Александр Кузнецов: Стук в окно

 104 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Стук в окно

Александр Кузнецов

НАЧАЛО

Я придумал начало такое:
Мы с тобою идем вдоль Невы.
Пусть зима… Нет — весна над рекою.
Рядом бродят гранитные львы.

Ночь спустилась и нас повенчала,
У воды, у моста, у дворца.
Я придумал здесь только начало…
И оставим все так… без конца.

БЕЛЫЙ СУМРАК

Я уплываю по реке.
Что брать с собой, а что оставить?
Плыву без груза, налегке.
Лишь мыслей груз, но что добавить?

Не заберешь ни этот шпиль,
Не повезешь ни эти ростры,
Ни даже золотую пыль,
Блестящую на копьях острых.

Но эту ночь я должен взять.
— Пойдем, — зову ее несмело, —
Дорога дальняя, присядь.
Вздохнул, я слышу, сумрак белый.

Вот перезвон часов застыл
За старой крепостной стеною.
И крылья подняли мосты —
Ночь Белая плывет за мною.

КЛОУН

Ураган! И без крыш остаются дома.
И город, как будто бы сходит с ума.

Умчался король наш. За ним — его рать.
Дорога им скатертью. Нам наплевать.

И градоначальник с женою вдвоем
Куда-то девались. Без них проживем.

Водитель с троллейбусом скрылся тишком.
Обидно! Да ладно — походим пешком.

Строитель исчез, не достроив моста.
А жаль! Переправа сейчас не проста.

Но клоун! Любил же арену так страстно!
И тоже уехал. Вот это ужасно!

« И ВНОВЬ ЗА ВЕКОМ ВЕК БЕЖАЛ… »
М.Ю. Лермонтов

Бежит в пожарах век за веком…
Но что Изгнаннику пожары?
Всё также кружит над Казбеком,
Хоть знает: нет давно
Тамары.

Сам провожал в сады эдема.
Но путь ему туда заказан.
Поверженный печалью Демон,
Чью тень он ищет над
Кавказом?

Как пусто! Но не жаждет мщенья.
Привык в изгнаньи к Божьей каре.
Не заслужил ли он прощенья?
Хотя бы за любовь,
к Тамаре.

БЕЛЫЙ ОСТРОВ

Куда ни кинь, кругом белым-бело.
От пены волн до стаи облаков.
Одет и остров в белое перо
Пернатых беспокойных моряков.

Колдун волшебной палочкой взмахнул:
Блеснуло небо чистым серебром,
И остров шумно глубоко вздохнул,
Взлетая снежным перистым ковром.

ОТЗОВИСЬ, АНГЕЛ

Что с ангелом-хранителем случилось?
Куда-то он исчез. А может быть заснул там у себя в раю?
Но как иначе объяснить, скажите-ка на милость,
Что стало падать столько бед на голову мою?

А вдруг и у него да что-нибудь не ладно —
Попал и сам в какой-то переплет?
Как быть? Так беспокойно и досадно!
Не демон ли прервал его полет?

Была моя дорога не прямая.
Блуждал. Но этим ангелом храним,
Я выбирался, плохо понимая,
Что вышел потому, что только шел за ним.

И, если слышишь ты меня мой добрый ангел,
То отзовись — я обязательно приду.
Уже лечу, на белом мчусь мустанге.
Мы с ним отгоним от тебя беду.

О СТИХАХ

Стихи бывают белые.
Стихи бывают черные.
То — словно ночи спелые,
То. как лавины горные.

Вот стих взорвется сполохом
И голубой волною.
Кивнет тебе подсолнухом
И зазвенит струною.

ЧУЖОЙ СЛЕД

Увидел кто-то след в пыли дорожной
И, в прошлое желая заглянуть,
Поднял его, почистил осторожно
И с ним пошел, чужой продолжив путь.

УДАЧА

Удача выпала и мне
Побыть на этом белом свете.
Ну, иногда мурашки по спине.
Опаснее — мурашки по планете.

Еще попасть бы в мир иной.
Пускай прохладней и туманней,
Но где не брызжут в ближнего слюной,
Туда, где гуманоиды гуманней.

НЕМНОГО О СЕБЕ

Вообще-то я метеоролог.
Циклоны, анти., то, да сё.
Но путь в погоде был не долог.
Что ждать у моря? Бросил всё.

И по другим пошел дорогам.
На риск на свой, удачу, страх.
Но до сих пор, глотнув немного,
Витаю часто в облахах.

ТОТ ЖЕ СНЕГ

Снег, снег, снег…
С тех пор прошел, наверно век.
Здесь снегопад такая редкость,
Да жду его — какая детскость
В том ожидании моем.
Ушло навечно, — но мы ждем.
Дождался: белый танец снежный
Пришел ко мне из жизни прежней.
Полет снежинок, их воздушный бег.
И кажется, что это тот же снег.

СТУК В ОКНО

Я слышу стук в окно.
Как это странно.
Уже давно никто ко мне
в окошко не стучит.
А за окном темно.
Зачем будить так рано?
Ночь освещаю пламенем свечи.

Да никого там нет.
Лишь только ветер.
Он веткой дерева стучит
в оконное стекло.
Передает привет,
Что по дороге встретил.
…Свечу вдруг влагою заволокло.

Ты, ветер, уходи.
Я так устала!
Привыкла к доброй тишине,
к теплу простой печи.
Нет! Лучше подожди.
Тепла наверно мало.
Еще немного веткой постучи.

ЦАРАПИНЫ

Так, дружок. Мелькают даты.
Постарел и ты, Лохматый.
Ничего, не падай духом.
Почешу, давай, за ухом.

Виновато, что мурлычешь?
Ишь ты, в руку носом тычешь.
Трешься, глупый, о колени?
Да не надо извинений.

Ну царапал. Это ж мелочь.
Что с инстинктом можно сделать?
Есть царапины похуже,
Хоть не видно их снаружи.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРИТЯЖЕНИЕ

Твоя улыбка сквозь поздний вечер
Лучом скользнула как видение…
И потянуло к тебе навстречу,
Чтоб губ коснуться хоть на мгновение.

Мелкнула только? А мне спасти бы
Мираж и сон, и наваждение…
Ну что ж, спасибо тебе, спасибо,
Мое последнее притяжение,
Мое последнее притяжение.

ВОЛШЕБНАЯ ОБИТЕЛЬ

Здесь в придуманном хороводе
Мы следим за чужой судьбой,
Что сейчас за кулисы уходит
И ведет нас туда, за собой.

И волшебная эта обитель
Не уйдет в суету сует.
Гаснет рампа, уходит зритель
И уносит погасший свет.

ПОСЛЕДНИЙ ЛУЧ

Бежит закату вслед
Последний луч.
Дрожит багровый свет
По краю туч.
Метнулась сполохом гроза,
И в тишине
Блеснула первая слеза
В огне.

Вдруг — хохот, плач на взрыд
Под звон литавр,
Раскатом — дробь копыт:
Летит Кентавр.
И жало огненной змеи
Разит копьём…
Хлестнуло по лицу земли
Дождем.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Александр Кузнецов: Стук в окно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *