Исанна Лихтенштейн: Врач и художник (врач в разных ипостасях)

 423 total views (from 2022/01/01),  1 views today

И все же врачи, врачи и пациенты связаны множеством связующих нитей. В этом аспекте следует обратить внимание на многочисленные портреты врачей прошлого, принадлежащие кисти разных художников. Показалось интересным проследить в историческом аспекте характер изображения врачей, их роль в развитии науки и общества, почему на них пал выбор художника?

Врач и художник

(врач в разных ипостасях)

Исанна Лихтенштейн

Врач как черт

Недавно, путешествуя по Голландии, оказалась в Лейдене. В том самом городе, о котором знала из истории медицины. Помнила о знаменитом анатомическом театре, старейшем или одном из первых в Европе. Прохожие помогли найти музей. Вошла, волнуясь. Рассказы обретали реальность.

Увидела Анатомический театр, оказалось, — реплику, так как старинный сгорел. Восстановленный идентичен сгоревшему, разве запах дерева другой, да и новое все, нет патины веков. И все же! Получаешь представление. Известная каждому врачу архитектура амфитеатра: стол посередине, удобный обзор. Маленький театр не рассчитан на современное число студентов.

Пошла дальше и среди множества экспонатов музея внезапно увидела картины маслом неизвестного художника. Четыре полотна, потемневшие от времени или от плохого освещения. Каждая картина посвящена одной из четырех ипостасей врача, как представлялось художнику. Каким же виделся врач? Как представал перед немощным пациентом? От чего это зависело?

Неожиданность от увиденных изображений, сменилась размышлениями.

Врач как ангел

Страждущий видит врача Богом, когда в ответ на «молитвы» приходит исцеление, Ангелом, принесшим надежду, Человеком, который вылечил, иногда — Чертом. Почему? С последним сложнее. Некоторые ассоциируют Черта с врачом, требующим избыточную плату за услуги, другие — с потерей надежды. Картины висели в плохо освещенном зале. Сфотографировала. Начала смотреть: не получилось. Отложила в сторону. Сокрушалась. Неожиданно вернулась к старым снимкам и … две фотографии из четырех, недосмотренные ранее, включила в статью: врача в образе Ангела и в образе Черта.

Вернувшись из путешествия, начала искать изображения врачей, выясняя случайным ли эпизодом, были увиденные в музее картины, или это проявление определенной тенденции. На каком — то этапе удалось найти четыре гравюры, повторяющие сюжет виденных в музее картин. Гравюры выполнены Хендриком Гольциусом в 1587 году и называются «Медицинские работники». В цикле четыре гравюры: 1) врач — Бог, 2) Ангел, 3) Черт и 4) Человек. Гравюры Гольциуса указывали на закономерность, а не случайность изображения врача, в приписываемых ему полярных ролях.

Под каждой гравюрой надпись на староголландском языке.

Лейденский анатомический театр на старинной гравюре

Перевод со староголландского языка на английский выполнил по моей просьбе доктор Jan Mets, редакция перевода с английского на русский язык сделана профессором Ларисой Фиалковой. Выражаю им искреннюю благодарность.

Подписи на русском языке

Поскольку пациенту грозит смерть, меня возносят до статуса бога или ему подобного: мне молятся с непокрытыми головами Семья поклоняется мне и обещает богато отблагодарить, потому что спасение жизни стоит всей собственности
Когда боль и опасность несколько отступают, во мне видят ангела. О, Господин, ты посланец Бога с небес Твое искусство избавило меня от смерти,
Такие слова срываются с языка:
Нет большего сокровища, чем здоровое тело.
Из Бога я превращаюсь в дьявола с явной потерей в статусе,
Когда работа должна быть оплачена по справедливости,
Потому что меня призвала не любовь, а опасность
Поэтому любовь не участвует в вознаграждении, не движет неблагодарным выздоровевшим пациентом,
Поскольку холодное железо ковать тяжело
Поэтому вы, Мастера, все это время
Осваивающие благородную науку медицину:
Примите мой пример как предупреждение,
Заставьте людей платить вам, пока они все еще страдают,
,,Называют вас «Друг», хорошо запомните мои слова,
И проследите, чтобы вам заплатили настоящими деньгами.

Приведенные подписи к рисункам впечатляют и показывают изменчивость отношения к врачу, когда опасность исчезает. Ситуация достаточно типичная. Что касается денежной проблемы, то здесь ситуация неоднозначная. Примерно в таком же ракурсе изображал врачей в комедиях Мольер, да и не он один. Коммерческая медицина последних десятилетий не придает работе врача функции целителя, а демонстрирует скатывание в определенных случаях к бизнесу. Как видно и это не «ново под луной».

И все же врачи, врачи и пациенты связаны множеством связующих нитей. В этом аспекте следует обратить внимание на многочисленные портреты врачей прошлого, принадлежащие кисти разных художников. Показалось интересным проследить в историческом аспекте характер изображения врачей, их роль в развитии науки и общества, почему на них пал выбор художника? Частые изображения врачей показались не случайными. В чем причина? Врачу, как и художнику, свойственна особая острота восприятия, а потому изобразительное искусство дает огромный материал для размышлений.

Одним из первых христианских врачей и живописцев был евангелист Лука (Эль Греко,1608г). Не столь важно о реальном ли персонаже идет речь, сколько интересно соединение в образе врача и живописца.

Евангелист Лука (Эль Греко, 1608)

Почти через 2000 лет блестящим врачом и неплохим иконописцем был Лауреат Сталинской премии, узник Гулага, профессор — хирург Валентин Феликсович Войно— Ясенецкий, в монашестве Лука в честь знаменитого автора Евангелия.

Часто врачи показаны не только во время лечения, а вне профессиональной работы — в качестве друзей и знакомых художников. Медики, как правило, общались не только с собратьями по цеху, но практически с людьми из всех слоев общества.

Врачи и пациенты

Показательны в этом аспекте произведения великого испанца Франциско Гойи. В 1820 году Франциско серьезно заболел. Едва поправившись, написал автопортрет со своим лечащим врачом и другом Евгенио Ариетто. Художник посвятил несколько строк врачу, написав под изображением: «Гойя благодарен своему другу Арриете за успешное лечение, большую заботу во время жестокой иопасной болезни в конце 1819 года в возрасте 73 лет». На картине больной человек, судорожно цепляющийся за светлые ткани и доктор крепко, надежно держащий пациента. Известно, что в живописи большое значение имеет цветовая гамма, в глубине полотна темные фигуры, возможно уходящие…

Франциско Гойя. Портрет Евгенио Арриете

Еще один врач, доктор Пераль, лечил Гойю, дружески общался с художником. Доктор Пераль был коллекционером, любил и разбирался в искусстве настолько, что его мнение имело значение для художника. Именно ему Франциско показывал гравюры из серии «Капричос», картину «Сумасшедший дом» и некоторые другие. Именно Пераля (1796) написал Гойя. На полотне видно умное, тонкое лицо образованного человека, сосредоточенный взгляд.

Франциско Гойя. Портрет доктора Пераля

Одним из благороднейших врачей был Федор Арсеньевич Усольцев (1863 — 1947) с любовью запечатленный на холсте, слепнущим М.А. Врубелем. Михаил Александрович лечился в частной больнице Усольцева, в которой пациенты жили практически в одном доме с семьей доктора, вместе обедали. Усольцев и его жена создавали для душевных больных комфортные условия для жизни и лечения. В письмах М.А. Врубель с неизменной нежностью и любовью отзывался о докторе. Во время лечения в клинике у Врубеля наступила продолжительная ремиссия, и он смог на какое-то время вернуться к обычной жизни.

Михаил Врубель. Портрет доктора Ф.А. Усольцева

Из врачебной практики хорошо известно, что внешний осмотр пациента (как он входит в кабинет, в какой позе лежит, цвет и выражение лица…) служит для врача определенным ориентиром.

Известный русский терапевт, профессор Г.А. Захарьин в практической работе успешно пользовался для диагностики изучением внешнего облика пациента. Мой отец, профессор Е.И. Лихтенштейн, рассказывал как, входя в палату, и бросая взгляд на больных, точные диагностические предположения высказывал незаслуженно забытый, ученик профессора В.П. Образцова, киевский профессор Федор Аристархович Удинцев (1877 — 1951).

По словам выдающегося хирурга С.С. Юдина (1891—1954) врач должен обладать способностью, различать малейшие нюансы цвета и оттенков кожи, как художник. Блестящий портрет хирурга выполнен художником М.В. Нестеровым. Михаила Васильевича особенно привлекали руки Сергея Сергеевича, напоминавшие руки С.В. Рахманинова.

Портрет хирурга С.С. Юдина 1933 — Нестеров Михаил Васильевич

 Окончание здесь

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Исанна Лихтенштейн: Врач и художник (врач в разных ипостасях)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *