Владимир Янкелевич и Игорь Юдович: Власть Суда или Власть Закона?

 586 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Решения БаГаЦа обязательны для всех, а что обязательно для него? Так что же делать? Ведь источник власти и права — граждане страны?  Как же так жить, и как дальше жить? Довольно большое количество веков как-то кривая вывозила.

Власть Суда или Власть Закона?

Владимир Янкелевич и Игорь Юдович

1. Страна вопросов

В Талмуде насчитывается свыше тридцати синонимов для слова «вопрос». Ничего подобного нет в других языках.
А. Штайнзальц

Такая у нас страна особая, и всевозможных вопросов здесь много. Если на вопрос «Что есть истина?» до сих пор ищут ответ, то с вопросом «Что есть справедливость?» все проще. Ответ на поверхности: что решит Высший суд справедливости — БаГаЦ, то она, эта самая справедливость, и есть.

  • О нашем БаГаЦе замолвите слово

У суда сложная задача — контролировать государственные органы и выяснять, а не вредит ли их законотворчество основной системе ценностей, на которых основана демократия в Израиле. Но вот опять вопрос: система ценностей может иметь два источника — волеизъявление граждан государства или божественное откровение. O каком речь? Правда есть еще и третий источник — мнение судей, которое, как любое человеческое мнение, может быть подвержено различным влияниям и политическим пристрастиям. «Люди, как люди». Правда, Воланд говорил так о москвичах, но это дело меняет несильно.

Примем для определенности, что личными пристрастиями судьи БаГаЦа не руководствуются, и пока божественное откровение за основу государственного строительства не принято, а граждане Израиля не могут собраться на горе Герцля и кричать хором по какому-либо решению «Любо! Любо!» или «Лехаим» (прямая демократия), приходится делегировать свои права избираемому представительному органу — Кнессету и наделять его правом законотворчества, а если те «законотворят» что-то не то и не туда, то есть возможность отправлять их в политическое небытие. Это и есть «Представительная демократия».

С БаГаЦем все иначе. Судей выбирает «Комиссия по выбору судей» в составе трех судей БаГаЦа, двух министров — министра юстиции и еще одного по выбору правительства, двух депутатов Кнессета (один из коалиции, один из оппозиции) и двух членов коллегии адвокатов. Для выбора судьи нужно семь голосов, то есть три судьи БаГаЦа могут заблокировать любую кандидатуру. Теоретически такой состав комиссии должен снизить политическое давление на выбор судей, но только теоретически.

В Израиле любят говорить, что наша судебная система взяла за основу британскую, основанную на прецедентной системе. Взяла то взяла, но с интересными особенностями. Так в Англии парламент может изменить или отменить прецедент, а в Израиле все наоборот, суд запросто отменит решение Кнессета, хотя законотворчество является функцией именно Кнессета.

Так было не всегда. Этот подход называется «судебный активизм», его главный разработчик — бывший президент Верховного суда Аарон Барак. На основании его разработок БаГаЦ должен играть важнейшую роль в израильском обществе и вмешиваться, влиять и решать любой вопрос, даже если это касается политических вопросов, вопросов религии или государства.

Ну, а если это грубо нарушает разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную и создает условия для вторжений суда в те области, в которых он не имел никакой подготовки или квалификации, ну так значит им, двум оставшимся ветвям власти не повезло.

Решения БаГаЦа обязательны для всех ветвей власти, стоят его выше любых решений Кнессета. А это значит, что мы живем не в государстве власти закона, а в государстве власти суда, опирающегося на собственную трактовку «справедливости».

  • Как это работает[i]

7 февраля 1990 года в арабской деревне Idhna в Иудее проходила процессия по случаю праздника Курбан-байрам. Израильских солдат там не было, зато были две конкурирующие группы, которые устроили праздничную драку с бросанием камней и бутылок с зажигательной смесью. Ну и в конце концов одна группа бросила осколочную гранату в другую. Погибли три человека, многие были ранены.

Потом, немного остыв и пересчитав раны, пострадавшие подали в суд на ЦАХАЛ. Казалось бы, во время внутреннего конфликта арабы решили поубивать друг друга, так причем тут ЦАХАЛ?

А вот причем. Граната армейская. Если бы, по мнению истцов, армия ее хранила лучше, то никого бы не убили.

Суд первой инстанции не стал особо вникать, кто бросил гранату, и была ли драка. По мнению суда — эти вопросы не основные. А основное то, что ЦАХАЛ, по мнению суда, проявил халатность, плохо следил за своей гранатой и должен выплатить пострадавшим арабам компенсацию.

Но истцы недовольны. Мало присудили, и они подают апелляцию в БаГаЦ. И вот, спустя 24 года после происшествия, БаГаЦ решил, что вина лежит на армии, которая не представила убедительных доказательств отсутствия халатности. Часть судей были против, но иск удовлетворили. Ну а такие мелочи — невыясненные обстоятельства причин взрыва, не установлен конкретный преступник, бросивший гранату, все это, по мнению БаГаЦа, отходит на задний план перед «небрежностью армии».

Когда-то в СССР взвод во время учебных стрельб получал по три патрона на человека. Если во взводе 30 человек, то выданных патронов 90. После стрельб нужно было сдать все 90 гильз. Как такой учет можно организовать в воюющей стране — БаГаЦ не интересует, это не их проблема. И это армия должна была доказать, что она не халатна, и в данном случае действовала презумпция виновности, но только не для того араба, который незаконно таскал гранату в кармане и кинул ее в толпу. Он вроде и ни при чём.

Конечно, судьи свои решение обосновали. Есть такие статьи 38 и 41 Постановления о деликтах[ii] (פקודת הנזיקין). На них есть смысл остановиться подробнее.

Статья 38 определяет, кто именно должен доказывать факт небрежность в хранении опасных вещей или её отсутствие. В соответствии с этой статьей, если ответчик был владельцем опасной вещи, которая привела к ущербу, то он и должен доказывать, что «он не верблюд». А статья 41 рассказывает о деликтах, которые по определению статьи «говорят сами за себя».

41 статья трактуется так, что факт взрыва «говорит сам за себя» на том основании, что ответчик (ЦАХАЛ) имел полный контроль над опасным предметом (гранатой), и потому совершенно очевидно, что ЦАХАЛ не принял разумных мер. И что сам факт взрыва больше соответствует выводу, что армия не приняла разумные меры, чем заключению, что разумные меры были приняты. Вот суд и решил, что ЦАХАЛ не доказал отсутствие халатности.

Ответчик (ЦАХАЛ) на суде утверждал, что граната не была под его «контролем или владением» на момент инцидента, и что Судом также не был решен вопрос об обстоятельствах взрыва гранаты. Так как Судом признано, что граната не была брошена солдатом, очевидно наличие так называемой «третьей стороны», то есть того, кто эту гранату бросил. Это разрывает причинно-следственную связь между ответчиком и гибелью людей. Но суд, хоть и не единогласно, эти соображения во внимание не принял: вина за гибель людей, по мнению суда, лежит на армии, и потому она должна платить.

Вот вам и ответ на вопрос «Что есть справедливость?»

Возможно ли жить в этой логике? Вот, например, в 1991 году количество жертв терактов в Израиле было рекордным со времён основания государства. На ком вина за гибель людей в терактах? Несомненно, что теракты проводятся с помощью «опасных предметов» (статья 38), а доказать, что армия не виновна в использовании «опасных предметов» в терактах, никто не доказал. А теракты, они «говорят сами за себя» (статья 41). Вот и получается, что не нужно искать виновных — ЦАХАЛ всегда под рукой.

  • Как это НЕ работает

А перестает работать судебный активизм, когда сталкивается с такой «жертвой апартеида», как, например, Ханин Зоаби.

Она из интересной и очень непростой израильской семьи. Мать — учитель математики, отец адвокат. Родственник Сейф аль Дин аль Зоаби был членом Кнессета от партии Мапай, мэром Назарета и заместителем спикера Кнессета. Ее дядя, судья Абд аль Рахман Зоаби, который был членом Верховного суда, а другой дядя, Мапам Абд аль Азиз аль Зоаби, был мэром Назарета и заместителя министра здравоохранения. Сама Зоаби имеет степень бакалавра философии и психологии Хайфского университета и магистра в области общественных связей и журналистики Еврейского университета в Иерусалиме. Вот такая «картинка апартеида».

В 2009 году она стала депутатом Кнессета. Интересно, что она считает Израиль расистским государством, а Кнессет «цитаделью неравенства». По ее мнению премьер-министр Биньямин Нетаньяху, Ципи Ливни и Авигдор Либерман — все они «куча фашистов». Ну ладно, отнесем это к свободе мнений и ее эмоциональности, хотя эти утверждения и вступают в противоречие с разделом 7А закона о Кнессете.

Но дальше пошло интереснее. Ханн Зоаби вместе с турецкими террористами с 30 на 31 мая 2010 года, пыталась прорвать блокаду Газы на судне Мави Мармара. Она прекрасно знала, что пассажиры судна вооружены ножами и дубинками, готовят антиизраильскую провокацию. Однако это не остановило депутата израильского парламента от участия в антиизраильской противозаконной акции. Ее роль в провокации подтверждается видео ниже. А это уже не свобода мнений, а конкретные противозаконные антиизраильские действия.

Вот тут судебная машина забуксовала.

Юридический советник Правительства сначала распорядился о проведении расследования в отношении Зоаби по этому факту, но уже в декабре 2011 года решил закрыть дело «в связи с обнаружившимися значительными юридическими трудностями доказывания вины». С чего он взял, что должно быть легко? А затем в конце декабря 2013 года стало известно, что БаГаЦ отклонил требование привлечь к суду Ханин Зоаби и шейха Рада Салаха, главу Северного крыла Исламского движения. Не хватило улик.

Понятно. Это не изнасилование без реальных улик и свидетелей спустя шесть лет на фоне шантажа, где «слово против слова». Там с уликами у БаГаЦа полный ажур.

Пламенная Зоаби не так популярна на арабской улице, как может показаться. В октябре 2013 года Назарете она решила баллотировался на пост мэра, семейная традиция знаете ли, но набрала только 10% голосов.

А как заработать популярность? Вот Зоаби стала действовать дальше, активно поддерживая террористов. Она оправдала теракт в Бургасе, обстрел школьного автобуса из Газы и многое другое. Особенно горячо она поддержала недавнее похищение троих подростков. «Похитители мальчиков не террористы, — заявила она, — даже если я не согласна с ними. Они люди, которые видят такую возможность, чтобы изменить существующую реальность. Они вынуждены использовать эти меры, чтобы заставить Израиль протрезветь немного». А Махмуда Аббаса за то, что тот обещал координацию действий сил безопасности ПА с Израилем в поисках похищенных подростков, она объявила предателем палестинского дела.

Возмутился даже глава фракции ее партии Балад в Кнессете, но наша система пока молчит, это же не граната, брошенная арабом в араба.

Возмутилась Лимор Ливнат. Она потребовала проверки действий Зоаби в соответствии с разделом 144 Уголовного кодекса — подстрекательство к насилию или террору, где говорится, что «призывы к насилию или терроризму, или похвала, сочувствие или поощрение акта насилия или терроризма, поддержка его …» нарушает закон. Генерал-майор полиции Мени Ицхаки, глава Управления расследований и сбора информации, обратился к юридическому советнику Правительства о необходимости начать судебное разбирательство по этому поводу и начать процедуру лишения Зоаби парламентского иммунитета.

Что же из всего этого произойдет? Скорее всего — ничего. «Впрочем… разве что чудо[iii]

Можно обратиться к прецеденту с предшественником Зоаби — Азми Бшарой. Его «права» защищали до последнего, а реально осудили лишь тогда, когда он сбежал за границу. Правда и после этого потребовалось еще 4 года, чтобы прекратить платить ему пенсию, как парламентарию. Когда за его антиизраильские выступления Избирательная комиссия постановила снять его кандидатуру с выборов, чуда не произошло. Суд постановил, что нет «убедительных, четких и недвусмысленных» доказательств его действий. А то, что Комиссия основывалась на Основном законе о Кнессете, не допускающем участия в его работе человека, поддерживающего вооруженную борьбу вражеского государства или террористической организации против государства Израиль, а также отрицающего существование Израиля как еврейского государства, так БаГаЦу этого не хватило.

Бшара продолжил писать нам законы, пока не сбежал за границу к идейно близким террористам. Тогда «доказательства» появились.

Правда, когда потребовалось отстранить от участия в выборах партию «КАХ», то убедительные доказательства нашлись немедленно.

  • Государственный переворот

Тихо и незаметно произошел в Израиле государственный переворот. Оказалось, что совсем не обязательно брать «мосты, вокзалы, телеграф», можно все сделать проще, так, как это сделал БаГаЦ под руководством председателя суда Аарона Барака. В 1992 году два новых основных закона — «О свободе занятий» и «О достоинстве и свободе человека» Аарон Барак назвал «конституционной революцией», заявив, что новые основные законы дают БаГаЦу полномочия отменять законы Кнессета и объявлять их недействительными. Он решил не обращать внимание на отсутствие чётких распоряжений закона по данному поводу, а просто сделал БаГаЦ источником права, власти, органом стоящим выше законодателя — Кнессета.

Перевод этого принципа на язык судебных решений означал  начало активного вмешательства БаГаЦа в социально-политическую практику.

Так тихо, без особого шума, исчезла «представительная демократия». Одни увидели в этом контроль над законодателями, способными принимать решения,  исходя не из заботы об общественном благе, а из сиюминутных интересов. Другие усмотрели в этом нарушение принципа разделения властей.

Моше Ландой, в прошлом судья БаГаЦа, высказал недоумение по поводу суда, стоящего выше законодателя при отсутствии чёткого постановления об этом законодательного органа. Он сказал, что не понимает, «в чём демократичность передачи полномочий по контролю законов, принятых демократическим путём, в руки такой олигархической структуры, как суды».

И опять вопросы.

— Решения БаГаЦа обязательны для всех, а что обязательно для него? Например, закон, принятый Кнессетом, обязателен для БаГаЦа? Конечно обязателен, но только при условии, что БаГаЦ с ним согласен.

— Так что же делать? Ведь источник власти и права — граждане страны?

НЕ ЗНАЮ!

2. Взгляд из США

Сразу несколько русских пословиц приходит в голову. Одна — очевидная: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Это о том, могу ли я, американский гражданин, рассуждать о сугубо внутренних делах Израиля.

Вторая представляет из себя слегка измененную строчку из популярной песни: «Раньше думай о партии, а потом о стране». Это я о Бен-Гурионе и партии МАПАЙ. Потому что основа всех проблем заложена в далеком 1948 году, если не раньше. Но винить Бен-Гуриона очень легко сегодня, в 2014-м.

Сначала о том, почему в либеральном и демократическом Израиле сложилась странная — с точки зрения западного юриста — двойная система юриспруденции. Которая сама по себе внесла существенный вклад в двусмысленность прав израильских судов, как религиозных, так и гражданских. С самого возникновения страны гигантский свод законов, то, что юристам известно как personal status, был отдан религиозным судам. Нельзя думать, что религиозный суд решает только вопросы бракосочетания, развода, определения национальности и прочие «семейные» дела. Так только в теории. На практике дела религиозных и гражданских судов, вернее — религиозные и гражданские законы, переплетаются, как в этой реальной земной жизни переплетается все. Например, введение в армии кошерной кухни или запрет на разведение свиней — общеизвестные примеры «давления» религиозных законов на гражданские. Второй очевидный пример — неработающий по субботам общественный транспорт. В свою очередь на жизнь религиозной общины существенно влияют гражданские законы, лучшим примером является новый закон о службе в армии.

Мне известно две причины такого «устава в израильском монастыре».

Во-первых, такова была традиция юриспруденции в Османской империи и под британским мандатом. Во-вторых, таково было требование ООН при создании государства Израиль:

«Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции требовала чтобы конституция Израиля уважала семейные законы (personal status)… всех национальных и религиозный меньшинств».

Введение гражданских законов в вопросах бракосочетания и развода могло привести к немедленной гражданской войне. В свою очередь, не могли быть введены гражданские законы только для евреев, но оставлены религиозные для мусульман и христиан, так как в этом случае была бы явная дискриминация в отношении религиозных евреев-ортодоксов.

Была и социальная причина сохранения двойной, а значит, размытой юриспруденции. После Второй мировой население еврейской Палестины составили слишком противоречивые общины и группы населения. Это были «пионеры» второй алии, беженцы войны из центральной Европы, ветераны борьбы с Британским подмандатным колониализмом, сефарды из многочисленных стран Ближнего и Среднего востока. У каждой общины были свои представления о справедливости, о семейных ценностях, но все хотели сохранить еврейскую идентичность, коммунальную этику. А это, в свою очередь, ограничивало слишком тщательное отношение к разработке гражданских законов, особенно в отношении частной жизни. Да и определяло не слишком серьезное отношение некоторых социальных групп к гражданским законам в этой сфере.

Таким историческим образом в Израиле сложилось НЕразделение «церкви и государства».

В свою очередь, к большому сожалению, в первые годы независимости не были определены четкие границы применимости и гражданских законов. Одна из причин очевидна: почти полное отсутствие квалифицированных юристов, отсутствие времени для гражданской дискуссии, «другие», куда более важные заботы государства и населения, однопартийная система политического руководства, в котором нормой было решение вопросов «по понятиям», а не по закону. Особенно отличился в этом плане Меир Грабовски (Аргов), председатель «иностранного комитета» в первом Кнессете и один из лидеров партии МАПАЙ. В дебатах по конституции он требовал цензуры над прессой, запрета на регулярные выборы, предварительного утверждения предвыборных программ (и даже агитационного материала) оппозиционных партий и много чего еще, в чем находил серьезную поддержку внутри партии.

По вышеперечисленным причинам израильский Верховный суд — БаГаЦ, как и вся система израильской юриспруденции, оказались весьма отличающимися от «стандартного» высшего суда основных западных демократий. В определенной степени, сказалось отсутствие основного закона страны — Конституции.

Декларация Независимости 1948 года обещала создание Конституции в самое ближайшее время, для чего была создана представительная конституционная комиссия. Но уже в 1950 стало ясно, что в создании общегосударственного основного закона никто не заинтересован. Религиозные партии категорически не соглашались со «вторым» законом, который был бы «выше» закона, данного Богом. Но важнее было резкое несогласие Бен Гуриона на любые возможные ограничения правления его партии. Поэтому конституционная комиссия просто объявила себя первым парламентом — Кнессетом и приняла ряд «Основных законов» (Basic Laws).

Согласно договоренности в Кнессете, Верховный суд, созданный на основе законов Британского мандата, получал две функции. Одна из них естественна и понятна всем юристам — быть высшим апелляционным судом страны в гражданских и криминальных вопросах. Точно то, что является функцией, например, Верховного суда США (у которого есть минимальные и крайне редко применяемые дополнительные функции). Другая функция, пусть меня простят мои друзья израильтяне, была чисто еврейской — быть высшим судом справедливости. Что это такое — никогда не было до конца понятно, естественно, со временем меняло существующее зыбкое представление, вводило совершенно неюридическую составляющую в строгий юридический процесс конкурирующих сторон любого судебного процесса. По этой второй функции любой гражданин мог оспорить решение государства в любом вопросе, а суд в случае положительного решения по иску гражданина мог предоставлять истцу «освобождение» от подчинения государственному закону, государственному регулированию или даже решению исполнительных органов, начиная с Премьер-министра. Но при этом Верховный суд НЕ мог отменить закон, принятый должным порядком в Кнессете. Кнессет как будто бы оставался «суверенным».

Такая система привела к очевидному противоречию. Кнессет, опираясь на свой суверенитет, формально не обязан был принимать законы, учитывая при этом «Билль о правах человека», законы в той или иной мере совпадающие с аналогичными законами других демократических западных государств и записанные в «Основных законах» 1950 года. Но Верховный суд не мог их игнорировать и, как суд либеральный, не мог не озаботиться их усилением. Тем более, что «полное равенство социальных и политических прав», «свобода религии…» и прочие основные принципы были записаны еще в Декларации Независимости. Так, например, в 1953 году в основополагающем решении (Kol Ha’am) Суд на основании введенного им же понятия «свободы слова» отменил решение правительства о закрытии газеты.

Такое внутреннее противоречие, как и вторая функция Суда, могли оставаться только минимальной юридической проблемой в демократической системе страны, если бы… Если бы суд оставался не политически активным, если бы он оставался в уважаемых традицией рамках «юридических ограничений», если бы он, говоря попросту, оставался консервативным, строго консервативно понимая функцию суда, как одной из трех ветвей власти, не претендуя на указания, что положено и что не положено делать двум другим.

В первые годы Верховный суд Израиля добровольно принял на себя два важных ограничения самой возможности своей политической активности. Во-первых, Суд решил, что «только истец напрямую и существенно пострадавший от некой государственной акции мог подавать иск в Суд», во-вторых, резко ограничил прием таких заявлений, ищущих «восстановления справедливости» и возмещения ущерба как результат решения законодательной ветви власти, введя понятие «юридической обоснованности».

В результате, примерно до начала 1990-х Верховный суд имел репутацию действительно «суда справедливости», репутацию высокого профессионализма и, в то же время, — репутацию суда, жестко стоящего на защите прав и свобод граждан Израиля.

Все мною описанное сгорело ярким пламенем с приходом в 1995 году на должность Председателя Верховного суда Израиля Аарона Барака, «гения и сверхзвезды».

Желающие узнать больше о «юридической философии» судей всегда могут сделать это самостоятельно или прочесть соответствующую главку в моей книжке «Американский путь», но юридическая философия «гения и сверхзвезды», отличалась от одной из стандартных («судебный активизм») только своей грандиозностью и экстремальностью. На мой взгляд, ошибочно в принципе на должность судьи Верховного суда назначать бывшего прокурора, тем более — из самых активных. Барак был именно таким, заработав известность, будучи ярым борцом с государственной коррупцией. Философия «судейского активизма» была основой его главной идеи, заключающейся в том, что «главной задачей Верховного суда является жесткая борьба за «верховенство закона» внутри органов власти, где он требовал от Суда быть максимально агрессивным к любым нарушениям официальными лицами «должного процесса», «пропорциональности», «разумности» и других основополагающих юридических понятий». Но главное, он считал, что Суд не ограничен ничем в своем вмешательстве для соблюдения закона. «Не имеется сфер жизни, которые были бы вне влияния Закона. Не существует действий (или отсутствия их), к которым не был бы применен Закон. Даже действия наиважнейшего политического характера — вопросы войны и мира — должны подвергаться жесткой юридической проверке».

Решающие последствия для Израиля случились когда Барак был еще рядовым членом суда. В 1986 году он сумел сколотить большинство и провести через суд решение об отмене добровольно наложенных на себя судом ограничений, о которых я говорил выше. После этого любой гражданин, любая группа или общественная организация могла подать иск (и он будет автоматически принят) на «несправедливость» государства, понимая под этим все что угодно. Отныне, политически «острые» иски, которые до этого Суд всячески избегал, стали не только нормой, но и самыми желанными.

Израильтяне знают о бурном потоке решений, которые последовали, начиная с 1990-х, особенно после назначения Барака Председателем Суда. Досталось всем: были отменены многие решения Генерального прокурора о привлечении к ответственности, отменено решение министра юстиции о не экстрадиции преступника во Францию, отменены некоторые решения Президента об амнистии, отменены некоторые решения Премьер-министра о назначении министров и послов. Даже до того запретная территория Кнессета больше не была вне пристального внимания Суда. Суд принимал решения о законности коалиционных соглашений и даже вмешивался в парламентские процедуры.

Естественно или нет, но из пристального рассмотрения законности действий того или иного политического деятеля или организации как-то незаметно, хотя и быстро, были выведены самые левые члены Кнессета и многочисленные левые и крайне левые общественные организации.

Но все же до 1992 года оставалось табу на сами законы, должным образом принятые в Кнессете.

В марте 1992 года Кнессет сам напросился на «судебный активизм» Верховного суда. На одном из мартовских заседаний Кнессета, при почти полной аппатии парламентариев и при полупустом зале были приняты два дополнения к «Основным законам». Если до этого «Основные законы» имели дело со структурой и процедурами государства, то два новых впервые имели дело с фундаментальными правами человека. Одним был закон «О человеческом достоинстве и свободе», вторым — «О свободе профессий». Казалось, что мало обсуждаемые и мало интересующие кого-либо законы только кодифицируют устоявшиеся традиции и прецеденты Верховного Суда. За законы проголосовали даже религиозные партии.

Проголосовали, конечно, в спешке, но у некоторых юристов возникли интересные вопросы. Например, какой смысл имеет утверждение о необходимости «сбалансированного» подхода в новых законах, согласно которому  новозакрепленные права могут быть ущемлены Кнессетом, если это будет способствовать надлежащей цели и продвигать ценности Израиля как «Еврейского и демократического государства»? В законах была заложена гигантская двусмысленность. Значит ли, что законы Кнессета, которые не полностью будут соответствовать новым законам, каким бы «должным процессом» они ни были приняты, могут быть признаны нарушением закона? И если да, то кем — Верховным судом на базе нарушения «основных» новых прав? Вне зависимости от «определенности» их определения?

У Аарона Барака по этому поводу не было никаких сомнений. Сразу после принятия новых законов он вслух объявил о «конституционной революции». Согласно Бараку, у Суда появилось конституционное право на «юридическую проверку» ЛЮБОГО закона; тем самым фактически был ликвидирован какой бы то ни было суверенитет Кнессета. Во всяком случае, в статуте законов, основанных на новых «Основных законах».

Барак таки был гением, к 1995 году он написал и издал гигантское количество юридических документов, обосновывающих его точку зрения и убедил в своем мнении большинство членов Суда. В решении Bank Hamizrachi, в решении размером с хорошую книгу, Барак утверждал, что новые «Основные законы» фактически были первым актом Кнессета, как конституционной ассамблеи; по существу — фактом появления впервые в истории страны обещанного еще в 1948 году реального конституционного законодательного собрания. Из этого утверждения Барак сделал следующий поразительных вывод: если согласно «конституции» расширены функции Кнессета, то так же они должны быть расширены и у Верховного суда.

Дальше события развивались эволюционно и предсказуемо. Если сначала новые расширенные права применялись в основном для отмены государственных законов низшего порядка — регулирований и административных указаний, с помощью которых государство традиционно улаживало спорные вопросы с ортодоксальной частью общества, то следующей целью Верховного суда стал сам еврейский характер «Еврейского и демократического государства».

В этом не должно быть ничего неожиданного. Условные левые во всех западных странах являются принципиальными противниками национального государства и самой национальной идеи, считая их пережитком далекого прошлого. Для них представление даже о второй половине 20 века — далекое прошлое, великой же идеей современности они видят, например, «общечеловеков» Европейского сообщества или там же декларированный мультикультуризм. Не удивительно, что к началу 2000-х среди рядовых членов Верховного суда преобладали выпускники университетов и юридических школ, в которых большинством было уже второе поколение профессоров и юристов явно левой ориентации. Левый либерализм к началу века мало чем напоминал классический, на котором была заложена сама идея либерального демократического государства. Одним из главных направлений мысли и деятельнсти новолибералов было усиление полезного государства, причем под полезным государством они понимали систему и структуру, направленную на обретение «социальной справедливости». По их представлениям, среди много прочего, социальная справедливость в принципе не может быть основана на идеях национального государства.

Все дальнейшее, включая примеры, приведенные в первой части статьи, является только подтверждением этого постулата.

Для сегодняшнего состава Суда главными врагами являются евреи-ортодоксы и провозглашение идей, так или иначе связанных с еврейским характером Израиля. Барак и не думает это скрывать:

«Фразе «Еврейское государство» должен придаваться смысл высшей степени абстракции… Объединять всех членов общества и находить общее между ними… Уровень абстракции должен быть настолько высоким, чтобы он стал идентичным демократической природе государства».

Замечательно красиво и «правильно»…. если бы не арабы вокруг и арабские граждане внутри. Если бы не «двойной» подход к «униженным и оскорбленным» и к израильтянам-евреям. Если бы….

Впрочем, похоже, что Аарон Барак на этом не останавливается. Недавно он решил уточнить само понятие «демократический». Оказалось, что у него свое, специфическое представление и об этом.

В «принципиальных» случаях, когда в рассмотрение суда вовлечены фундаментальные ценности (!?), судьи, по его мнению, должны руководствоваться — чуть не сказал: революционным сознанием — не израильскими традициями и даже не демократически изъявлениями желаний и требований граждан, но взглядами «просвещенной элиты». Так и видится некая пирамида: внизу — еврейский народ, непросвещенная чернь, ам-гаарец, над ними — просвещенная элита, на самом верху в лучах славы и вечного солнечного света восседает Верховный Владелец Истины и Верховный Распространитель социальной справедливости Его Святейшество Аарон Барак.

Сегодня Верховный суд Израиля — продукт израильской демократии. Во многом неустоявшейся, противоречивой и совершившей много ошибок. (Впрочем, как и любая другая демократия). Израильская демократия, естественно, является продуктом израильского общества — неоднородного, разделенного национально и религиозно. Вылезать из ямы, в которую столкнул страну Верховный суд, по существу узурпировавший власть, надо будет самим израильтянам. Это нелегко, легче было в яму не упасть. Процесс будет долгим. Понятно, что решения могут быть только демократические. На мой взгляд, главным — потому что реальным — сегодня является изменение системы выбора судьей в Верховный суд. Существующая система, когда в комиссии по выдвижению находятся три члена Суда, является позорной. Кнессет может и должен пересмотреть процедуру выборов судей. Кнессет и правительство может и должны серьезно заняться объяснением нелепой ситуации самой широкой израильской аудитории, включая религиозную. Кнессет и правительство может и должны тянуть одеяло в свою сторону, везде, где только можно, ущемляя и уменьшая права Верховного суда. Собственно, не мне лезть в чужой монастырь со своим уставом. Израильтяне сами разберутся, надо только дать время.

P.S. Из письма израильского друга:

«…но достаточно его напоминания про такой факт. Обсуждалась возможность принятия демократического закона, чтобы автоматически супруг израильского гражданина получал израильское гражданство. Понятно, что переженить израильских арабов на жителях «территорий» проблемы не составило бы. Закон был отклонен большинством в один голос: шесть к пяти. Достаточно было совсем случайного колебания, и демократическая революция совершилась бы.

Как же так жить, и как дальше жить? Довольно большое количество веков как-то кривая вывозила.»

 


[i] Вся информация по существу дела взята из вердикта БаГаЦа

[ii] проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба

[iii] Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Print Friendly, PDF & Email

47 комментариев к «Владимир Янкелевич и Игорь Юдович: Власть Суда или Власть Закона?»

  1. Юридическое обоснование для “юридического активизма” в Израиле, а именно –
    1) права БАГАЦ на отмену законов, противоречащих “основным законам”;
    2) права БАГАЦ действовать в вопросах, НЕ СВЯЗАННЫХ НАПРЯМУЮ с направленным к нему обращением; (это к вопросу о том, является ли БАГАЦ исключительно инстанцией для аппеляций или нет)

    Основной закон о судопроизводстве (1984), ст. 15.3:
    “Верховный суд является также Высшим судом справедливости; В этом своем качестве он рассматривает вопросы, в которых считает необходимым давать свое содействие во имя справедливости и которые находятся вне ведения других судов”

    Ст. 15.4 пар. 2 [БАГАЦ имеет полномочия] “Приказывать государственным органам, месной власти, их чиновникам и ДРУГИМ структурам и лицам, занимающим государственные[общественные] должности — предпринимать или не предпринимать связанные с должностью действия…”

    Это юридическое обоснование оспаривается, но это разборки между юристами и только, — Кнессету наплевать, поэтому все абсолютно кошерно. БАГАЦ обосновывает сам для себя. И это тоже в рамках закона, “справедливост’” которого – в ведении догадайтесь кого;

    Что касается “Декларации Независимости”, как юридического документа, равного “основному закону”(имеющего конституционный статус), и противоречие с которым может служить основанием для отмены законов и т.д. – то с 48-го и до начала 90-х гг ответ был один – нет, Декларация имеет иной, НЕюридический статус. С 90-х гг – вопрос не не так однозначен, это тема для бурных споров, опять же – внутри “судебной бранжи”.
    Anyway – придание Декларации статуса закона, конституции и прочая – НЕ в ведении судебной власти (даже самой активной) и заявления Барака никого ни к чему не обязывают. Это должен делать Кнессет. А он у нас пассивный.

  2. \»Примем для определенности, что личными пристрастиями судьи БаГаЦа не руководствуются…\»
    За отсутствием Конституции израильский суд опирается на текст \»Декларации\» независимости Израиля. В данном тексте не прописаны процедуры, но вполне четко прописаны принципы существования государства и общества.

    \»…суд запросто отменит решение Кнессета, хотя законотворчество является функцией именно Кнессета.\»
    Без всяких ужимок следует отметить как данное,что Верховный суд Израиля рассматривает обсуждаемые законы в духе \»Декларации\» и \»Основных законов\»,уже принятых и принимаемых в Кнессете специальным большинством, т.е. таких законов, по которым разночтения уже не предполагаются. Можно считать их за основу будущей конституции, потребность в которой общество, за исключением право-радикальных и ортодоксальных групп (основных критиков судей, Багаца и и т.п.) не ощущает.

    \»…Этот подход называется «судебный активизм»…БаГаЦ должен играть важнейшую роль в израильском обществе и вмешиваться, влиять и решать любой вопрос, даже если это касается политических вопросов, вопросов религии или государства. Ну, а если это грубо нарушает разделение властей…\»
    С таким \»нарушением\» Израиль живет уже несколько десятков лет и пока ничего, Бог милует, и государство не пало, и общество здорово как никогда. Формулировка о \»вмешательстве\» Багаца только затемняет суть, особенно для не знающих: Багац НЕ иницирует, а только Отвечает на запросы граждан. Суть таких запросов, их количество на протяжении лет свидетельствует о том, что Багац считается вполне авторитетным органом для разрешения конфликтов разного рода и другого органа лющество не не находит. Убеждать людей не обращаться в Багац, а, например, в Бадац, как-то никого не убеждают. 🙂

    \»… Решения БаГаЦа обязательны для всех ветвей власти, стоят его выше любых решений Кнессета.\»
    Простите, ерунда. Еще раз: в Багац обращаются, а не Багац приходит в Кнессет или в правительство (которому Вы почему-то не сочувствуете так, как Кнессету) и указывает что и как. И в отношении критики принимаемых законов – еще раз – Багац не управляется программами той или иной партии (иногда смешной/бездарной), а более высокими принципами, не связанными с партийной рекламой или массовыми психозами избирателей.
    Представьте себе, что завтра к власти приходит фашистское правительство (народ умом тронулся, как мы знаем из истории, такое бывает), то, по-Вашему, Багац не имеет права объявить принимаемые фашистами законы неприемлимыми? По-Вашему – да. Как же! Народ изъявил! Уважаемый Владимир, Вы даже не подозреваете, какую яму себе и нам всем роете, когда упрекаете Багац за \»активность\». Откуда все эти упреки? Только из двух уже десятилетия известных источников – правые и ортодоксы, нарицательные Либерман и рав Овадия (покойный) и иже с ними. Либерально-демократическое государство им как кость в горле. Им нужна еще одна Россия или еще один Иран. Именно к этому и ведет Ваша \»критика\» судебной активности – ничего иного из нее не вытекает.

    \»…во время внутреннего конфликта арабы решили поубивать друг друга, так причем тут ЦАХАЛ?\»
    Пример Ваш непонятен мне с самого начала и до конца. Я уже несколько лет пытаюсь Вам объяснить, что о судебном расследовании говорят иначе, т.е. кто конкретно подал иск? какова формула иска? менялась ли формула иска по ходу судебного расследования? менялся ли истец? менялся ли обвиняемый? И т.д. и т.п. подобное. Причем замечательно, что Вы совершенно не освещаете вопрос судебного расследования человека, бросившего гранату. Я почему-то уверена, что пострадавшие арабы и это не оставили без жалобы. Значит Багац рассматривал уже совершенно ИНОЕ. Пример Ваш как доказательство… чего? отбрасываю. А делать из Аарона Барака нового дьявола… увольте! И мнение Моше Ландоу, высокоуважаемого мною, ничего не меняет – времена другие и \»дай времени дорогу\» (И.Бабель).

    \»…любой гражданин мог оспорить решение государства в любом вопросе\»
    Любой вопрос, да не любой будет рассматриваться в суде (любом, включая Багац). Вы тоже опускаете этот момент.

    \»…На мой взгляд, ошибочно в принципе на должность судьи Верховного суда назначать бывшего прокурора, тем более — из самых активных. Барак был именно таким\»
    Мда… Активных мы, почему-то не любим. А лизоблюдов? А конформистов? Кстати, А.Барак был и юристконсультом правительства, да еще не абы какого, а правого. Поставим ему в минус? И, кстати, прокурором он не был.

    \»Условные левые во всех западных странах являются принципиальными противниками национального государства и самой национальной идеи, считая их пережитком далекого прошлого.\»
    Какое нам дело до условных левых\»? Какое отношение к ним имеют израильские левые, да еще представленные в Кнессете как члены сионистских партий? Мнения Фейглина, Либермана и иже с ними просьба не приводить.

    \»Вылезать из ямы, в которую столкнул страну Верховный суд…\»
    О какой яме речь?

    \»Существующая система, когда в комиссии по выдвижению находятся три члена Суда, является позорной.\»
    Чтоб у Вас и у государства Израиль были бы только такие проблемы до конца дней наших. 🙂 Нашли \»позор\»…

  3. Извините, упущена последняя строчка:
    Oтветственный редактор Иерусалимского религиозного журнала «Направление» Александр Этерман. (2003 г.)

  4. Исраэль Дацковский — 2014-07-10 22:26:42(517)
    Мы за наиболее подходящую для еврейского народа систему власти принимаем схему времен Первого Храма. Тогда было две явные ветви – царство (исполнительная власть) и Санхедрин (судебно-законодательная – они не были разделены)…..
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::

    Гораздо полнее и увлекательнее.
    «Мы хотим разработать и предложить обществу религиозные решения на любом участке, в любом деле, в котором будем участвовать: банк — так банк, телеграф — так телеграф, строительство — так строительство… По всем этим вопросам религиозные партии могут предложить свои, особые решения, основывающиеся на талмудических методах анализа. (Коммунисты называли подобное «диалектикой, диалектическим методом». — М.Т.)… Израильское общество ещё не знакомо с религиозными методами, поэтому его недоверие и настороженность вполне понятны. Но ведь эти методы практически ещё и не применялись: верующие люди, действуя как индивидуумы, в одиночку, неизбежно ограничивались в своей работе конвенциональными методами, избегали революционных задач. Сейчас стало ясно, что религиозным партиям пора брать на себя ответственность за реальные дела и действовать при этом именно так, так подобает религиозным партиям, т.е. религиозными, а не конвенциональными методами — по всему фронту…
    ….Я, например, вижу Израиль — в некой «бесконечно удалённой точке» — как демократическую (?) и иерархическую (!) систему, организованную по схеме, заданной в Торе: каждые десять людей (так в тексте. — М.Т.) избирают «десятника» (в Древнем Китае, этом образчике подлинного, а не модернизированного в нашем веке социализма, он именовался «пай». — М.Т.), десятники — «сотника» («цзя», тогда как десять «цзя» уже представлял перед вышестоящими — «бао»… — М.Т.) и так далее, вплоть до вершины иерархии, где находится конституционный монарх (у ортодоксов «Конституцией» является сама Тора, как у исламистов — Коран. — М.Т.), Сангедрин (Верховный религиозный суд. — М.Т.) и Первосвященник».

  5. То есть, государство, конечно, будет жить, но юридические проблемы двойной юриспруденции и вызванной этим двойной морали никогда не закончатся.
    ёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёё
    Уважаемый Игорь Юдович, в том-то и состоит проблема, что речь идёт не о «двойной юриспруденции», а, чтобы как-то поинтереснее, о ТРОЙНОЙ. Снова авторами забыт Коран, который лежит в каждом израильском суде у Председателя на столе. Именно на Коране, несмотря на практику ТАКИЯ, граждане-мусульмане могут отдавать клятву суду. А это весьма проблематично и не увязыввается с европейско-израилитским правом.

  6. Исраэль Дацковский: «Сама идея суда “справедливости” порочна, так как это понятие – вопрос трактовки»
    Блеск!
    :::::::::::::::::::
    Ирония г-на Дацковского понятна.
    «То сошлись не на турнир два галантных паладина —
    предстоит словесный бой капуцина и раввина…»
    Для названного г-на проблема справедливости решена заранее — до поединка.
    Мне ближе, однако, мнение доньи Бланки:
    «Не пойму тут ничего я ни в той, ни в этой вере,
    но мне кажется, что оба портят воздух в равной мере».

    1. 1. Нами отмечена прекрасная констатация вроде бы открытого, но мало известного и малообсуждаемого факта, что в юридической системе, которая должна опираться исключительно на писаные законы, присутствует в качестве весьма основополагающего понятие, трактуемое исключительно субъективно.
      2. Нам станно читать на этом Портале (при нашей любви к литературе), что автор комметария соглашается с высказанным типичным гойским «ам а-арец» равенством, да еще и отрицательным, «капуцина и раввина» на диспуте, который всегда был вынужденным и нежелательным для «раввина».

      1. Терапевт — 2014-07-10 15:54:54(472)
        Маркс Т. — 2014-07-10 15:13:57(470)
        «Не пойму тут ничего я ни в той, ни в этой вере, но мне кажется, что оба портят воздух в равной мере». )))
        — — — — — — — — — — — — —
        «По воображению и болезнь можно определить . Явно , колит у человека , перешедший в голову.»
        — — — — — — — — — — — — — —
        та шо Вы говорите , может конешно и колИт , но мине такая видитЬса штука — прочёл пациент Генриха Гейне недавно. Поэт этто сурьёзный , переводов с его стихов много , МТ понравилось стихотворение , сам он ( признавался ) рифмовать не может , нашёл такую замечательную (для выкреста ) концовку (надо сказать , есть там и — «. . . еврей и капуцин одинаково воняют » ) , естественно , не прошёл мимо. Ну не может он , как давно отмечено в Портале , «дня не может прожить , чтобы не лягнуть еврея «. Вот такая мине видитЬса штука , через сплетенье разных ног и рук , канешно. Впрочем , для обЪективности надо сказать , он , МТС то есть , и своих может лягнуть. Лягучий он такой , шо тут сделаеш.

  7. «Игорь,
    мы не отметили в статье, а это так, откуда ни смотри, из Израиля или США, одно важнейшее действие Аарона Барака. Он отменил принцип «locus standi», согласно которому истцом в суде может выступать только лицо которому лично был нанесен ущерб в рассматриваемом вопросе».
    ***
    Владимир, я отметил — прочти внимательно.
    Другое дело, что я ничего не знал о законах 1984 года, на которые сослался Онтарио 14. Я и сейчас не знаю в чем их суть. Если именно они — суть новая основа конституционных законов, новые «Основные законы», то было бы хорошо понять, что в них нового и что они отменили старого. Онтарио правильно указал на то, что БаГаЦ суд не только апелляционный, но и конституционный. Я, конечно, это понимал, но ясно не выразил. Его функция «Высшего суда справедливости» и есть конституционная функция, но странно употреблять слово «конституционный» при отсутствии конституции. Что по этому поводу было сказано в Законах 1984 года хорошо было бы понять. Может быть, Онтарио поможет.
    Но в Израиле, как отметили тут многие, все по-своему. Сколько у вас хередим, треть или четверть населения? Им то по большому счету все равно что там написано или не написано в секулярных законах. И это — факт на местности, которых нельзя не учитывать.
    Попытка выкрутиться из юридической ловушки «договоренности» о том, что большая часть населения не будет подчиняться секулярным законам и не допустит их ни в коем разе в частную жизнь, установлением не менее размытого положения Кнессета о «приоритетах сохранения характера еврейского и демократического государства», конечно, ничего не даст в исторической перспективе. То есть, государство, конечно, будет жить, но юридические проблемы двойной юриспруденции и вызванной этим двойной морали никогда не закончатся. Что можно сделать реально — это бороться против судебного активизма. Я уже писал, что, на мой взгляд, это возможно сделать только более жесткой борьбой Кнессета и исполнительной власти за СВОИ права. И поддержкой такой БОРЬБЫ израильским обществом. Собственно говоря, такая жесткая борьба между тремя ветвями власти — есть постоянная составляющая политической жизни США. Дай только волю любой из них — мало не покажется.

    1. Игорь,
      ты пишешь «Онтарио правильно указал на то, что БаГаЦ суд не только апелляционный, но и конституционный. Я, конечно, это понимал, но ясно не выразил. Его функция “Высшего суда справедливости” и есть конституционная функция, но странно употреблять слово “конституционный” при отсутствии конституции.»
      Конституционный суд рассматривает принятые законодательным органом законы на соответствие конституции (или «Основному закону»), но сам основной закон или Конституция не в его власти. Изменение Конституции (в американском варианте — «Поправки») обусловлены сложной процедурой, но не являются прерогативой суда. Если в «основном законе» прямо не написано, то БаГаЦ не наделен правом дописать, это право граждан, делегированное законодателям. Сама идея суда «справедливости» порочна, так как это понятие — вопрос трактовки, Кому «и горький хрен — малина, А мне и бланманже — полынь!»
      Вот об этом я и писал.

      1. Игорь Юдович пишет:
        «Что можно сделать реально – это бороться против судебного активизма. Я уже писал, что, на мой взгляд, это возможно сделать только более жесткой борьбой Кнессета и исполнительной власти за СВОИ права.»
        Но СИСТЕМА (власти и «выборов») построена так, что она полностью исключает возможность такой борьбы. и корни опять уходят в построении принятой сегодня «демократии», когда думающие люди не могут (принципиально не могут) оказаться у власти, если они одновременно не являются харизматичными демагогами, способными воздействовать на массы простейшими лозунгами и непрерывно оглядывающиеся на рейтинг. Но человек, похоже, принципиально не может совместить в себе эти две грани. Тогда: Вся власть — демагогам!

        1. «Сама идея суда “справедливости” порочна, так как это понятие – вопрос трактовки»
          Блеск!

        2. Г-н Дацковский, вы постоянно уходите от ответа о форме государственного управления, которую вы бы считали достойной. Что же вы? Столько реплик, а на простой вопрос не отвечаете.

          1. Приношу свои извинения – я раньше просто не заметил вопроса. Попытаюсь ответить, хотя к специалистам по этому вопросу себя ни в какой мере не отношу.
            Итак, мы привыкли брать за аксиому принимать необходимость трех независимых ветвей власти (о современном Израиле говорить не будем – статья, к которой мы пишем комментарии, говорит о «независимости» судебной власти, да и исполнительная слишком явно растет из вроде бы законодательной и через коалицию диктует ей какие законы принимать). Иногда добавляют «четвертую власть» – СМРАД (средства массовой рекламы, агитации, дезинформации).
            Мы за наиболее подходящую для еврейского народа систему власти принимаем схему времен Первого Храма. Тогда было две явные ветви – царство (исполнительная власть) и Санхедрин (судебно-законодательная – они не были разделены).
            Интересно формирование этих ветвей на местах. Самый нижний слой как одной, так и другой власти выбирался народом (демократически). Все более верхние слои избирались предыдущим слоем власти или назначались вышестоящим слоем. То есть (схематически), народ выбирал совет района, эти советы выбирали из себя (!) горсовет, тот выбирал мэра и членов облсовета. Министров назначал царь (сверху вниз).

          2. Из-за объема опубликовал в двух частях, причем первая часть — ниже втрой.
            Суды нижней инстанции выбирались народом, суды более высокой инстанции кооптировали в себя членов судов более низкой инстанции. Нужно помнить, инстанции судов – не те, что сегодня – не было понятия апелляции в вышестоящую инстанцию, суд начинал и ЗАКАНЧИВАЛ рассмотрение дела и только если дело было сложно для него, передавал (сам суд!) дело в вышестоящую инстанцию. А их было 4:
            1) тройки (для имущественных споров – во всех местах, где было меньше 120 мужчин).
            2) малые санхедрины на местах (23 рассматривающих данное дело – могли выносить смертный приговор, но только если Санхедрин заседал в специальном помещении Храма – лишкат а-газит) – во всех городах и по нескольку – они все были равны.
            3) два малых санхедрина на Храмовой горе при входе в Храм.
            4) Санхедрин.
            Но это еще не все. Были еще две ветви харизматической власти, вроде бы без силового обеспечения (вспомним бессмертное сталинское о папе римском: «А сколько за ним дивизий!?»). Это кеуна и пророчество. Вроде бы коэны всего лишь служили в Храме и входили во многие суды. Но реально это была мощная и организованная ветвь власти под руководством Первосвященника, ветвь, обладающая большими возможностями.
            Пророки ограничивали царя, когда он считал нужным не согласиться с Санхедрином.
            Изложено более, чем кратко. И это – лучшая из известных человечеству система власти.

        3. Тогда: Вся власть – демагогам! ???
          В принципе это написанное Вами только подтверждает написанное мною о колоссальной позитивной роли БАГАЦа сегодня. (Хотя подозреваю, что мы с Вами навряд ли окажемся единомышленниками).
          Но практика, которая критерий истины, говорит, что не всё так уж плохо. Конечно в Кнессет проходят демагоги, которые стараются провести демагогические\\популистские законы. Вот тут то и нужен БАГАЦ.
          Но к 1-ым лицам государства это пока к счастью не относится. Я 7 раз принимал участие в выборах, трижды прямых, остальное – косвенных) наших ПМ. 3 раза побеждал тот, за которого я голосовал: Рабин — Перес, Барак, Ольмерт, 4 раза, его противник: Нетанияху – дважды, Шарон дважды.
          Но как не относится к \»моему\» и \»не моему\» (хотя он всё равно мой, т.к. он ПМ моей страны и тут я полностью отличаюсь от коллег-американцев, ненавидящих и издевающихся над Президентом своей страны), никого из них нельзя назвать демагогом. Надеюсь, что в этом Вы со мной согласитесь.
          С уважением

    2. Игорь Юдович
      9 Июль 2014 at 19:13 | Permalink

      «“Основные законы”, то было бы хорошо понять, что в них нового и что они отменили старого.»
      Это законы «общего характера», типа гражданин имеет право… Принимаются не обычным большинством (не менее 1 голоса, но специальным, не помню, каким количеством голосов. 60?).

      «… странно употреблять слово “конституционный” при отсутствии конституции.»
      Лишняя игра слов, на мой взгляд. Под Конституцией вполне можно предполагать и «Декларацию независимости», собственно, что и принято в Израиле и провозглашено вполне официально.

      «Сколько у вас хередим…Им то по большому счету все равно что там написано или не написано в секулярных законах.»
      Неверно. В израильском обшестве они живут по секулярным законам, их частная жизнь, жизнь
      групповая, никого не интересуют. Другое дело — их парламентская деятельность.

      Что можно сделать реально – это бороться против судебного активизма. …на мой взгляд, это возможно сделать только более жесткой борьбой Кнессета и исполнительной власти за СВОИ права.»
      Вы о чем? Наше правительство — результат парламентской коалиции, т.е. большинства в Кнессете.
      Левая рука должна бороться с правой?

  8. Отзывы на статью появляются и в частной переписке. Думаю, что отзыв сравнительно молодого человека из Израиля покажется интересным. Он же одновременно — в последней фразе — является ответом Исраэлю Дацковскому.

    Игорь,

    простите, дочитал только сейчас.
    Ну, что я вам скажу. Ну, да, всё правильно, по существу, никаких перехлёстов нет, есть недохлёсты.
    Знаете, как это тут всем важно? (здесь идет ссылка на известный текст из Вики «Всем поХ…»)

    Впрочем, нет, не так. Скорее, ровно наоборот.
    Это не поХ правым, которые ничего не могут с этим поделать; и левым, которых это более чем устраивает.
    А, да, и так называемым умным, они же интеллигенты, которые ни-ни упаси Бог не левые, скорее даже правые, ну там за госрегуляцию и против совсем уж свободной конкуренции, за скромность и прозрачные платьица и против легалайза… в общем, правильные такие интеллигенты. Им тоже не поХ. Они очень подробно объяснят, что любое иное положение только хуже, нельзя же, как же, судьи пойдут на откуп, суд должен быть судом это же суд…

    А решение? По-моему, только такое, как я вам написал в первый же день.
    Проблем с этим решением одна (эту мысль я, пожалуй, даже у себя в ЖЖ сейчас повешу, так она мне нравится): «Те, кто ждут Ататюрка и надеются на Пиночета в конце концов получают, если не Пол Пота, то Чавеса.»

    Ю.К.

    1. Приятно удивлен. Я полагал, что меня с моими нападками на «демократию» и либерализм немедленно «заклюют».
      Многие любят повторять за Черчиллем, что «демократия полна недостатков, но лучше ее человечество ничего не придумало». Сразу в мозгу возникает: если не демократия, то тирания. Во-первых, есть огромное количество ФОРМ правления между крайностями и ВСЕ они лучше того, что нам продают под названием «демократия». Во-вторых, молясь «демократическим ценностям» апологеты этой ФОРМЫ правления напрочь скрывают (а простые люди и не догадываются, что главное им «забыли» рассказать), что форма должна обслуживать ЦЕЛЬ правления, например, национальные цели народа. Или цели правящей элиты (именно этим и занимается БАГАЦ).
      И только выход за навязанные и искусственно суженные (в интересах определенной элиты) границы общественного спора может открыть нам глаза на творимый беспредел. И серьезный анализ положения начинается только и исключительно вне этих границ.

    2. Игорь,
      мы не отметили в статье, а это так, откуда ни смотри, из Израиля или США, одно важнейшее действие Аарона Барака. Он отменил принцип «locus standi», согласно которому истцом в суде может выступать только лицо которому лично был нанесен ущерб в рассматриваемом вопросе. Естественно, сам решил – сам сделал. Это открыло широкому спектру «правозащитных»структур типа «Шалом ахшав» обращаться в Верховный Суд, что оказало сильнейшее влияние на работу Верховного Суда.
      Мы не отметили, что «судебный активизм» Барака позволил не только давать то или иное толкование закона, но без всякого законодательного органа заполнять лакуны в законодательстве, активно участвовать в законотворчестве, отменять законы принятые законодательными органами, не как противоречащие какому либо «Основному закону», а справедливости и правам человека в его понимании.
      Так например, рассказывая о эволюции своего подхода к решению вопросов, связанных с конфликтами, касающимися спорных территорий, Барак говорил, что в первые годы своей судебной деятельности, принимая решения он пытался прежде всего исходить из определения полномочий Гражданской Администрации (орган израильского управления на спорных территориях). То есть, в каждом конкретном случае он пытался понять имеет ли институт управления поступать такими или иным образом. Но постепенно его взгляды изменялись (интересно почему?) и фокус, при принятии решения, переместился на соблюдение прав человека (а человек сей был, как известно только арабской национальности).
      Не так давно ушедший в отставку судья Верховного суда Мишаэль Хешин заявлял, что председатель БАГАЦа Аарон Барак «предпочитает, чтобы были взорваны 30-50 человек, но при этом соблюдались права человека» (2006 год) . Экс председателя Барака любят цитировать исламские СМИ, как например @http://www.islamnews.ru/news-19404.html@
      Его протеже и преемница Дорит Бейниш известна своим отказом представлять в Верховном суде позицию Государства Израиль о депортации 415 активистов группировок «Хамас» и «Исламский джихад» в Ливан.

      1. Янкелевич
        9 Июль 2014 at 11:17 | Permalink

        «….одно важнейшее действие Аарона Барака. Он отменил принцип «locus standi», согласно которому истцом в суде может выступать только лицо которому лично был нанесен ущерб в рассматриваемом вопросе…. Это открыло широкому спектру «правозащитных»структур типа «Шалом ахшав» обращаться в Верховный Суд»
        И этого права была лишена партия «трансфера» Ганди? Поселенцы? Фейглин? Либерман? Ортодоксы?
        Ей-Богу, Владимир….

  9. «…представительная «демократия», как она сложилась в последние 200 лет, неизбежно ведет к диктатуре и своими очень частично демократическими инструментами просто прикрывает борьбу элит (по сути, остался один из многих — видимость всеобщих выборов, но избирательные системы построены так, что весь возможный выбор избирателя остался между мафиозными группами интересантов. Якобы выборы сейчас даже в Сирии проходят)».
    ****************************************************************************
    Совершенно справедливо — маленькие, но очень сплоченные и активные группы, которые побеждают пассивное большинство и навязывают ему свою, часто радикальную, повестку дня. Всё это не демократия в обществе, которой так гордятся израильтяне, а парламентаризм — пропитанные политтехнологиями выборы в парламент Кнессет).
    ***************************************************************************

    «А либерализм, даже его предыдущая редакция, «консервативный либерализм» в терминах иудаизма описывается как идолопоклонство».

    Да, левые евреи, утратив веру во Всевышнего, превратили демократию в идола. Израильская демократия должна защищать еврейское государство демократичными методами, а не саму себя ценою даже самоуничтожения государства.
    Раввин Ури Шерки, который оказался свидетелем изгнания поселенцев Сектора Газы, обнаружил почти полное отсутствие настоящей культуры демократии в израильском обществе, которое так гордится своей демократией, — ведь её удаётся сохранять фактически в условиях постоянного военного положения. В принятии решения о размежевании Ури Шерки вообще увидел «Крах культуры демократии». По Ури Шерки говорит о настоящей демократии, которая «предполагает право личности противостоять безрассудству системы. Возможность протеста, неучастия в происходящем по нравственным соображениям, даже «гражданский бунт» – есть признаки здоровья демократического общества. Настоящая демократия строит такие нравственные основы, за которые одиночка готов положить жизнь, будучи уверенным, что действует ради высших человеческих ценностей. А если одиночка превращается в винтик в безликой машине, то это уже не демократия».

  10. К сожалению, корень проблемы не замечен.
    Мы сейчас выскажем очень непопулярное для этого Портала и для западного мира вообще мнение.
    Корень проблемы лежит в том, что представительная «демократия», как она сложилась в последние 200 лет, неизбежно ведет к диктатуре и своими очень частично демократическими инструментами просто прикрывает борьбу элит (по сути, остался один из многих — видимость всеобщих выборов, но избирательные системы построены так, что весь возможный выбор избирателя остался между мафиозными группами интересантов. Якобы выборы сейчас даже в Сирии проходят). По сути, это заметил еще в 1916 году В. Парето в своем «Трактате по общей социологии» и уточнил в 1921 году в «Трансформации демократии». И это — еще до «победного» (но о-о-очень разрушительного для западной христианской цивилизации) шествия либерализма.
    А либерализм, даже его предыдущая редакция, «консервативный либерализм» в терминах иудаизма описывается как идолопоклонство.

  11. Б.Тененбаум
    Велик соблазн подумать, что ты умнее деятелей прошлого — ведь История уже свершилась, ведь ты знаешь Исход, и тем самым как бы владеешь частицей силы Вс-вышнего. Но понятно вроде бы и самому наивному, что это иллюзия, ибо ты не знаешь будущего. А действуешь так, как тебе подсказывают ум и опыт, и так, как диктуют обстоятельства.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Глубокое, точное и совершенно оригинальное (для меня, во всяком случае) замечание.

  12. Пример с гранатой — более чем пример. Он — олицетворение «неправосудной демократии». С тем же успехом можно осудить израильских пограничников или таможенников, «прозевавших» гранату из Египта или Иордании. Далее, можно осудить тех, кто не дал таможне нужной техники; потом тех, кто её не разработал; потом министерство финансов, которое не предоставило для этого денег; потом Кнессет, не заложивший нужные средства в бюджет; а потом и БАГАЦ, не указавший на этот недостаток в законе о бюджете! Невероятное кольцо? Может быть. По-моему авторы деликатно не назвали своим именем то, что происходит: предательство наивысших интересов Израиля и израильтян.

  13. Как же так, левая юридическая система — и наш Министр ИД оправдан, оправдан полностью, а наш бывший ПМ – осуждён, осуждён без чуточки снисхождения.
    ***
    Министр ИД находился под следствием 16 лет, что само по себе является отвратительно грубым нарушение закона (у меня нет под руками вашего гражданского кодекса, поинтересуйтесь у израильских юристов как долго может любой гражданин Израиля находится под следствием по аналогичному обвинению).
    Бывший ПМ осужден на основании самого обычного оговора (при этом я не делаю его святым в отношении данной женщины и других женщин). Десятки подобных случаев прошли и в США. Десятки случаев оговора детьми своих родителей в сексуальном домогательстве. Десятки случаев оговора сотрудниками своих начальников в «харасменте». Все юристы, кроме отмороженных по самое немогу, признают существование серьезной юридической проблемы. Это одна из «серых» областей юриспруденции, когда суд судит «по понятиям» этого конкретного суда — как в США, так и в других странах. То же — и в Израиле.
    ———-
    Но БАГАЦ! Плюнуть на Багац – это святое. Конечно, для человека, ментальность которого – это первым делом вспомнить, сколько патронов выдавалось на стрельбище в Сов. Армии, непонятно, как же так избранники народа чем-то могут быть ограничены в своей деятельности.
    На самом же деле БАГАЦ – необходимейший орган, объективно необходимейший для сохранения израильской демократии.
    ***
    С Вами кто-нибудь спорит? Кто-нибудь не согласен? Дайте мне его имя и я обещаю стереть его в порошок.
    ———-
    Ну а написанное в статье – опять, опять в который раз полуправда. Я просто помню, как не единожды БАГАЦ отказывался выносить своё заключение по какой-нибудь апелляции заявляя, что это дело не его, а законодателей.
    ***
    Я привел несколько примеров. У меня просто не было желания привести все примеры. Их — очень много. Но ни один суд в мире не бывает только черным или только белым. Даже Басманный. Даже сталинский суд иногда оправдывал людей из утвержденного Сталиным списка. Один из таких случаев описан Солженицыным и сам этот «случай» был профессором соседней кафедры и преподавал мне термодинамику. Речь в статье шла о ТЕНДЕНЦИИ. Жаль, что Вы это не заметили.
    —————
    И последнее. Не могу поверить, что в 1991 г, году моего приезда количество жертв терактов в Израиле было рекордным со времён основания государства.
    А как же время после окончания Войны За Независимость, когда федаюны, проникали в Израиль?
    ****
    В самом заявлении было некое обобщение, фактически не точное, но описывающее ситуацию того времени весьма точно.
    —————
    И самое последнее.
    Соавтору статьи, Игорю. За то, что Вы вступились за Бен Гурионе, конечно же спасибо.
    Я с огромным интересом читаю Ваши статьи про историю США.
    И мне жаль, что Вы не поставили знак ? после своего 2-го предложения.
    ***
    Видите ли, Сэм, самое выдающееся понимание американской политической системы и характера американского общества оставил француз Токвиль, ничем до этого, да и после, не прославившийся, а самое исторически точное и полное описание Американской революции — итальянец (не буду перевирать его фамилию, не помню как она точно пишется). Добавлю, что самый главный документ предреволюционной эпохи в США написал абсолютно никому не известный и абсолютно ничем не примечательный, абсолютный неудачник в предыдущей жизни англичанин, только что приехавший в американские колонии Англии. Его звали Томас Пэйн.
    Это ни в коем разе не означает, что я сравниваю себя с ними. Речь опять таки о тенденции.

    1. Игорь!
      1. Я не могу спорить с Вами по вопросу, кто оставил самое исторически точное и полное описание Американской революции, но я думаю, что Токвиль и безымянный итальянец не путали, ну например Джефферсона с Гамильтоном как Вы спутали нашего бывшего Президента Кацава, осужденного за изнасилование с нашим бывшим ПМ Ольмертом, осужденным за получение взяток. Я ни в коем разе не сравниваю тех могикан будущей Великой Державы с политиками нашей маленькой страны. Речь просто идет о тенденции писать о том, с чем знаком заочно. Кстати, Кацав осужден не по оговору, а за доказанные действия в отношении нескольких своих подчиненных. Другое дело, что мы привыкли понимать под изнасилованием, когда с ножом к горлу или двое держат за руки…, в общем в подробности вдаваться смысла не вижу — в привычном для нас понимании такое преступление должно квалифицироваться как использование служебного положения в получении незаконного удовольствия.
      2. Наши израильские юристы очень дороги и у меня есть другие траты кроме как консультация по вопросу преследования нашего Министра ИД. Но думаю, что если бы закон нарушался, то его бы адвокаты, лучшие в Израиле, использовали бы это нарушение.
      3. На самом же деле БАГАЦ – необходимейший орган, объективно необходимейший для сохранения израильской демократии
      С Вами кто-нибудь спорит? Кто-нибудь не согласен? Дайте мне его имя и я обещаю стереть его в порошок
      Думая, что Вы знаете не только имя и фамилию Вашего соавтора, но и его отчество, а также имена всех его домочадцев.
      Но стирать его в порошок не надо – судя по всему, он человек не плохой, только ИМХО, исключительно ИМХО зря пишет о том, что знает понаслышке. Чему нашлось подтверждение и в этой статье тоже.
      4. Я надеюсь, что Вы второпях не намеренно сравнили наш БАГАЦ со сталинским судом. ИМХО вам следует дезавуировать это сравнение.
      5. И последнее.
      Игорь! На этом сайте имеются неписанные, но общепринятые правила дискуссии.
      По этим правилам принято указывать имя участника обсуждения, которому решили возразить.
      С уважением.

  14. «В 48-50 была война или послевоенный синдром. В той ситуации нельзя было обойтись без хотя бы минимального единоначалия. Поэтому Бен-Гурион был и бог, и царь, и воинский начальник».
    А до того разве кто другой был «и бог, и царь»? И недостатки его разве не проявились много раньше? В сотрудничестве с англичанами, в борьбе с последователями Жаботинского. Впрочем, всё это не один раз здесь обсуждалось.
    «БАГАЦ присвоил себе функцию Сангедрина в Древнем Израиле»
    Сангедрин – это было хорошо, исключая тот, что был создан Иродом. А до того он был собранием мудрецов, крупнейших знатоков Торы. Современный «Сангедрин», т.е., БАГАЦ – собрание левоориентированных, проарабски ангажированных атеистов-интернационалистов.

  15. Если посмотреть, кто (или что) входит в 1-ую тройку главных предметом «нелюбви» в русскоязычных массмедия, то выглядеть она будет так:
    1. Улица Шенкин, вернее её обитатели – олицетворение всей левотины и либерастов Израиля.
    2. Ивритоязычные массмедия – регулярно занимающихся промывкой мозгов ( в крайнем варианте – существующих на деньги саудитов).
    3. Юридическая система и её олицетворение — БАГАЦ.
    П.1. Самое простое –На этой тельавивской улице мало кто был и с обитателями её мало кто знаком, но символ на то и символ, что не нуждается в конкретике.
    П.2. С ним в последнее время появились проблемы. Спасённую в последний момент газету Маарив сегодня «левой» никак не назовёшь, а самая многотиражная бесплатная и принадлежащая американскому миллионеру «Исраэль Ха-йом – просто рупор нашего ПМ. Недаром подпольная кличка газеты – «бибигон».
    П.3. И с ним тоже появились проблемы.
    Как же так, левая юридическая система — и наш Министр ИД оправдан, оправдан полностью, а наш бывший ПМ – осуждён, осуждён без чуточки снисхождения.
    Но БАГАЦ! Плюнуть на Багац – это святое. Конечно, для человека, ментальность которого – это первым делом вспомнить, сколько патронов выдавалось на стрельбище в Сов. Армии, непонятно, как же так избранники народа чем-то могут быть ограничены в своей деятельности.
    На самом же деле БАГАЦ – необходимейший орган, объективно необходимейший для сохранения израильской демократии.
    То, что в Израиле демократия – это 9-е чудо света (8-мое – сам Израиль). Основанный в основном выходцами из стран Вос. Европы, где не было особых демократических традиций, принявший сначала колоссальную алию из стран Магриба, где демократии не было по определению, а потом ещё большую наших бывших соотечественников и сохраняющий, пока сохраняющий, основы демократии, такой демократический Израиль нуждается в защите. В защите юридической. И наша юстиция «не убежала от здравого смысла» как написал г-н Тененбаум, а именно остаётся одним из последних его прибежищ, защитой от популизма и экстремизма наших избранников.
    Ну а написанное в статье – опять, опять в который раз полуправда. Я просто помню, как не единожды БАГАЦ отказывался выносить своё заключение по какой-нибудь апелляции заявляя, что это дело не его, а законодателей.
    И последнее. Не могу поверить, что в 1991 г, году моего приезда количество жертв терактов в Израиле было рекордным со времён основания государства.
    А как же время после окончания Войны За Независимость, когда федаюны, проникали в Израиль?
    И самое последнее.
    Соавтору статьи, Игорю. За то, что Вы вступились за Бен Гурионе, конечно же спасибо.
    Я с огромным интересом читаю Ваши статьи про историю США.
    И мне жаль, что Вы не поставили знак ? после своего 2-го предложения.

    1. Сэм
      — 2014-07-07 21:23:13(126)

      И последнее. Не могу поверить, что в 1991 г, году моего приезда количество жертв терактов в Израиле было рекордным со времён основания государства.

      Я предлагаю желающим заглянуть на сайт http://www.johnstonsarchive.net/terrorism/terrisraelsum.html

      который суммирует террористические атаки в Израиле с 1948 года. Судя по этим данным, 1991 год не был «рекордным». Но это вовсе не отменяет заключений авторов. Более того, к сожалению, год 2002 — да — был рекордным. Можно убедиться, основываысь на данных, что -да, число погибших в терактах после 1990 года превышает число погибших с 1948 по 1990. Число раненых превышает намного. Вот такая печальная статистика. Так что федаюнам далеко до того, что творилось в начале 21 века.

  16. Онтарио 14

    Онтарио, Ваше утверждение формально правильно. ВС как будто бы за неимением абсолютно строгих указаний, определяющих условия «законотворчества» с судейской скамьи, должен соблюдать законы Кнессета. Но проблема в том, что, во-первых, нет строгих указаний, а есть «договоренность» 1950 года, которую решили поменять на другую «договоренность» в 1992, и, во-вторых, «ему позволили стать Богом, а ведь могли нанять убийцу…» (Лорес). Между прочим, позволили еще и потому, что это было выгодно очень многим. Но, может быть, времена переменились и выгода уже не выглядит такой очевидной.
    К сожалению, я не докопался до «Основных законов» 1950 на английском, но читал только обсуждение и критику их в далеком 1953 году (в англо-язычной прессе) в отличной и подробной статье какого-то американского юриста-еврея . Поэтому не могу с абсолютной дилетантской уверенностью утверждать, что я был прав по поводу «договоренности» и по поводу того, что входило\не входило в «Основные законы» 1950.

    1. Игорь Юдович
      — 2014-07-07 19:15:15(118)
      Онтарио, Ваше утверждение формально правильно. ВС как будто бы за неимением абсолютно строгих указаний, определяющих условия «законотворчества» с судейской скамьи, должен соблюдать законы Кнессета. Но проблема в том, что, во-первых, нет строгих указаний, а есть «договоренность» 1950 года, которую решили поменять на другую «договоренность» в 1992, и, во-вторых, «ему позволили стать Богом, а ведь могли нанять убийцу…» (Лорес). Между прочим, позволили еще и потому, что это было выгодно очень мнoгим. Но, может быть, времена переменились и выгода уже не выглядит такой очевидной.
      К сожалению, я не докопался до «Основных законов» 1950 на английском, но читал только обсуждение и критику их в далеком 1953 году (в англо-язычной прессе) в отличной и подробной статье какого-то американского юриста-еврея . Поэтому не могу с абсолютной дилетантской уверенностью утверждать, что я был прав по поводу «договоренности» и по поводу того, что входилоне входило в «Основные законы» 1950.

      ****

      Рамки действий БАГАЦа регулируются «Основным законом о судопроизводстве», принятом в 1984 году. БАГАЦ выполняет в т.ч. роль конституционного суда и имеет полное законное право отменять законы, принятые Кнессетом, если они противоречат опредленной части «основных законов».

      «Юридический активизм им. А.Барака» стал возможен благодаря 2-м причинам:
      1. «Законодательный пассивизм», как результат глубокого раскола в израильском обществе по всем основным мировоззренческим и политическим повесткам дня;
      2. Отсутствие такого раскола в т.н. «юридической элите» Государство Израиль;
      Со вторым пунктом в последние годы пытаются изображать борьбу, но это более походит на фарс — «в БАГАЦ должен быть какой-нибудь иной судья» — типа неашкеназ, неатеист, нескрытый шаломахшавник и т.д. и т.п. — в общем, «представители всех слоев», но с процентной нормой, гарантирующей большинство у меньшинства. А между тем — корень зла — не в БАГАЦе и даже не на юридических факультетах… Некоторое представление об этом корне дает пост Б.Дынина.
      Биби в последнее время выражался в пользу принятия серии основных законов (что должно как-бы ознаменовать уход от «пассивизма»), которые установят и закрепят «еврейский характер государства». На практике пока ничего не происходит, к тому же не за горами выборы, за что отдельное спасибо т. А.Либерману..

  17. Марку Аврутину
    Разница между нашим временем и 1948-50 очень проста, но фундаментальна. В 48-50 была война или послевоенный синдром. В той ситуации нельзя было обойтись без хотя бы минимального единоначалия. Поэтому Бен-Гурион был и бог, и царь, и воинский начальник. Во всех трех ипостасях у него были достоинства и недостатки. Обсуждать его недостатки абсолютно закономерно сегодня. Не уверен, что так же разумно было это делать в 48-50. Кроме того, и это давно известный историкам факт, сионистская ветвь Бен-Гуриона была весьма далекой от демократической. Что, возможно, было положительным фактом в 48-50. Но это привело ко многим не совсем кошерным последствиям в гораздо более позднее время. За все надо платить. Именно по этой причине, в частности, по результатам развития системы юриспруденции в Израиле, его легко и правильно обвинить СЕГОДНЯ.

    1. его легко и правильно обвинить СЕГОДНЯ.
      ==
      Игорь, ключевое слово тут «СЕГОДНЯ». Именно так. Легко быть СЕГОДНЯ умней, чем кто-то, кто принимал решение даже не ВЧЕРА, а чуть ли не 70 лет назад. Велик соблазн подумать, что ты умнее деятелей прошлого — ведь История уже свершилась, ведь ты знаешь Исход, и тем самым как бы владеешь частицей силы Вс-вышнего. Но понятно вроде бы и самому наивному, что это иллюзия, ибо ты не знаешь будущего. А действуешь так, как тебе подсказывают ум и опыт, и так, как диктуют обстоятельства. Вот так же действовали и исторические персонажи, будь это Давид Бен Гурион — или, скажем, Наполеон Карлович Бонапарт.

  18. Превосходная многогранная статья, включаяющая и «заметки фенолога», и адекватный анализ, и — в отзывах — фразу Онтарио14, достойную быть третьей главой статьи.

  19. Интерeсная статья.
    На мой взгляд в Израиле создалась обстановка когда БАГАЦ присвоил себе функцию Сангедрина в Древнем Израиле, а его Председатель — функцию секулярного Верховного Священника.

    1. А-Коэн А-Гадоль совершенно не обязательно входил в Санхедрин. Туда избирались мудрецы, а Первосвященник, вообще говоря, мог быть из ам а-арец.

  20. «Раньше думай о партии, а потом о стране». Это я о Бен-Гуреоне и партии МАПАЙ. Потому что основа всех проблем заложена в далеком 1948 году, если не раньше\» — вот правильно подмеченный одним из авторов ключ проблемы. Правда, он тут же стушевался: \»Но винить Бен-Гуриона очень легко сегодня, в 2014-м\».

  21. Замечательная работа, СТАВЯЩАЯ наиболее болезненные для Израиля вопросы, очерчивающая фундаментальные проблемы, нерешённость которых может серьёзно угрожать стабильности Еврейского Государства.

  22. Не будучи израильтянином, я не могу иметь собственное суждение по вопросу, обсуждаемому в этой публикации, но прочитал её с огромным интересом. Спасибо!

  23. Очень интересно, мало сказать. Уникальность Израиля на виду. Заключенная в ней проблема отношения судебной vs. исполнительной и законодательной властей раскрыта без дилетантских предложений ее решения. Материал новый для меня и детали обсуждать не берусь. Только исторические реминисценции, вызванные статьей, за что уже благодарю авторов.

    Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; (Втор. 16:18)

    Эти слова предваряют слова о светской власти в Израиле:
    Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: ‘поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня’, то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою [царем] иноземца, который не брат тебе. Но когда он сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, [находящейся] у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии” (Втор. 17:14-15,18-19)
    Светская власть (царь) должен следовать Божьим установлениям в книге левитов, согласно которой должен совершаться суд праведный. Судьи оказываются выше светской власти. Затем в течении тысячелетий евреи не имели самостоятельной светской власти, но подчинялись раввинским судам в своих общинах во внутренних делах ее.
    Секулярное государство Израиля, в силу связи евреев с Торой (понятно, изменившейся в течение последних двух столетий) и в свете его истории как еврейского государства (в том числе секулярных евреев) несет в своем политическом и общественном устройстве противоречия уникальные для демократического государства, каким оно является при всех особенностях его истории. И вот интересно видеть, как в этом секулярном демократическом государстве проявилась традиция верховенства суда над светской властью — суда предположительно праведного и тогда , когда праведность его теперь прямо не определяется книгой, находящейся у священников левитов. Не мне решать проблему поставленную в статье, но, видимо, Израилю как еврейскому государству оставаться уникальным среди демократий. И пусть он здравствует в своей уникальности.

  24. Решения БаГаЦа обязательны для всех, а что обязательно для него?
    *******
    «Основные законы» (т.н. «хукей йесод»), принятые Кнессетом.

  25. Совершенно замечательная статья — и я надеюсь, она вызовет оживленную дискуссию. Статья, собственно, и замечательна-то тем, что поднимает болезненную проблему, но вместо сложившейся (увы !) на Портале практики — отвечать на сложный вопрос лихим штампом — поднятый вопрос действительно обсуждает.
    Мне, честно говоря, ближе точка зрения Игоря — но когда я сам в свое время читал материалы к статье, написанные В.Янкелевичем, возразить ему не смог. Остается надеяться, что в Израиле как-то возьмут под контроль убежавшую от здравого смысла юстицию.

    P.S. Но, наверное, не сразу. Лет так полтораста назад старый мудрый премьер Англии, Дизраели, разводил руки в стороны на некоторое расстояние, и говорил: «Вот настолько в этой стране что-то изменить можно …» — а потом добавлял пару дюймов и продолжал: «А вот настолько — уже нельзя …».
    Старик понимал силу однажды сложившейся практики …

    1. Б.Тененбаум
      6 Июль 2014 at 19:26 | Permalink

      Остается надеяться, что в Израиле как-то возьмут под контроль убежавшую от здравого смысла юстицию.
      ———————————————————————-
      Никуда юстиция не убегала, она только приходит. 🙂 Многие критики суда, юристконсульта правительства, прокуратуры абсолютно не понимают, что юстиция не занимается определением «хорошо/плохо», а поисками доказательств (приемлимых в суде!!!) что получилось хорошо, а что вышло плохо.

      1. Но это ведь не так.
        Бирки на разнообразные действия (прямо по Маяковскому) ставит законодательная власть.
        Ищет доказательства соответствия биркам — исполнительная.
        Оценивает доказательства соответствия биркам — судебная.
        Она же — оценивает бирок Справочнику классификации (Конституции). Если навешена бирка, противоречащая Справочнику — она признается недействительной. Если законодатель считает, что бирка, хотя и не соответствует справочнику, но крайне нужна для души, то в его праве дополнить справочник.

      2. Сильвия, Вы не правы. Во всяком случае, это не так в США и, насколько я разобрался, не так и в Израиле. Все Вами сказанное НЕ относится к решениям ВС (за редчайшим исключением, предписанным в Главе 3 американской Конституции)

        The Supreme Court firmly established its power to declare laws unconstitutional in Marbury v. Madison (1803), consummating the American system of checks and balances. In explaining the power of judicial review, Chief Justice John Marshall stated that the authority to interpret the law was the particular province of the courts, part of the duty of the judicial department to say what the law is. His contention was not that the Court had privileged insight into constitutional requirements, but that it was the constitutional duty of the judiciary, as well as the other branches of government, to read and obey the dictates of the Constitution.[139]

        The Supreme Court, it is noted, cannot directly enforce its rulings; instead, it relies on respect for the Constitution and for the law for adherence to its judgments.

        И больше ничего (но и не меньше). «…поисками доказательств (приемлимых в суде!!!) что получилось хорошо, а что вышло плохо..» ВС в абсолютном большинстве случаев как раз НЕ занимается.

        1. Игорь Юдович
          11 Июль 2014 at 21:55 | Permalink

          «Вы не правы. Во всяком случае, это не так в США и, насколько я разобрался, не так и в Израиле. Все Вами сказанное НЕ относится к решениям ВС (за редчайшим исключением, предписанным в Главе 3 американской Конституции)»
          Я не знаю, как в США, и не совсем поняла, что Вы считаете как «не так в Израиле». Хочу обратить Ваше внимание, что энергия Владимира и моя была обращена не на ВС, а на Багац (Высший суд справедливости), в котором заседают судьи ВС и который и вызывает самые горячие споры в стране.

          «»И больше ничего (но и не меньше). “…поисками доказательств (приемлимых в суде!!!) что получилось хорошо, а что вышло плохо..” ВС в абсолютном большинстве случаев как раз НЕ занимается.»
          Это мое относится к суду как учреждению, без рассмотрения его юридической специфики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *