Исраэль Дацковский: Возвращаясь к сделке Шалита

 169 total views (from 2022/01/01),  1 views today

А если затребованная похитителями цена оказывается больше цены, установленной алахой? Ответ еврейского Закона однозначен и жесток — не выкупать, соглашаясь с гибелью захваченного (конечно, если в сложившихся условиях невозможно осуществить силовое решение возникшей проблемы и, даже при гибели захваченного, отбить у захватчиков желание повторять захваты.

Возвращаясь к сделке Шалита

Исраэль Дацковский

Арест бандита-убийцы (даже не окажем ему честь, называя его по имени), который был освобожден в составе 1027 других бандитов по «сделке Шалита» (2011 год) и который после освобождения убил накануне Песаха этого года подполковника полиции Баруха Мизрахи на подъезде к Хеврону, опять поставил вопрос о моральном праве Израиля на подобные сделки. Этих сделок было уже немало, начиная со «сделки Джибриля» (1985 год). При громких обещаниях неповторения этого национального позора, при непрерывных попытках провести те или иные изначально импотентные законы, которые даже в их беззубом виде провести не удается и которые вроде должны были бы помешать правительству Израиля продолжать подобное унижение Израиля как внутри Страны, так и на международной арене, создается ощущение, что собака лает, а караван идет.

Нам нужно рассмотреть ряд аспектов «сделки Шалита», которая, при общем с другими сделками результате, была по своему ходу отличной от всего того, что мы видели раньше. Она отлична от других подобных сделок продолжительностью и мощью общественной кампании в пользу сделки, слишком большой ролью массовых СМИ и масс народа в склонении правительства Израиля к утверждению и исполнению национального позора.

Сначала — мнение алахи. Хотя мы любим повторять верные вещи о бесконечной ценности человеческой жизни, о том, что «спасающий одну [еврейскую] душу как бы спасает целый мир», об огромной важности заповеди выкупа пленных, мы демонстративно забываем о том, что алаха в своей бесконечной мудрости установила максимальную цену такого выкупа пленных. Она сказала, что цена выкупа не должна превышать цену раба. И мудрецы объяснили нам, что такая относительно низкая по сравнению с важностью заповеди цена установлена, чтобы народам мира не было выгодно похищать\захватывать именно евреев именно с целью выкупа. Ведь у других народов нет этой заповеди и вопрос о выкупе их пленных по цене выше, чем цена раба, на их общенародном уровне даже не ставится и остается исключительно в пределах возможностей и желаний семьи похищенного\захваченного. А, зная о чувствительности евреев именно в качестве народа или общины к своим соплеменникам, народы мира могли и были должны этой чувствительностью пользоваться в своих интересах, непомерно повышая цену выкупа.

А если затребованная похитителями цена оказывается больше цены, установленной алахой? Ответ еврейского Закона однозначен и жесток — не выкупать, соглашаясь с гибелью захваченного (конечно, если в сложившихся условиях невозможно осуществить силовое решение возникшей проблемы и, даже при гибели захваченного, отбить у захватчиков желание повторять захваты. Именно так поступил Израиль в 1994 году при неудачной попытке силового освобождения Нахшона Ваксмана (погиб и сам Нахшон, и капитан, руководивший попыткой захвата), что привело к затишью похищений на многие годы). Жертвуя одним евреем, мы таким «жестоким» путем спасаем многих — если похищение невыгодно, оно и не будет осуществляться впредь. Нам известен пример рабби Меира, главы немецкого еврейства XII века. Когда он был брошен в тюрьму без обвинений, с откровенным и единственным требованием большого выкупа, и было понятно, что община даже ценой собственного разорения его выкупит, рабби Меир запретил себя выкупать и умер в тюрьме. Вопрос о выкупе еврейских пленников был подтвержден практически — после этого долгий период евреев не арестовывали с целью получения выкупа от общины.

Итак, мнение алахи понятно и мы знаем на нашем горьком опыте, что любое отклонение от алахи чревато бедами для всего еврейского народа. Рассмотрим теперь участников сделки Шалита.

Арабов рассматривать нечего. Они весьма умело и логично использовали чувствительность евреев к своим соплеменникам и несоблюдение ими своих же проверенных временем Законов. С их арабской и бесконечно враждебной Израилю точки зрения, с точки зрения их интересов, они вели совершенно правильную политику, и в результате нежелания идти ни на какой компромисс, заранее зная, что евреи «прогнутся» под любые сколь угодно завышенные их требования, одержали полную победу над Израилем и создали очередной прецедент будущим захватам евреев и будущим сделкам. Мы в очередной раз расписались перед ними и перед всем миром в нашем согласии выпускать бандитов-террористов тысячами в обмен на удачный захват теми же террористами даже одиночного еврея.

Первый участник — семья похищенного. С нашей точки зрения, семья и ее ближайшее окружение должны сделать все возможное и невозможное для освобождения своего близкого. Они не должна брезговать или пренебрегать никакими средствами и путями, которые могут хотя бы потенциально, гипотетически привести к скорейшему освобождению «своего». Семья похищенного в наших глазах имеет право не задумываться о последствиях своих шагов для безопасности других. Хотя в алахе имеется принцип «моя кровь не краснее его крови», ограничивающий «безграничную» активность семьи в подобных действиях, трудно сравнить прямую опасность для жизни родственника, захваченного врагами именно с целью получения выкупа и гипотетические, косвенные опасности неоправданно дорогого выкупа для других евреев. Поэтому у нас нет серьезных претензий к семье Гилада Шалита по поводу их действий, направленных на освобождение их сына Гилада любой затребованной арабами ценой.

Второй участник — мировое антисемитское «либеральное» общественное мнение, в первую очередь, европейское. У этого участника имеются две явные движущие силы в рассматриваемом процессе. С одной стороны, ими движет активный, но часто подсознательный антисемитизм, даже если он проявляется в форме антиисраэлизма. С другой стороны, в «свободном мире» сегодня заправляет бесконечный же либерализм, изначально отрицающий наличие в мире объективной справедливости и признающий право на существование любых мнений, сколь угодно противоречивых и, к сожалению, сколь угодно жестоких. Европа, при громкогласном провозглашении ценности человеческой жизни, приоритета «морали» (берем это слово в кавычки, так как у либералов по определению не может быть единого взгляда на мораль и смысл этого слова наполняется густым туманом) и прав личности, в упор не видит несправедливости ни в захвате человека с целью выкупа (наш мир ни сколько не продвинулся в морали по сравнению с древностью), ни в требовании обмена захваченного на тысячу бандитов, осужденных за тяжелейшие, принятые во всем мире именно как самые тяжелые, непростительные преступления. Есть еще пара скрытых, но мощных двигателей. Здесь и необходимость заигрывать с фактически «съевшими» Европу (даже если Европа этого еще не поняла) арабами-иммигрантами-мусульманами, без голосов которых уже невозможно прийти к власти в европейских странах, здесь и открытое использование арабских нефтедолларов для подрывной политики против Израиля (тут интересы Европы и арабов чудесным образом совпали), здесь и беззастенчиво присвоенное себе право открытого вмешательства во внутренние дела Израиля (мы не написали «во внутренние дела других стран», так как большинство «нормальных» стран, к которым Израиль, к сожалению, не относится, резко пресекают подобные вмешательства). Итак, игру в освобождение похищенного делают псевдоевропейские, но на самом деле арабские деньги в арабских же интересах и широкое вмешательство во внутренние дела Израиля через агентов вражеского влияния внутри Израиля — левых всех мастей, захвативших СМИ и БАГАЦ и их финансовых инструментов типа легально действующего Нового Израильского Фонда, который своих целей по разрушению Израиля не только не пытается скрыть, но наоборот, активно разъясняет.

Третий участник — уже упомянутые откровенно вражеские агенты внутри Израиля. Мы их уже назвали. Повторим — левые всех мастей, их правильно построенная пропаганда и агитация, опертые на мощную, грамотную, хорошо образованную и организованную интеллектуальную силу, их легальные финансовые инструменты типа Нового Израильского Фонда (но он — не один в поле воин — таких инструментов у левых много). Именно эта пятая колонна Израиля и организовала всю массовую, длительную и весьма дорогостоящую кампанию за выпускание из тюрем массы террористов под видом освобождения нашего пленника, на которого им всем было глубоко наплевать. Эта кампания была щедро оплачена арабскими, пропущенными через Европу деньгами при полном понимании всеми участниками бессовестного действа неизбежного направления продолжения банкета — очередные убийства евреев выпущенными или еще не пойманными бандитами, захват заложников для следующих сделок.

Четвертый участник — наш обманутый народ. Народ, лишенный серьезного образования, как естественно-научного, так и еврейского, потерявший нравственные и национальные ориентиры, не имеющий еврейского лидера. Народ, потерявший национальные цели, причем сплачивающая этот народ сила внешней опасности и необходимость вкладывать труд, мысль и иные ресурсы в обеспечение выживания страны, постепенно ослабла и на первое место в жизненных целях большинства израильтян вышла забота о личном благополучии. Таким неграмотным, деморализованным и деидеологизированным народом уже не столь сложно управлять популистскими лозунгами. Так стадо овец легко подчиняется паре собак («как известно», СМИ — это сторожевой пес «демократии») и хворостине пастуха. И «продать» нашему народу опаснейшие в нашей действительности лозунги при наличии мощных, хорошо идеологизированных (в отличие от самого народа), горластых, в полную меру использующих безграничную свободу слова, но ни насколько не отягощенных еврейской моралью СМИ, объяснить ему, что тысяча якобы раскаявшихся, «мирных» террористов — не слишком большая цена за жизнь одного еврея — при соответствующем финансовом обеспечении является легко решаемой технической задачей. Народ, естественно, искренне поверил в сладостные, как пение сирен, лозунги. В день освобождения Шалита ко мне на переходе улицы в Тель-Авиве обратился незнакомый прохожий с криком: «Сын вернулся!». А выход на свободу тысячи нераскаявшихся бандитов не очень попал в поле зрения таких искренне радующихся. Но этот народ при умелом дирижировании им со стороны СМИ, оказал настолько заметное давление на наше слабо-сионистское и столь же, как и народ, деморализованное давлением изнутри страны и извне правительство, что оно «демократически» пересекло все возможные «красные» линии, им самим же и объявленные.

И пятый участник, который, собственно, и совершил преступление сделки — израильское правительство. Бедное правительство! Оно, как лоскутное одеяло, состоит из кучи фракций, от крайне левых и антиеврейских, до умеренно-правых (в искаженной оценке сильно сдвинутого влево политического спектра), которые жестко и непримиримо конкурируют между собой, делают вид, что защищают интересы «своего» электората, со дня выборов думают исключительно о будущих выборах, о достойном прикармливании приближенных «руководителей электората» и своем рейтинге в глазах управляемого популистскими лозунгами своего электорального сегмента. И нет ни в правительстве, ни в коалиции того, кто защищал бы интересы еврейского народа. Наш бесхребетный премьер-министр, который теряет поддержку своего, условно скажем, право-центристского лагеря и всеми силами старающийся понравиться левым, чтобы расширить свою электоральную базу и еще чуток удержаться у власти (внятных целей нахождения власти ни у него, ни у возможных его сменщиков нет, есть лишь неутолимое желание «порулить»), всеми силами добивающийся подъема (или удержания) собственного рейтинга в глазах неуважаемого им народа — его роли и месту не позавидуешь. Причем, авторитет в глазах правых он уже утерял, а авторитет у левых не заработал — там (как и везде) не любят перебежчиков, там своих проверенных идеологически правильных кандидатов в лидеры хватает. А при таком разношерстном правительстве, играя кнутом и пряником, можно провести любые решения, хоть радикально-левого, хоть умеренно-правого толка. Невозможно утвердить только решения в ключе действительно национальных интересов еврейского народа — на такие решения большинства ни в правительстве, ни в Кнессете не собрать. В его оправдание можно сказать, что подобные сделки совершались и до него, он просто принял навязанные не им правила игры.

О роли президента государства, честно исполняющего в подобных случаях функцию резиновой печати, можно не упоминать.

А ведь у нас еще есть «объективный» БАГАЦ. Если решение правительства его устраивает, он на иски против решения отвечает, что в политические решения он не вмешивается. А если не устраивает — он его неясно откуда взявшейся высшей властью безапелляционно отменяет. Решения об освобождении тысяч террористов в его программу неплохо укладывается и поэтому он не возражает против таких «политических, а потому не находящихся в компетенции суда» решений.

Столь же разношерстный, сильно полевевший за последние каденции и морально ослабший Кнессет всегда готов проявить полную беззубость в невозможности остановить и поставить вне закона внутренние вражеские, живущие за счет щедрости внешних финансовых вливаний и обслуживающие внешние враждебные Израилю интересы фонды и организации.

В последний год наше правительство превзошло само себя. Оно продемонстрировало запредельную потерю совести при согласии и реальном освобождении террористов даже не за что-то реальное, а всего лишь за временное согласие Абу Мазена на деланье вида сидения за общим столом переговоров.

И поэтому дорога к очередным похищениям и очередным же безразмерным сделкам с бандитами широко открыта. Долго ждать не придется. Не нужно удивляться очередному акту в этой пьесе — он заранее написан, тщательно отрежиссирован, артисты уже на сцене. Последний звонок, занавес поднимается …

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью.

Этот текст написан спустя полторы недели после похищения троих наших детей в Гуш Эционе. Изначально безнадежная военная операция в Хевроне идет на убыль. Она и не могла быть успешной — слишком много времени прошло от момента похищения до начала операции, а против нас играют не дети, а хорошо организованные и экипированные наши смертельные враги. Эта «грозная» военная кампания преследовала единственную цель — пропагандистскую, она была призвана показать своему народу и миру, какие мы исключительно серьё-ё-ёзные. Доказательство этому — отсутствие реальной ответственности СВОЕЙ ГОЛОВОЙ и у Абу Мазена, и у руководителей ХАМАСа.

Мы не стали привязывать текст к происходящим событиям, демонстративно подчеркивая общность и запланированность происходящего.

Не на кого нам надеяться, только единственно на Отца нашего Небесного.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Исраэль Дацковский: Возвращаясь к сделке Шалита»

  1. Бесхребетный премьер-министр — и безбрежная демагогия вместо реальной политики.

  2. Элиэзер, а по сути мною написанного?
    Я что то исказил?
    Моя грубость?
    А в чём она?
    Резкость?
    Да, она была сознательной, ситуация в стране не способствует мягкости в суждениях.
    А статья – она образец умеренности?
    Вы согласны с написанным в ней про предателей, 5-ую колонну и т.д. и т.п. и возражение у Вас вызвало только не упоминание страшного проявления «таг махир»?
    Хотя тут я должен согласиться с Онтарио – надо подождать до суда, у меня ещё теплится надежда, что хотя бы страшные подробности убийства окажутся не верными.

  3. Сэм, Вы совершенно неправы в Вашей резкости и грубости. Но комментарий автора, написанный сегодня, поражает отсутствием внимания к сожжению арабского подростка — как будто этого факта не было. Я не уверен, что человек со столь односторонним подходом квалифицирован для учения нас Галахе.

    1. Но комментарий автора, написанный сегодня, поражает отсутствием внимания к сожжению арабского подростка – как будто этого факта не было.
      **********
      Виновных определит суд. A пока что — половина задержанных отпущены по домам.

  4. Г-н Дацковский написал подлянку. Эту подлянку он умножил, решив опубликовать именно в это тяжёлое для всех израильтян время, тяжёлое вне зависимости от их политических взглядов, тяжесть которого для человека определяется местом его проживания (а территория более-менее спокойная сокращается как шагреневая кожа), ну ещё и оборудованием квартиры.
    И в это время опять поиски внутреннего врага и предателей, жирующих на арабские деньги, бред про 5-ую колонну, про леваков, захвативших СМИ и БАГАЦ! (Это Исраэль Хайом и Маарив – левые? Это Председатель верховного Суда Грунис – левый? Впрочем об я уже писал в комментарии на статью местного \»эксперта- израиловеда\»)
    Статья – искажение фактов, полуправда и просто враньё.
    1. В деле освобождения Шалита не было привычного раскола общества на левых\\правых.
    \»Левый\», конечно Ольмерта можно назвать левым только в кавычках, но победил-то он на выборах именно правых (без всяких кавычек), не пошёл на сделку по освобождению Шалита, на которое пошло теперешнее \»правое\» правительство. Повторюсь, освобождение Шалита было праздником для израильтян без различия их политических взглядов. Об этом собственно и написал автор, возложив ответственность за порчу народа на всемогущих \»левых\». Очевидно автор считает \»правых\» импотентами.
    2. Причём тут продавшаяся арабам либерально-загнивающая Европа? Ей, Европе, было до лампочки (Ну м.б. за исключением Франции, гражданином которой был Шалит).
    3. Абсолютно не корректно сравнение с окончившейся трагедией попыткой освобождения Ваксмана в 1994 г. Предпринятого, кстати, при правительстве предателей-левых во главе с Рабином ז\»ל .
    Разведке, воспользовавшись ошибкой похитителей — по видео с мольбой Ваксмана о его спасении удалось вычислить место его нахождения. Похитители Шалита учли это и таких ошибок не совершали.
    Повторяю. Подло писать такое вообще, подло вдвойне опубликовывать такое сегодня.

  5. «…актуальность текста – показать как хорошо организован (левый) лагерь». Показано очень толково, за что необходимо поблагодарить автора. Но, кому показано? Левые и так знают — они ж его (лагерь) сколотили. Значит, правым! А зачем им так уж тщательно в этом разбираться, если их призывают «понадеяться, только единственно на Отца нашего Небесного»?

  6. Этот текст был написан в середине поисковой операции. Хотя понимающим было ясно, что ищем тела, пока это не было доказано, считалось, что ищем живых.
    И тут, наш левый голос начал свою арию еще перед тем, как похитители начали как-то проявляться и что-то требовать за обмен. По радио РЭКА выступал один из них и пел, что нужно срочно начинать переговоры об обмене любой ценой и главное его страдание было в том, что он уже готов платить эту любую цену, но пока — некому.
    На площади Царей Израйлевых в Тель Авиве (по-сегодняшнему — площадь Рабина) был организован митинг единства и совместного плача — явно началось «объединение народа» в едином порыве освободить даже тела любой, сколь угодно высокой ценой (и это опять — до проявления похитетелей). Тут же проснулись и заголосили «организации» по типу «четырех матерей» времен бегства из Ливана, когда мы заменили гибель 20 наших сыновей в год на 1000 убитых во второй интифаде.
    Именно в этом мы видим актуальность текста — показать как хорошо организован лагерь отступления и как быстро он может запустить свою готовую к использованию, хорошо смазанную и заправленную, но преступную машину оболвания народа и сталкивания его в очередную яму капитуляции перед террором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *