Надежда Кожевникова: Эбола

 239 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Как внушал плагиатор-виртуоз Корней Чуковский, «не ходите, дети, в Африку гулять». Хотя если хочется, то надо. И будет несравнимо ни с чем. Даже при опасном риске Эболы.

Эбола

Надежда Кожевникова

Это слово, что стоит сейчас в первых строках последних мировых новостей, в том числе и CNN, я услышала впервые в середине девяностых, не зная еще, что оно обозначает.

До нашего вторичного приезда в Женеву, где до того наша семья прожила десять лет, вернувшись на родину в девяностом, мы, прожив там три года, успели вкусить всё. И радости «демократии», «свободы», на фоне полного развала всего, во всем, пустые магазинные полки, в отсутствии даже самых элементарных продуктов, бомжей, стаи одичавших собак — то есть все те реалии одичания, что наступают неизбежно, когда взявшие власть обещают народу, в очередной раз обманутому, светлое будущее.

Но мы, конкретно мой муж и я, не поддались всеобщему обольщению, восхищению талантами, вдруг явленными в молодых олигархах. Как на куски разрывается и по норам разносится советская империя, тогда еще не подозревали. Но инстинкт не подвел. Мы поставили себе цель: любым способом, куда угодно уехать из страны, называемой нынче Россией.

Нам повезло, мужу предложили контракт в том же Международном Красном Кресте, где он прежде занимал пост заместителя генерального секретаря. Новые условия его работы нас не интересовали, мы в них не вникали. Собрали два чемодана, бросив дачу в Переделкино, только что отремонтированную, с настеленным паркетом, сантехникой из Швейцарии, газоном из Франции, тюльпанами из кремлевских теплиц — и вперед, в никуда.

Андрей получил статус главы делегаций Международного Красного Креста в горячих точках. Платили хорошо — за риск. Мы сняли квартирку с одной спальней, плохонькую, что меня нисколько не смущало. К нам туда ринулось прежнее женевское окружение из сотрудников международных организаций. Я, конечно, не могла не заметить в их лицах сочувствия, либо искреннее, либо показное, к такому падению в теперешнем нашем уровне, и бытовом, и социальном. Поскольку муж приехал в Женеву уже в личном качестве, контакты с российским представительством при ООН, обрывались. Не то что, раньше, когда при государственных праздниках, приёмах, наша пара красовалась рядом с послом.

Мне на это было глубоко наплевать. Но ореол некий все же у нас почему-то сохранялся. Мы были постоянно званы в гости к соотечественникам, более удачливым, чем мы. Но я никаких комплексов не испытывала, что муж мой не ездит теперь на шикарной, с дипломатическими номерами, машине — мы купили «фольксваген». И что за рент нашей крошечной квартирки пожилая швейцарская пара с нас сдирает в месяц две тысячи швейцарских франков.

Хуже, страшнее оказалось другое. Мой муж в своих командировках в горячие точки отсутствовал подолгу. И никогда нельзя было предвидеть, когда его туда призовут.

Вот тогда случилось то, о чем я в себе никогда не подозревала: депрессия. Дочь училась в Нью-Йорке, мы ее туда раньше отправили, чем сами сумели уехать. Со мной была только наша собака, Микки, миттельшнауцер, моя единственная опора, и ради Микки я выходила на прогулки, чувствуя свою ответственность за единственное мне близкое существо.

Хотя не могу пожаловаться, наши тамошние приятели развлекали меня уж как могли. Но в их щедром застолье со мной случался казус. Меня тошнило при виде любой еды. Юбки, брюки держались на булавках, иначе падали. И как-то одна дама, с обширным дипломатическим опытом, меня спросила: скажите, Надя, если не хотите, то не надо, какая зарплата вашего мужа в его командировках? Я сказала. Она на меня взглянула как на умалишенную. Тогда зачем же, — я услышала, — вы сами себя доводите до такого состояния, когда можете себе позволить абсолютно всё?

Я хотела поинтересоваться, а что именно, но промолчала.

Однажды муж этой дамы в высокой должности директора Международной организации труда, встретил меня в женевском аэропорту, когда я вернулась из Москвы, очумев от тех реалий, и «порадовал», что в Конго, где находился мой муж, началась эпидемия Эболы, болезни чаше всего со смертельным исходом.

Я онемела, а он продолжил, что ему надо дождаться еще одного пассажира с моего же рейса. Пояснил, что он бывший дипломат, теперь занимающийся торговлей финскими упаковками для молочных продуктами, и так процветает!

Но с Эболой он меня ошарашил. Мало того что, машины с делегатами Красного Креста взрывали, грабили дома, где селились сотрудники благотворительных организаций, так еще и Эбола!

И вот теперь, американские врачи, приехавшие в Либерию, тоже заразились опаснейшей, со смертельным исходом Эболой. В США паника, мелькают заголовки, типа «Эбола приближается к нашему дому». Так может и не следовало в Либерию лезть? Неловко видеть, когда бывший президент США, демократ, Клинтон, с дочкой, рвется в страны, где ненависть к белым пылает неугасимо, изображая при этом давно девальвированную американскую улыбчивость. Нежели все еще непонятно, что под лозунгом свободы, демократии и интернационального братства рушатся основы НАШЕЙ цивилизации?

Муж рассказал, что при племенной резне в Конго, сотрудники Красного Креста снимали виллу у бельгийца, с чудесным видом на озеро, и как по этому озеру густо поплыли трупы, чьи именно никто не знал.

Мы с мужем в Гаити приехали и прожили там четырнадцать месяцев, как только туда вошли миротворческие силы ООН, в основном состоящие из контингента американских военнослужащих, которым на этом острове в Караибах абсолютно нечем было себя занять.

Мы их встречали в Клубе Медитеране, чья сеть имеется во многих странах. Американские ребята ни с кем не общались, к бару не приближались, жевали свои хамбургеры, ресторанной пище не доверия. И как-то один из них спросил моего мужа: ты, парень, из какого штата, акцент у тебя типа французского, ты из Нового Орлеана? На что муж с готовностью согласился: да, из Нового Орлеана, правильно ты угадал.

Уклонюсь слегка в сторону. Только под нажимом своего мужа и при моем упорном сопротивлении, все-таки согласилась поехать в Новый Орлеан чуть раньше до Марди Гра. И не ожидала что в моем возрасте, с моим опытом можно воспарить в эйфорию такой праздничности, счастья. Аэропорт в Новом Орлеане носит имя великого джазиста Луиса Армстронга, и хотя последователи его есть во всем мире, но джаз это Америка, настоящая Америка, которую есть за что любить и уважать.

А когда в Женеве я узнала об эпидемии Эболы в Конго, позвонила мужу и услышала меланхоличное: «Так же ведь это Африка, не Париж, что могу, то там делаю, неплохо обучен. Ну Эбола, да. А ты почему, не спишь, с дочкой всё в порядке? А с Микки?»

За сорок лет совместной жизни у меня возникают иной раз позывы мужа сильно отколотить, и есть за что. Но вдруг всплывает его голос, те интонации про Эболу, и про машину с эмблемой красного креста, которую взорвали так называемые повстанцы. Вслух не произношу но сквозь зубы мычу: ты, конечно, бессовестный негодяй, но я всё тебе прощаю. За Африку, за твой мне подарок.

Как мы с тобой вдвоем проехали на дрянной, взятой в рент машине от Найроби по саванне, среди стад слонов, жирафов, зебр, страусов, в безумии отважной молодости и любви, успев добраться до резорта, где у нас были заказаны номера, и где наша колымага «Сузуки» встала, испустив последний вздох.

Как внушал плагиатор-виртуоз Корней Чуковский, «не ходите, дети, в Африку гулять». Хотя если хочется, то надо. И будет несравнимо ни с чем. Даже при опасном риске Эболы.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Надежда Кожевникова: Эбола»

  1. Я и муж. Муж и я. Чуковский тоже не очень.
    Господи! В смысле, господин редактор! За что?!

  2. Всегда интересные, яркие воспоминания! Что до “эболы”, то ,кажется, Африка вообще обречена, увы, несмотря ни на какие усилия стран бывших колониалистов, едва ли им удастся спасти континент. Он обречён на вымирание. Болезни, общая отсталость, неумение учиться, отсутствие цивилизации практически в большинстве районов континента, племенные распри, невозможность стран содержать самих себя, наступление ислама – всё вместе создаёт самый мрачный прогноз. Да, герои старались как-то облегчить жизнь в странах континента, но теперь и герои устали…А новые будут жервами эболы. Грустно всё это, ведь богатейший континент! Огромный потенциал! И такой результат в начале нового века. Спасибо автору за эти заметки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *