Элла Грайфер: Чем Израиль Быкову не угодил

 344 total views (from 2022/01/01),  2 views today

И вот, когда уже совсем было себя убедил, что все в порядке, вдруг, как чертик из табакерки, выскакивает этот бестактный Жаботинский и давай, как на базаре, орать: «Дурень ты дурень, не ананасы тебе будут, а «Циклон Б»!»…

Чем Израиль Быкову не угодил

Элла Грайфер

И площaдь дaют хорошую –
Живи и не помирaй.
А я не хочу жилплощaди!
Ты родину мне отдaй!
А. Жигулин

Отрекись глупцам вопреки,
Кто из умных тебя осудит?
Отрекись, Галилей, отрекись,
Мне от этого легче будет.
А. Городницкий

Началось все с невинного замечания Юлии Латыниной, что новопровозглашенная «Новороссия» есть не что иное как местный вариант Палестины: такой же бандитский анклав, живет на дотации и соседям покою не дает. Утверждение очевидное на грани банальности, как говорится: когда собака человека укусит — это не сенсация, для сенсации надо, чтоб человек собаку укусил. Именно это и обеспечил Дмитрий Быков, объявив, что не Палестина она, «Новороссия», а вовсе Израиль.

Получилось очень удачно. Во-первых, сенсация, которой не заметить просто невозможно, ибо все евреи загалдели, а во-вторых, представился случай оттоптаться на этом гадком Израиле, который, в отличие от Палестины или даже Донецка, покоя не дает не кому-нибудь, а вот именно лично господину Быкову, да не какими-то там словами или делами, но самим фактом своего существования.

Если вслушаться в возмущенный галдеж оскорбленной еврейской общественности, то, кроме эпитетов, наиболее часто раздаются два предположения:

  1. Этот хамелеон уже опять приспосабливается, на сей раз — к очередной волне антисемитизма в России.
  2. Этот недоеврей страдает застарелой самоненавистью.

То и другое вполне может быть правдой, но все-таки, по-моему, не это главное.

Первопричина острой неприязни господина Быкова к государству Израиль с еврейским вопросом прямо не связана, а связана она с очень большой любовью к свободе.

Все согласны, что человек — животное общественное, но далеко не все делают из этого простой вывод: человеку нужно сообщество. Без него он, говоря словами Стругацких: «…будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет», примерно как если его «не кормить, не поить и не лечить». Необходимые для этого блага не падают с неба: хлеб надо растить, воду — качать (а в Израиле так даже и опреснять), за лечение зарплату платить доктору или хотя бы шаману. Точно также сообщество создается и поддерживается усилиями его членов. Если все религии мира не устают твердить о любви к ближнему, причиной тому не наивная вера, что ближний должен (или может!) вызывать во мне сугубо положительные эмоции, а наблюдаемый факт: не будем вместе трудиться на благо и процветание родной общины — ну так она и сдохнет, обеспечив нас обоих кучей эмоций отрицательных.

В исходном моменте свобода — это возможность выбора: пахать, стругать или в опере петь, поддерживать отношения в сообществе, где родился и вырос, или найти другое, где тебе больше нравится. Но в любом случае выбор связан с усилиями, с принятием на себя определенных обязательств.

Чтобы овладеть новой профессией, надо старательно учиться, чтобы сменить пол — здоровьем пожертвовать, кушая ложками гормоны, а чтобы вписаться в другой народ, надо, сверх овладения культурой и языком, еще и заручиться его согласием тебя принять, что далеко не всегда гарантировано. Многие сообщества к перебежчикам относятся с подозрением, понимая так, что кто в строительство своего родного вкладываться не захотел, от чужого и подавно сбежит при первой же трудности — кому он нужен, такой ближний? Можно, правда, и совсем новое, собственное сообщество основать, но это будет, во всяком случае, не легче.

Право выбора автоматически влечет за собой обязанность платить за свой выбор. Так было раньше. Но ныне в разделяемом господином Быковым мировоззрении современного Запада столь же естественным правом человека является и право на невыбор.

Можно выбрать профессию токаря, можно — пекаря, можно жизнь прожить скромным офисным планктоном. Но можно ведь и ничему толком не выучиться, а так до пятидесяти и кантоваться вечным подростком на пособии, коротая дни на демонстрациях протеста — все равно, против чего.

Можно создать семью и растить детей, можно старательно поддерживать отношения с родственниками, можно просто быть верным другом. Но можно ведь и наслаждаться легкими интрижками без всяких обязательств, изображая трагическую фигуру, у которой «не сложилась жизнь».

Можно быть патриотом по принципу: «Где родился — там и сгодился», можно вложить много сил и совершить рывок на новом месте, преодолев барьеры и сделавшись своим. Но можно ведь даже там, где родился, жить «гражданином мира», с восторгом и умилением отказываясь служить в армии и объясняясь в любви мультикультурализму, или, наоборот, из Африки приплыть на Лампедузу, куда тебя не приглашали, и с облегчением сесть на пособия, которых не заработал.

При этом по умолчанию предполагается, что кто— то другой обеспечит тебя приличным пособием, пенсией по старости и защитой от нашествия иноплеменных. Тебе, значит, кто-то должен, а ты не должен никому. Даешь права без обязанностей! Умельцы проехать на дармовщинку, конечно, были всегда, но далеко не всегда пользовались уважением у широкой публики. Так вот, в обществе постмодерна тунеядство почитается добродетелью.

А «постмодерн» — это, чтоб вы знали, мировоззрение, идеально воплощенное в известном мультике «Пластилиновая ворона». Она, то есть, — ворона, а может быть — корова, а может — бегемот… В пластилиновом мире нет разницы между дворником, страусом и русалкой, между Донецком и Иерусалимом, между Холокостом и строгим выговором без занесения, между басней Крылова и инструкцией по технике безопасности. В этом мире всякого смысла лишен вопрос: «А как оно на самом деле?», — потому что никакого «самого дела» в нем нет и быть не может. Все один пластилин.

Не знаю, может такой мир был бы вправду для кого-то уютнее нашего реального мира, но жить нам пока что приходится в суровой действительности, где вопрос насчет «на самом деле» воленс-неволенс приходится задавать, поскольку это иной раз — вопрос жизни и смерти.

Будучи человеком здравомыслящим, Былов понимает, конечно, что реальность какие-то обязательства накладывает всегда, но воспринимает их прагматически: прогибаться, когда выбора нет, и отбрасывать при первом удобном случае. Возможно, он еще понял бы человека, который прилагает усилия, делая ракеты и покоряя Енисей, можно даже, несколько поднапрягшись, смоделировать ситуацию, при которой он бы и сам поучаствовать согласился, но принципиально не приемлет он обязательства как моральную категорию, как внутренний императив. Ибо мораль есть атрибут сообщества (например, народа), а для постмодернистского индивидуалиста западного образца это слово попросту неприличное.

Он, то есть, постмодернист, никогда не задумывается над тем, что столь ценимая им свобода выбора/невыбора не с неба свалилась, а создана предками, группой народов в долгой истории их далеко не всегда мирного сожития, что как только народы эти утратили уважение к своим ценностям и готовность их защищать, в том числе и с оружием в руках, так и само существование их со всеми достижениями оказалось под угрозой. Они этого не вмещают никак и веруют твердо, что насилие порождает только насилие, все младенцы рождаются демократами и вообще творог выколупывается из вареников.

Любой человек, готовый бороться за любое общее дело, за жизнь свою и своих детей, подозрителен им, а господину Быкову, сверх того, если человек тот — еврей, так прямо и ненавистен, ибо самим существованием своим напоминает о претензиях, которые кто-то где-то как-то как бы сможет ему предъявить.

Не будем сейчас углубляться в политическую историю Ближнего Востока, выяснять, улучшило ли там ситуацию создание Израиля, или наоборот (на самом деле — не то, и не другое), отметим лишь, что внутреннюю ситуацию господина Быкова существование Израиля ухудшило вне всякого сомнения, ибо в его парадигме патриотизму оправдания нет. Все эти, которые бегают и стреляют, делают это только по неуживчивости характера, не важно, кто там на кого напал и чего стрельбой желает добиться, а всех опаснее — тот, кто уверен, что сражается за правое дело. Откуда ты, в самом деле, знаешь, что оно правое? Какая еще ворона, когда может быть — собака? Правильные люди заняты только и исключительно умножением собственных удобств — а какие могут быть удобства в окопе?

Тем более, когда успех предприятия далеко не гарантирован (не гарантирован он и до наших дней!), а без затрат не обойдешься. За все придется платить: за трудности объективные и субъективные, за все глупости и ошибки, и драться тоже придется, и стрелять, убивать и быть убитым… В общем, на свой манер проходить весь путь, пройденный некогда предками нынешних европейцев и американцев, благодаря которым имеют теперь потомки свою удобную и комфортную жизнь.

Так стоит ли на необустроенном Ближнем Востоке надрываться, когда нынче во всех конституциях записаны права человека независимо от расы, национальности и вероисповедания? Есть, значит, шанс проехаться на дармовщинку: то право, которое эти антисемиты веками в борьбе обретали, нам, оказывается, в диаспоре положено сразу и за так… А раз положено — можно сидеть и не рыпаться.

И чего, спрашивается, не хватало этому Жаботинскому? Что — обнаружил, что талант не дотягивает и главным литератором России ему не стать? Ну, так и что? Быков-то ведь и сам того… не очень чтобы Достоевский, а ничего — устроился: и сыт, и пьян, и нос в табаке. И у Жаботинского получилось бы ничуть не хуже, тот еще несколькими языками владел, со всеми европейскими столицами — на «ты», за ручку, от кошмара Гражданской Бог уберег…

При родном-то русском языке, причастности к великой культуре… Ну да, ну антисемитская, ну так и что с того? Вишь, нежности какие! Не такие таланты утирались и продолжали вдохновенно творить! Есть ситуации, когда гордость надобно — под каблук… вообще-то говоря, у евреев это ситуация перманентная и выбора нет… Но ведь этой небольшой неприятностью можно и перенебречь, с учетом, что в параллель вполне досягаемы ананасы в шампанском.

И вот, когда уже совсем было себя убедил, что все в порядке, вдруг, как чертик из табакерки, выскакивает этот бестактный Жаботинский и давай, как на базаре, орать: «Дурень ты дурень, не ананасы тебе будут, а «Циклон Б»! Как это выбора нет? Есть выбор, я его сделал!»… Да уж, видали мы твой выбор: со всякими однорукими якшаться, строем ходить, польских евреев агитировать… И кто они тебе, эти деревенские сапожники да ешиботники отсталые?

Да чем ты лучше того же Бородая или даже распоследнего головореза палестинского? Тот, по крайней мере, романтик: судьба-индейка, жизнь-копейка, а ты, мерзавец, личным примером утверждаешь, что можно и нужно брать на себя ответственность, что сообщество надо строить, а Родину защищать, что никто никому, по большому счету, не обязан, а уж еврею-то от антисемитов ждать милости и вовсе смешно. Возмущение господина Быкова понять вполне возможно.

Куда сложнее понять его единомышленников, в этом самом неправильном Израиле обитающих (ключевые слова: «Гаарец«, «Рамат-Авив«). Не жизнь у них, а сплошные судорожные попытки оправдания: перед сильно цивилизованным Западом и слабо цивилизованным Востоком, перед теорией и практикой, перед предками, потомками и самими собой. Но как тут оправдаешься, если сам факт твоего существования с убеждениями твоими несовместим, а любая самозащита — преступление против человечества?

Нет, вы как хотите — я лично предпочитаю Быкова. По крайней мере, честно.

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Элла Грайфер: Чем Израиль Быкову не угодил»

  1. Уважаемая Элла, эта Ваша заметка меня огорчила — слишком она сумбурна, в ущерб обычной Вашей ясности. Мало того, она вынуждает меня вступиться за Диму Быкова, творчество которого я переношу со все большим трудом — поверхностность его прозы и публицистики уже стала граничить с пошлостью. Но, мне кажется, Вы неправы, написав: \»…принципиально не приемлет он обязательства как моральную категорию, как внутренний императив. Ибо мораль есть атрибут сообщества (например, народа), а для постмодернистского индивидуалиста западного образца это слово попросту неприличное\».
    Во-первых, налицо противоречие: если мораль — \»внутренний императив\», то она не может быть \»атрибутом сообщества\». Во-вторых, гражданские обязанности вполне могут быть и у ненавидимых Вами постмодернистских индивидуалистов — например, бороться против засилья государства. И, наконец, главное: Дима Быков активно участвует в общественной жизни России и таки воспринимает эту борьбу как свою внутреннюю обязанность. При этом он реально рискует — сегодня его обнаженный торс выставляют на потеху московской толпе, а завтра вполне могут и растерзать те, для кого \»крымнаш\».
    Вам может не нравиться, что он патриот России, а не Израиля, но ведь он и не притворяется таковым — и зачем тогда все Ваши пассажи о Жаботинском? Еврей Быков сделал свой выбор, хоть Вы и упрекаете его в неспособности его сделать. И зачем бросать камень в \»антисемитскую великую русскую культуру\»? Да, Быков чувствует себя частью этой культуры — и хоть я согласен с Вами, что он ошибается, это все же никак не заслуживает осуждения. А Израиль вряд ли развалится от того, что кто-нибудь — будь то Быков или Эренбург — считает его возникновение исторической ошибкой.

  2. У Быкова мама еврейка, а папа русский.
    Он, как и большинство Советских людей в этом случае выбрал в 16 лет русскую национальность.
    Потом он стал известным писателем и атрактивным телегостем, и даже тянет на социального философа папцового типа.
    Ему бы задуматься и понять, что в его случае следует формировать себя и как 100% русский, и как 100% еврей, совмещая эти две стороны своего бинациоализма кошерно – без смешения.
    Ан нет – выбрал быть мононациональным русским человеком, а теперь мучается; и так же бы мучался если бы выбрал мононационально еврейскую самоэдентификацию.
    Даже если у человека и отец, и мать евреи, а он плачет и смеется на русском языке, и ни какого другого языка хорошо не знает, то ему правильнее самоиэдентифицироваться, как и 100% русский и 100% еврей.
    В персонал бинационализме самое главное не чувствовать себя полукровкой и смешанокровкой.

    1. «Родился в семье Льва Моисеевича Зильбельтруда и Натальи Иосифовны Быковой. Родители вскоре развелись и ребёнка воспитывала мать, учительница русского языка и литературы в школе № 1214 г. Москвы. Окончил факультет журналистики МГУ». По поводу отцовой «крови» сам ДЛ высказывался многкратно; по поводу «свойскости» его — см. рецензию Захара Прилепина на ЖД…Насчёт «неугодил Израиль»: руку на сердце положа — кабы вмесио «Быков» стояло Лакро-Путин — стоило бы голову ломать.

  3. Элла, Вы не учитываете того факта, что Быков — баальшой моралист и никак не тунеядец (наоборот, трудится, как архаровец, на пяти работах, днем в лицее, вечером в газете и в передачах, ночью пишет), да и в стремлении к легкой жизни его не обвинишь, с его талантом мог бы уже выйти в ВПЗРы, а так его фронда еще очень даже может выйти ему боком.
    И с тем, что не Достоевский, я не согласен, на том уровне, на который приплыла ныне российская словесность, Быков с Улицкой вполне себе Достоевские, Толстые и Гоголи. Дело вовсе не в их таланте, Достоевский с Гоголем тоже были сволочами, но к их таланту это отношения не имеет, мухи вместе, котлеты отдельно.

    А в остальном Вы все же выруливаете на Ваш пункт 2, и правильно выруливаете:
    «Этот недоеврей страдает застарелой самоненавистью».
    И это будет справедливо и по отношению к его идолу Пастернаку, и ко многим другим персонажам, некоторых мы имеем удовольствие лицезреть даже здесь

    1. Вы не учитываете того факта, что Быков — баальшой моралист и никак не тунеядец (наоборот, трудится, как архаровец, на пяти работах, днем в лицее, вечером в газете и в передачах, ночью пишет), да и в стремлении к легкой жизни его не обвинишь, с его талантом мог бы уже выйти в ВПЗРы, а так его фронда еще очень даже может выйти ему боком.

      Не согласна. Ну, то есть, согласна с тем, что работает много, но это, как я и имела честь вам указывать, вопрос не морали, а прагматики. ВПЗР-ом ему не стать по причине неарийской внешности, о чем он, полагаю, заблаговременно догадался.

      1. Элла
        — 2014-07-04 09:50:12

        Не согласна. Ну, то есть, согласна с тем, что работает много, но это, как я и имела честь вам указывать, вопрос не морали, а прагматики. ВПЗР-ом ему не стать по причине неарийской внешности, о чем он, полагаю, заблаговременно догадался.

        Тогда я не понимаю, в чем его тунеядство? А если бы совершил алию, то перестал бы быть тунеядцем?
        По-моему, очевидно, что он считает себя русским литератором и желает Большой славы у Большого народа, отчего и пытается всячески примазаться к этому народу, что по традиции делается отречением от малого, крещение — первый шаг на этом славном пути.
        В этой связи я совершенно не понимаю фразу «Первопричина острой неприязни господина Быкова к государству Израиль с еврейским вопросом прямо не связана, а связана она с очень большой любовью к свободе». Я бы сказал, что связана она не с любовью к свободе, а с любовью к славе

        1. А кто вам сказал, что он тунеядец? Вы, видимо, статью мою по диагонали прочли и решили, что все результаты морали «права без обязанностей» сосредоточил в себе лично товарищ Быков. Но такого у меня не написано. Славу он действительно любит, но мне кажется, что без особенности, мною отмеченной, и честолюбие бы приняло форму другую.

          1. Элла
            — 2014-07-04 16:46:42

            А кто вам сказал, что он тунеядец?

            Ну, у Вас этому — в статье о Быкове — посвящено несколько абзацев, практически полстатьи:

            Необходимые для этого блага не падают с неба: хлеб надо растить, воду — качать (а в Израиле так даже и опреснять), за лечение зарплату платить доктору или хотя бы шаману. Точно также сообщество создается и поддерживается усилиями его членов. Если все религии мира не устают твердить о любви к ближнему, причиной тому не наивная вера, что ближний должен (или может!) вызывать во мне сугубо положительные эмоции, а наблюдаемый факт: не будем вместе трудиться на благо и процветание родной общины — ну так она и сдохнет, обеспечив нас обоих кучей эмоций отрицательных.

            В исходном моменте свобода — это возможность выбора: пахать, стругать или в опере петь, поддерживать отношения в сообществе, где родился и вырос, или найти другое, где тебе больше нравится. Но в любом случае выбор связан с усилиями, с принятием на себя определенных обязательств.

            Чтобы овладеть новой профессией, надо старательно учиться, чтобы сменить пол — здоровьем пожертвовать, кушая ложками гормоны, а чтобы вписаться в другой народ, надо, сверх овладения культурой и языком, еще и заручиться его согласием тебя принять, что далеко не всегда гарантировано. Многие сообщества к перебежчикам относятся с подозрением, понимая так, что кто в строительство своего родного вкладываться не захотел, от чужого и подавно сбежит при первой же трудности — кому он нужен, такой ближний? Можно, правда, и совсем новое, собственное сообщество основать, но это будет, во всяком случае, не легче.
            Можно выбрать профессию токаря, можно — пекаря, можно жизнь прожить скромным офисным планктоном. Но можно ведь и ничему толком не выучиться, а так до пятидесяти и кантоваться вечным подростком на пособии, коротая дни на демонстрациях протеста — все равно, против чего.

            Но можно ведь даже там, где родился, жить “гражданином мира”, с восторгом и умилением отказываясь служить в армии и объясняясь в любви мультикультурализму, или, наоборот, из Африки приплыть на Лампедузу, куда тебя не приглашали, и с облегчением сесть на пособия, которых не заработал.

            При этом по умолчанию предполагается, что кто— то другой обеспечит тебя приличным пособием, пенсией по старости и защитой от нашествия иноплеменных. Тебе, значит, кто-то должен, а ты не должен никому. Даешь права без обязанностей! Умельцы проехать на дармовщинку, конечно, были всегда, но далеко не всегда пользовались уважением у широкой публики. Так вот, в обществе постмодерна тунеядство почитается добродетелью. и далее…

            Если все эти сентенции относятся не к главному и единственному герою статьи, то к чему они здесь вообще?

  4. Мне кажется, что талант Быкова (включающий стихи в строчку, а не столбиком, как принято) сильно преувеличен. Его мыслительное сильно преувеличено.

    И чего, спрашивается, не хватало этому Жаботинскому? Что — обнаружил, что талант не дотягивает и главным литератором России ему не стать? Ну, так и что? Быков-то ведь и сам того… не очень чтобы Достоевский, а ничего — устроился: и сыт, и пьян, и нос в табаке.

    Его талант не дотягивает ни до Пушкина с Достоевским в литературе, ни до Бен-Гуриона с Жаботинским в политике, ни до Ницше и Вл. Соловьева в философии, в общем, ни до чего большого. Он — маленький человек, и это его бесит.

    1. O.В. — «… на том уровне , на который приплыла ныне российская словесность , Быков с Улицкой вполне себе Достоевские , Толстые и Гоголи. . .»
      — — — — — — — — — — — — — —
      Tags: «ЖД» , чужое мнение — Дмитрий Быков — синдром Изнуренкова
      — Наконец-то, благодаря радикулиту, я прочел «ЖД» Быкова. В целом, роман жидковат, написан наспех , с журналистскими завихрениями. Тем не менее, он оставляет довольно стойкое впечатление, что уже хорошо для романа.
      Быкову бы сократить его и восемь раз отредактировать, и было бы, думаю, лучше. Очень много ляпов, дурных сюжетных ходов, вроде неожиданных встреч героев; вообще, читаешь будто бы черновик. Не проработаны многие персонажи или проработаны по избитому лекалу. Но Быков так витален, он так много пишет, слишком много, так много везде бывает, он и на радио, и на телевидении, он и стихи пишет…
      «Он отдал себя всякой всячине,вечно клубящейся вокруг» (Межиров о Евтушенко).
      У «ЖД» и задумка хорошая, и много сильных мест в этом романе, которые не забываются на третий день после прочтения, но в целом, роман забывается на третий день… И все же Быков поверхностен. Сразу пишет все набело. Некогда ему. Вдумайся, проработай персонажи, канву, отступления! Нет! Не хочет! Пора на радио! И выходит кисель какой-то с вкраплениями действительно сильных мест. Но вдумчивости , боли , катарсиса – ничего этого нет , он не выстрадал роман, он его испек на подносе вместе с сотней других пирожков: спешит все куда-то суетится , хочет выдать на-гора , наступает по всем фронтам – и – все размазано. Журналист. Не может сосредоточиться. Синдром Изнуренкова.

      Как очень хорошо сказал Битов: взял я стопку современных книг, прочел, и ставлю всем – от трех с плюсом до четырех с минусом. Пишут все прилично , профессионально, но – не задевает. Проходит по касательной. Профессионализм в литературе губит самое зерно литературы. Пишут
      грамотно, хорошо, а к чему? Непонятно. Сам Битов вынашивал и пестовал свой роман много лет, никуда больше не лез. Если уж пишешь роман , да еще и с такой претензией – пиши его 20 лет. Но нет у Быкова времени – он все спешит куда-то. В результате получилась лишь заявка на…Но не продукт творчества. Разве так работали наши великие? Разве что только Достоевский , но
      Достоевский прорывался в немыслимые высоты даже при немыслимом недостатке времени, это уж так Бог его наделил. А в целом, пестовали, оттачивали свое произведение, проводили его через
      смертный барьер и выводили сквозь катарсис на блаженное ровное поле. Для этого нужно время и полное самоотрешение. Аскеза даже. Что-то сродни многодневной молитвы, наверное. У Быкова всего этого нет. И , наверное не будет никогда.
      Вот , я слушал его интервью , где он ни во что не ставит Довлатова. Но «Заповедник» Довлатова – истинно драматическое произведение. «Чувство драмы», как говорил сам Довлатов. Оно у него есть. И «Заповедник» навсегда остается в памяти , резервирует место в душе , и Быков неправ. Я
      согласен с тем, что остальной Довлатов – это лишь олитературенное собрание еврейских
      анекдотов , и все равно: чувство драмы у Довлатова есть. А у Быкова нет. То есть почти что есть , если б он только так не спешил куда-то. Так мне видится.

      1. чувство драмы у Довлатова есть. А у Быкова нет. То есть почти что есть , если б он только так не спешил куда-то.

        Александр, я не знаю, что такое «чувство драмы». Но мне кажется, что, например, в «Оправдании» драма есть. Пишет он интересно. Стихи, пожалуй, еще лучше
        Что касается сентенций, как надо писать и как не надо, что надо запереться в башне из слоновой кости и обратить очи к вышним далям, то мне эта точка зрения кажется дилетантской, как если б человек утверждал, что мыслитель должен сидеть в позе роденовского мыслителя и ни в какой другой, и напоминает рассуждения Сальери о Моцарте у Пушкина, да и самого суетного Пушкина, бегавшего за юбками, игравшего в карты и много проигрывавшего и много посещавшего бордели. Сам же Пушкин лучше всех и описал эту дилемму:
        Пока не требует поэта.
        К священной жертве Аполлон,
        В заботах суетного света
        Он малодушно погружен.

        1. Возможно , драматизм это — выстраданность , вдумчивость , боль. Сочинение — любое , — должно быть выстрадано , а не «испекаться на подносе вместе с сотней других пирожков » . У Д.Б. этого , на мой взгляд , нет. O «башне из слоновой кости » и т.п. я и не заикался . Я привёл длиннющую ЦИТАТУ , с которой я согласен , для этого и привёл ; главное же моё возражение , на которое Г.Г. не счёл нужным отвечать: » никак не могу согласиться с – ” Быков – блестящий пример взращиваемых западной цивилизацией социопатов . . .» Нет-с , не западной . Он — другого рода продукт.

  5. Спасибо, Элла, прекрасная работа, очень интересная.
    Только вот этот тезис вызывает сомнение:
    «Первопричина острой неприязни господина Быкова к государству Израиль с еврейским вопросом прямо не связана, а связана она с очень большой любовью к свободе.»
    На мой взгляд не имеет значения, «Достоевский»:он или пожиже, это совсем не важно. Он талантливый человек, но ведь дело совсем не в этом, не правда ли?
    «Мне представляется сосем простая штука» — он нашел себе нишу, в которой действует вполне успешно, и все бы хорошо, но вот еврейство, как гвоздь в сапоге, мешает комфорту. А реализованное еврейство – это и есть Израиль. Вот он и никак не уймется. Есть много стран, которые можно назвать «неудачным проектом». К примеру – Ирак. Так он же Быкова не волнует. Так что связи с еврейством его комплексов, на мой взгляд, очевидна.

    1. Ну, в той, «либеральной» нише, которую он занимает, еврейство как таковое мешает не очень. А «патриотические» его не признают, будь он хоть стопроцентным арийцем. Они же даже Ельцина к нам приписали, но самого Ельцина это ни к чему не обязывало.

    2. «Мне представляется сосем простая штука» – он нашел себе нишу, в которой действует вполне успешно, и все бы хорошо, но вот еврейство, как гвоздь в сапоге, мешает комфорту.

      Я думаю, что Вы правы.

  6. Элла Грайфер: Чем Израиль Быкову не угодил
    ————————Б———————
    Не самое это симпатичное дело — защищать сильного. Этакое беспроигрышное занятие.
    Быков — человек, как все. И слабости есть у него, и силы. Но силы у него не как у всех. Силы у него одного хватит на миллион. Или более. За такую силу человеку надлежит многое прощать. Потому что один такой человек работает за миллиард. И миллиард вместе собравшись не будет иметь такого потенциала как Быков. И главный продукт, что Быков произвёл, тот самый, что не произведёт и миллиард, это он сам.
    Что ж за диво он сотворил? А такое, что слушаешь его и дивишься — на что способен Хомо Сапиенс. А этот Хомо Сапиенс оказывается способен на мысль быструю как молния. Что мысль быстрая — it is not big fucking achievement. А то, что она и быстрая и точная, и ясно высказанная, и неординарная, и глубокая, и разнообразная, и гибкая… — it is big fucking achievement. А то, что его подпитывает популярность(а может она его муза?), ему можно легко простить. И видно назначение у него высокое, раз чувствуются в нём силы такой необъятности. Впрямь, по Печорину.

  7. Блестящий анализ. Полагаю, однако, что основная посылка: большая любовь Быкова к свободе, незаслуженно усложняет рассматриваемый предмет, хотя в начале статьи Вы точно и исчерпывающе опредилили генезиз идиотского уравнения, предложенного Д. Б. (Новороссия = Израиль), а именно: \»…сенсация, которой не заметить просто невозможно.\» Я это называю Эфектом Кардашиан. Стихает несколько шумиха, она выходит замуж за гиганта, давая обильную пищу воображению публики, худеет, сохраняя достоинства сложения, снова выходит замуж, теперь за негра и т.д.
    То же и Д. Б. Шумиха – кормилица его чрева и эго. Ни больше, ни меньше. ИМХО, разумеется. Два года назад я поставил в своём блоге такой стишок:

    ДБ не занимать таланту.
    Поэт, прозаик и актёр,
    Утёр он нос и дилетанту,
    И буревестнику утёр.
    Но, из породы попрошаек,
    Ему неможется в тени.
    А на свету… да хоть из шаек
    ДБ шумихой окати.
    Шумиха — всё, и цель и средство:
    Он, за шалавой семеня,
    На мелочёвку жидоедства
    Талант еврейства променял.

    06.23.12

    После уравнения Быкова я утвердился в своём мнении.

    С уважением,

    Ваш Артур.

  8. Инна Рос — БЛБ или Блики Ликов Быкова — \» При всяком обсуждении сегодняшней российской литературы неизменно всплывает имя Дмитрия Быкова. В N 166 журнала “22”, Леонид
    Школьник недоумевал по поводу парадоксальности этого писателя.
    – Действительно, – многолик. Как поет поэт Щербаков: “не казни артиста за то, что он себе самому не равен”… Не совсем бык, но все же…бывший. А в батюшкиной как-то просвечивает такой некогда модный лозунг (не смейтесь и не пугайтесь) социализьма-с: “От каждого по способностям – каждому по труду” – если кто забыл. Т.е. утром стулья (труд) – вечером деньги (серебро – зильбер). Или наоборот. Ну и старается, работает. Но ему, вернее, им, проще. Ибо много их….господин Школьник вопрошает: не объясняется ли ошибкой молодости его циничная
    врезка-рецензия: “не к тому, что из Нестерова получится новый Толстой, а к тому, что из скина, столь внимательного к политике и к жизни плоти, может получиться настоящий писатель…
    Кстати, за эту врезку, а заодно и за свежую мысль “Израиль – историческая ошибка”, озвученную Быковым в феврале 2007 года на иерусалимской книжной ярмарке, а затем неоднократно и в российских СМИ, врезали ему наотмашь некоторые, увы немногие, читатели и слушатели (см. Сетевая словесность. Дмитрий Быков. Книга отзывов. Архив 4)
    …Нет, господин Школьник, не такой уж молодости был тогдашний Быков.Наоборот, молодым он написал “Послание к евреям”.
    В книге стихов: Дмитрий Львович Быков “ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ” (Москва,1996.Редакционно-издательская фирма \»Рой\») стихотворение датировано автором 1991 годом. Время было
    тревожное. Разгар алии 90-х. Вот именно тогда он, видно, еще не очень знал, какой ветер задует, как карта ляжет, и “пригодится ли он там, где родился”…Смею предположить, Быков
    догадывается о “добрых чувствах”, которые “лирой пробуждает” в народе. И даже пишет неоднократно. Но — плевать хотел. Бабки строгает. А что у Д.Галковского в блоге на статьи типа:
    «Ушастых русско-еврейских гибридов мы насмотрелись до мордоворота» по 697, а то и за 2000 комментариев (что и не снилось нашим мудрецам), и что полно таких, как:
    “Господи! Мы все ведь так и думали! А что жидовские хари на нашем отеческом телевидении,то это всегда так было..они для нас как зверушки…в зоопарке, мы их и не слушаем и не видим! Хамло жидовствующее…”
    Аркадий Красильщиков в статье “Тяжкий якорь языка” («Новости недели» August, 2012) не без горечи замечает: “Бороться со злом властей высочайше разрешено – они и борются, причем небескорыстно. Достаточно вспомнить раскрученную поэтическую спираль Быков & Ефремов. Способность приспосабливаться к любым обстоятельствам – один из талантов народа Торы.
    Вот и приспосабливаются, тем более что им позволяют это делать” Хорошо, а почему позволяют? Ну не потому же , действительно , как Быков утверждает, что все налоги платит. По-видимому,
    властям удобно знать, как он раздражает народ. И пусть лучше такие в оппозиции, чем свои. Не пойдет за такими народ громить власть. Скорей самих их сметет. И нужен он властям примерно как липучка для мух, как кусок сыра в мышеловке. Вероятно, и сам он догадывается о своей роли. Вот рассуждения одного из персонажей его будущего романа “Американец”.
    Отрывок приведен в “Новой Газете” от 7.5.2013: “У нас провокаторами давно стали все и вся, потому что провокация, в сущности , и есть наиболее революционное действие в России. Представители власти и революционные ниспровергатели у нас по большей части такие дураки, такие копирующие друг друга бездари и сектанты, что налет человечности есть только на тех,
    кто передумал. Отсюда и феномен Азефа, в чье предательство якобы не верили, а на самом деле поверили сразу и в душе сказали себе: какой молодец!”
    Возможно, что теперь сам Быков в некотором раздрае. С одной стороны, если бы укрепить карьеру, занять подходящий пост, на котором уже не существенны были бы его СМИ-подвиги. Особенно, зная, каковы те, кто посты занимают. . .Вот из интервью в феврале 2012 года на вопрос об А.Навальном :“Я думаю, у него прекрасные перспективы. Мне кажется, что он националист в лучшем смысле: этическом, а не этническом. Человек очень быстроумный, весёлый, симпатичный. Вовсе не тот фюрер, которого из него лепят. То, что его так боятся, — хороший знак. Значит, уважают.” И там же: “Подождите, ребята, мы придём к власти — мы обязательно отменим ЕГЭ первым делом! Я уже с Навальным договорился, он на два месяца сделает меня министром просвещения”. Теперь ребятам придется долго ждать, поскольку Навальный под судом, и
    сделаться министром просвещения – мягко говоря, проблематично.
    С другой стороны что-то сдвинулось в последнее время.
    Т.е. в точности по Жаботинскому. И не исключено, что суглинок превращается в песок, барьером изгибается лесок, а поле пахотное постепенно, неспешно стягивается в арену. И вполне вероятно, что арена уже не только расчищена, и красные тряпки готовят, но и облачение для матадора, пики, и шпагу. И, глядишь, уже обозначен на ней смертельный изгиб muerte. И бороздЫ и плуга вместо грядет кровавая фиеста. А болтовня и треск для вида – отвлечь от зреющей корриды….
    все номера журнала \»22\» Тель-Авивский клуб литераторов
    —————————
    простите длиннющую цитату из старой статьи И.Р. ; на мой взгляд , это и есть Быков, многоликий , практичный , ОДНАКО , — себе на уме. И роль его прояснится не скоро. Сегодня , если верить ему , Д.Б-ву : \»У нас провокаторами давно стали все и вся. . .\»

    1. «Отсюда и феномен Азефа, в чье предательство якобы не верили, а на самом деле поверили сразу и в душе сказали себе: какой молодец!” Некоторые уточнения: 1. Азеф не был предателем — он предложил услуги полиции и служил. У него был предшественник — Дегаев, у пдп Зубатова — кап. Судейкин (отец художника). Была последовательница — Маня Шохат-Вильбушевич; так что не феномен — не говоря уж о до-азефовском военном шпионаже. Азефу с восторгом обеспечили славу СД — чтобы в его тени укрыть Малиновского.2).»поверили сразу и в душе сказали себе: какой молодец!» — кто? Чернов? Гоц? Савинков? Птенцы гнезда Гершуни?

  9. Дорогая Элла, прекрасная статья, и прекрасна она, по-моему, тем, что Быков в ней — не более, чем спичка, разжигающая костер. Расходный материал.

    Быков — wordsmith, прекрасный английский термин — кузнец слов. И как таковой — профессионал не из последних. Есть кузнецы по железу, есть — по словам. И его работа может быть интересна вне связи с ним самим, просто как объект.

    Как человек — он может быть интересен социологу, психологу и антропологу именно как учебное средство, муляж, лягушка в банке со спиртом. Почему? Западная цивилизация при всех ее вихляниях шла от дикости, зверства к уживанию, социуму, где смысл жизни сводился к улучшению ее трудом и заботой. Кратко — вырастить сына, построить дом, посадить дерево. Но под этим должен быть еще один этаж — твой дом не разрушит и не отнимет твой сосед, твое дерево не срубит, твоих родных не обидит. И это — обоюдно(NB!). Все остальное — социопатия.

    Вот Быков — блестящий пример взращиваемых западной цивилизацией социопатов. Это не менее видно и в США, где борьба за свободы принимает самые абсурдные формы. Этих борцов не смущает, что исторически недавно приобретенные свободы теряются, или уменьшаются до выхолощения. Это — не интересно. Интересны пограничные области, где полной свободы пока нет — любые наркотики, проституция, неограниченная миграция, полностью обеспеченное государством безбедное существование, етс.

    Социальные, экономические и политические следствия этих так и не повзрослевших недорослей не интересуют, да и раздражают. Но пример их психологии заразителен, вособенности для людей не привыкших к понятию ценности труда и преодоления. Все на свете — пластилин, как Вы прекрасно нашли образ. И это — самое важное.

    Еще раз — спасибо!

    1. Приведя длиннющую цитату из статьи Инны Рос – БЛБ или Блики Ликов Быкова , на мой взгляд , — одну из самых точных о Быкове , многоликом , практичном , ОДНАКО , и т.д. , хочу заметить , что никак не могу согласиться с — \» Быков – блестящий пример взращиваемых западной цивилизацией социопатов. Это не менее видно и в США, где борьба за свободы принимает самые абсурдные формы…\» . . . Наш это человек , наш. Точнее — ВАШ ; роль его прояснится не скоро. Сегодня же , если верить ему , Д.Б-ву : ”У нас провокаторами давно стали все и вся. . .”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *