Семён Талейсник: Истоки «фриза жизни» Эдварда Мунка

 309 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Как и у каждого гения, считают, что грань между нормой и патологией весьма зыбкая и неустойчивая. Как врач, я с этим положением согласен… Создавая картины на тему болезни, смерти и самоубийства, Мунк повторил трагическую судьбу многих своих героев.

Истоки «фриза жизни» Эдварда Мунка

Семён Талейсник

Это небольшая часть описания моего знакомства с характером и манерой изображения больных людей на холстах художников. Из почти полусотни найденных в Интернете репродукций картин различных живописцев многих странах, с изображёнными на них больными людьми, я столкнулся с несколько обособленным миром раскрытия этой темы у двух норвежских художников — Эдварда Мунка и Кристиана Крога. Их взгляды оказались схожими в изображениях интересующих меня персонажей. Я их даже отнёс бы к одной школе по теме трагической и грустной.

Всемирную известность норвежскому художнику Эдварду Мунку, принесла, написанная им в 1893 году картина «Крик» («Отчаяние»). Это был период его жизни, полный сомнений и разочарований, с наплывом неодолимых горестных воспоминаний и переживаний после случившихся в детстве смертей близких. Да ещё усугубленный несостоявшейся, кстати, и нежеланной им свадьбы, и обескураживающим розыгрышем его друзей в сговоре с невестой, сообщивших ему, якобы, о её смерти. После ряда ссор и потасовок с виновниками, он попал в психиатрическую клинику на полгода.

Картина «Крик», впоследствии проданная за наибольшую цену (аукцион Sotheby’s — 120 млн долларов, 2 мая 1912 года), потраченных покупателями на всех аукционах, и по сей день, вызывает разноречивые суждения и отголоски. Но это история более поздняя, чем тема рисунков Мунка, которая меня заинтересовала.

Рис 1. «КРИК» 1893, Эвард Мунк. Национальная галерея, Осло

Это полотно, по словам художника, входит в цикл произведений под общим названием «Фриз жизни», о котором Мунк говорил, что это «поэма о жизни, любви и смерти»… Вот, что он сказал о непосредственном поводе к созданию картины:

«Я прогуливался с двумя друзьями вдоль улицы — солнце зашло, небо окрасилось в кроваво-красный цвет — и меня охватило чувство меланхолии. Я остановился, обессиленный до смерти, и оперся на парапет; над городом и над черно-голубым фьордом, как кровь и языки огня, висят тучи: мои друзья продолжали свою дорогу, а я стоял пригвожденный к месту, дрожа от страха. Я услышал ужасающий, нескончаемый крик природы».

Как и у каждого гения, считают, что грань между нормой и патологией весьма зыбкая и неустойчивая. Как врач, я с этим положением согласен… Создавая картины на тему болезни, смерти и самоубийства, Мунк повторил трагическую судьбу многих своих героев. В его жизни были запои, тяжелейшие нервные срывы, увлечение наркотиками и частичная потеря памяти, в результате коих он периодически становился пациентом психиатрических отделений. Однажды он познакомился с незаурядным психиатром доктором Линде, который отнёсся к пациенту с огромным вниманием. Он создал своему пациенту все условия для рисования и фотографирования в клинике. Художник любил снимать себя и создал серию автопортретов. Дружба между врачом и пациентом, благотворно сказалась на здоровье Мунка и легла в основу лечебного направления — арт-терапии, исцеления искусством.

Но первой картиной Эдварда Мунка была картина «Больная девочка», нарисованная им ещё в 1886 году. Поводом для её создания были три пережитые им смерти самых близких ему людей, оставившие глубокий трагический след в душе художника. Это была смерть от туберкулёза матери, а позднее — его старшей сестры Софии от быстротечной чахотки и вскоре старшего брата Андреаса. Вторая сестра заболела шизофренией. Смерть матери поразила душу ребёнка на пятом году его жизни, а вторая в 14 лет. Не удивительны душевные и творческие последствия перенесенных смертей. Да и сам художник не отличался богатырским здоровьем.

«Болезнь, безумие и смерть были ангелами у моей колыбели и с тех пор сопровождали меня всю жизнь» — написал впоследствии художник. Возвращаясь к теме смерти, он писал картины или эскизы к ним о больной девочке в 6 или 8 вариантах (по разным источникам).

Эдвард Мунк был вторым ребёнком военного врача Христиана Мунка, который был бессилен в оказании помощи и предотвращения смерти своих жены и детей. И это бессилие, и отчаяние шагающего из угла в угол, бессмысленно молившегося, врача также зафиксировалось в памяти ребёнка, ставшего живописцем, и изменившим своё отношение к религии. Он пишет картины, отличающиеся большой жизненной правдой и человечностью, выражающие его трагическое ощущение жизни. Всё чётче и реальнее показывая состояние и отдельные признаки (симптомы) больного человека.

Рис 2. «БОЛЬНАЯ ДЕВОЧКА» (Det syke barn), 1886, Эдвард Мунк (1863 — 1944), Национальная галерея Осло

На, поистине, трагической по сюжету картине, показана тяжело больная рыжеволосая (какой была и сестра Мунка Софи) девушка с изможденным лицом, лежащая в постели с высоко поднятым головным концом её, возможно, из-за затруднённого дыхания. Более светлое лицо, как бы нарочито освещённое, нежели видимый сумрак комнаты. Выражение бледного лица спокойное, глаза прикрыты или закрыты, что чётко не прорисовано, как и пальцы на безжизненно согнутых кистях рук. Подле постели видна согбенная фигура матери, опустившей в отчаянии помочь голову, возможно в рыданиях, чтоб не видела дочь…

В череде беспощадной критики и неприятия картины «Больная девочка» из-за отмеченной выше её незавершённости, по мнению многих художников и критиков, некоторые всё же подчёркивали «своеобразие» и «трогательность» работы. Но в то же время отмечали небрежность автора и нежелание совершенствовать технику рисунка.

«Он видит только то, что существенно», говорил его старший коллега и единственный его учитель живописи Кристиан Крог. Вот почему картины Мунка кажутся „незавершенными“. В этом чувствуется влияние экспрессионизма.

Мунк отвергал необходимость подчёркивания деталей. В портретах он неохотно рисовал пальцы, уши, не чётко показывал женскую грудь, и никогда не показывал ногти, презрительно отзываясь о художниках, «выписывающих ноготки». Но, как дальше настаивал Крог: «Они завершены, именно завершены — это его (Мунка) оригинальные завершённые работы. Произведение искусства завершено тогда, когда автор откровенно выразил все, что у него на душе…»

Рис 3. «ВЕСНА» (1889 г.) Эдвард Мунк

Даже позднее, уже в 1889 году в картине «Весна» он снова возвращается к этой болезненной для него теме и рисует порыв весеннего ветра в окне комнаты, где как паруса надуваются занавески и пробиваются лучи солнечного света, как провозвестники возможного выздоровления. Но фигура и измученное болезнью лицо сидящей на кресле больной девушки, опирающейся на высокую его спинку, столь трагичны, что оптимизма в сюжете, говорящем скорее об угасании жизни, заметить невозможно. Всё плохо и безнадёжно выражает обречённый взгляд больной в никуда. Об этом свидетельствуют и беспомощная поза, и беспокойное выражение лица матери, сидящей подле, не знающей к чему приложить руки, чтобы помочь и облегчить страдания дочери.

Следующая картина предшественника, в какой-то мере, учителя, и, уж точно, единомышленника, Эдварда Мунка, норвежского живописца Кристиана Крога, можно считать катализатором картин Мунка о боли, горести и безнадёжности.

При рассматривании нижеследующего, поистине реалистического полотно, Крога, признаки болезни сразу бросаются в глаза зрителю. Эту картину явно больной девочки, нарисованную в необычном ракурсе с близкого расстоянии, сидящей в кресле-каталке, я нашёл совершенно случайно и неожиданно для себя, знакомясь с обстоятельствами написания картины Мунка того же названия. Ибо было уже выше сказано, что эта картина Кристиана Крога, была предтечей темы, ставшей личной и для Мунка.

Норвежский живописец, и писатель, будучи главой группы художников-реалистов, позже ставший директором Академии художеств в Осло и председателем Союза норвежских художников, Кристиан Крог, призывал собратьев по кисти сосредоточивать своё внимание и фиксировать взгляд на жизни отдельного человека. Крог был автором многих жанровых картин с тщательно выписанными портретами на них. Что можно увидеть на этом холсте.

Рис 4. «БОЛЬНАЯ ДЕВОЧКА», Кристиан Крог, (1852 — 1925)

Ни у кого из зрителей не возникает даже тени сомнения, что на холсте нарисована тяжело больная девочка. Бросается в глаза резкая (мёртвенная) бледность лица, синюшность век, и особенно кистей рук с землистым оттенком покрывающей их кожи, с плотно и тревожно сомкнутыми ладошками. Об этом свидетельствует также весь облик как бы обиженной судьбой, огорчённой, если не страдающей от недуга, девочки. Она едва сдерживает слёзы. Покрытое тёплым одеялом тело почти до груди, подложенная под спину подушка свидетельствуют о возможной малоподвижности немощной больной.

Кристиан Крог не мог не заразить Эдварда Мунка больничной темой, тем более, что ряд смертей в семье последнего преследовали его память и сознание постоянно. «Без страха и болезней моя жизнь была бы лодкой без руля» — писал впоследствии Мунк.

К сожалению, в Интернете не представлены репродукции (либо я не смог их найти) картин Мунка «У смертного ложа/Агония», 1895; «Комната умирающего», 1895; «Девочка у постели умершей матери», которые косвенно могли быть оценены глазами врача в данном исследовании.

После прихода в Германии к власти нацистской партии вариант картины из Дрезденской галереи был изъят, как образец «дегенеративного искусства», и пущен с молотка. Сейчас он находится в «Галерее Тейт» в Лондоне. Однако, сам Мунк считал эту работу очень важной для себя и впоследствии называл её «своим прорывом».

Так выглядят или мне показались интересными для просмотра глазами врача представленные картины норвежских художников о больных людях.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Семён Талейсник: Истоки «фриза жизни» Эдварда Мунка»

  1. Я с удовольствием читаю статьи посвящённые живописи. Причём удовольствие получаю как следствие аналитической работы, которую проделал автор статьи в отношении конкретных полотен или художника(ков) в целом. Весь смысл в аналитике. Картинных галерей полно на интернете. А вот хорошей аналитики куда меньше. И её нужно искать.
    На возможное возражение, что кому-то нужна аналитика, а кому-то нет, могу ответить что вся прелесть живописного анализа не в анализе ради анализа, но в том, что анализ поворачивает зрительное восприятие зрителя под необычным, непривычным(читай — оригинальным) углом. Что критически необходимо для явления чуда. Т.е. благодаря анализу зритель видит на картине то, чего раньше не заметил, не понял. Что-то волшебное, что сказал художник. Но не услышал глазами зритель.
    Я не имею ввиду как-то задеть автора статьи. Более того, я уверен, что он может написать статью поглубже. Ибо очевидно, что живопись его интересует. Но таких откровений, которые скажут что-то новое о живописи либо о приведённых работах, я в статье не увидел. Обычное описание нарисованного, напоминающего сочинение на заданную тему. Ожидаю новой статьи автора.

    1. Уважаемый г-н Берка!
      Это уже не первая моя статья на портале журнала, в которых я пытаюсь оценить
      живописное полотно, вернее только его персонажей, глазами врача. Ибо художник-реалист
      показывает часто признаки недуга у его героев, которые врачу легче заметить, чем просто
      зрителю, интересующемуся живописью, даже искусствоведу, обращающему бОльшее
      внимание на композицию, колорит, атрибуты… И я полностью согласен с Вашим взглядом на цели оригинальной аналитики картин с возможным «выявлением чуда», то есть того, о чём обычно критики не пишут. Возможно, мне не удалось помочь Вам
      заметить такие штрихи болезни, которые я стремился найти и подчеркнуть при
      рассмотрении представленных картин под моим углом зрения. Сожалею. Постараюсь в дальнейших свои статьях более глубоко анализировать нарисованные симптомы недугов у
      персонажей картин, стараясь продолжать свои поиски на заданную мною себе тему…
      Спасибо за отзыв.

  2. Уважаемый Борис Э.Альтшулер!
    Как для автора любой вновь предложенной статьи, почин, да ещё на добром слове, имеет весьма важное значение, даже вне зависимости от последующих комментов, если они будут иметь место. Совпадение оценок картины и её предтечи у нас с совпадают. Душевное состояние автора, его психологический настрой совмещают реальность и метафоричность изображения.
    Спасибо за отклик.

  3. Очень искренняя и интересная статья.
    У северного экспрессиониста Мунка есть несколько вариантов его знаковой картины «Крик». В соответствии с душевным состоянием Мунка главной темой его картин был СТРАХ. Об этом говорит и приведенная автором цитата: ««Я прогуливался с двумя друзьями вдоль улицы — солнце зашло, небо окрасилось в кроваво-красный цвет — и меня охватило чувство меланхолии. Я остановился, обессиленный до смерти, и оперся на парапет; над городом и над черно-голубым фьордом, как кровь и языки огня, висят тучи: мои друзья продолжали свою дорогу, а я стоял пригвожденный к месту, дрожа от страха. Я услышал ужасающий, нескончаемый крик природы». Сцена на мостках стала фоном некоторых других картин художника — аскетических по ворме и сильнейших во воздействию на зрителя. Считается, что необычный фон картины «Крик» — это запечатленная игра атмосферы после извержения вулкана Кракатау 10 годами ранее. «Лицо» лирического героя этой картины увековечено масками карнавалов и голливудскими фильмами ужасов.
    Очень симпатичный очерк.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *