Мирон Амусья: Чья ж эта улица, чей этот дом? (Об одном возможном проявлении патриотизма и сионизма сегодня)

 198 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Пока пять писем Баркату и регулярные звонки мусурщикам в два голоса и четыре руки (моей жена и мои) привели к странным результатам. Помимо визита мэра и приобретения известности «А… Это тот, который пишет…», я был удостоен целого совещания прямо у местной помойки.

Чья ж эта улица, чей этот дом?

(Об одном возможном проявлении патриотизма и сионизма сегодня)

Мирон Я. Амусья

Чтобы убирать улицы, не нужна всероссийская конференция дворников. Они должны просто взять мётлы и начать подметать.
И. Ильф и Е. Петров, вольное изложение автора

Человек проходит, как хозяин,
Необъятной родины своей.
Старая песня

Рис. 1 Я — сионист!

Израиль сотрясают ожесточённые споры о том, завершилась ли мечта сионизма с созданием государства, или, напротив, каждый день позволяет продвигаться в реализации мечты, которая простирается куда дальше простого переселения значительного числа евреев из разных стран на землю своих предков. Стоит заметить, что ещё отцы движения считали задачей не только переселение на землю, но и её обработку, жизнь в значительнейшей мере за счёт и с помощью обработки земли. Мечты сионистов были близки к известным словам поэта: «Землю попашем, попишем стихи» (см. рис.1).

Эта неразрывная, не только духовная, но и физическая связь подчёркивалась работой в сельскохозяйственных поселениях, мошавах и киббуцах. Не случайно, после окончания своей политической карьеры первый премьер Израиля Давид Бен Гурион не отхватил квартиру во вновь строящемся доме в Тель-Авиве, или даже особняк к северу от него, а обосновался в киббуце Сде Бокер, в пустыне Негев, где не чурался простой работы на земле. Немало времени проводил на ферме и Ариэль Шарон.

Конечно, развитие технологий в промышленности и сельском хозяйстве сделали ненужным, да и невозможным участие каждого еврея, живущего в Израиле, в сельскохозяйственном производстве, в соответствии с идеалами сионизма. Однако время меняет форму, но не суть: владение землёй подразумевает не только работу на ней, но и заботу о самой земле и о всём, что предыдущими и твоим поколениями построено на ней. Владение землёй подразумевает: наше то, где регулярно ступает наша нога.

Я уверен, что весь Иерусалим — единый и неделимый еврейский город. Но реальностью эта уверенность станет с того момента, как жители-евреи из западной части города станут регулярно и в массовом числе бывать в его восточной части, заходить там в лавки и кафе, подобно тому, как это делают арабы в центре и на Западе Иерусалима. Тогда и сами рестораторы, и хозяева магазинов в восточных районах поймут, что мало вывесок на арабском — стоит помнить, что первым государственным языком Израиля является иврит. Сила торговли велика, и выгода может оказаться сильнее абстрактных деклараций, типа глупостей, вроде превращения восточного Иерусалима в мифический Аль Кудс.

К еврейским районам Иерусалима примыкают арабские деревни. Естественно, никакой границы между ними нет, и люди имеют право беспрепятственно двигаться в обе стороны. Но, видя множество арабов в магазинах и на улицах Иерусалима, далеко, по понятиям городских расстояний, от этих деревень, подобное о евреях мне трудно сказать. Мы живём на юго-востоке города, вблизи двух арабских деревень, слышим крики муэдзинов, но наши знакомые предложение пройтись туда воспринимают как неудачную шутку. На мой же взгляд, такой подход, довольно общий, представляется стратегической ошибкой и отдельных граждан, и властей — иерусалимских и израильских.

Право на землю, как абстрактное понятие, может быть и чисто историческим, и религиозным, но земля в таком праве понимается несколько метафорически. Такое право, к тому же, мало убеждает других. Земля реально принадлежит тому, кто по ней ходит, её обрабатывает, на ней строит и живёт, о ней заботится.

Важнейший элемент заботы о земле — это восстановление лесов, их посадка и буквально выращивание, что крайне непросто в климатических условиях Израиля. Этому уделяется огромное внимание, в результате чего и возникли и расширяются зелёные зоны даже в пустынях. В этой области израильские достижения заслужили мировое признание. Важной роли приумножения зелени в Израиле служит и любимый мною еврейский праздник — Новый год деревьев (Ту би-Шват).

В применение к городскому жителю, основное проявление прав и обязанностей по отношению к земле есть поддержание в городе чистоты и порядка. В своей квартире нормальный человек считает, как правило, необходимым это соблюдать. Напомню, что приход гостей обычно предваряет уборка. Если я, вместе с другими согражданами, реально считаю город своим, то должен заботиться о его чистоте и порядке. С той особенностью, что если своим считаешь такой город, как Иерусалим, то обязан помнить, что в него приезжают гости весь год, семь дней в неделю, и в течение круглых суток.

С чистотой в Иерусалиме дело обстоит довольно скверно. Конечно, в прошлое ушли времена, когда прохожему спокойно могли вылить на голову воду из помойного ведра. А ведь ещё в 1996, когда мы с пригласившим меня физиком прогуливались вечером в Меа-Шеарим, то буквально чудом и благодаря его быстрой реакции избежали именно этого — он был по-солдатски начеку.

Однако по-прежнему столица Израиля Иерусалим — город довольно грязный, притом не только в сравнении с вылизанными европейскими, особенно германскими, но и азиатскими городами, такими, например, как Тайбэй или Сингапур. Иерусалим, что отмечают и вполне доброжелательно настроенные его гости, мог и должен был бы быть много чище. А сейчас нередко даже около министерств, в самом центре города, валяются пластиковые мешки, бумага, всякий хлам и т.п.

Обеспокоенный этим, я написал уже не одно, а пять писем мэру Баркату. В них отмечал, что в районе, где живу, не только всюду валяется мусор, но местами повреждён асфальт, сломаны скамейки, отсутствуют урны у автобусных остановок. Я писал: «Пренебрежение очисткой города вообще и районов вблизи арабских деревень в особенности оправдано только в том случае, если мы не считаем их фактически частью единого и неделимого Иерусалима. Я убежден, что уборка города не является чем-то вторичным. Это проблема привлекательности города для туристов, удобства и довольства жизнью горожан, и демонстрация нашей готовности сохранить весь Иерусалим навсегда столицей Израиля».

А между тем, есть, на мой взгляд, возможность изменить ситуацию. Нужны лишь воля местной администрации и желание граждан, чего можно достигнуть комбинацией пропагандистской кампании в СМИ, воспитательными действиями в школе, и введением за загрязнение дворов и улиц ощутимых штрафов, пусть и не столь высоких, как в Сингапуре. Однако решающую роль должны сыграть муниципальные службы. Несомненно, что за уборку мусора около ресторанов, магазинов, учреждений должны отвечать их хозяева и руководство.

Пока пять писем Баркату и регулярные звонки мусурщикам в два голоса и четыре руки (моей жена и мои) привели к странным результатам. Помимо визита мэра и приобретения известности «А… Это тот, который пишет…», я был удостоен целого совещания прямо у местной помойки.

Рис. 2 Ты, допускающий такое — не сионист!

Приехало девять (!) человек в 9 утра на четырёх машинах. Было это 2 января. Я доложил обстановку, зафиксированную на рис.2. Впрочем, мусора хватало и вне зоны снимка. Собравшиеся совещались больше часа (после часа я уехал в Университет) и по ходу сообщили, что к празднику Ту би-Шват всё будет ОК. То есть уберут лишь обсуждаемый мусор, без решения всей «громадной» проблемы. Правда, они не указали, Ту би-Шват какого года имели в виду, а я по наивности не спросил. Этот комментарий важен, поскольку заметных подвижек ещё нет. Кстати, пока начальство совещалось, я думал, что за это время, час с чем-то, при четырёх машинах девять здоровых мужиков могли всё сразу сами собрать и вывести. Разумеется, это не могло решить всей проблемы, поскольку среди собравшихся начальников не было ни одного работника.

Я писал мэру Баркату, что когда был в Южной Корее и на Тайване, в основном Сеуле и Тайбэе, поразился, сколь они чисты. Люди говорили, что это есть результат следования традициям, влияния школьного образования, жёстких штрафов и эффективной работы муниципальных уборщиков. Кстати, в Тайбэе мы с женой обратили внимание на частое звучание на улицах приятных классических мелодий. Особенно регулярно повторялась «К Элизе» Бетховена. Оказалось, что источник звуков музыки — мусороуборочные машины, к которым горожане выносят собранные заранее пластиковые пакеты, наполненные мусором.

Кстати, я обращал внимание мэра и на то, что в ряде городов мира проводятся длительные кампании под лозунгом «Сделаем наш город чистым и прекрасным». Крупные проекты в наше время решаются саморегулирующимися организациями (СРО), например, СРО Хабаровска.

Конечно, для правительства и мэрии всё это мелочи в сравнении с необходимостью противостоять «международной общественности» и местным, «автономным» бандитам, всё время требующим повсюду прекратить строить и тут же что-то отдать. Но думаю, образцовое хозяйствование, порядок и чистота были бы важным доводом, на деле показывающим, кто здесь, на этой земле, в этом городе хозяин. Недооценивать весомость этого довода — на мой взгляд, грубая ошибка.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Мирон Амусья: Чья ж эта улица, чей этот дом? (Об одном возможном проявлении патриотизма и сионизма сегодня)»

  1. «Израиль сотрясают ожесточённые споры о том, завершилась ли мечта сионизма с созданием государства, или, напротив, каждый день позволяет продвигаться в реализации мечты, которая простирается куда дальше простого переселения значительного числа евреев из разных стран на землю своих предков.»
    —————————————————————————
    Пинхас Полонский обосновывает предложение о переходе Израиля к модели управления по схеме управления так называемой надматерией, под которой он понимает переход Государства Израиль ко второй стадии своего предназначения, а именно к реализации своего избранничества и избранности своего народа в виде обеспечения для неевреев, для всех людей «канала связи с Богом». Однако чтобы исполнить такое предназначение, евреям самим следует стать некоторым идеалом. Речь идет о построении государства на новых, более гуманитарных принципах, чтобы представить, показать всему миру образец. В этом и есть предназначение евреев в смысле избранности. Время нерелигиозного сионизма, светского Государства Израиль, время «быть как все народы», время Моше бен Йосефа, по теории Полонского, р. Кука и р. Шерки, заканчивается. Секулярный сионистский Израиль уже реализовал почти весь свой положительный потенциал.
    Религиозные сионисты, сами, были не в состоянии создать государство. Именно над этим, над практической работой по созданию государства, работали нерелигиозные евреи. Теперь пора перейти к следующему этапу строительства государства и, возможно, Храма. Развитие государства Израиль, в том числе через поселенческое движение – это путь к строительству Храма. После создания Государства Израиль и его развития на протяжении определенного периода стала острее ощущаться необходимость строительства Храма. Зачем? Для фиксации, обоснования и показа цели своего существования. В Государстве Израиль ощущается определенный кризис. Мы видим это по сообщениям из Эрец Исраэль и откликам в мире. Нас, евреев, перестали понимать и наши враги из-за нашей мягкотелости, неопределенности, «левизны», но самое главное, нас иногда не понимают и наши друзья. Для преодоления этого кризиса необходима постановка новых, современных и насущных целей и задач. Именно сейчас пришло время сказать, что еврейское государство нужно всему миру для несения, передачи Божьего света, а Храм, после его отстройки, станет инструментом распространения этого света.

  2. Согласна с автором. Да и детей следует воспитывать соответственно. Когда-то старшие школьники выходили на массовые уборки мусора на пляжах, на межгородских магистралях. Хотя и были эти выходы разовыми, но все-таки давали детям какое-то представление, каким должен быть дом при хозяине. Давно о таком уже не слышу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *