Семён Талейсник: “Зубная боль” в живописи

 736 total views (from 2022/01/01),  6 views today

Электрический стул был изобретен стоматологом… Хотя он и не предназначен для казни, а лишь удобен для пациента и врача в процессе лечении зубов, но каждый, садящийся в это кресло всё же испытывает некое волнение, а иные и ужас перед ожиданием возможной, ну, не казни, а боли…

“Зубная боль” в живописи

Семён Талейсник

Проблемы с зубами у людей были всегда. Как всегда существовала и практика преодоления этих проблем. Начиналось всё в пещерах наших древних пращуров, что красочно показал неизвестный мне живописец на этой, случайно попавшейся в Интернете картине.

Вряд ли станет известным имя человека, которого можно назвать первым стоматологом, как и первым хирургом или вообще врачом, ибо оно затерялось в веках, не имеет документального подтверждения и никогда не станет известным. Первым из многих предполагаемых, очевидно, был первобытный человек, удачно выбивший больной зуб, вытащивший из тела щепку или стрелу лука, смазавший рану слюной, а позднее — соком найденного случайно растения, облегчившего страдание.

Первыми «стоматологами» были этруски. Они вырезали искусственные зубы из зубов различных млекопитающих уже в 7 веке до н.э.

А до того, как в 19 веке была создана технология изготовления искусственных керамических зубов, в качестве материала для зубных протезов использовались зубы солдат, павших на поле сражения. Так, после гражданской войны в США английские стоматологи получали целые бочки этих «трансплантатов». Возможно, именно тогда появилась шутка: «зубы болели редко, так как были вставные».

Тут же я должен показать вам карикатурную картину, оставившую у меня довольно неприятное, даже отталкивающее впечатление. Художник Томас Роуландсон показал на ней эпизод из практики модного дантиста, который в угоду нуворишам пересаживает им зубы, только что взятые у детей… Чем то этот сюжет более чем двухвековой давности напоминает современную криминальную практику покупки-продажи у неимущих органов для трансплантации…

На сумбурной разноцветной, почти лубочной картине довольно схематично представлена мизансцена работы дантиста, манипулирующего у головы тёмно-серого (грязного?) субъекта в присутствии пациентов, обсуждающих саму манипуляцию или возможные фасоны и виды пересаженных зубов, при этом разглядывающих друг у друга новые зубы и рекламные картинки. В стороне стоят двое плачущих детей после изъятия у них зубов.

По средневековым поверьям зуб мертвеца приносил удачу. Эту идею не мог не подхватить великий испанский художник Франциско Гойя для создания очередной жуткой картины (в сюжетах его картин встречаются сцены ещё более страшные и жестокие). Это репродукция или фото картины, очевидно, переснятое из альбома его рисунков.

На картине видно, как объятая ужасом женщина, отвернув и закрыв лицо платком от ещё висящего в петле мертвеца, пытается пальцами вытащить из его рта зуб. Руки его связаны, так что он «мешать» ей не станет. Не хотелось бы огорчать читателя показом такой картины, но имя её автора заслуживает исключения.

Предварим дальнейший анализ живописи о зубоврачевании портретом Святой Аполлонии — христианской покровительнице всех страдающих зубной болью и врачей-стоматологов. Согласно легенде можно уменьшить зубную боль стоит только произнести или упомянуть в молитве её имя…

О её мученическом пути к этому высокому признанию сложены легенды и даже существует живописное полотно французскогохудожника Жана Фуке, атрибутами которого является масса надуманных артефактов, очевидно для большего впечатления….

С «ужасом» показываю читателям картину истязаний Аполлонии во благо зубоврачевания. Не зря все мы страшимся процедуры лечения зубов, хотя эта картина совершенно не соответствует нашим сегодняшним представлениям о ней.

Зачем повязали молодую рыжеволосую женщину порукам и ногам, да ещё так крепко? Какие показания для вырывания у неё зуба такими грубыми и длинными щипцами? Причём для фиксации головы один из «лекарей» или экзекуторов тянет её за рыжую косу или собранные в пучок волосы… И всё это сопровождается церковными напутствиями. Лицо страдалицы не прорисовано, что несколько гасит впечатление об её мучениях…

Картина скорее напоминает расправу над рыжеволосой ведьмой, каковые были так распространены в средневековье в Европе, а не целенаправленное зубоврачевание. Хотя картина названа соответственно тому, что видит зритель, но никак не соответствует древней легенде

Римский историк Евсевий Памфил описал совершенно иную картину: «Язычники схватили также Аполлонию, дивную старушку-девственницу, били по челюстям, выбили все зубы; устроили за городом костёр и грозили сжечь её живьём, если она заодно с ними не произнесёт кощунственных возгласов с отказом от Христа. Она не стала унижаться и, немного помолившись, отошла в сторону, прыгнула с разбега в огонь и сгорела». И произошло это 9 февраля 249 года, а в 300-м году она была канонизирована как святая великомученица и признана покровительницей зубных врачей. В день её почитания католической церковью — 9 февраля во всем мире отмечается День стоматолога.

Рисованные упоминания о болезнях зубов есть и в древних китайских и японских миниатюрах, офортах, в иллюстрациях арабов с упоминанием в Коране, а в греческих трудах имеются даже целые тома с рисунками, посвященные болезням зубов и лечению зубов.

Стоматолог удаляет больному зуб. Даже на этом примитивном рисунке удаления зуба у пациента, сидящего на полу балкона или у раскрытого окна, производится теми же традиционными щипцами. Здесь уже можно заметить страдальческое выражение лица… В первоисточнике вокруг миниатюры размещалась цитата из Корана, в которой врачу объясняется, как нужно относиться к пациенту. На второй миниатюре турецкого художника, нарисованной на листке очень старой бумаги, показана оригинально воплощённая уловка в позах участников, облегчающих удаление зуба.

Стоя на коленях, как это принято в Японии, стоматолог удаляет пациентке передний зуб. Возле них на рисовой бумаге лежат деревянные протезы.

А ниже — найденное единственное восточное полотно со сценой работы уличного цирюльника.Лечение не всех присутствующих интересует, но более любопытные с интересом, но без ажиотажа её воспринимают. Только почти лысый брадобрей сосредоточен на своих манипуляциях во рту пациента, который смиренно держит миску под подбородком…

В Европе в Средневековье и даже позже, в 19 веке, больные зубы, не поддававшиеся лечению, удаляли. Но не медики, а простые брадобреи, ловко владевшие инструментами, и потому именовавшиеся зубоврачевателями. Либо, по-простому, — зубодёрами…

Врач-шарлатан демонстрирует публике на карнавале, как следует из подписи на рисунке, «безболезненно удалять зуб», включая челюсть. Челюсть в руках лекаря не бутафорская, а от животного, а на лице страдальца отражена эта «безболезненная» операция…

Ещё один рисунок о европейском зубоврачевании из средневековой книги.

Здесь уже можно различать выражение лиц лекаря — внимательное и напряжённое при удалении зуба (всё теми же слесарными щипцами!), и страдальческое, молящее о помощи свыше, судя по направлению взгляда к небесам, у пациента.

Позднее Среневековье, Германия. Акварель. Иллюстрация из средневекового трактата по медицине. Практикующий врач удаляет зуб пациенту, а сестра ему ассистирует.

В России в связи с ее чрезвычайной отсталостью медицинская наука о лечении зубов пришла с опозданием и внедрялась с трудом. Предметом для изображения процедуры лечения художниками, послужили трагикомические сцены их удаления. А.П. Чехов не преминул воспользоваться сюжетом для юмористического рассказа «Хирургия».

«Батюшки, отцы родные, помилосердствуйте! Втрое заплачу! Только пустите! У меня и зуб уже перестал болеть! Отец диакон велели водку с хреном прикладывать — не помогло. Гликерия Анисимовна, дай бог им здоровья, дали на руку ниточку носить с Афонской горы да велели теплым молоком зуб полоскать, а я, признаться, ниточку-то надел, а в отношении молока не соблюл: бога боюсь, пост».

На всех приведенных мною картинках лечение зубов показано в связи с ужасающими по величине и форме клещами. Они и сейчас демонстрируются (хотя и в уменьшенном виде) почти на всех карикатурах для придания им весомости и надёжности в лечении зубов, которые, как известно из анатомии, прочно посажены в лунках челюстей и для их удаления или выбивания необходимо приложить силу или применить более современный инструментарий. Плюс, конечно, обезболивание, несмотря на которое почти все (если не все) пациенты страшатся визитов к стоматологам.

Анализируя представленные далее живописные полотна, в той или иной мере связанные с зубоврачеванием, невольнопонимаешь, что преобладает в их сюжетах и персонажах (врачах и пациентах) юмористический компонент. Так уж издавна повелось, что к врачам, которые порой спасают жизни или уменьшают страдания, художники почему-то подходят с улыбкой, утрируя изображаемые картины, гиперболизируя показные страдания илечения, критикуя шарлатанов от медицины, создавая артистические сцены, где врачи выступают в роли актёров, демонстрируя своё мастерство.

Рассмотрим несколько картин на заданную тему:

Ян Миенс Моленар — нидерландский художник и график эпохи барокко, писал преимущественно жанровые полотна со сценками из деревенской и крестьянской жизни. На картине можно рассмотреть, как в тёмном помещении, вприсутствии молодой улыбающейся женщины, с игривым любопытством наблюдающей за действиями, не очень уверенный и понимающий патологию эскулап пытается найти причину зубной боли. Это видно из его сосредоточенного взгляда в раскрытый расставленными пальцами обеих рук рот пациента, который с ужасом в глазах ожидает установления и устранения причины боли и. Правая рука его отведена, пальцы судорожно сжаты в кулак, что хорошо заметно из-за их побелевших фаланг…

Ромбоутс подражал Микеланджело да Караваджо. Его произведения отличаются верностью рисунка, тщательно исполнены, хотя и резки по колориту, как видно на этой картине с контрастными переходами цветов. Автор показывает одного из лекарей, не ведающих сомнений и боязни. На полотне изображен «зубодёр», запустившийпалец в рот пациенту, причём, не глядя, а находясь больше в контакте со зрителями, как в театре…

И что же там показано? Снова шутовская картина разыгрываемой сцены удаления зуба на публику… Все, или почти все, веселы, увлечены представлением, внимательно смотрят на работу «зубодёра». Последний стоит за спиной пациента, всунув клещи или щипцы в рот, возможно, ухватив ими больной зуб, не глядя на пациента и не прислушиваясь к стенаниям из его широко раскрытого рта. Этап ли это процедуры или поза, как сцена для фотографирования, если бы тогда были уже изобретены фотокамеры… Хотя застывшая физиономия пациента, ожидающего боль в момент тракции и поднятой рукой с расставленными в ужасе пальцами, заставляет верить в реальность удаления зуба. Мастер своего дела! Артист! Так и хочется сказать. Вряд ли можно в такое поверить. Так что и Караваджо, возможно, тоже нас разыграл…

Лукас ван Лейден, Лука Лейденский, Лукас Хюйгенс (нидерл. Lucas van Leyden) (1494-1533), голландский живописец и гравёр, создал в 1523 году чёрно-белую гравюру, a художник Ян (Пан) фон Лис, тоже художник из Нидерландов, через сто лет написал цветную картину по этой гравюре. На картине показана иллюстрация из средневекового трактата по медицине, где, судя по описанию и просмотру, зубной врач удаляет зуб пациенту.

То, что это лекарь свидетельствуют разложенные на столе инструменты, мало напоминающие зубоврачебные и нет никаких признаков асептики. Впрочем, это начало ХV11 века. Процедура осмотра почему-то проводится стоя. Лицо больного сосредоточено на ощущениях, вызванных осмотром врача, в ожидании возможной боли. Об этом свидетельствует и напряжённая рука, подготовленная к тому, чтобы остановить действия руки лекаря. Лицо последнего сосредоточено на изучении патологии при осмотре полости рта пациента. А в это время сестра либо просто помощница, успевает ещё залезть рукой в карман пациенту, которому сейчас не до неё… В общем, каждый занят своими делами…

На картине голландского художника XVII века Геррита ван Хонтхорста также показана сцена вырывания зуба у бородатого крестьянина таким же бородатым, но лысым улыбающимся лекарем, возможно местным «умельцем», поднаторевшим в этом виде врачевания… Страдалец, воздев глаза кверху и покорно раскрыв рот, невольно пытается защититься согнутой в локте с растопыренными пальцами рукой от возможной боли. Присутствующие местные жители, зашедшие по пути на рынок либо возвращающиеся с покупками в корзинах, с нескрываемым любопытством наблюдают «чудодействия» целителя, уверенного в своих проверенных практикой движениях…

С этими картинами перекликается полотно тоже голландского художника Адриана Яна ван Остаде. На картине показано вырывание зуба парикмахером, что следует из подписи под ней.

Обстановка типичная для жанровой сценки, так часто разыгрываемых на холстах голландскими художниками (Адриан Браувер, Ян Стен и др.). В парикмахерской, одной из жилых комнат крестьянского или небогатого городского дома, хозяин, выступающий в роли зубного врача, ничтоже сумняшеся, выполняет эту процедуру. Пациент с широко расставленными для усидчивости ногами и разведенными руками в напряжении, ожидая или противодействуя боли, не может двигать головой, крепко обхваченной рукой лекаря. Второй рукой парикмахер привычно удаляет щипцами больной зуб. Подмастерье — пацан с полотенцем, перекинутым через плечо, готов ухватить руку пациента, если тот не сможет удержать её и захочет помешать врачевателю. Как всегда есть любопытные зрители, среди которых, возможно, и следующий пациент, искренне сочувствующий и надеющийся на благоприятный исход операции…

 Геррит Доу — голландский художник эпохи Барокко, представитель бытового жанра. Рисовал кухарок, торговок, врачей или музыкантов. Сын художника по стеклу, обучался гравюре. Будучи соседом Рембрандта, часто бывал в его мастерской, где считался одним из лучших учеников.На картине усатый лекарь в чёрной шапочке типа ермолки в своём кабинете, где на столе виден череп, признак профессии. В одиночестве без помощников и зрителей он удаляет молодому мужчине зуб. Захвативлевой кистью голову под челюсть и прижав её к краю спинки или к себе, правой рукой со щипцами уже меньшего размера, чем у его предшественников, удаляет больной зуб. Лицо немолодого эскулапа спокойно, сосредоточено. Лицо и всё тело пациента напряжены из-за переносимой или ожидаемой боли. Кожа на лице слегка покраснела, глаза устремлены кверху, рот раскрытрукой врача или усилиями самого больного, ибо других вариантов нет. Руки прижаты к груди, а левая нога напряглась в вытянутом естественном для данных обстоятельств положении, как бы помогая и создавая опору.

Художник Геррит Доу повторил свой сюжет лечения зубной боли, но в совершенно другой манере на черно-белом полотне.

На этой, более театрализованной картине, размещённой в окне с отдёрнутой шторой, напоминающей раздвинутый занавес, как на сцене, выступает довольный улыбающийся врач, торжественно показывающийзажатый в пальцах удалённый зуб… Над тазом, зажимая пальцем место удалённого зуба пока не остановится кровотечение, наклонена женская голова со страдальческим выражением лица… Рука целителя покоится на голове пациентки как знак очередной победы над мучившей её болью.

Одна из самых распространённых в галереях и сюжетных примерах картин о зубных врачах принадлежит голландскому художнику Яну Стену.

Не знаю, почему лекарь, удаляющий зуб у юноши наречён «шарлатаном», но выглядит эта сцена, действительно, не очень по-врачебному. Скорее, как пытка, хотя «пытаемый» не скован и не пытается удрать, освободиться, а лишь страдает от боли, старается не двигать головой, но дёргает ногами и крепко сжимает в кулаке левую кисть. Его лицо выражает страдание и ожидание боли. С этим чувством знакомы все кому, когда-либо, удаляли зубы. Ведь боль то мгновенная, а её предчувствие — мучительно и тревожно. И удаляет этот эскулап зуб, очевидно, без должного обезболивания, хотя на бочке с настилом — столом, стоят склянки с возможным противоболевым снадобьем, которым он смазал предварительно область операции.

По привычному шаблону одеяний того времени Ян Стен облачает врача в накинутый на одно плечо коричневый плащ с несвежим, но ещё белеющим воротничком. Он в чёрной шляпе с высокой конической тульёй, какие тогда, по-видимому, носили в Голландии. На его шее видна цепь с медальоном. Рукава плотной широкой светлой сорочки с мелким узором заканчиваются более светлыми манжетами, возможно кружевными. В правой руке он держит пинцет или зажим, которым уже захватил зуб и приготовился его выдёргивать… Левая рука как бы с открытой «лодочкой» кистью то ли для охвата подбородка, чтоб не дёрнулась голова в момент удаления зуба, то ли приготовилась принять удалённый зуб. Лицо сосредоточено и серьёзно.

Вы только всмотритесь в лица и позы собравшихся плотным кольцом вокруг людей. Спиной к нам в красной подпоясанной рубахе, в непомерно большой для него шляпе, с обручем в одной руке и палочкой-погонялкой — в другой, стоит паренёк. Недвижим, как изваяние. Лица его мы не видим, но представляем выражение ужаса или любопытства на нём. О весёлом предвкушении забавного фокуса говорит лицо девочки в коричневом платье, склонившейся всем корпусом и наклонившей головку, чтобы лучше разглядеть невиданные раньше ею подробности действа, совершаемого этим заезжим доктором. Стоящая слева женщина, может быть мать пациента или его бабушка в коричневом платке и корзиной на согнутом локте, с ужасом и состраданием, сжав судорожно переплетённые пальцы рук, наблюдает процесс лечения и ждёт его благополучного конца, шепча молитву. Вообще, детские лица вокруг с менее трагичными, даже весёлыми любопытными взглядами, а у крестьян они, напротив, сосредоточены, серьёзны и внимательны.

Целый цикл работ, посвященных теме зубоврачевания, существует у голландского художника Яна Викторса. Наиболее известна из них картина «Дантист с посетителями». Ещё известны три его картины «Зубодёр», «Брадобрей» и Рыночная сцена».

На всех перечисленных картинах, действие в виде театрализованного представления в одном месте, на одной и той же площади, примерно в одной и той же обстановке. Несколько изменены действующие лица, но смысл один и тот же: лечение зубов в тот период было процедурой прилюдной, из этого делали своеобразное шоу.

Врач в красном колпаке склонился над пациентом, глаза которого закрыты полоской ткани, которую за его головой держит ассистент. Поза человека, решившегося лечить больной зуб, выражает ужас и ожидание боли. Руки подняты, согнуты в локтях, ладони сомкнуты в кулак, рот открыт, возможно, при крике или стонах, возможно, только ещё в ожидании процедуры… Зрители заняли свои места вокруг стола. У тележки с овощами или фруктами сидит продавец и внимательно следит за действом. А стоящая за врачом дама, возможно жена доктора, комментирует сцену врачевания или проводит рекламную акцию…

Следующая живописная сцена действий очередного зубного врача также больше смахивает на театральное представление.

Зубной врач типичным цирковым или театральным жестом показывает результат «фокуса» по извлечению зуба у рыдающего ниже пациента, зажимающего платком ещё кровоточащий рот. Присутствующие не только смотрят с увлечением или с сочувствием всю процедуру лечения, но тут же живо её и обсуждают. Иные рукоплещут и приветствуют эффектный результат лечения…

Почти та же мизансцена успешного лечения зубной боли разыграна на картине другого итальянского художника примерно того же периода.

Почти «кардинальным» отличием показанного действа от предыдущего можно считать изменение пола пациента. На сей раз после удаления демонстрируемого зуба является женщина, закрывшая лицо платком. А некоторые зрители отвернулись от показа трофея доктора. Но он, торжествуя, призывает всех вырывать зубы именно у него…

На картине английского художника и карикаруриста Роберта Дигтона действительно показан деревенский пейзаж в окне и весёлый балаган с так называемым лечением зубов у «зубовырывателя», как свидетельствует подпись под картиной. Помимо присутствия, подглядывания через окно соседки, улыбок зрителей, над всеми ещё поднят какой-то знак, напоминающий подкову, возможно на счастье, на удачу. Всё это напоминает балаган, хоть билеты продавай на очередное представление. Обращают на себя внимание два противостоящих лица: серьёзное раздумчивое лекаря и испуганное пациентки, голова которой фиксирована дюжими руками сельского помощника «зубодёра».

На картине французский художник Луис-Леопольд Бойли показал истинное безыскусственное страдание пациента от боли при удалении у него зуба. Динамичность и реальность картины вызывает сочувствие больному и понимание решимости действий врача, направленной на избавление пациента от боли. Лицо врача напряжено, видны морщины, отражающие мимику и сосредоточенность. Кисть руки крепко сжимает бранши щипцов, чтобы они не соскочили с уверенно охваченного ими зуба. Он даже приоткрыл рот, невольно повторяя пациента. Последний держится изо всех сил. Прикрыв глаза, с безумным от боли взглядом,с неимоверным страданием на лице, пациент судорожно вцепился обеими руками в покрывающие его накидки, желая от них поскорее избавиться. Очень демонстративное и реалистичное полотно.

***

Электрический стул был изобретен стоматологом… Хотя он и не предназначен для казни, а лишь удобен для пациента и врача в процессе лечении зубов, но каждый, садящийся в это кресло всё же испытывает некое волнение, а иные и ужас перед ожиданием возможной, ну, не казни, а боли…

Бормашина была, наверное, изобретена испанскими инквизиторами. Невольно поверишь в эту шутку, перечитав комментарии к показанным картинам…

Еще в 15 в. профессор медицины Платеариус из Пизы рекомендовал располагать больного в кресле, эта практика не получила широкого распространения вплоть до начала 18 века. Доктор Фаушард позднее писал, что пациента необходимо усаживать в устойчивое, удобное кресло, спинка которого должна быть изготовлена из конского волоса или с мягкой подушкой, которую необходимо располагать соответственно телосложению пациента и дантиста.

Чтобы передохнуть от жутких сцен вырывания зубов щипцами, практиковавшимся всё средневековье во всех странах, мне хочется представить читателя две «весёлые» карикатуры, на которых показан метод удаления зубов с помощью «нитки» или жилы как петли на удаляемом зубе. Не так давно, а возможно и сейчас применялось и применяется народными лекарями просто доброхотами, соседями или друзьями, в домашних условиях. Особенно, если зуб уже шатается и готов к экстракции. Например, молочные у детей… Правда, не всякий читатель улыбнётся, а только тот, кто не испытывал никогда прежде никаких зубовных страданий… А кто с ними знаком, отвернётся и не исключено, что даже выразит своё недовольство «неуместными шуточками» от автора…

При посещении дедушки, возможно зубного врача, что в названии картины не уточняется, а другие комментарии к ней вообще отсутствуют, дети с опаской смотрят на добродушного старичка, протягивающего руку,приглашая подойти с вопросом — не болят ли зубки. Хотя видно, что щека у девочки перевязана, и она боится…

Феликс Шлезингер — немецкий (прусский) художник. Рисовал преимущественно картины с детьми.

Как и художник Эдвард Роберт Хьюз (1851-1914), английский художник, который слыл амбициозным перфекционистом. Использовал преимущественно акварель и гуашь. Его работы можно увидеть во многих государственных коллекциях музеев и галерей Бэдфорда, Кембриджа и др.

На картине посещения стоматолога отражён добрый юмор художника. «Страшные» инструменты доктор с улыбкой прячет за спину или в фартук. Лицо ребёнка серьёзное, бледное испуганное. Мама пытается её утешить и уговаривает не бояться доктора. Мол, он только посмотрит, почему болит зубик…

Врачевание больных зубов у деревенской целительницы-знахарки показал на своей картине народный художникРСФСР Василий Мешков. Пожалуй, это единственная картина русского живописца, кроме нескольких карикатур и иллюстраций к рассказу А.П. Чехова, которые посвящены зубной боли… Странная закономерность русской художественной школы…

Автор полотна из семьи священника. Занимался иконописью. Затем учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Позднее сам преподавал в ней. Одним из его учителей был художник В. Д. Поленов.

Скромный сюжет представлен стоящим мужчиной с перевязанным, как обычно при флюсах лицом, даёт осмотреть свои зубы народной целительнице или местной знахарке, судя по её деревенской одежде…

Целительница своими умелыми или опытными руками помогает пошире раскрыть рот, отворачивает губу или щеку. Пациент, возможно из учителей или земских служащих, с измученным бледным после бессонно ночи лицом, покорно терпит обследование в надежде на исцеление. Вся процедура осмотра и лечения проходит стоя…

Наконец-то, как мы с Вами увидим, удобное или многофункциональное стоматологическое кресло появилось лишь в наше времяна картине американской художницы — Ли Дубин «ЗУБНАЯ КЛИНИКА», из цикла её ностальгических картин о Викторианской эпохе (1837—1901).

Наконец-то мы видим кресло для пациента в кабинете стоматолога!

Современная американская художница Lee Dubin родилась в Калифорнии, пишет акварелью, маслом и пастелью, также создает литографии и гравюры. О себе она рассказывает: «Я рисовала с тех пор, как могла держать кисть. Я всегда хотела быть только художником». Автор пытается проникнуться духом и привлечь зрителя к пониманию, ощущению атмосферы того времени.

Эту девочку с перевязанным заплаканным личиком усадили для отвлечения и успокоения в стоматологическое кресло добрый доктор и миловидная сестричка, готовящиеся к её осмотру… И больше никаких кресел на картинах о лечении зубной боли мы не увидим…

Этой же художнице принадлежит картина, воссоздающая портрет ассистентки и обстановку работы стоматологов в современном кабинете.

А вот грустная, чисто жанровая сцена ожидания страдальцев-пациентов в приёмной зубного врача не может не создать у зрителя тягостную и унылую атмосферу…

Абель Панн (Abba Pfeffermann) (1883-1963). Родился в Латвии, в Краславе, на границе с Беларусью. Европейский еврейский художник, который провел большую часть своей взрослой жизни в Иерусалиме. В 1898 году он отправился в Одессу, где был принят в Академию художеств. В 1903 году в Кишиневе документально запечатлел пережитый им погром. Эти рисунки способствовали его становлению как художника, отображавшего хронику еврейской истории. В 1903 году, он переехал в Париж, снимал комнаты в Ля Руш, где жили некогда Модильяни, Шагал, Хаим Сутин и другие еврейские художники. Панн учился в Французской академии у  Бугро.

Роман с дантистом или ухищрения молодого зубного врача женщины, стоящей со щипцами рядом с ничего не подозревающим (шутка, более подходящая для ребёнка) пациентом-ловеласом, приготовившим для врача-дамы цветочек… Он не ведает, что его ждёт!

Этой стоматологической карикатурой мне хочется завершить свой врачебный обход галереи картин с изображением на них зубной боли различными художниками, разных стран и континентов.

Проводя анализ изображений пациентов, страдающих зубной болью, и врачей, лечащих их, в живописи можно отметить следующие закономерности или тенденции по времени написания полотен и по происхождению авторов этих картин, созданных художниками разных стран и континентов.

Общей тенденцией является юмор, привнесенный в рисунки во все времена и для всех авторов. Хотя, некоторые редкие художники, изображали и натуралистические картины жуткого содержания. Все восточные миниатюры тоже в шутливом тоне показывали врачевание зубов. Больших полотен среди них, какими характеризуется средневековье на Западе, мне найти не удалось. Зато голландские, итальянские и реже французские и английские художники заполнили галереи большим числом полотен с изображением шарлатанов-зубодёров. Русские художники в этих сюжетах явно отстают и можно назвать единичные картины о зубных врачах, появившиеся в конце 18 и начале 19 веков и даже позже.

Современные картины, хоть и не теряют карикатурность в изображении зубных врачей и пациентов, но в них всё же видна тенденция к реалистичности и более серьёзному подходу.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Семён Талейсник: “Зубная боль” в живописи»

  1. Прекрасная статья и прекрасные иллюстрации. Чувствуется, что автор — и врач, и большой любитель живописи. Спасибо!

    1. Низкий поклон, Вам, уважаемый Ефим, за столь высокую оценку понятой работы.

  2. Дорогой Семён,
    очень понравилось. Может быть многовато иллюстраций, которые можно было включить в статью более строго. Но это, как говориться, дело вкуса каждого из нас.
    Со своей стороны могу вам порекомендовать вазу из кургана Чертомлык, которая храниться в Эрмитаже. Помимо сцены стреноживания коня, на котором впервые в истории видны седло и стремена, там вычеканена и сцена экстракции зуба патлатым скифом. А это всё же артефакт из IV века до н. э.

    1. Уважаемый Борис! Сразу же готов согласиться с Вами, что число иллюстраций зашкаливает но это же не бумага, а сеть, паутина, где места много. Конечно, не у каждого читателя хватает терпения… Но, поверьте мне, что это лишь часть, лучшая, кончено, разных художников на тему зубной боли. И о вазе знал, но ведь я анализировал только живопись, картины. Так что вазу пришлось отставить…
      Спасибо за Ваш благожелательый отзыв.

  3. Спасибо, уважаемый Soplemennik за ссылки. По первой же нашёл и посмотрел эту комедию абсурда. Сцена в наркозом применяемым зубодёром сыграна достаточно убедительно, как и всё в фильме. Я же приведу Вам пример «наркоза», который использовала современная Аполлония, похожая на ту, что показана среди первых моих иллюстраций. Когда стоматолог женщина, прижавшись ко мне своим очаровательным бюстом по необходимости позы при сверлении зуба, я переставал чувствовать боль, и мечтал о продлении «наркоза». Так что способы бывают разные, но эффект достигался…

  4. Уважаемый Soplemennik!
    Спасибо за отзыв и за вызванные по аналогии смешные анекдоты.
    Жаль, что картинка не высветилась. К сожалению, фильм «Пекарь императора» мне не попался.
    Отсутствие дружных комментов свидетельствует о здоровых зубах наших читателей. Я рад за них.

    1. На картинке череп! 🙂
      В фильме есть эпизод: императору (на самом деле, его двойнику, пекарю) удаляют зуб.
      Императрица:
      — Бедняжка! Ему же будет больно!
      Зубодёр:
      -Что Вы, Ваше величество! Мы же удаляем под наркозом.
      Один «ассистент» кладёт на голову пекарю подушечку, а другой … лупит по ней огромной деревянной колотушкой! 🙂

  5. Отличная работа!
    Можно добавить, что тема нашла отражение и в литературе (Чехов!) и в кино («Пекарь императора»).

    И уж конечно в анекдотах, парочку которых приведу:
    Мальчик в слезах выходит от дантиста. Мама ему:
    — Что надо сказать тёте?
    — Сука!
    —————————-
    Стоматолога спрашивает надоедливый пациент:
    — Как сберечь зубы?
    — Чистить зубы утром и перед сном.
    — А ещё как?
    — Минимум дважды в год показваться дантисту.
    — А ещё как?
    — Не лезть в чужие дела!!!
    ——
    и, наконец, «весёлая» картинка с подписью

    «Он не заплатил по счёту!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *