Галина Подольская: Миллион роз в сердце: Вениамин Клецель

 251 total views (from 2022/01/01),  1 views today

8 мая в выставочном зале Иерусалимской городской русской библиотеки открывается выставка живописи Вениамина Клецеля, названная художником «Работы последних лет».

Миллион роз в сердце: Вениамин Клецель

Галина Подольская

В Иерусалиме трудно найти художника, в творчестве которого столь неподдельно сосуществуют природа, отношения между людьми, их привычки, характеры, нравы и живой бестиарий местечка. И словно сами собою сияют краски.

Известен феномен Нико Пиросмани — сына земли и солнца Грузии, чья не знавшая канонов академического искусства живопись оказалась настолько настоящей, что с вывесок начала перекочевывать в дома его современников и освещать пропитанными солнцем и воздухом красками тусклые, холодные стены внутренних помещений. Она дарила очарование сама по себе, не зная о моде.

Прошло время. И работы Пиросмани прилюдно объявили шедеврами, поместили в музеи, а перипетии судьбы художника перешли в легенды и песни. Сегодня говорят, что великий Нико опередил время. А случается ли в реальной жизни попасть в свое время и стать всенародно любимым?

Бывает: Вениамин Клецель — один из самых популярных художников на русской улице Израиля, лауреат премии «Олива Иерусалима».

Д-р Алек Д.Эпштейн, обошел многие частные коллекции израильтян и выяснил, чьи работы наших современников реально имеются в домашних собраниях. Статистика — вещь упрямая. С гигантским отрывом от других лидировал Вениамин Клецель. Не включая повторы и вариации на темы собственных работ, исследователь зафиксировал около трехсот работ художника, находящихся в домашних коллекциях. На предложение «расстаться» с ними ( продать, заменить на работы другого художника) не согласился никто. Некоторые попросту недоумевали: «Чудной человек! Не для того висят в доме! Брали то, что нравится!» Замечу, что у почитателей Клецеля редко висит одна его картина, как правило, несколько.

Вот такая реальная жизнь, в которой имена одних художников — по аукционами светятся, а работы других — как свет в доме. Исследование феномена популярности Клецеля еще не завершено, продолжается в США, Канаде, странах восточно-европейской диаспоры, в музеях городов, с которыми была связана жизнь художника — Самарском художественном музее, Одесском Доме-музее имени Н.Рериха.

Вениамин Клецель родился в 1932 году в Одесской области в поселке Первомайский. Война. Эвакуация в Узбекистан. «Помню Ташкент тех лет, — вспоминает художник. — Несмотря на тяжелые военные годы, все воспринималось как праздник: ослики, верблюды, идущие по городу, женщины в паранджах, глиняные заборы, запах плова…». И хотелось все это нарисовать… Изостудия Дворца пионеров, художественное училище, живописное отделение Театрально-художественного института. Учитель Александр Волков, чья «Гранатовая чайхана» стала метафорой Востока не одного поколения зрителей. В кругу его ташкентских художников были Юрий Талдыкин, Владимир Бурмакин, Евгений Мельников, Руза Чарыев, популярный в Израиле — Гарик Зильберман. Затем — армия — с карандашом в руках. После переезда в Самару начал преподавать в художественной школе и на архитектурном отделении Строительного института. Был принят в Союз художников СССР. Но это были пути правильного рисунка — не себя обретенного в новом качестве здесь.

С 1990 года Вениамин Клецель проживает в Иерусалиме, иллюстрирует прозу Григория Кановича, стихи Зинаиды Палвановой, тесно сотрудничает с «Иерусалимским журналом», Иерусалимским театром «Тарантас». В книге «Иерусалимские картинки» художник вспоминает: «Еще до войны в маленьком украинском городке, где я рос, часто бывали пожары. Они приводили меня в восторг. Потом мне стало понятно, что это была бессознательная тяга к цвету, к живописи». Так оно и есть: Клецелю присущи театральная декоративность, фовистская яркость тонов, ощущение восточного многоцветья в Иерусалиме, в котором очертания домов и деревьев, порой, словно освобождаются от контурных ограничений и цвет, словно переливается с края облака — на холм — крышу дома — случайную фигуру и вновь возвращается к облаку. «В великом Иерусалиме рисую камни, холмы, евреев. Восторг переполняет меня!» — говорит художник. Это эмоциональная и тематическая сторона творчества Клецеля в Израиле, главное, как показывает уровень востребованности художника, она попадает в свое время — независимо от гипотетических размышлений теоретиков о том, каким должен быть современный художник.

Для тех, кому импонирует живопись Вениамина Клецеля, она узнаваема и без его подписи, — по стилю, выразительности эффектов, экспрессионистическому звучания цвета. Клецель работает ежедневно, пишет быстро, убежден, что «вдохновение приходит во время работы. Работаешь, и вдруг картина начинает светиться!» И тогда яблоки — уже не просто яблоки — «наливные яблочки»: желтые и зеленые, а есть с розово-красным румянцем по бокам. Солнечные зайчики, пригревшись на грушах, не желают с них спрыгивать. И любовно скользит взгляд художника по поверхности холста с натюрмортом: просто, чисто, без лукавства, и словно сам собою укладывается в композиционное равновесие всех деталей на столе с цветами в подбукетнике.

Значительное место в творчестве Клецеля занимают собирательные образы, запечатленные в портретах-типах и портретах-состояниях, как сосредоточенно-серьезных, так и решенных с юмором. К примеру, «Читающий Тору». Не в этот ли миг ты наедине с Всевышним? А где мысленно можно остаться наедине с собою? «В парикмахерской»: смотри на себя и не пеняй на зеркало. Или: возлюби себя самого… где, когда? В той же парикмахерской во время бритья («Бреющийся»)! Художник обозначает внешний событийный пласт, характер образа, художественный ритм: статичность, размеренность, само «сердцебиение», порыв.

Полны юмора и читаемых еврейских поговорок жанровых работы Клецеля. Решил костюм заказать — посмотри в каком портной ходит. Как работаешь — так и заработаешь. А вот и излюбленные застолья: любая рыба хороша — лишь бы гефилте фиш, вино вошло — тайное вышло… За жизнь! Лехаим! Здесь тебе и музыканты и танцующие. Воспринятый из литературных источников штетл Клецеля вечен в живописном долгоденствии художника. Впрочем, персонажи клецелевского штетла, может, и готовы умереть, но не от страха — от смеха. За жизнь! Лехаим!

А еще в Клецеле жив романтизм шестидесятника, прорывающийся бесстрашием римейков. Символичен «Портрет жены художника» — оперной певицы, Заслуженной артистки РСФСР Славы Бондаренко, в прошлом солистки Самарского театра оперы и балета. На голубом фоне, в белой широкополой шляпе и красном в моросящую полоску жилете и… библейские агатовые глаза… В самом ее облике читается нечто, идущее от достоинства грузинских цариц, точнее, — певиц…

И вновь вспоминаю о Пиросмани. Легендарный чекмень, он загадал недоступное трезвому человеку желание — «удивительное желание осторожно дотронуться до дрожащего горла Маргариты, когда она поет» (К. Паустовский).

Легок груз лет золота свадьбы за плечами иерусалимского Пиросмани. 50 лет Вениамин Клецель по жизни рядом с певуньей Славой и дарит миру, словно ей одной, свои ощущения красками, равными миллиону алых роз в сердце.

Выставка открыта до 8 июня.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Галина Подольская: Миллион роз в сердце: Вениамин Клецель»

  1. Статья написана с теплым отношением к художнику. Безусловно, если Вениамин Клецель — ученик Александра Волкова, значит прошел высшую школу живописи. Однако меня смущают беспрерывные сравнения автором статьи Вениамина Клецеля с Пиросмани. Дело в том, что талантливый Пиросманишвили был «невыученным» художником, и писал он так, как самородок без систематического художественного образования. Пиросмани был примитивистом не по убеждению, а потому что не умел писать иначе. А вот Клецель, который прекрасно выучен, перешел на «примитивизм» и «фовизм» из потребности рынка. А это уже фальшь, хотя у Клецеля, безусловно есть и прекрасные работы.
    Выше стоит тектст моей рецензии, написанной на сайте газеты «Еврейский мир», а в самой газете, кроме статьи Галины Польской даны многичисленные репродукции работ Клецеля, дабы показать его «близость» с Пиросманишвили. Поэтому «пузыри восторга» Г.Подольской — дилетантский восторг, но не более. Увы, Галина Подольская не понимает, что Пиросманишвили и Клецель — по своему живописному нутру и технике совершенно различны.

    1. Уважаемый Виктор, прежде всего, спасибо за Ваше неизменное внимание к мому творчеству. Надеюсь, Вы будете продолжать начатую Вами традицию — сопровождать своими комментариями и «эпитетами» в мой адрес и последующие мои публикации на разных сайтах 🙂
      Увы,с одной стороны, неблагодарное это дело — отвечать невнимательному читателю. Но с другой стороны, для кого мы вообще пишем? Короткий и внятный ответ на другом сайте, видимо, оказался слишком короток и недостаточно внятен. Каюсь — моя вина…
      Потому, позволю себе несколько более многословную «эпистолу».
      Говорят, каждый видит так, как видит, понимает так, как понимает. — Хорошо, что вам известна популярная информация о Пиросмани, совпадающая, к слову сказать, с данной мною в тексте статьи:» Известен феномен Нико Пиросмани — сына земли и солнца Грузии, чья не знавшая канонов академического искусства живопись оказалась настолько настоящей….» ( см первый- второй абзацы текста).
      — Хорошо, что у Волкова Вы цените не только экспрессионистические работы.
      — Хорошо, что Вы цените академизм в искусстве, хотя мне представляется, что говорить об этом уместнее в связи с другими художниками.
      — Судя по вашим заинтересованным комментариям в адрес живописи В. Клецеля, думаю, вас не затруднит перечитать и абзац моей статьи с цитатой из романтической новеллы Паустовского. Само присутствие художественного текста Паустовского в рамках эссе под названием «Миллион роз в сердце» недвусмысленно указывает на жанровую принадлежность настоящей публикации к формам современной «литературы об искусстве».
      Обычно публикации, тяготеющие к жестко регламентированному искусствоведению середины прошлого века, бытуют на других сайтах и имеют другие названия, что не приводит к внутреннему конфликту при восприятии читаемого текста (и не портит настроение :)).

      Не сомневаюсь , что Ваша публикация о Вениамине Клецеле будет интересной многим читателям, поскольку вы осветите его творчество с другой стороны.
      С уважением,
      Галина.

  2. Уважаемый Ефим.
    Спасибо за живой отклик на публикацию.
    Чувствую себя счастливой, если читателям и людям, о которых пишу, мои тексты по сердцу.
    На писать «также» о ком-либо никогда не получается.Работы, представляемые на выставке, — для меня всегда отправные для каждой конкретной статьи. А в данном случае — знание и личное знакомство с человеком больше десятка лет.

    Возвращаюсь к вашему предложению: о Михаиле Яхилевиче писала в рамках статей » Еврейские мотивы в живописи ( Б.Карафелов, В.Клецель, М.Моргенштерн, М.Яхилевич) — «Наш Иерусалим», 2003 г., «Иудаика — кич или искусство?»( те же авторы) — «Вести. Иерусалим», 2003. О персональной выставке художника — «Стена в пустыне» — «Новости недели», 2003.
    В моей книге «Современное Израильское изобразительное искусство с русскими корнями» ( Иерусалим, 2011.- 800 с.) есть небольшое эссе о М.Яхилевиче «Суккот в Тарусе» по опубликованным выше материалам.
    Говорят, «Верстой ближе — пятаком дешевле».
    Сложившийся художник не всегда меняется на том уровне, чтобы об этом было интересно писать не с точки зрения количества выставок, сопутствующей фактографии, а природы творчества. Когда я открою для себя новое, непременно напишу. Впрочем, не исключаю и сопутствующих жизненных ситуаций.
    Спасибо.

    1. Спасибо за пояснения, уважаемая Галина!
      Мои поздравления с Праздником Победы!

    2. Ефим Левертов: Могли бы Вы написать также о художнике Михаиле Яхилевиче?
      Галина 9 Май 2014 at 10:06
      ….Впрочем, не исключаю и сопутствующих жизненных ситуаций.
      ———————————————————————
      Как раз такая жизненная ситуация случилась. Моя добрая знакомая написала мне из Израиля:
      «У Михаила 27-го открывается выставка в Тель-Авиве».

  3. Спасибо Вам за знакомство с израильскими художниками!
    Могли бы Вы написать также о художнике Михаиле Яхилевиче?
    С большим уважением!
    Ефим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *