Борис Рубенчик: Венок на могилу Зары Александровны Долухановой

 212 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Память о Заре будет жить долго. Недаром одна из звёзд нашей галактики носит имя «Зара».

Венок на могилу Зары Александровны Долухановой

Борис Рубенчик (Рублов)

Её наградам и почестям не было числа.

Она была легендарной камерной певицей (меццо-сопрано), народной артисткой СССР, Лауреатом Ленинской и Сталинской премий, профессором Российской академии Музыки имени Гнесиных.

Приведу некоторые высказывания её современников.

Рубен П. Лисициан:

«Ей посвящали свои произведения Прокофьев и Шостакович, Гаврилин и Таривердиев. Ей признавались в любви Ростропович и Куузик. Ее боготворила публика, битком заполнявшая концертные залы. Ее имя произносилось с огромным почтением. Ее баловала пресса. Ей никто не завидовал и ее никто не ревновал. Она была королевой и, как королева, была выше подозрений. Она никогда не изменяла музыке и лишь однажды увлеклась живописью, но только тогда, когда уже перестала заниматься исполнительством. Она была одна и осталась одной, самой яркой звездой на концертном Олимпе».

Елена Образцова:

«Она изумляла публику музыкальностью и культурой исполнения, изысканностью программ, изумительно красивым голосом и виртуозной техникой. На её концерты ходили как в храм».

Парижская газета «Монд»:

«Заре Долухановой присуще феноменальное мастерство, неповторимый шарм личности, гармоничность облика и таланта.

Она одна заполняла сцену своей гордой грацией, достоинством, очарованием и восхитительной простотой. Какой облик, какая удивительная манера держать себя. Подлинная королева».

Мне посчастливилось в разные годы в Киевской филармонии и на сцене дома учёных прослушать три концерта Зары Долухановой.

Широта её диапазона поражала. Виртуозный голос напоминал музыкальный инструмент.

Среди многого спетого ею не забуду арию Золушки из оперы Россини и баркаролу Шуберта. Это было задолго до выступления моих любимых Золушек — итальянки Чечилии Бартоли и американки Дидонато.

Сердце замирало при исполнении «Элегии на одной ноте», Мотета Моцарта (концерт для голоса с оркестром), арии Керубино, арий из опер Пуччини и Верди.

В Киеве у меня долгое время хранилась программа концерта Зары в городской филармонии: арии из опер «Вертер», «Самсон и Далила», «Сказки Гофмана».

Голос певицы звучал и в армянских операх «Артак», «Ануш», «Героиня».

Слушая Долуханову, я впервые понял, каким красивым может быть меццо-сопрано, изумительный тембр и проникновенность её голоса с бархатисто-тёплыми тонами нижнего и среднего регистра. Сердце замирало при исполнении «Элегии на одной ноте» Россини с замирающим прощальным звуком…

А какая у неё была изумительная дикция, как звучала, знаменитая мелодия: «…Клубится волною…», трогавшая душу жаждой любви, и окончание: «Если б навеки так было…», повторенное в конце на высокой ноте без слов…

Это можно было сравнить только с пением Шаляпина, которого я наслушался, посещая концерты старого коллекционера…

И ещё один подарок послесталинского времени. Изданная малым тиражом пластинка музыки Дм. Шостаковича: «Из еврейской народной поэзии». Партию фортепиано исполнял сам композитор, партию тенора А. Масленников, а меццо-сопрано — Зара Долуханова.

После концерта в Киевской филармонии мы восемь раз просили её спеть на бис, и певица послушно исполняла новые произведения.

Изысканной была и сценичность её нарядов.

Прошли годы, и в серии «Великие певцы России 20 века» вышел диск, посвящённый Заре Долухановой — 6 часов звучания.

В диске представлены народные песни, романсы, арии из 17 опер и симфоническая музыка.

Мне больше всего понравились романсы «Болеро», «Молитва», «Отчего», «Дуэт Золушки и Рамира», «Дуэт Джульетты и Гофмана» (партии Рамира и Гофмана исполнял И. Козловский), прекрасны партии Семирамиды из одноимённой оперы Россини.

Очень интересны спетые Зарой Долухановой редко исполняемые арии из опер «Ариадна», «Адмето», «Флавио».

Зара Долуханова умерла 4 декабря 2007 года.

Прошло несколько лет после её смерти, и я пришёл на Армянское кладбище в Москве.

Памятник на могиле певицы утопал в цветах, и я добавил к ним свой букет красных роз.

Память о Заре будет жить долго. Недаром одна из звёзд нашей галактики носит имя «Зара».

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Борис Рубенчик: Венок на могилу Зары Александровны Долухановой»

  1. Уважаемая госпожа Мастер, венок — это символ обобщающий нашу общую любовь к великой певице, а скромный букет роз- напоминание об этой любви. Без него не было бы прелестного
    отзыва господина Избицера. Надо почаще вспоминать гениальную певицу. Я делаю это, собирая и прослушивая её записи. Почему бы вам не сплести свой венок. Вы ведь Мастер?

  2. Незабвенная Зара. Впервые я увидел ее, страшно подумать, так давно, в 1952 году.
    Она, красавица идет мне навстречу по длинному коридору Музыкально-педагогического института им. Гнесиных. В то время и в том возрасте мне все девушки нравились, без исключения. Но она, Зара – Красавица, Богиня. Узнал я ее по портретам из газет и журналов. С певицей я был знаком намного раньше, разумеется, по радио. Потом я слушал ее в опере Д. Россини «Золушка». Опера была представлена в концертном исполнении в Колонном зале Дома Союзов. Как играли и пели другие участники концерта, кто дирижировал оркестром БСО — ничего не помню. Зара тогда была mezzo, а партия в оригинале, как известно, написана для mezzo-coloratura, и произвела неизгладимое впечатление.
    Ее особый тембр голоса, филигранная отточенность фраз и дикция восторгали слушателей.

    На репетиции Московского камерного оркестра я увидел Зару Долуханову, совсем близко и, в натуральную величину, даже более того. Невооруженным глазом можно было видеть, что она беременна на седьмом или восьмом месяце. В возрасте критическом, надо заметить — 40 лет. Она пела с оркестром арии из кантат И.С. Баха для записи на пластинку. Из репетиционного помещения я уже не вышел.

    Оркестр собирался в отпуск и репетиция последняя. Баршай поблагодарил оркестр и пожелал всем провести приятно свободное время, а Заре благополучно разрешиться. На что виолончелист Хренов сказал, (в каждом оркестре есть шутники): «А может быть, как-нибудь еще рассосется».
    Все смеялись, и Зара тоже. Она была счастлива.
    В середине 60-ых Зара пела «отчетный», этапный концерт в ее вокальной карьере; — впервые она пела голосом soprano. Концерт состоялся в Зале Чайковского, пела арии из опер. Невозможно передать словами как она пела. Также как рассказывать какое вкусное блюдо готовят в ресторане. Послушайте лучше
    Z.Dolukhanova. R.Shchedrin, Solfeggi_Non legato, Legato, Staccato
    @http://www.youtube.com/watch?v=KBLx6rSD9uM@

    V.Gavrilin. Russian Songbook. Zara Dolukhanova (mezzo-soprano
    @http://www.youtube.com/watch?v=Gg-TVYQfG2A@

    Рассказывают очевидцы, после первого исполнения Валентин Гаврилов пришел в артистическую и ни слова не говоря, грохнулся на колени и плакал.

  3. Близится рукопашная. А я боюсь крови.
    Предлагаю: \»удалить\» все отзывы, кроме, естественно, прекрасного и очень справедливого моего. А потом все, без исключения. идём в в партер или ложу. и тихо так внимаем.
    http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/30630
    Кто закашляет — выведем из зала.

  4. Уважаемый Александр, по-моему, это Вы читаете мимо с самого первого отзыва, иначе, не затеяли бы этот странный спор о вкусах, сути, итд. Ну, не понравилась мне эта статья тем, как она написана. Вам понравилась — и слава Б-гу. Напишите о НЕЙ хвалебную рецензию вместо того, чтобы пытаться изменить моё мнение. Мне кажется, тема настолько исчерпана, что даже на этом этапе уже стала дискуссией ради дискуссии. Enough is enough. Но, если Вы настаиваете на точности, то я, чтобы не отвлекать внимание читателей этой, уже ставшей частной, перепиской, переправлю ссылки на Ваши комментарии на Вашу почту.

  5. Уважаемый Александр, если это был не Ваш отзыв, то, безусловно, беру свои слова обратно и приношу извинения. Видимо, меня ввёл в заблуждение формат сообщения. Для ясности, привожу смутивший меня отзыв:
    А. Избицер — А. Штильману
    — at 2013-07-16 06:54:59 EDT
    Уважаемый Артур! Благодарю Вас за прекрасную статью в четырёх постингах.
    New York, NY, — at 2013-07-16 04:14:21 EDT
    New York, NY, — at 2013-07-16 01:36:41 EDT
    New York, NY, — at 2013-07-16 01:35:06 EDT
    New York, NY, — at 2013-07-16 01:33:13 EDT

    «Мне что-то нездоровится от фантазий уважаемого Льва. Здесь у него Сталин определил судьбу Когана, там – Сталин позаботился о квартире для Вайнберга. А всё началось со статьи Льва о Седьмой симфонии Шостаковича. Оказывается, Сталин был инициатором исполнения Симфонии в блокадном Ленинграде!!!!!!!!! Mamma mia…»
    Если приведённое высказывание о фотографиях — тоже принадлежит не Вам, прошу прощения дважды. Но останусь при своём мнении о праве любого читателя не только хвалить, но и вслух «замечать шероховатости» выложенных на сайте текстов ЛЮБОГО автора. Вы пишете, что Вам важнее всего существо вопроса, сама мысль. Безусловно! Но и то, как эта мысль выражена,(я не имею в виду какие-то опечатки) не менее важно. Думаю, на этом, наш диалог на эту тему исчерпан, а был он полезен хотя бы тем, что (может быть), привлечёт внимание читателей к самой статье Б. Рублова. Всего Вам доброго. Моё предложение (Вы занете, о чём я), остаётся в силе.

    1. Дорогая Зоя, Вы опять, увы, прочитали меня «мимо»… Вы написали (цитирую повторно): «Вот Вы, в своё время, посчитали вполне возможным отметить все огрехи статьи Льва Мадорского о скрипачах-евреях…»
      Где же эти «все огрехи статьи о скрипачах-евреях», которые я якобы посчитал возможным отметить? Вы не привели ни единого, кроме «сталинского» — но он, попав под обобщение, относился к другим статьям Льва. А где же «все огрехи» именно статьи о скрипачах-евреях, (а не других статей!), по Вашим словам, отмеченные мною? Вы не привели их, поскольку их не было в природе. (Как мне нравится, подчас, быть занудой, добиваясь от собеседника точности — Вы себе и не представляете…)
      Но мы с Вами комментируем статью Б. Рублова, которая особенно пришлась мне по душе, потому что я не удосужился написать о Долухановой, а он написал. Написал, как мог, не лучше и не хуже. Искренне и con amore.
      Теперь Вы мне скажите, пожалуйста, вот что. Если кого-либо спросят, слышал ли он, скажем, Марию Каллас, разве не может этот кто-то сказать — «Я слушал её, но только в записях»? Тогда почему оборот Рублова «наслушался Шаляпина у старого коллекционера (записей)» Вам не понравился?

  6. Дорогой Александр, если Вы действительно намеревались сказать мне «пару сугубо ПРИВАТНЫХ» слов, то логичнее было бы написать на хорошо известный Вам адрес моей почты.
    Если же, пользуясь случаем, Вы хотели выразить своё личное отношение к Заре Долухановой, то при чём тут я?
    И главное, мне кажется в корне неверным комментировать публикации с оглядкой на возраст автора или его регалии, поскольку в этом случае, сама публикации на сайте, где присутствует Форум, как и комментарии к тексту, теряют всякий смысл. Я – против двойного стандарта, как в творчестве, так и в отношениях между людьми. Вот Вы, в своё время, посчитали вполне возможным отметить все огрехи статьи Льва Мадорского о скрипачах-евреях, а о другой его статье довольно резко написали: \»Единственное достоинство материала – помещённые в нём три фотоснимка. Автору можно было бы этим и ограничиться\». Но при этом, почему-то упрекнули меня в недостатке такта по отношению к автору, который по той или другой причине, симпатичен Вам. Согласитесь, что такой подход, по меньшей мере, несправедлив.
    Впрочем, как всегда, искренне желаю Вам творческих успехов.

    1. Вот Вы, в своё время, посчитали вполне возможным отметить все огрехи статьи Льва Мадорского о скрипачах-евреях

      Дорогая Зоя, только что, в присутствии миллионов, Вы создали легенду, приписав мне заслуги уважаемого Артура Штильмана. Это Артур, спасибо ему, «отметил все огрехи статьи… о скрипачах-евреях». Но не я.
      Я, помнится, слыхал краем уха кое-что про евреев как таковых, но про скрипачей-евреев почти ничего не знаю. Прошу Вас, восстановите справедливость, возьмите свои слова назад!

      Если Вы сравните мои несогласия с тем или иным автором с Вашими несогласиями с Б. Рубинчиком, то увидите, что я никогда не принимаю во внимание описку автора или с несовершенством выраженную мысль. Мне важно существо вопроса, то бишь, сама мысль.
      А уж обмолвки в речах памяти… кого бы то ни было. Стоит ли их замечать вообще? — вот в чём вопрос. Таков мой, отнюдь не двойной, стандарт.
      Спасибо, желаю и Вам всевозможных удач!

  7. Дорогой Александр, должна сказать, что впервые не могу согласиться с Вашим мнением. Правильно ли я поняла, что, читая и комментируя тексты, мы должны делать это с оглядкой на некий негласный список, где опубликованы возраст и регалии авторов? Надеюсь, что Вы не это имели в виду, и что двойной стандарт не станет правилом этого сайта. До сих пор мне казалось, что любой автор (и я в том числе), избравший в качестве поля публикации здешний сайт, вправе ожидать любой комментарий в свой адрес – естественно, если он написан о тексте, а не личности автора. Надеюсь, два слова: «небрежный текст» не являются личным оскорблением. Я не ставлю под сомнение «душевную теплоту и особую тактичность» замечательной певицы, я вообще писала не о ней, а лишь позволила себе удивиться небрежности стиля данной СТАТЬИ. Кстати говоря, я не уверена, что, уважаемому Борису Рублову приятно публичное упоминание Вами его почтенного возраста.
    Что касается «пары сугубо ПРИВАТНЫХ слов», то Вы вполне могли написать непосредственно на хорошо известный Вам адрес моей почты. Но сделали это публично, отчитав, как подростка, посмевшего удивиться взятым почтенным маэстро фальшивых нотах. По сути, Вы упрекнули меня в недостатке такта, но мне кажется, что прилюдно поучать, как, кому, когда, выражать своё мнение, более нетактично чем то, что написала я о «Венке», вызвавшем эту непонятную дискуссию. Возможно, я неправа, и Вы, пользуясь случаем, выразили своё личное отношение к Заре Долухановой. Но тогда, при чём тут я?
    Как всегда, желаю Вам успеха в творчестве.

  8. «Это можно было сравнить только с пением Шаляпина, которого я наслушался, посещая концерты старого коллекционера…»
    Полагаю, Вы наслушались записей Шаляпина, а не его самого.
    «Сердце замирало при исполнении «Элегии на одной ноте», Матета Моцарта»
    Вообще-то, МОтет, а не МАТет.
    При всём уважении к памяти Зары Долухановой и автору данной заметки, на мой взгляд, «венок» сплетён небрежно.

    1. Уважаемая Зоя, позвольте пару сугубо приватных слов. Мои «детство, отрочество, юность» прошли в увлечении искусством Зары Александровны. В Питере 70-х не пропустил ни одного её концерта. Однако любить искусство Долухановой означало и быть влюблённым в открывавшуюся при каждом исполнении её редкую для советских музыкантов тех лет человечность и культуру. А душевную теплоту и особую тактичность её я в ещё большей степени ощутил уже здесь, по, увы, эпизодической переписке с великой певицей и музыкантом. Вот почему я убеждён, что любое проявление любви Зара Александровна восприняла бы с искренней радостью и благодарностью, не замечая, как именно сплетён венок, принесённый на её могилу. Особенно человеком преклонных лет, которому, ей-ей, должны, по-моему, прощаться иные шероховатости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *