Лилия Креймер: Люди и кошки

 205 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Человек, особенно современный, много говорит о своих преимуществах перед животными, хотя уже в далёкой древности, например, библейский Екклесиаст утверждал обратное.

Люди и кошки

Отцы и дети

Лилия Креймер

Природа и люди… Этот рассказ-притча, как и предыдущий «Люди и елка»[1], об отношениях Природы и человека, природного и культурного, о приобретениях и потерях.

О потерях, которые возникают в семье. О тех, что вырастают в значительной степени из отношения родителей к своим детям, воспитания, получаемого в семье, из тех ценностей, которые старшее поколение готово передать молодому.

Сегодня все более проблематичными становятся насилие среди детей и подростков, ранние половые связи, изнасилования. Такое происходит в школах, в частных домах. Дело дошло до того, что «дети» пользуются услугами женщин в несколько раз старше их, т.е. как бы публичными услугами. Факт сам по себе мало радующий, но в нем есть и еще более тревожный аспект.

В городе К. об этом знали все: от учителей, социальных работников до полиции, и, конечно же, родители. Когда история попала в прессу, то обвинения посыпались на все государственные службы. Участвовали в них и родители. Вопрос о том, где были они все это время, не возникал. Более того, от имени части «детей», а фактически родителей, подана жалоба на «проститутку». Назовем её так условно, поскольку вознаграждения за свои услуги она не требовала. Переполох в городе начался после того, как у нее заподозрили СПИД. Тут-то герои и их родители забеспокоились. И вплоть до получения результатов анализов «дети» и их родители жили в страшной тревоге и с намерением отомстить обидчице за осквернение невинных страдальцев.

Участились убийства родителями собственных детей. Чаще отцами и нередко в качестве мести бывшей жене. В последнем на сегодня случае отец хладнокровно и жестоко расправился со своими двумя, только прилетевшими к нему в гости из далекой Америки. Туда, спасаясь от его насилия, увезла их мать. Родственники и близкие семьи в шоке и никак не могут взять в толк, как могло произойти такое. Ведь он «был примерным отцом… воевал в суде за то, чтобы дети остались с ним после развода».[2] Близкие утверждают, что «это не похоже на него. Это не он. В своей основе он человек добрый, хороший с самого рождения… из хорошей семьи». При этом никто не вспомнил его угрозы жене, «если дети не будут с ним, то не будут и с ней», о том, что «она вместе с детьми вынуждена была скрываться от его насилия в убежищах и на тайных квартирах». Правда, и соседи, и знакомые замечали в последнее время его необычное состояние. «В синагогу ходил исправно, хотя с трудом общался с друзьями, предпочитая запираться дома». Не могли не видеть изменения в его поведении и более близкие люди. В день приезда детей собралась вся родня, вместе праздновали, радовались, а на ночь оставили его наедине с детьми. Не думали, что он уже замыслил дурное. Не думали, не опасались, не остереглись. Надеялись на лучшее. Подумали о нем, понадеялись на своего… Заплатили дети.

Уму непостижима и ситуация, когда родители «забывают» своих малолетних детей в машинах, оставляя их на солнцепёке гибнуть от страшного перегрева.

Человек, особенно современный, много говорит о своих преимуществах перед животными, хотя уже в далёкой древности, например, библейский Екклесиаст утверждал обратное. Он писал что «нет у человека преимущества пред скотом», и сомневался, «дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю?» Когда-то их называли нашими меньшими братьями. Сегодня это не в моде. Все больше сомнений и протестов вызывает эволюционное объяснение происхождения человека. От «на полном серьезе» до анекдотов. Однако в едином источнике происхождения живого сомнений нет. Человек отличается от животного по большому счету наличием разума и остается похожим на него в инстинктах.

Вот и посмотрим, как выполняет свои инстинктивные родительские обязанности кошка. В нашем случае, это мама Рыжика, обычная городская кошка, живущая во дворе многоквартирного дома. Пока котёнок был совсем мал, она не отпускала его от себя, кормила, обмывала, защищала и потихоньку учила жизни. Когда чуть подрос, стала приучать к самостоятельности одиночества. Она отходила от него на полтора–два метра и с этого расстояния стерегла его покой. Рыжик подрос, но до самостоятельности еще не дотянулся. В это время им как раз и начал интересоваться Черник. Он был старше и сильнее Рыжика, и его мама-кошка уже перестала о нем заботиться. Однако уже «полукотёнок» все ещё хотел поиграть и в то же время попробовать свою силу. Видимо, играть без агрессии не умел. Сначала мама Рыжика просто прогоняла его. Но он становился все более настойчивым и дерзким, вплоть до того, что однажды ему удалось промчаться стрелой между кошкой и Рыжиком. Смельчак получил по заслугам. Несколько дней не показывался возле Рыжика, затем появился в его поле зрения, и кошка обнаружила, что и Рыжик тянется к дерзкому шалуну и обидчику. После этого она полностью изменила свое отношение к котятам. Своего Рыжика стала в игре учить защищаться, а Черника — играть без агрессии. В процессе одного из таких «уроков» на горизонте появилась кошка-мама Черника, но нападать не стала. Остановившись неподалёку в воинственной позе, разглядела добрые намерения мамы Рыжика и спокойно заснула. Через несколько дней Рыжик и Черник уже мирно играли или спали, уткнувшись друг в друга. Мама теперь позволяет себе изредка отдаляться от своего отпрыска, продолжая, тем не менее, все ещё вести наблюдение со стороны. Видно считается с тем, что мал еще её детеныш.

Понятия «хорошо» и «плохо», «полезно» и «бесполезно», «приобретение» и «потеря» вызвал к жизни человек, а если точнее, то его культура. Несть числа подобным противопоставлениям. Сей рассказ тоже начинается с них. Человеку от этих вечных оппозиций некуда деться, поскольку как разумное существо он не может жить без сравнительных оценок. Именно они как основа его существования связаны с его культурой, целесообразностью и смыслом его жизни.

А что же Природа? Есть ли в ней такого рода оценки? По мнению Будды в Природе их нет. Она позволяет бок о бок существовать плохому и хорошему, но это по нашим, человеческим меркам. В Природе всему находится место. Как правило, у каждого элемента этого самого «всего» есть какие-то, опять же с нашей точки зрения, полезные и вредные свойства. На определенном этапе человек дознался, как примириться с Природой, как пользоваться полезными ему качествами и обходить, а иногда и нейтрализовать действие тех, что могут повредить. Тем самым человек как бы признал осторожность и разумность ограниченного использования Природы. Хотя, уже в рассказе о ёлке видно, как быстро он забыл это золотое правило, добытое столь нелегкой ценой.

Не хочет человек мириться с ним и в отношении «рукотворных» продуктов своей культуры. Видно, думает, что культура способна снять, отменить его зависимость от Природы и обеспечить его разуму творение принципиально иных продуктов — только хороших, только полезных, то бишь возможность перехитрить Природу-матушку, выпрыгнуть из неё, стать над ней. Не относит он это строгое правило и к своему поведению, к своим обязанностям, ничтоже сумняшеся изменяя заложенное в него природой.

Наш маленький пример показывает, насколько сильно развито чувство ответственности у животных за своё потомство. Нет сомнений, что оно уже в глубокой древности было присуще и человеку. Так, где же и почему он смог приглушить его, а иногда и потерять, освободить себя в той или иной степени от этой почетной и нелегкой ответственной заботы, дойти до такого отношения к самым родным и беззащитным существам, к собственным детям?

Этот процесс начался не сегодня. Его истоки уходят в далекую древность, когда человек только начал различать и обожествлять явления природы и просить измысленных им богов защитить его от самих явлений. При этом в каждой местности, в каждой человеческой общности формы воплощения божеств варьировались в зависимости от зарождающейся культуры конкретной общности. На каком-то этапе культура позволила человеку создать определенные средства защиты от природы, сняла часть его забот. Но тут же высветила новые, отрицательные по человеческой классификации. В то время человек только начинал ощущать необходимость понимания природы. Он был ещё далёк от золотого правила осторожного, разумного и ограниченного использования её даров. Тем более, от понимания того, что культурные изменения возможны не вопреки законам природы, а в их пределах. По крайней мере, в сочетании со строгим учетом их последствий.

Мы знаем это сегодня, только после того, что уже наделали немало ошибок и причинили немало вреда природе и самим себе как её непосредственной части. Мы видим печальные результаты и до сих пор спорим об их причинах.

А тогда человек, прежде занятый выживанием, вдруг обнаружил проблемы в самом себе. У него не было опыта их решения, но уже приученный в трудных ситуациях надеяться на помощь внешней силы, он и в данном случае пошел по проторенному пути, прося божеств, спасти его… от самого себя. Со временем в различных обществах сложились организованные религиозные структуры, управляемые профессионалами. Как, правило, каждая предлагала свою систему верований. А значит и свои пути спасения человека от самого себя, отличающиеся в той или иной степени или форме один от другого. В зависимости от типа культуры эти пути назывались то спасением, то идеологией. Среди больших религий буддизм и конфуцианство[3] в свое время предлагали, практически, самоспасение человека, надежду на самого себя. Через пару тысячелетий к подобному выводу пришел американский психолог Вильям Джеймс. Сторонники монотеизма пророчили спасение от внешней силы для человека, который верил в нее и соблюдал ее законы.

Так религия предлагала, в нашем случае родителю, человеческое прощение от имени внешней силы (например, отпущение, прощение, списание грехов) в случае раскаяния, принесенного в соответствующей форме. Но снятие греха с родителя не могло отменить действительность: ребенка, который теперь стал носителем нанесенного ему ущерба, — звено, выпавшее из естественной системы и не нашедшее себе места в созданной религиозной культурой. Как всегда из лучших гуманных побуждений, которые заложили бомбу замедленного действия, — нездоровое поколение, вышедшее в жизнь.

Повзрослев, свои родительские обязанности этот ребенок стал, скорее всего, выполнять в соответствии с полученным опытом. А если еще случилось создать семью с партнером, воспитанным такими же, прощенными родителями, то не вызывает сомнений, что и у их детей проявилось в том или ином виде искаженное чувство заботы о своем потомстве. Так было положено начало длительному процессу ухода человека от реальной действительности во имя гуманной цели. Хотели как лучше, а вышло, — скажут впоследствии острословы, — как всегда. Для облегчения жизни одних, в данном случае родителей, калечили детей. В то далёкое время люди ещё не могли предвидеть последствий этого ухода. Со временем, ощутив насущность решения проблемы молодого поколения, общество делало попытки помочь родителям в воспитании детей. Были созданы государственные органы просвещения, здравоохранения, безопасности, социального обеспечения. В воспитание детей включились различные добровольческие организации. И они тоже не всегда умели соблюдать хрупкое равновесие родитель-ребенок, оценивать последствия своего вмешательства в эту непростую систему, требующую немалых и неустанных усилий для удержания её в равновесии. Часто защищая права ребёнка, они связывали руки родителям в выполнении их обязанностей. И здесь, как и во всех случаях неосторожного вмешательства в природную систему, человек-новатор смело изымал нужное ему звено из системы, распоряжался им по своему усмотрению и нисколько не задумывался о том, способно ли новое вписаться в прежнюю. Этот вопрос даже не возникал. Дров наломали немало. Сейчас пожинаем плоды своих трудов.

А человек тем временем отвыкал полагаться на себя, отвечать за себя, и приучался перекладывать, какую-то долю ответственности, в нашем случае за своих детей, на внешнюю силу, в каком бы виде она ни была. На земле продолжались индульгенции, отпускающие грехи. Было время, когда индульгенции открыто продавались. Сейчас для искупления грехов можно услышать советы заняться благотворительностью, помочь бедным и несчастным. Но это для самого согрешившего.

Со временем прощение вошло в привычку, затем стало свойством характера личности, а там и ментальностью общества. Но, как и прежде, отпущения не врачевали последствия родительских прегрешений в душах детей, которые не получали в той или иной степени нужной доли любви, заботы, знаний, опыта, ласки, семейной жизни, да можно ли перечислить бесценные крупицы того, что постижимо только в настоящей семье. Теперь уже отдельные черты, взращенные в условиях получения искаженного или недополученного воспитания, постепенно формировали характер личности, а затем и ментальность общества.

Аукнулось все это человеку великим взрывом в молодых поколениях; в тех самых, ответственность за воспитание которых была ослаблена в результате добрых, смелых, но неграмотных деяний всех видов культуры; и произошло это спустя много-много лет, когда число воспитанных родителями, надеющимися на помощь со стороны, превысило число воспитанных теми, кто брал на себя ответственность за своих детей и исправлял свои ошибки в реальной действительности и вместе с детьми.

Все вышеперечисленные случаи — прямое следствие этого явления. А мы продолжаем их плодить, не желая видеть, как сами выдавливаем из себя и искажаем то по-настоящему хорошее, что в нас заложено природой. Да, в человеке как части природы уживаются разные черты. Те, которые он воспринимает как положительные, выбранные для обеспечения условий совместного коммуницирования в обществе. И те, которые мешают коммуникации. Но предпочитая одни, мы не можем не видеть другие, закрывать глаза на них. Не можем уходить от реальности и просто обязаны принимать все необходимые меры для устранения того, что мешает. Ради себя самих, ради детей, родных и близких, ради существования на этой земле. Мы и никто другой за это в ответе. Тысячелетняя культура позволяет нам не только вернуться к инстинкту ответственности за своё потомство, заложенному во всё живое природой, но и подкрепить его достижениями нашего, человеческого разума. Они тоже родились не сегодня. Идеи путей использования этих достижений можно найти в философиях многих народов. В монотеизме она развита в Книге Екклесиаста. В человеческой мудрости видел библейский философ одну из основных опор человека в его земной жизни.


[2] Все цитаты для данного конкретного случая взяты из газеты «Израиль сегодня», 13.05.2014 , с. 2-3, (на иврите).

[3] Авторы этих учений не определяли их как религиозные.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Лилия Креймер: Люди и кошки»

    1. Если бы так просто получался ОК, то рассказа бы не было. Не о чем было бы писать.
      К тому же спасение за счет внешней силы исповедует не только иудаизм, да и сама внешняя сила не одинакова во всех монотеистических религиях.
      Более подробно об этом в следующем рассказе-притче.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *