Лилия Креймер: Люди и кошки (Отцы. Дети. Общество. Государство)

 107 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Есть данные, подтверждающие и то, что проблема тоннелей была известна нашим лидерам ещё раньше, с 2001 года. Как и во всех предыдущих примерах, не хотели видеть, и не видели. Не видели и после того, что Гилад Шалит был похищен тоже при помощи тоннеля…

Люди и кошки

Отцы. Дети. Общество. Государство

Лилия Креймер

Природа и люди… Этот рассказ-притча, как и предыдущий «Люди и кошки. Отцы и дети», об отношениях Природы и человека, природного и культурного, о приобретениях и потерях. Но если в первом случае проблема ограничивалась рамками родитель-ребенок, то в этом они расширяются до воспитание— общество, государство. Ведь и то и другое — суть разных поколений, суть их отношений, ментальности, вековых традиций, культур.

Подчас эти проблемы неотделимы друг от друга. Ведь любую общественную формацию образуют конкретные люди, получившие в свое время то или иное воспитание, воспринявшие от предыдущих поколений ту или иную культуру, сформировавшую их мировоззрение. Практически каждый человек в жизни проходит этап детства, а потом «родительства», переходит из воспитываемого в воспитателя. Поди, раздели их. Так, в соответствии с бытийной реальностью связываются эти проблемы и в данном случае. И поэтому этот рассказ — отражение бытийных реалий, выбранных обществом культурных ценностей, определяющих эти реалии. Политика в нем — лишь область их проявления.

Понятие «таг мехир», в дословном переводе означает «этикетка, на которой написана цена товара», а по сути дела — «самосуд», который творят ультраправые в израильском государстве с 2008 года. Творят его над всеми по своему выбору. Сначала самосуд был направлен против палестинского населения, затем перешел на религиозные символы: поджоги и вандализм в мечетях, церквях и т.п. Эти действия наносили непоправимый вред государству и мирному сосуществованию в нем граждан разных конфессий. Сегодня самосуд докатился и до главного звена защиты государства и его граждан — Армии Обороны Израиля. Позаботиться о прекращении саморасправы должно государство. Всякий раз оно говорит нужные слова, которые всякий раз остаются только словами. Видно, государство не находит нужным принять соответствующие меры. Не считает себя ответственным за выполнение своих обязанностей. Естественно, что за государством, как бы безличным на первый взгляд понятием, стоят конкретные люди. Надо полагать, что чувство личной ответственности — далеко не главный признак их ментальности. И не оно определяет проводимую ими политику. Но они тоже когда-то начинались с воспитания, полученного от родителей, от общества, впитавшего многообразие своих культурных ценностей и традиций. Сегодня эти люди по тем или иным причинам смотрят сквозь пальцы на произвол, не желая видеть последствия действий, по их словам, «отдельных подростков». А они совсем не безобидны. Ни подростки, ни последствия. Уже хотя бы потому, что слишком много душ разлагает безнаказанный самосуд, не говоря уже о вседозволенности, к которой привыкают сами «отдельные». Оспариваются всякие нормы закона, устои общества, государства, морали. Вот только одно следствие этого влияния.

Недавно полиция обнаружила 10-12-летних детей, разрисовывающих на асфальте знаменитую формулу. Общественное мнение высказала пресса замечанием «но не будет же полиция арестовывать детей». Но кому, как не прессе знать, что у этих детей есть родители, ответственные за то, что всё это выйдет боком не только им самим и их детям, но и всему обществу. Предпочитали не видеть, не хотели видеть и не видели. Не хотели делать и не делали. Продолжали просить прощения, отпускать грехи всем и во всем. За тысячелетия привыкли жить без лишних тревог, забот и усилий. Не желали видеть, что только отодвигали их, загоняли проблемы вглубь. Спихотехника становилась принципом, разъедала все большие слои общества.

Наше общество, как и любое другое, естественно, хочет быть гуманным, проявлять свои лучшие чувства, делать всем добро. Спору нет — очень приятная, важная и нужная потребность. Но при этом редко помнится, что в Природе, а стало быть и в жизни как отдельного человека, так и общества, ничего даром не дается, в том числе и добро — понятие, введенное человеком в качестве критерия положительной оценки его жизни. В природе таких оценок нет. К этому выводу пришёл ещё Будда Шакъямуни. В ней существуют и то, что по нашим меркам считается хорошим, и то, — что плохим. Это «даром не даётся» часто проявляется в тех случаях, когда человек нарушает закон его существования, произвольно выбирая и усиливая положительное и доброе по своему выбору. Но неспособный отменить худое вдруг обнаруживает, что оно колет глаза как раз в тот момент, когда убрав «с глаз долой», человек начинает считать его отменённым, не существующим.[1] Язык нашел для этого явления точное и меткое описание: «благими/добрыми намерениями дорога в ад вымощена».

Не так давно мы были свидетелями прекрасной и благородной кампании за освобождение солдата. На первый взгляд она закончилась успешно после того, как за него государство и общество отдали 1027 открытых врагов этого государства и народа. Все сестры получили по красивым серьгам. Голоса благоразумия были заглушены всеобщим ликованием. Однако у каждой сережки были и другие, не такие красивые стороны; самая безобразная и страшная из них, — реальность, в которой человеческая жизнь превратилась в ходовой товар.

Вдохновляемое добрыми намерениями общественное мнение истово боролось за освобождение человека, в котором желало видеть героя народа, армии, символ страны. Такие благородные намерения вдохновляли всё больше израильтян, и постепенно кампания за освобождение солдата стала народной. Его освобождение стало делом государственной важности. В нем участвовали самые высокопоставленные государственные деятели. Встречать героя на аэродром приехали глава правительства, министр обороны, главнокомандующий армии. Самого бывшего пленника облагодетельствовали по всем статьям. Не замедлили повысить в звании, обеспечить безбедное существование, возвели в «знаменитости», превратили в символ страны. Произошедшее в действительности стало известно обществу постфактум. После успешного завершения кампании. Самые полные данные появились только в 2013 году.[2] Но уже совсем тихо и с минимальной рекламой. В реальной же действительности солдат, не подготовленный к военной службе ни дома, ни в армии, и направленный на боевое задание в группе танкистов, сдался в плен после того, как погибли его товарищи. Самое страшное, что в лицо действительности он взглянул только в плену. Она научила его сказать правду себе и принести её нам, обществу. Он не стал скрывать, что был в полной растерянности, хотя имел не одну возможность, по крайней мере, избежать плена. В его распоряжении было не только личное оружие и танковая пушка, но и группа поддержки, которую должен был вызвать. Он признался и в том, что не слушал инструкции, надеясь на командира. Но я сейчас не о нём. Его первый опыт встречи с действительностью и так был слишком жестоким. Но как же мы, общество, государство? Как никто, прежде чем воодушевиться и включиться в такую массовую и судьбоносную для всех кампанию, не поинтересовался реальностью? Хотели как лучше… Очень хотели… Уже привыкли жить желаниями, пусть даже иллюзорными.

Но это общество, народ, а как там же оказались и вожди? Не знали, хотели быть с народом? Но как бы на то и вожди, чтобы знать и передать это знание народу. Или тоже решили, что иллюзии лучше, в чем-то удобнее? Искали героев? Но зачем же мнимых, если в нашей жизни хватает и реальных, настоящих? Причем не только среди солдат, но в обычной гражданской жизни. Наша действительность не скупится на необходимость проявления героических поступков, которые часто и не называются таким громким и обязывающим именем.

Но убрав эти стороны с глаз долой, общество не могло отменить их отрицательных последствий, которые не замедлили сказаться. Ведь на свободу были отпущены 1027 непримиримых врагов государства и народа, которые без сомнения должны были, продолжают и будут продолжать свою деятельность. Сколько жизней потребуется положить и искалечить для защиты от них израильтян, предсказать невозможно. Ясно одно — не мало. Кроме того, столь щедрый подарок противной стороне значительно повысил цену «живого товара», каковым стала жизнь каждого израильтянина, превратив похищения в промысел. После такого подарка враждебному палестинскому крылу палестинский партнер по переговорам потребовал от израильского правительства продемонстрировать всем на деле, кого оно больше уважает. По крайней мере, на Востоке и сегодня объём дара символизирует степень уважения. И он требовал большего. Более того, наш партнер уже диктовал нам не только количество, но и «качество» заключенных, в том числе и жителей Израиля. И правительство освобождало убийц детей, стариков, женщин. На глазах у их родственников и несмотря на их протесты.

Вот так Израиль заплатил, продолжает и будет еще долго платить за своё иллюзорное желание делать добрые дела, не желая видеть их реальных отрицательных и губительных сторон.

Со времени сделки и по сегодняшний день, т.е практически за два с половиной года было более ста попыток похищения «разменной живой монеты», но ни общество, ни народ не желали взглянуть в глаза реальной действительности и принять самые элементарные меры предосторожности для обеспечения собственной безопасности. На днях похищены трое молодых людей: двое в возрасте 16 лет, и один 19-ти, стоявших на тремпиаде поздним вечером в одном из самых конфликтных в стране районов. Пока ждали попутки, успели порадовать родителей и друзей, что скоро приедут. Но как же не предостерегли, не вспомнили о той опасной для похищения ситуации, не уговорили дождаться утра? Я сейчас не о тех, у кого и так горя выше крыши. Но ведь на тремпиаде на том же месте и по-прежнему в разное время суток стоят такие же молодые люди. Ну, кто же нас может чему-то научить, если мы сами даже из таких ситуаций не извлекаем уроки? Не хотим ничего сделать, чтобы защитить самих себя, свою семью, общество, государство. Ждем зашиты. Требуем прав, забывая об обязанностях. Хотим жить иллюзиями, все дальше и дальше собственными действиями и собственной безответственностью загоняя себя в тупик, из которого все меньше и меньше выходов.

Конечно же, и у нас есть здравые головы и души. В 1985 году Израиль вступил в переговоры с террористической организацией Ахмеда Джибриля, которая держала в плену трех израильских солдат, захваченных во время Первой Ливанской войны. Сделка, по которой за троих были отданы 1150 заключенных, не скрывающих своей вражды к Израилю, была одобрена большинством голосов в правительстве Шимона Переса. Против высказался только министр Ицхак Навон. Позже он объяснил причину своего протеста, вскрыв с безжалостной ясностью последствия этого шага. Навон предупреждал, что решение правительства показывает дурной пример террористам. Оно демонстрирует всем нашим врагам, что самая лучшая сделка для них похищать солдат и граждан Израиля, за которых можно освободить сотни заключенных и террористов. И обращал внимание на то, что стране нужны силы, способные сказать семьям пленных — есть границы, которые страна не может перейти. Тогда ещё речь шла о сотнях за одного.

Резкая критика в адрес правительства раздавалась и со стороны израильского общества. Тогдашний посол Израиля в ООН Биньямин Нетаниягу категорически возражал против решения правительства. Как и И. Навон, он аргументировал свое мнение, но в обращении к председателю партии Ликуд и тогдашнему члену правительства национального единства, Ицхаку Шамиру. Он писал:

«Может было здесь спасение отдельных душ[3] в Израиле, но мне ясно, что платой в данном случае будут многие души, приговоренные принятым решением к смерти…государство же обязано действовать во благо всех. Я не вижу никакой возможности для оправдания этого шага, как полезного хоть в какой-то степени для всех (для общества)[4]».

А вот он же спустя десять лет в книге «Место под солнцем».

«С самого начала я видел в сделке Джибриля смертельный удар для Израиля. Как сможет Израиль требовать от Америки и Европы проводить политику противостояния террору, когда сам подчиняется ему в такой постыдной форме? Я был убежден, что освобождение около тысячи террористов, которые вернутся на территорию Иудеи и Самарии, неизбежно приведёт к угрожающему усилению насилия; что эти террористы будут приняты как герои, как примеры для подражания со стороны палестинской молодежи… результаты не замедлили сказаться. Сегодня уже ясно, что освобождение тысячи террористов было одним из источников формирования сторонников и вождей, которые зажгли огонь интифады».

В октябре 2011 года правительство Б. Нетаниягу приняло решение отдать 1027 заключенных за пленного солдата. Зная прекрасно все за и против. Конечно же, все, о чем писал Нетаниягу в 1985 и в 1995 годах, сбылось с лихвой. Но это случилось потом, после того, как были розданы красивые и хвалебные серьги. Безобразные, забытые по всеобщему желанию в реальной действительности, остались при каждом из нас, при обществе, при государстве.

Как тут не вспомнить И. Навона, предупреждавшего, что стране нужны силы, способные сказать семьям пленных — есть границы, которые страна не может перейти. Другими словами, предупреждение Навона сводилось к тому, что страна нуждается в силах, способных взять на себя ответственность и сказать народу правду, поставить его перед реальной действительностью и принять реальные меры для ее изменения.

Кошкам в этом плане легче: у них нет общества, нет государства. Они ведут достаточно изолированный друг от друга образ жизни. Но и им приходится сталкиваться со своими соседями — более сильными и более слабыми. И среди них есть более талантливые и менее талантливые, более развитые и менее развитые. И у них существуют правила коммуникации и совместного существования. Иногда в них проявляются элементы гуманности, как-то правило «не бей лежачего», часто открытая агрессия и сила. Но кошачьего разума не хватает, чтобы спорить с действительностью, а потому кошка вынуждена ей подчиняться, не создавая себе иллюзий и выполняя возложенное на нее природой.

Человек, в отличие от животных давно спорил с ней, создавал свои способы существования внутри и вне ее. Один из них заключается в обнаружении собственных сил или в самоспасении, т.е. в продолжении жизни в природе в качестве ее неотъемлемой части, в поиске тех сил, которые заложены природой в человека. Второй путь предлагал опору на внешнюю силу, выводя человека из реальной земной действительности и, по сути дела, освобождая от ответственности за происходящее с ним. Он начинался в религиозной культуре, точнее в её рамках, именем этой же силы диктовавшей законы человеческой жизни. Для их соблюдения людьми была создана организованная структура, управляемая профессионалами. Т.е. людьми на земле от имени Бога на небе. Выбравший первый путь не мог и не пытался уйти от действительности; он оставался в ней, и постоянно искал возможности разумного существования в ней. Во втором, впоследствии не всегда ограниченном только областью религиозной, человек получал возможность выбирать ту сторону действительности, которую хотел видеть. Остальные он оставлял той, другой силе. Со временем с такой силой и для определенных целей стали отождествляться начальник, общество, государство. В русском языке это явление создало слово «спихотехника».

Второй путь в том или ином объёме исповедуют во многих странах. Нередко в них все-таки находятся силы, способные поставить обществу границы, о которых писал И. Навон, границы между частным и общим, между отдельными личностями и государством, между чувством и желанием с одной стороны, и разумом и здравым смыслом — с другой. Силы, удерживающие народ в рамках реальной действительности, в рамках не только «хочу», но и «надо», в рамках прав, с одной стороны, и обязанностей — с другой.

Но, по всем раскладкам выходит, что на практике, — в жизни, а не на бумаге, — в Израиле таких сил нет. А потому мы до сих пор хлебаем и ещё долго будем расхлёбывать последствия этого отсутствия, собственными руками ухудшать свое положение, положение каждого и положение всех. Положение общества и положение государства. А потом жаловаться и ждать помощи.

В 1979 году в Израиле была создана партия ответственности. Свой список на выборы в Кнессет (парламент) 18 созыва она представила в 2009 году во главе с ее основателем, ныне покойным, Иаковом Хасдаем. Сегодня о партии мало кто помнит. Так что выходит, что, по крайней мере, шесть лет тому назад, вопрос ответственности, т.е. возврат к реальной действительности, мало волновал израильское общество. Здравые и ответственные голоса раздаются в прессе. Не часто, но все-таки их можно услышать в Кнессете, в правительстве. Но такие голоса, мягко говоря, всё ещё не популярны. На них тут же следует гневная реакция другой стороны. Часто снисходительные объяснения по поводу неопытности тех, кто их подаёт.

Все мы родом из детства, детства отдельной личности, детства общества, его продукты.

P.S. К написанному до войны, к сожалению, приходится добавить ещё, по крайней мере, один факт, мягко говоря, вопиющей безответственности. Война была объявлена во имя прекращения обстрелов Израиля ракетами из Газы. Её целью в дословном переводе была «тишина в обмен на тишину». Т.е. обращение Израиля к Хамасу прекратить обстреливать друг друга. Но уже в первые дни войны Хамас продемонстрировал израильтянам своё «новое» оружие: прорытые им на территорию Израиля подземные тоннели, которые позволяют его боевикам появляться в различных, пока приграничных районах Израиля. Районах, заселённых, как правило, сельскохозяйственными кооперативами, киббуцами, т.е. гражданским населением. Населением, которое первым принимало до сих пор ракеты с воздуха, а теперь оказалось перед ещё одной угрозой — возможностью появления из-под земли вооруженных, несущих смерть террористов в любой близости от дома. Мирные жители вдруг обнаружили, что жили и продолжают жить на пороховой бочке, практически, в буквальном смысле этого слова. На это «открытие» наши лидеры отреагировали изменением цели войны. Теперь она провозглашалась как уничтожение тоннелей. У всей этой трагедии есть достаточно много аспектов и последствий. Я же хочу остановиться только на одном. На аспекте ответственности. Вот уже несколько недель обществу разные круги пытаются показать, что проблема тоннелей стала им известна, ну совсем не ранее, чем год-полтора назад. Факты говорят совсем об обратном. Прежде всего, стоит напомнить, что уже в мае 2007 года был опубликован отчет государственного контролёра Израиля «Война с подземными палестинскими тоннелями», в котором он предупреждал, что «и после ухода Израиля (из Газы)[5] тоннели представляют собой угрозу со стороны Газы». Контролёр добавил, что «в соответствии с оценками разведки Израиль может столкнуться с проблемой туннелей и в других частях страны — в районе разделительного забора, на границах с Ливаном, Египтом, Сирией. Данные проверки свидетельствуют о постоянных провалах в решении проблемы тоннелей по состоянию на декабрь 2005 года, дату окончания проверки».[6] Есть данные, подтверждающие и то, что проблема тоннелей была известна нашим лидерам ещё раньше, с 2001 года. Как и во всех предыдущих примерах, не хотели видеть, и не видели. Не видели и после того, что Гилад Шалит был похищен тоже при помощи тоннеля. Самое страшное, что и сейчас продолжаются разговоры и обещания, опять же мягко говоря, мало соответствующие той тяжелой реальности, к которой привели страну наши бессменные капитаны.

 

[1] Более подробно об этом в «Люди и кошки. Отцы и дети»

[2] В книге израильского журналиста Бена Каспита «Хамкан». Так назван ее главный герой Йегуд Барак, бывший глава правительства и бывший министр обороны Израиля, который, по мнению Рами Йцгара, сумел ускользнуть от «радаров» общества.

[3] Здесь и далее курсив мой — Л.К.

[4] Здесь и далее цитаты из Б. Нетаниягу приведены в соответствии со статьёй Йоси Вертера в газете «Аарец» (на иврите) за 27.11.2009 в моём переложении на русский язык.

[5] Примечание моё — Л.К.

[6] Новости 2 канала телевидения 29.07 14, 19:43. www.mako.co.il в моём переводе.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Лилия Креймер: Люди и кошки (Отцы. Дети. Общество. Государство)»

  1. Лидия, очень интересная статья, спасибо.
    И Вы, наверное, правы, написав о непомерно дорогой цене, котрую Израиль платит за выкуп саоих пленных. Не героев, а обыкновенных людей, которых огромное большинство. Именно поэтому иных и называют героями.
    Но знаете, именно то, что Израиль забывает в таких случаях об арифметике, как и, например, в приёме старых, больных и увечных, ещё одна причина любить нашу страну.

    1. Да, Сэм, Вы правы. У нас есть за что, а может быть только за то, что она существует, любить наше маленькую страну. Но как раз эта любовь и обязывает нас говорить о том, что не всегда стоит выбирать для этой заботы самые простые и очевидные способы. Мир богат на опасности, но предоставляет нам и выбор тоже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *