стихов свидетельствуют о поразительной продуктивности их автора. Хочу от всей души пожелать Виталию дальнейших творческих успехов.
    Балтимор. 18 июля 2012 года.

Обсуждение закрыто.