Лев Мадорский: Будем посмотреть… (Крымская тема на пляже около Хайфы)

 241 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Вот, мы ругаем Путина… Особенно, теперь, когда Крым вернулся. Молодец! Как он всё это устроил. Легко и быстро. Не обращая внимания на западные истерические крики и предостережения. Нам бы в Израиль таких решительных руководителей».

Будем посмотреть…

(Крымская тема на пляже около Хайфы)

Лев Мадорский

Некоторым покажется кощунственным утверждение, что у меня три родины. Но это так. Россия — где родился и прожил много лет. Германия — где живу. И, наконец, историческая родина — Израиль, который посещаю, практически, ежегодно, и в котором чувствую себя (честное слово, не преувеличиваю), наиболее комфортно. Покупаю билеты задолго до поездки. Чтобы пожить подольше в радостном предчуствии. Чтобы подольше можно было мысленно повторять: «до отъезда осталось… дней». Сказать и почувствовать, как накатывается тёплая, приятно обволакивающая волна…

Одна из важных составляющих моей поездки в Израиль — разговоры с израильтянами. Не зная иврита, я выработал своеобразную методику завязывания таких разговоров — задавать вопросы. Вопросы разные, порой, достаточно нелепые, как в фильме Гайдая: «Вы не знаете, как пройти в библиотеку?» Например, в этом году на пляже Хайфы я задавал израильтянам вопрос: «Здесь играют где-нибудь в шахматы?». Шахматы в Израиле, в основном, игра русскоязычных евреев и поэтому среди шахматистов можно не только наиграться в шахматы, но и поговорить на любые темы от души.

На пляже «Кармель-Хоф» в шахматы, как ни странно не играют, а играют только в карты, домино и нарды. И, наверно, поэтому среди играющих русскоязычных мало. Другое дело на пляже в Кирьят-Хаим, пригороде Хайфы. В этом году был там всего один день и прямо с утра пришёл к излюбленному месту сбора шахматистов, рядом с громадной, многометровой фигурой кита.

Пляж в Кирьят-Хаим. Фото Марка Фукса

Странно. Появляюсь здесь один раз в году, но меня помнят и я уже не чувствую среди шахматистов себя чужаком.

На днях к России отошёл Крым, и разговоры вертелись вокруг этого невероятно сложного и запутанного узла украино-российских отношений. Начало разговора пропустил.

— Вот, мы ругаем Путина: «Диктатор, диктатор», — волнуясь говорила одна из немногих женщин, присутствующих здесь. Средних лет, высокая, в спортивном костюме, с неправильными, но миловидными чертами лиц, не похожая на еврейку, но как позже выяснилось, еврейка. — К власти пришёл не так, как положено в демократической стране. Господи! Какое имеет значение как Путин пришёл, если у него после почти 15 лет правления рейтинг зашкаливает. Особенно, теперь, когда Крым вернулся. Молодец! Как он всё это устроил. Легко и быстро. Не обращая внимания на западные истерические крики и предостережения. Нам бы в Израиль таких решительных руководителей.

Народ в Москве празднует присоединение Крыма

— Подожди, Люда. Не горячись. Это только кажется, что легко и быстро, — не отрывая глаз от доски, неторопливо, слегка растягивая слова, ответил ей пожилой, грузный мужчина. — Ещё не вечер. Неизвестно какими последствиями, не только для России и Украины, но и для всего мира, и даже для Израиля эта крымская история аукнется. Как говорят в Одессе: «Будем посмотреть». Мужчина помолчал. — И ещё мы что-то совсем позабыли про бендеровцев, которые тоже во всей этой катавасии играют свою роль. И,вообще, про антисемитизм на Майдане.

— Нет, Исаак, — ничего мы не забыли — волнуясь и проглатывая слова, затараторил маленького роста, полный шахматист, который только что проиграл и теперь наблюдал за игрой, ожидая своей очереди. — Антисемитизм не только в Украине, но и во всём мире был и есть всегда. Потому мы и живём в Израиле. Речь о другом. Крым изначально был русским и так или иначе когда-нибудь надо было восстановить справедливость. Тем более, что 97 % жителей Крыма за. И, — толстяк рассмеялся, — плюс, ещё один голос — мой. Я ведь тоже из Симферополя. — Кстати, — продолжил он, повысив голос и победно осматривая присутствующих, — поднимите руки, кто поддерживает присоединение Крыма к России?

Несколько человек подняли руки.

— Ну, ребята, вы даёте. Какое может быть присоединение? У вас что, совсем крыша поехала? — всё так же медленно и тягуче, по-прежнему не отрывая глаз от доски, сказал Исаак. — Если мы сейчас начнём границы пересматривать, ссылаясь на справедливость, тем более, высшую, то сразу убедимся, что есть только одно решение — война. Потому что так называемую справедливость все понимают по-разному. Японцы, например, считают, что было бы справедливым вернуть им Курилы, немцы — Кёнигсберг, китайцы — Дальний Восток. Если так рассуждать, то Крым тоже был захвачен Россией. Помните? Небезызвестным князем Потёмкиным-Таврическим. Вы что забыли, что там раньше было Крымское ханство? Нет, братцы. Ежу понятно, что единственный способ сохранить мир, это оставить в Европе всё как есть. Не шевелить осиное гнездо.

— Ну, Исаак, от тебя не ожидал,— возразил старик с палкой, сидевший рядом, но в шахматы не игравший и смотревший больше на море, чем на шахматы. — Мы, конечно, евреи, но не русофобы. Не надо путать божий дар с яичницей. Давайте обсуждать не исторические события, о которых все забыли, а совсем недавние. События, о которых некоторые из нас помнят. Я, например, помню хорошо, как в 1954 году Хрущёв по пьянке отдал Крым Украине. Я сам с Украины. Ну и что?

— Совсем не «по пьянке», — возразил кто-то. — Это был подарок к 300-летию воссоединения Украины с Россией. К тем самым историческим событиям, о которых, по Вашему, все забыли.

— Ну, хорошо, пусть не по пьянке, — согласился старик, — По решению Политбюро. Это, по существу, одно и то же. Никто не возражал. Никто не мог возразить. Нас тогда, слава Богу, вождь народов только-только покинул и все были приучены, что противоречить Генеральному секретарю опасно для жизни. Что из этого? Решение было единоличное, нелепое и подарочками такими разбрасываться нельзя.

— Сейчас, Рувим, не имеет значения, как это произошло, — всё так же тягуче и не повышая голоса, продолжал Исаак. — Главное, что такое решение было принято. Подписи поставлены. Создан юридический документ. Арабы тоже говорят, что ООН не имела полномочий отдавать евреям Израиль. Мало ли, кто что говорит. А о том, что такое высшая справедливость знает только Он. — Исаак поднял руку к небу. Все на какое-то время замолчали и мне показалось, что в разговоре поставлена точка.

Но тут всё также взволнованно заговорила Люда:

— ООН и советское маразматическое Политбюро, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Земля, где мы живём, такая же еврейская, как земля Крыма — русская. В бывшем Союзе я преподавала историю и ещё не забыла, что Россия в русско-турецкой войне положила за это самое Крымское ханство более 100 тыс. жизней. И что войну ту начали турки, а не русские.

— Какая разница, кто начал,— вступил в разговор ещё один шахматист. В очках, с небольшой бородкой, аккуратно одетый, он был похож на профессора и говорил скучным, размеренным голосом, как будто читая лекцию студентам. — В политике это, вообще, не имеет значения. Кто бы ни начал, в России всё кончается одинаково: деньги на развитие Крыма разворуют, лучшие участки отхватят олигархи во главе с Путиным и Медведевым, не говоря уже о том, что Россия попадёт, если уже не попала, в международную изоляцию. А вы понимаете, кстати, чем присоединение Крыма грозит нам, израильтянам? — Профессор выдержал паузу. Все молчали. — Это прецедент. Не забывайте, что мы живём в мире прецедентов. Если мировое сообщество проглатывает один случай присоединения или отделения, то, несомненно, проглотит и другой. Что мешает палестинцам теперь, после крымского референдума провести референдум о независимости и на основании этого референдума стать независимым государством? Кроме того, по всему миру покатится, нарастая как снежный ком, цепная реакция референдумов о независимости. Все потребуют независимости. Республики, штаты, районы, города. Даже деревни. Присоединение Крыма толкает мир снова к холодной войне, к мировой катастрофе. Толкнёт мир в тартары. Разве не так?

Снова воцарилось молчание. И тут неожиданно похожий на профессора шахматист, который знал, что я приехал из Германии и с которым я до этого уже перекинулся парой слов на тему Крыма, обратился ко мне:

— А Вы за кого, Лев. За коммунистов или за большевиков? — Все уставились на меня.

Это был не совсем честный ход. Потому что профессор знал уже мою позицию. Позицию, которая, скорее всего, не понравится ни одной стороне.

— Скажу честно, не могу ответить на этот вопрос, — сказал я. — Пока ещё не пришёл к определённому мнению. Слишком много аргументов как за, так и против. Мне кажется, что должно пройти время, может быть, несколько лет, и тогда ситуация несколько прояснится. Потому что сегодня мы многого не знаем. Мы не знаем, возник ли Майдан стихийно или кто-то готовил его и оплачивал. Не знаем, какова роль российских силовиков. Не знаем роли западных спецслужб. Не знаем, наконец, как отразится вся эта история с присоединением Крыма на судьбе Израиля. Много чего мы не знаем. Без ответа на эти и некоторые другие вопросы, на мой взгляд, трудно утверждать что-то определённо. Так что я повторю вслед за Исааком: «Будем посмотреть».

Как ни странно, никто не возразил. Стали говорить о том, что в этом году погода слишком холодная для конца марта. На какие-то другие темы. То ли доводы мои показались убедительными, то ли тема себя исчерпала.

Print Friendly, PDF & Email

14 комментариев к «Лев Мадорский: Будем посмотреть… (Крымская тема на пляже около Хайфы)»

  1. 1)В 1954 г. строилось Каховское в-ще на Днепре, из которого выходил Северо-Крымский канал. Крым входил в Россию, и его передали Украине, чтобы не было неизбежных неурядиц (С. Хрущёв).
    2) Захват Крыма — грозный прецедент. Кто помешает Китаю наложить руку на МНР (Внешняя Монголия), сославшись на то, что в 1921 г. соседняя держава «изъяла» его из состава Китая ?
    Сейчас, как будто, Украина перекрыла канал, без воды будет не только Степной Крым (орошение), но и Керчь с Феодосией.

    1. Мадорский-Шейнину
      » Захват Крыма – грозный прецедент.»
      Уважаемый Леонид! Со времени написания этого материала проходит время и я всё более склоняюсь к мысли, что так оно и есть. Велика опасность, что старые территориальные конфликты теперь вспыхнут с новой силой. А конфликтов таких-море разливанное…

  2. Я, конечно, интересуюсь событиями на Украине и в Крыму. Но меня больше волнует влияние на Израиль отсутствие еврейского единства в мире и, в частности, в Израиле, наглядно продемонстрированной Владимиром Янкелевичем в его статье от 21.04.14.
    Кстати, в комментариях к которой Сэм, как он пишет уважающий тебя, предал меня анафеме.

  3. Публикация высказываний Лиды просто кощунственна. Касаясь присоединения Крыма, то я на первых порах тоже писал о передаче Хрущевым по пьянке с уточнением Познера
    пятнадцатиминутным единогласным решением Политбюро. До понимания высказанного профессором тезиса, что мы живем в мире претендентов, увы, не дошел.
    А сегодня, когда в думе ставится вопрос о законности Беловежского соглашения,
    а в последней передаче Познер встречался с Александром Дуганом, занимающим позицию
    восстановления евроазиатской империи, мир ставится в угрожающее состояние.

    1. Мадорский-Гавартину.
      «Публикация высказываний Люды просто кощунственна».

      Я тоже, дорогой Лев, не согласен со словами Люды. Но не согласен и с тем, что кощунственно её слова публиковать. Недавно приехал из Москвы и там подавляющее большинство москвичей произносит, как с экранов так и в жизни ещё более дикие монологи. Когда по ттедлевидению выступал в своей программе с ура-патриотической речью Никита Михалков, то телефон не переставал звонить: «Послушайте, как прекрасно говорит» Как бы не казались кощунственными слова их нужно публиковать.
      «А я выступаю давно против против тезиса “Германия – наша новая родина”.
      Лёва, на мой взгляд, родина -это страна где ты родился или где постоянно живёшь. Израиль, где мы не живём, тоже наша историческая родина.

  4. Начну с того, что признано тобой несколько кощунственным. А я выступаю давно против против тезиса «Германия — наша новая родина». Ты, одним из первых, читавшим мой архив,
    мог обратить внимание на пункт В7 2002, где уже в заголовке звучит критика термина, записанного в план.
    Ты не впервые используешь шахматистов на примыкающих к Хайфе пляжах и должен признать, что рассказ о шахматистах на пляже Кирьят — Ям был принципиально интереснее.
    Дальнейшее следует

  5. Чтобы жизнь не превратилась в хаос и, следовательно, не прервалась вовсе, нужны определенные правила. И когда нужно изменить жизнь, следует сначала изменить правила. Если действовать наоборот, что жизнь превратится в хаос.
    В свете этой преамбулы ситуация с Крымом оценивается как ведущая к хаосу. Поэтому автору следует перейти от неучастия к поддержке правил, препятствующих нарастанию хаоса.

    1. Лев Мадорский-Григорию.
      Поэтому автору следует перейти от неучастия к поддержке правил, препятствующих нарастанию хаоса.

      С Вами трудно не согласиться, уважаемый Григорий. Но согласитесь и Вы, что смена законно выбранной власти в лица Януковича( его личные качества-другая история) тоже должна происходить при соблюдени тех самых правил, о которых Вы справедливо пишете. Революции мы уже проходили. Ни к чему хорошему они не привели и вряд ли приведут. Разве не так?

  6. Мадорский-Соколовскому

    Прости, не понравилось. Особенно твоя позиция: “… которая, скорее всего, не понравится ни одной стороне.” Какая же это позиция?

    А я считаю, уважаемый Виктор, что ели нет полной информации, то лучше и честнее занимать нейтральную позицию. Во всяком случае, до тех пор пока многие неизвестные не станут на свои места. Мир не чёрно-белый. И хотя мне позиция Майдана ближе и понятней, я не могу принять коричневые фигуры, возникающие то тут то там. И было бы наивно думать, что Америка и Европа во всей этой ситуации такие уж белые и пушистые.

    1. Лев, у вас правильная позиция! Мне более удивительны те «позиции», которые сформировались чуть ли не до того, как события случились.

      1. Мадорский-Крамер
        Спасибо, уважаемая Ася, за отзыв.. Это совсем не значит, что я или Вы, поддерживаем путинскую аннексию. Просто жизнь научила нас, что революции ( Майдан-это всё-таки революция) редко кончаются хорошо и замешаны на, мягко выражаясь, недемократических принципах. Проходит время и красные становятся плохими, а белые наоборот.

  7. Очень сожалею, уважаемый Лев, но не могу не согласиться полностью с позицией г-на Соколовского, чтобу там Вы не услышали от русских евреев на хайфском пляже. Разве что несогласен и с цитируемым им г-ном Невзоровым:

    „Если бы Крым взяли у сильной, богатой, храброй страны, это была бы благородная и честная победа…»

    Если бы с этой «сильной, богатой, храброй страной» была война, то да. А если с ней мир и договора о дружбе, то все равно была бы подлость и нарушение всех возможных обещаний. А так вдобавок — мародерство, низость и, я бы сказал, трусость.

    1. Я тоже, уважаемый Элиэзер, считаю, что присоединение Крыма-авантюра, последствия которой ещё дадут о себе знать. Мне тоже не нравятся захваты административных зданий на Украине. Речь идёт только о том, что окончательную оценку этих событий может дать только время. Сейчас ешё рано оглашать приговор, надо выждать. Всё ещё слишком свежо и неустойчиво. Вот и вся моя позиция…

  8. Привет, Лева.
    Прости, не понравилось. Особенно твоя позиция: «… которая, скорее всего, не понравится ни одной стороне.» Какая же это позиция?
    Международное право (закон) квалифицирует происшедшее, как захват и присоединение чужой территории (чужого!), т. е. как преступление.
    Прости, как же это может быть – преступление и одновременно непреступление? То, о чем пишешь ты, это позиция „над схваткой“, которую с моральной точки зрения невозможно оправдать.
    Понимаешь, ни Толстому, ни Сахарову не нужно было читать кучу информации, чтобы дать оценку содеянному.
    Почему?
    Скажу так: у них было чрезвычайно развито чувство брезгливости, отсутствующее сегодня у людей называющих себя интеллигентами.
    Вот, что я писал недавно в письме к тебе:
    „Что означает наличие в нас чувства брезгливости? Есть ли это выражение порядочности, врожденного благородства? Или нежелание слиться с ненавидящей и ликующей чернью?
    Известный „нашист“ Александр Невзоров не принадлежит к разряду людей мне симпатичных. Тем большей неожиданностью оказались для меня недавние его слова:
    „Если бы Крым взяли у сильной, богатой, храброй страны, это была бы благородная и честная победа. Но он был взят у истекающей кровью, раненой, обездвиженной страны. Это называется мародерство…“
    Вспомни Судеты, вспомни, что Россия, принимая от Украины ядерное оружие, дала ей гарантии „неприкосновенности границ“, зафиксированные Будапештским меморандумом! Что же ты пишешь?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *