Гарри Фельдман: Волнующее продолжение давней истории. Ко Дню Катастрофы Йом ха-Шоа

 133 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Так более чем через 70 лет после ужасной трагедии Аделя узнала о существовании своей сестры, которая по архивным данным также считалась погибшей в Холокосте.

Волнующее продолжение давней истории

Ко Дню Катастрофы Йом ха-Шоа

Гарри Фельдман

В моём родном, некогда достопримечательном древнем местечке Романов (в советские годы — Дзержинск), на Житомирщине (Украина) до войны проживало 3390 евреев, что составляло белее 83% его населения.

После неё от большой еврейской общины остались только добрая память да могилы: более 3-х тысяч её членов были зверски уничтожены фашистами и их верными прислужниками полицаями.

Проклятые головорезы не щадили никого: ни бывших соучеников и соседей, ни своих учителей, ни лечивших их врачей, ни только что родившихся младенцев и немощных стариков-инвалидов. Они вырывали из рук женщин младенцев, накалывали их на штыки, истекающих кровью и дико воющих от боли крутили перед глазами обезумевших от ужаса матерей и полуживых сбрасывали в ров. Детям постарше изверги прокалывали штыками с двух сторон животы и, раскачав, бросали в яму. Эти ужасные, стоящие в лужах крови могилы шевелились ещё более двух суток. Полицаю ничего не стоило выволочь из колонны обречённых девочку-подростка, на виду родных и односельчан изнасиловать её и тут же хладнокровно пристрелить. На глазах моего бывшего соседа презренные кровопийцы уничтожили 36 человек его родни, в том числе и его жену с 6-месячным сыном на руках.

Об этой кровавой бойне подробно рассказано в моей книге «Забвению не подлежит», изданной в 2000-м году Житомирским издательством «Полисся».

В вышедшей в 2003-м году в Житомире «Книге Скорби Украины» в списках зверски уничтоженных моих земляков упоминается и семья Шерман:

отец Мехл Бурохович (фактически — Борухович),
мать Фаина (возможно Фейгл) Янкелевна,
дочери Гися и Рива (старшая из дочерей).

Имя ещё одной из дочерей — Ады (фактически Адели) было изъято из этого Мартиролога перед сдачей книги в печать, т.к. к тому времени стало известно о её чудесном спасении семьёй праведников. А случилось это (если передать лишь саму суть) так.

22 июня 2001 года во время открытия памятника жертвам фашистского геноцида в лесопарке на околице местечка Дзержинск наша землячка Фаина Нейман рассказала, что когда началось массовое уничтожение местного еврейского населения, в жилище местной крестьянки вскочила женщина с девочкой и младенцем на руках. Она бросила растерявшейся хозяйке крошку Аделю, умоляя приглянуть за ней несколько часов, пока они с другой дочкой где-то укроются от облавы. Но вернуться им не было суждено. Они попали в гетто и были уничтожены, как и остальные члены их семьи.

Так еврейская девчушка осталась у чужой женщины и её 15-летней дочки. Когда у них дома появлялся кто-то посторонний и интересовался этим ребёнком, мама разводила руками и начинала жаловаться на свою беспутную дочку, в юном возрасте нагулявшую ребёнка.

А та, потупивши взгляд, крепче прижимала подброшенного младенца к своей ещё детской груди и старалась подальше спрятаться от чужих глаз. Всё это выглядело настолько правдоподобно, что в эту легенду поверили не только родные и соседи (как потом оказалось, кое-кто из них знал правду), но даже полицаи и староста. Это дало возможность выжить Аделе и её спасительницам, которым в случае разоблачения угрожала лютая смерть.

Рассказала Фаина и про то, что оставшись у этих милосердных людей и после войны, Аделя закончила сельскую школу. Дальше её след затерялся. Наша землячка просила присутствующих разыскать героиню своего рассказа и её спасительниц.

Найти во всём мире человека, зная только его имя и приблизительный возраст — дело безнадёжное. Но случилось невероятное. Через несколько дней после этого мне позвонила знакомая из Израиля и, между прочим, сообщила, что познакомилась там с нашей землячкой, которую во время оккупации спасла семья местных жителей в одном из наших сёл. На вопрос, как звать её новую знакомую, последовал ответ: Аделя.

Конечно, я не мог не связаться с Аделей по телефону, и получил от неё данные про её спасительниц (во-первых — то, что они из Врублевки), узнал, как вообще сложилась жизнь еврейской девочки-сироты. Оказалось, что после окончания школы, а потом ФЗУ в Виннице, Аделя работала швеёй, вышла замуж и выехала с мужем в Караганду. Когда у них там родилась дочка Неля, старшая из спасительниц Юзефа Левчук покинула милую её сердцу Врублевку и отправилась в дальний путь, чтобы как за родной правнучкой присматривать за младенцем. Почти пять лет она с теплотой и нежностью ухаживала за ребёнком, до тех пор пока тяжело не заболела и не умерла там.

Её дочка, Мария Паренюк, взявшая в 15 лет на себя роль мамы Адели, продолжительное время, вплоть до выхода на пенсию, работала звеньевой в местном колхозе, была отмечена многими правительственными наградами, заслужила уважение односельчан, родила и воспитала четверых собственных детей. С Аделей, которую она тоже считала своей дочкой, она долго поддерживала тесную связь. Но получилось так, что когда Аделя осталась вдовой, в семье возникли сложные проблемы, заставившие её переехать в Израиль, связь между этими близкими людьми на определённое время прервалась, однако она не могла не восстановиться снова.

Теперь Аделя Клейман (девичья фамилия Шерман) проживает с детьми (после Нели у неё родился сын Михаил) в городе Петах-Тикве в Израиле. Она восстановила связь со своей спасительницей Марией, а после её смерти — с её детьми. Дочери Марии по приглашению Адели приезжали к ней в Израиль. При содействии Адели Марии Паренюк (ещё при её жизни) присвоено звание Праведник Мира, а её матери, Юзефе Левчук, оно присвоено посмертно. Имена этих женщин из Врублевки выгравированы на стене в мемориальном комплексе Яд ва-Шем в Иерусалиме.

Накануне еврейского праздника Ханука, который обычно не обходится без чудес, случилось подобное и в семье Адели. Её сын случайно обнаружил на интернет-сайте ЯД Вашем «Листы свидетельских показаний» о трагической гибели семьи Шерман, в том числе и его матери — Адели.

В этом не было бы ничего удивительного, так как погибшими считались все члены их семьи, если бы эти показания не были бы подписаны … родной (старшей) сестрой Адели.

Так более чем через 70 лет после ужасной трагедии Аделя узнала о существовании своей сестры, которая по архивным данным также считалась погибшей в Холокосте.

Надежда на их трогательную встречу минимальная, так как старшей из сестёр за 90 лет и вряд ли она ещё жива. В таком случае Аделя была бы счастлива встретиться со своими родственниками, о существовании которых и не подозревала.

В этой истории имеется ещё одна загадка: посланное в 2000 году «Листы свидетельских показаний» сестра подписала Мищенко Нина Петровна (В Книге Скорби — Шерман Рива Михайловна — Г.Ф.) и обратный адрес указан: Украина, 65000, г.Одесса, Главпочтамт, до востребования.

Хочется надеяться, что на эту публикацию откликнется кто-нибудь из родных Адели или хотя бы кто-нибудь из знакомых её сестры.

Телефон Адели Клейман: + 972-392-34-972.
Почтовый адрес Адели: Kleiman Adelia 40 D Berl Catzenelson st., room 6, Petah Tikva, Israel
Адрес электронной почты её сына Миши: kmlamed@gmail.com 

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *