Валерий Хаит: Страсти по Майдану (письмо друзьям-оппонентам)

 476 total views (from 2022/01/01),  5 views today

Желание как-то объясниться с моими друзьями-оппонентами (а заодно кое-что объяснить и себе самому) у меня возникло сразу же после начала событий на киевском Майдане. Я никак не мог понять, почему то, что вызывает во мне восторг души и гордость за моих сограждан, так пугает и так категорически не воспринимается многими моими друзьями и в Одессе, и в Киеве, и в Москве, и в дальнем зарубежье. И я потихоньку начал писать это послание, попутно поймав себя на возникшем вдруг остром интересе к стране, в которой я родился, учился, работал и живу до сих пор. Но истории которой, к стыду своему не знал и ею не интересовался. И ища аргументы в воображаемом споре с моими друзьями, я в результате многое понял и сам. А еще, не отрываясь все эти месяцы от телевизора, я вдруг почувствовал, как мне нравится моя страна и как я горжусь быть ее гражданином. Да, я пишу этот текст на русском языке, но прекрасный этот язык, этот воздух, которым я дышал с детства, совсем не виновен в том, что на нем выражают свои убогие мысли в том числе и враги моей прекрасной свободолюбивой родины — Украины…

Страсти по Майдану

(письмо друзьям-оппонентам)

Валерий Хаит

Когда показали телеcюжет, где свободовец Мирошниченко насильно заставлял Председателя Нацрады по телевидению писать заявление об уходе, мой друг, один из лучших авторов «Фонтана» и одновременно мой оппонент прислал мне торжествующий мэйл: «Ты этого хотел, Жорж Данден?!»

А моя давняя подруга, занимающаяся очень серьезными культурными проектами и при этом страстно выступающая против Майдана, на мою фразу: «но ты же согласна, что хуже и стыднее, чем было при Януковиче, быть не может!», — уверенно отрезала: «еще как может!..»

Знакомо?

Нет, я еще как-то понимаю тех, у кого причина этого неприятия — беспокойство за свое дело: всякая революция чревата нестабильностью. Другие — просто в силу характера — дорожат покоем, не воспринимают новое, боятся его. Есть и такие, которые (опять же в силу характера) не любят разделять чье-то мнение и всегда выкручивают мозги, чтобы обязательно найти аргументы против. Есть вообще оригиналы: раз все думают так, то я — иначе! Есть убежденные скептики, им так жить комфортнее. Есть среди круга моих друзей вообще необъяснимые случаи: живущая душа в душу супружеская пара, из-за Майдана, разругалась вдрызг и собирается разводиться.

Нет, я не пытаюсь с ними полемизировать. И даже стараюсь вообще не касаться этой темы. Правда, заметил, что видеться с ними стал все-таки реже…

С другой стороны, разве я имею право судить и осуждать моих замечательных друзей и подруг?! Тонких, талантливых, начитанных, культурных?

За их неприятие того, что происходило и происходит в Киеве, за их боязнь Майдана, за их истовый поиск и нахождение (антипропаганда и в Украине работает!) аргументов против.

За то, что, не приемля украинскую революцию, они становятся невольными сообщниками Путина и Януковича!

Даже за то, что они никак не могут осознать и почувствовать, что Украинская революция 2014 года была, прежде всего, революцией человеческого достоинства.

И, несмотря на то, что я смотрю на все это иначе, чем они, я продолжаю их по-прежнему любить и ценить. Хотя, говоря по правде, делать это становится все труднее и труднее.

У меня есть приятель… Друг не друг — ну, скажем так, хороший знакомый. Мы с ним во многом сходимся. Но далеко не во всем…

Так вот он говорит, что мировоззрение — одно, а отношения — другое. У меня, кстати, тоже есть формула, т. с. на все случаи жизни: дружба дороже!

Нет, видимо все-таки не на все случаи!

Такое, кстати, было и в 2004 году.

Помните, близкие люди, когда речь заходила о Майдане, становились чуть ли не врагами? И тоже, как известно, даже семьи рушились…

Оранжевая ленточка вот уже 10 лет висит у меня в кабинете на самом видном месте.

Голосовал ли я тогда за Ющенко? Да, но только по одной причине: голосуя за Ющенко, я голосовал ПРОТИВ Януковича! И те, кто выходил тогда на Майдан, они в большинстве своем выходили не ЗА Ющенко. Хотя, в какой-то степени они и тогда выходили ЗА. За Тимошенко, за Луценко… Но, главное, они выходили ПРОТИВ. Против Януковича. И уже тогда в один из дней их было миллион!

И тогда это тоже был Киев — великий Киев!

Зачем я это пишу? Разве я смогу моих друзей в чем-то переубедить?

Вряд ли. Такого практически не бывает…

Но я их действительно очень ценю и просто не хочу выглядеть в их глазах идиотом. Пусть они хотя бы знают, что я не просто так «сошел с ума», а в результате какой-никакой, но все же логики.

Попробую эти мои доморощенные рассуждения здесь привести. Причем попробую лаконично. Что вряд ли получится. За что заранее прощу прощения…

Начну с простого вопроса: они что полагают, что чуть ли не миллион вышедших после 30 ноября на Майдан киевлян — это всё радикалы, свободовцы?

Да «Свобода» прошла в Раду, да, в связи с существующим режимом Януковича за них проголосовало тогда больше людей, чем обычно — просто, чтобы хоть как-то взбурлить в Раде это вялое оппозиционное болото.

Но это же все равно меньше 10%!

Что делать, такова человеческая природа: в каждой, даже вполне цивилизованной стране есть какое-то количество экстремистов (националистов, фашистов, реваншистов) среди населения. Помните Ле Пена во Франции?

Вот что пишет о нем Википедия:

«В 2002 году Ле Пен вышел во второй тур президентских выборов, получив 16,86 % голосов в первом туре, во втором туре набрал незначительно больше (17,8 %), объединив против себя оппонентов национализма (реальный рейтинг получившего 82 % во втором туре Жака Ширака был гораздо ниже). На выборах 2007 года набрал 10,44 % (четвёртое место). Основные положения его программы — это уменьшение иммиграции и прекращение евроинтеграции Франции. Отказ от евроинтеграции и сокращение количества иммигрантов лидер Национального фронта называет «восстановлением границ Франции».

Был подвергнут штрафу в 1,2 миллиона франков за высказывание о том, что газовые камеры были «лишь эпизодом в истории Второй мировой войны».

Страшный тип, правда? Ну и что?! Он что ли делал политическую погоду во Франции? И его ли дочь, прошедшая в 2012 году во французский парламент от Национального фронта сможет на нее влиять?

Да, вы искренне любите Киев, да Вас не может не возмущать, что его центр уставлен палатками, что невозможно проехать, что грязно… Но зачем вышел этот миллион? (И выходил еще не раз!) Среди которых ваши друзья и соседи, коллеги и во многих вопросах единомышленники, пассажиры городского транспорта и посетители недорогих кафэшек, студенты и служащие, пенсионеры и ветераны, афганцы и чернобыльцы…

Что за паника?!

Вы что серьезно предполагаете, что Тягнибок мог бы стать президентом?! В Украине? Со столицей Киев? Не смешите меня!

Только не приводите мне в пример Гитлера! Там, при всей цивилизованности страны доминирующим было унижение нации и жажда реванша после Первой мировой войны… И — главное — умелая пропаганда. Расчитанная на пробуждение самого низменного в человеке — ненависти к другим. Ну и много чего другого, в том числе, если иметь в виду бесноватого фюрера, и инфернального.

Дальше. Согласитесь, вас традиционно пугает все украинское. Что делать, большинства либеральной интеллигенции в Киеве и других крупных городах востока и юга Украины воспитаны на русской культуре. Отсюда и боязнь сплошной украинизации, инстинктивная борьба за право дышать воздухом русского языка, с которым связана вся жизнь.

Отсюда же чувство ущемления прав: как же так можно?! Почему я, всю жизнь говорящий на русском языке, должен менять свою жизнь? И они еще говорят, что у нас цивилизованная страна?! Они не имеют права!…

Ну и тайная мысль, которую даже неловко озвучивать: а есть ли вообще такая страна Украина? Ее же 350 лет вроде как и не было, и надо же — появилась! Это же всегда была просто окраина России!

Знакомо?

Вот и я тоже сперва так думал. Потом вдруг прояснилось что-то, как говорит мой приятель, в уме головы.

Вот, как говорится, всего несколько цифр… ПРОСТО К СВЕДЕНИЮ. ВДРУГ КОМУ-ТО ТОЖЕ ПОКАЖЕТСЯ ИНТЕРЕСНЫМ. По состоянию на 15 января 2012 года численность населения Украины составила 45 553 000 человек. Украинцы, согласно последней переписи населения (2001 г.), составляют 77,82%… Второй по численности народ — русские (17,28%). Сравнительно крупными этническими группами населения Украины являются: белорусы (0,57%), молдаване (0,54%), крымские татары (0,51%), болгары (0,42%), венгры (0,32%), румыны (0,31%), поляки (0,30%), евреи (0,21%).

А вот Одесская область: украинцы — 62,8%, русские — 20,7%, болгары — 6,1%, молдаване — 5.0%.

Донецкая область: украинцы — 56,9%, русские — 38,2%, греки — 1,6%, белорусы — 0,92%.

Вместе с тем численность украинцев, назвавших родным языком язык своей национальности, превышает 85,2 %.

А теперь вопрос: как вы думаете, какие чувства испытали так называемые русские (я имею в виду не только русскоязычных, но и так сказать русско-культурных) в момент объявления независимости Литвы, Эстонии и особенно Латвии, в которой таких жило тогда 26%? Со сносом советских памятников (в т.ч. и памятников воинам-освободителям), с необходимостью для получения гражданства сдавать экзамен по языку, с демонстративным нежеланием официантов, продавцов, вагоновожатых и т. д. отвечать клиентам, посетителям и пассажирам на русском, который они прекрасно знают?

А знаете ли вы, что при этом в Латвии по-латышски говорят более 50% т.н. русских. И вообще русские в Латвии давно говорят по латышски лучше, нежели латыши по-русски.

А как вы думаете, какой язык труднее понять и освоить — латышский, или украинский? Тогда вам еще одна цифра. За все время после получения Латвией независимости ее покинуло всего 8% русскоязычного населения.

Да, вы скажете, что это уже давно были независимые страны, что их просто в 40-м году оккупировал Советский Союз, что у них все это еще свежо в исторической памяти. Что они даже к Гитлеру лучше относятся, чем к Советам, поскольку с них эта самая оккупация их стран и началась. И что у нас тут в Украине совсем иначе.

Да, иначе. Но лишь в том, что после объявления независимости, ВСЕ проживающие на территории Украины люди мгновенно стали ее гражданами.

А в остальном — все то же. И независимая страна, и государственный язык на всей территории, и история этой страны, которую нужно изучать обязательно, и свои кумиры, и легенды.

Да, так случилось, что мы, воспитанные на русской культуре советские граждане — русские, украинцы, белорусы, болгары, евреи… волею судеб оказались на территории страны Украины. Мир несовершенен, жить единым человечьим общежитьем не получается даже в Америке, такова, увы, реальность.

И потом, скажите, пожалуйста, за 23 года украинской независимости вас что, сильно ущемляли по части языка? Да, ощущение опасности такого ущемления, особенно при Ющенко, было, но самого ущемления ведь не было!

Теперь про Бандеру и прочих.

Все коренится в истории Западной Украины первой половины двадцатого века. Я не историк, но после и во время Майдана вдруг стал жадно читать в интернете статьи об украинской истории. А еще по поводу истории могу напомнить известное высказывание Уинстона Черчилля: «глядя в прошлое, в будущее не попадешь». Безусловно, глядеть все время назад — неконструктивно. Идя спиной вперед, цели не достигнешь. Но для того, чтоб попытаться понять причины негативного отношения западных украинцев к России, без истории не обойтись.

В ситуации многолетнего угнетения украинцев, националистическая идея была тем единственным, что могло объединить и сохранить нацию. Тем более в той ее части, которая до 1939 года была под гнетом поляков. И Бандера, и Мельник, и Шухевич это очень хорошо понимали. И не только сами были истовыми националистами, но и остро сознавали важность и конструктивность этой своей позиции. И в более давние времена, и находясь много лет под гнетом Польши, жители Западной Украины никогда не отказывались от мечты иметь свое национальное государство. Так вырабатывался украинский национальный характер, невероятно стойкий, с железным стержнем внутри, всегда готовый к борьбе за осуществление своей идеи.

И когда в сентябре 1939 года по преступному пакту Молотова-Риббентропа советские войска вошли в Западную Украину, «свидоми» украинцы восприняли это соответствующим образом. Они сразу поняли, что пришли оккупанты. Мало того, что тут ляхи, теперь еще и москали. Конечно, некоторые жители действительно встречали советских солдат цветами, но это было не потому, что они радовались возможности оказаться гражданами Советского Союза, а в надежде, что это поможет им избавиться от польского угнетения. Но уже через некоторое время все стало ясно. Мы помним, как в Советском Союзе жестоко боролись с проявлениями национализма. И это сразу же коснулось Западной Украины, где национальное движение существовало давно и было очень сильным. Многие представители движения были арестованы, посажены в тюрьмы. Десятки тысяч украинцев были отправлены в Сибирь. Нужно ли удивляться, что образ сталинского Советского Союза, который ассоциировался с Россией, надолго сохранился в сердцах и в памяти жителей этих областей. То есть, для них между Россией, во главе которой стоял Сталин, и просто Россией никакой разницы не было. Инерция этого отношения проявляется и сегодня. Многие не видят, что Россия, во главе которой стоит Путин и Россия как общность людей, живущих на ее территории — это не одно и то же. Во всяком случае, не совсем одно и то же…

А вот две цитаты из статьи Игоря Лосева «Феномен бандерофобии в русском сознании», написанной еще в 2007 году. 

«“Бандеровец” воспринимается россиянами как метафизическая, почти манихейская угроза со стороны “сыновей тьмы”. Однако участие реальных “бандеровцев” в формировании таких представлений было минимальным, остальное сделало само русское сознание с его специфическими, созданными такой же специфической историей, особенностями.»

И вторая:

“Как-то в разговоре с одним демократом местного розлива зашла речь о формированиях ОУН-УПА. — Это бандиты! — безапелляционно выпалил собеседник. — Да, да, — поддакнул я, — проходу от них не было в Подмосковье. — Почему в Подмосковье? — непонимающе уставился он на меня. — Они же действовали в Западной Украине. — Разве? — притворно удивился я. — Но тогда позвольте спросить: кто туда звал советских? Не они ли вломились туда и стали насаждать свои порядки? Да ведь каждый в таком случае должен всеми способами защитить собственный дом. Итак, кто же бандит — тот, кто защищает свой дом, или тот, который в него врывается? Я русский человек, и я низко кланяюсь бойцам ОУН-УПА, это настоящие герои; в отличие от многих, они не пошли покорно в ГУЛАГ, а сопротивлялись до конца”.

А теперь можете себе представить, на какую благодатную почву в России легла путинская агрессия против Украины, получившей после бегства бандита Януковича и его присных невиданный шанс в своей истории. Но, простите, я сейчас не об этом. Я о своих друзьях-оппонентах и об их страхе перед т. н. бандеровцами.

Как же быть? Как бороться с этими застарелыми болезнями, с этим въевшимся в гены неприятием и недоверием?

Вот две страны, с которыми граничит Украина, и которые оказали наибольшее влияние на ее историю, — Россия и Польша. Польша — демократическая страна, член ЕС и НАТО, Россия — страна тоталитарная, во всяком случае, ставшая таковой в результате 14-летнего правления Путина.

А теперь взглянем на взаимоотношения этих стран в прошлом и сейчас.

И это при том, что украинцы и поляки на протяжении столетий враждовали.

Вот, скажем, Польша. Посмотрим лишь на недавнюю историю.

Есть такая страшная страница в истории взаимоотношений Польши и Украины, как Волынская трагедия летом 1943 года. Когда украинцы лишили жизни до 90 тысяч поляков. В конце 1943-начале 44 гг. от рук поляков, подчиняющихся Армии Крайовой, на Юго-востоке Польши погибли более двух тысяч украинцев. Но со временем между Украиной и Польшей произошел акт взаимного покаяния. В честь чего не так давно в Луцк на открытие памятника жертвам Волынской трагедии приезжал президент Польши Комаровский.

И поэтому ничего нет удивительного в том, что на протяжении практически всех лет украинской независимости самым последовательным другом, союзником, адвокатом и лоббистом Украины в Европе была Польша.

И продолжает им быть…

Кстати, акт покаяния по поводу Катынской трагедии со стороны России вроде бы тоже состоялся. Но я помню, с какой неохотой участвовал в этом Путин.

Он тогда еще делал вид, что цивилизованные правила, на которых после 1945-го года стоит мир, для него тоже существуют.

Но уже тогда чувствовалось, что для него покаяться — это унизиться.

Когда на самом деле покаяние — это возвышение.

Недавно мне прислали ссылку на замечательную статью Кирилла Великанова «О национальном покаянии». Ее нужно читать всю, что я горячо рекомендую, но здесь я приведу только начало ее завершающей части.

Вот она…

«История XX века — это история зверств, мучений и невинных жертв в гораздо большей мере, чем история героев. Надо полностью сменить парадигму национального достоинства — уже даже нельзя сказать «национальной гордости», потому что, как только начнет нация чем-то гордиться, ей тут же можно будет поставить в вину такое количество преступлений, что уже не до гордости будет.

Парадигма национального достоинства сегодня должна состоять не в том, что вот какие мы были герои, а в том, что и среди нас, в нашем народе, было очень много преступников против человечности, и даже если их не осудил Нюрнбергский трибунал, нам стыдно за них и за наш народ, и мы все, всем народом, просим прощения у всех, кого наши палачи, палачи из нашего народа убивали, преследовали, насиловали…

Не надо дожидаться, пока наши соседи «дозреют» до покаяния, и не надо бежать наперегонки — кто первый из нас добежит и покается. Но и без предварительных договоренностей, и без соревнования — будет так: первое же такое покаяние, настоящее, искреннее и добровольное (не такое даже, как у немцев, потому что про немцев всегда можно сказать, что их покаяние было вынужденное, они были оккупированы союзниками) произведет оглушительный эффект, оно будет как разорвавшаяся бомба. Все соседи такого первым покаявшегося народа, а с ними и весь мир сначала смолкнут в изумлении, а потом, очень вскоре, поймут совершенно явственно, что вот это и есть путь освобождения от груза прошлых событий и действий, преступлений, мести и напрасных жертв. На этом пути прекратится соперничество и начнется настоящее сотрудничество между народами. Вслед за первыми покаявшимися будут вторые и третьи, и их покаяние будет совершенно правдивым, не надуманным, можно даже сказать — объективным…»

Потрясающие мысли!

Вот подход 21 века, вот логика развития цивилизации, вот эволюция и совершенствование инструментов безопасности в мире!

Словом, покаяние и еще раз покаяние. Это самый надежный путь к миру. И, уверен, самый быстрый.

Что вполне соответствует, кстати, нынешним временам, когда все стало происходить стремительно. И быстрое решение застарелых конфликтов тоже, как никогда, сегодня востребовано!

Конечно, все это требует от народов и их руководителей мудрости, цивилизованности и культуры.

Тем более, ну кто сегодня может сказать, что он не стремится к миру? Хотя бы на словах. Сегодня для любой парадигмы существования государств — мир с соседями выгоднее всего.

Если только вы не торгуете оружием…

Есть в аргументах моих друзей насчет неприятия и боязни т.н. украинских националистов и радикалов один, по их мнению, совершенно убийственный и неоспоримый.

Это Львовский погром июля 41-го года. Я тоже об этом много читал. И видел эти страшные фото. И давно уже думал и пытался понять, откуда вообще берется в людях эта вековая клиническая ненависть к евреям?

Кто-то писал, что погром произошел по причине того, что большинство сотрудников НКВД, расстрелявших перед бегством из Львова всех узников тюрем — украинских националистов, были евреями. Безусловно, и это имело место. Но главным было другое. То, что во все времена еврейские погромы возникали в Европе, России, Украине как бы стихийно, что для этого нужно было совсем немного: пустить какой-то подлый слушок, написать какие-нибудь «протоколы…», адресно дать выход опасно накопившейся агрессии. Словом, легко всплывающая на поверхность пена ненависти к другому, не такому, как ты, во все времена была направлена в Европе преимущественно на евреев. Кульминацией этой ненависти стал «Холокост» — уничтожение фашистским режимом Гитлера 6 млн. евреев во Второй мировой войне.

После чего, как думали и верили многие (и верят до сих пор, например я) началась в истории человечества другая, по-настоящему цивилизованная эпоха.

Но страх перед погромщиками-бандеровцами остается до сих пор.

(Вы, знаете, мои дорогие, я заметил странную вещь. Что люди — сами не особенно хорошо относящиеся к евреям и, не приемля при этом украинский Майдан, с большой охотой прибегают к львовскому погрому, как доказательству опасности украинского национализма…)

Но ведь было это, было?

Было!

Как была и Волынь, и Катынь, и Хатынь, и Перл Харбор, и блокада Ленинграда. Как были Освенцим, Майданек и газовые печи.

Да, все это было и не забылось.

Но жизнь продолжается, мир цивилизуется и Украина искренне стремится в Европу.

И, повторюсь, все время смотреть назад неконструктивно, так в будущее не попадешь.

Да, без исторической памяти нельзя, история — это кровь народа. Но история — это знание, а не орудие мести.

Это касается и нашей украинской истории. Ее нужно изучать, исследовать, накапливать эти знания, обсуждать их на всяких академических семинарах и симпозиумах. Но ни в коем случае не делать их инструментами политики и выяснения отношений.

Но вернемся к покаянию. По поводу львовского погрома никто и никогда не каялся. Вопрос покаяния украинских националистов перед евреями за львовский погром открыт. Тем более, что здесь, в отличие от других случаев, когда покаяние было обоюдным, все несколько иначе. Евреи, как народ, за последние 2000 лет своей истории ни на кого не нападали. НКВДешники не были в этом смысле евреями — они тогда были частями преступной машины, а не народа.

Так вот мне кажется, что если украинские националисты искренне воспользуются великим и гуманным институтом покаяния, то, во-первых, Украина еще быстрее удостоится названия европейской страны, а во-вторых, на нашу землю снизойдет, наконец, настоящий покой, который очень быстро принесет ей мир и благоденствие.

Словом, мои дорогие, мир вопиет о мире.

Ненависть — не конструктивна…

Всех обнимаю и люблю.

Простите, если что…

Ваш В.Х.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Валерий Хаит: Страсти по Майдану (письмо друзьям-оппонентам)»

  1. Уважаемый Самуил! Болит у всех неравнодушных людей. Очень хочется, чтобы Вы конкретизировали и прямо выразили Ваше отношение к формату «резкого неприятия неправового варварства», так как в таком
    щепетильном деле хотелось бы избежать неоднозначного прочтения, вызванного краткостью формулировок.
    Вряд ли Вы относите к акту неправового варварства устранение коррумпированного президента путём своеобразного «Вече» вместо импичмента, коего можно было бы ожидать в известной стране развитой
    демократии, которая не раз показывала, как это желательно осуществлять.
    Я догадываюсь — поправьте, пожалуйста, если я не прав, — что Вы подразумеваете этим самопровозглашённые административные образования на юго-востоке Украины. Что Вы усматриваете принципиальное отличие их
    действий от процессов на Майдане, приведших к смене власти.
    Есть ли у Вас предположения о возможном развитии событий, если бы к этим варварам не посылать танки, самолёты, артиллерию, а предоставить им самим набивать свои шишки ? То есть рассмотреть их с точки
    зрения Всеобщей декларации прав в отношении права на самоопределение, которым в своё время воспользовалась и сама Украина? Если оставить в стороне вопросы, кто первый замутил воду, кто кому не
    подчинился, отказал в доверии и проч… , а взглянуть на результат, на последствия?
    Можно ли с достоверностью ответить: Происходит ли гражданская война «в другой части» Украины или всё же между её частями? Иначе говоря, те жертвы среди мирного населения юго-востока являются
    результатом беспорядочной либо прицельной пальбы местных террористов и российских наймитов или всё же определённая часть разрушений и жертв вызваны нашествием регулярных и не очень войск со
    стороны, как акта понуждения варваров к цивилизованной демократии?
    Как удержать, уберечь умными словами от ожесточения, не прекращая государственную антитеррористическую кампанию, родственников ею сожжённых и разорванных на куски жертв?

    Как не уподобляться этим родственникам? — Да очень просто. Держаться подальше.
    С уважением, —Геннадий

  2. Жаль, что лично не знаком с Валерием Хаитом. Он очень деликатно и благородно подошёл к рассмотрению сложнейшей ситуации. Основная мысль перекликается с цитатой из фильма «Фрида».
    Там героиня спрашивает отца, что нужно для счастливого брака. Он отвечает: «Короткая память».
    В иудаизме, религии строгой, многие послабления и нарушения всё же могут позволяться если они способствуют укреплению семьи (то есть, лишь бы воцарился «Шлом-Байт»). В глобальном масштабе аналогично тому, чтобы убивать перестали. Тут-то и вырисовывается коренная проблема.
    Что-то мне мешает полностью согласиться с Валерием. А именно то, что как раз-таки УБИВАЮТ. Сейчас и сегодня. И именем Майдана тоже.
    Ведь неважно, по какой причине юго-восток Украины не доверяет центральным властям и хочет федерализации.
    Даже если это глубоко ошибочно и недальновидно, тем не менее преступно железной рукой направлять их к счастью. Преступно использовать самолёты, танки, артиллерию. Они не идут на Киев, но Киев идёт на них. Если бы эти «террористы» не выражали общую позицию с остальным населением края, шахтёры и весь рабочий люд нашли бы способ их выдворить.
    Поэтому при всём благородстве позиции, вот от этого заключения Валерия веет прекраснодушием или точнее — благодушием:
    «Так вот мне кажется, что если украинские националисты искренне воспользуются великим и гуманным институтом покаяния, то, во-первых, Украина еще быстрее удостоится названия европейской страны, а во-вторых, на нашу землю снизойдет, наконец, настоящий покой, который очень быстро принесет ей мир и благоденствие.»
    А так, конечно: «…мир вопиет о мире.
    Ненависть — не конструктивна…» — только кто привяжет колокольчик на хвост националистов?

  3. «…они никак не могут осознать и почувствовать, что Украинская революция 2014 года была, прежде всего, революцией человеческого достоинства»
    ***
    Это главная фраза, достойная быть высеченной на будущем монументе по-настоящему независимой Украины. Человеческое достоинство — главная жертва режима советской власти и 14 лет путинизма. Остальное — детали.

  4. Валерий Исакович, всю жизнь гордился знакомством с тобой . Статья свидетельствует, что гордился не зря. Спасибо за трезвый, спокойный и — главное — умный анализ.

  5. Есть еще в Одессе трезвые люди. Вспомнился Борис Херсонский:
    «Я понимаю, что во время дискуссии с антиукраински настроенными гражданами я попадаю в некое иное измерение, иную геометрию. Ну, как если бы я — в Евклидовой, а они — в Лобачевского… То есть, мы исходим из разной аксиоматики.

    Моя аксиома — Украина существует.

    Их аксиома — Украины просто нет. Это территория (потому так и налегают — НА Украине), окраина, проект, недоразумение, «плохая географическая новость», что угодно, но не государство имеющее какие-то права в международном сообществе.

    Моя аксиома — международное право существует.

    Их аксиома: чушь собачья, бумажка, которой нужно (цитирую точно).

    При таких расхождениях в аксиомах не придешь к общему знаменателю.»
    Спасибо.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *