Лилия Креймер: Почему наши военные достижения Хамас оборачивает своими победами

 380 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Пословица считает, что «время деньги». В нашем случае, оно, прежде всего, жизни. На пятидесятый день войны это время потребовало у нас ещё две жизни. Убили их те же давно известные миномётные снаряды в шесть часов вечера, а через час Израиль прекратил огонь, согласившись на очередное перемирие.

Почему наши военные достижения Хамас оборачивает своими победами

Лилия Креймер

Сегодня, как и прежде, я не буду говорить о политике как таковой, а ограничусь культурно-мировоззренческой стороной вопроса, которая в значительной мере определяет выбор и поведение человека. На этот раз в конфликте между двумя вынужденными соседями, из которых один непременно желает уничтожить другого. Конфликт этот возник не сегодня, но я хочу посмотреть не на его историю, а на то, что происходит сегодня.

Давайте же вглядимся в израильскую действительность 2006 — 2014 годов. За эти восемь лет мы прошли через пять, т.е. в среднем через каждые полтора года, войн или военных операций, как их принято называть в Израиле.

Но сначала несколько слов о противнике.

Радикальное исламское движение Хамас стало политической силой после того, как американская администрация потребовала, чтобы выборы 2005 года в Палестинской автономии прошли на сугубо демократической основе. Так путём «свободных» выборов частью власти в автономии стал религиозный терроризм. Уже в 1988 году в конвенции организации было провозглашено, что конфликт между ней и Израилем — религиозный, поскольку вся Палестина[1] принадлежит исламу и долг каждого мусульманина — джихад[2] для очистки её от евреев. Конечной целью Хамас провозгласил создание исламского государства на этой земле во имя Аллаха.

До 2007 года Хамас в Газе делил власть с движением Фатх, а окрепнув и жестоко расправившись со своими братьями по крови, установил в Газе свою, исламскую власть. Так радикальный исламский терроризм завладел не только властью, но и территорией, плотно примыкающей к границе с Израилем.

По сути дела, хотя и не по форме, Хамас получил государство. Идеология прежнего движения стала государственной. Для внедрения её в умы и души масс заработали система образования, средства массовой информации, религия. Целью этой системы стала смерть во имя Аллаха, понятно, не для правящей элиты. Для того, чтобы нести её, нужно было оружие. И чем больше, тем лучше. Оно добывалось в любом возможном месте и любыми способами, в том числе и путём отказа населению в удовлетворении самых элементарных потребностей.

Вот только два примера пропаганды хамасовской доктрины. Диктор телеканала Эль Акса в Газе: «Каждому отведено в жизни своё определённое время; когда приходит это время, люди умирают как шаиды. Что им искать в этом мире?… Лучше жить в тени Аллаха… тысячи умирают при землетрясениях, или наводнениях, при падении самолётов, когда тонут пароходы или паромы, в природных и не только в природных катастрофах; никто не знает о них ничего… но мы — шаиды»[3]. В другом случае представитель хамасовской элиты возмущается тем, что находятся «пораженцы», называющие массовую подготовку в Газе шаидов (в данном случае самоубийц) преступлением против собственного народа, в то время как в Алжире во время войны за освобождение в 1945 году «за один день погибли 45000 алжирцев. Только за один день. И в истории Алжира это не считается преступлением против собственного народа. Сегодня мы не ведём свой народ на эшафот, не остаёмся сторонними наблюдателями. Мы ведём его к смерти — я имею в виду конфронтацию»[4].

Такую фанатично организованную военную машину Израиль обнаружил на своих границах уже в начале 2008 года. Хамас никогда не отказывался от своей конвенции, никогда не давал нам даже повода предполагать, что такое может произойти. Наоборот, он демонстрировал, что перед нами фанатичная и враждебная организация, направляющая всю мощь своего, теперь уже, государства на уничтожение Израиля.

Но это отнюдь не значит, что борьба с Хамасом началась только сейчас, и только после изгнания им Фатха из Газы в 2007 году.

Еще при совместном правительстве Фатха и Хамаса в 2006 году мы наступили на горло Хамасу, который стремился завладеть Иудеей и Самарией, что вызвало у него желание показать евреям, кто здесь хозяин. Хамасовцы прорыли тоннель прямо на территорию военной базы Керем Шалом, высадили там десант, убили двух танкистов и одного взяли в плен, не прекращая, а наоборот, усиливая ракетные обстрелы приграничных поселений и Сдерота, тогда ещё только «примитивными» Касамами.

Переговоры на разного рода уровнях по поводу освобождения пленного, которые вело израильское правительство, ни к чему не привели, Хамас стоял на своём, требуя уже 1000 заключенных за одного[5].

Для освобождения пленного и прекращения обстрелов Израиль вступил в войну «Летний дождь» 28.07.2006 года. Она продолжалась 142 дня и завершилась 26.11 обоюдным соглашением о прекращении огня между премьером Израиля Ольмертом и главой Палестинской автономии Аббасом взамен на прекращение действий израильской армии. Но уже через два дня после соглашения первая ракета была выпущена по Сдероту. А далее обстрел не прекращался и к маю усилился. Так совместное правительство Фатха и Хамаса приучило израильтян жить под постоянными обстрелами, которые в Израиле назвали ласковым словом «покапывание». Пленного мы не освободили. Помню, как говорили, что были уже совсем близко, но вот не случилось… Но нам объявили, что войну мы выиграли, укрепили сдерживающую силу армии.

А теперь вернёмся к государству Хамас.  Мы помним, что в 2007 году он стал единоличным хозяином Газы. Свой триумф он продемонстрировал Израилю, включив в зону обстрела и Ашкелон, т.е. приобретя ракеты, сделанные профессионально, и более дальнего действия.

В начале 2008 года, т.е. через год и три месяца Израиль вынужден был снова защищать свои границы военным путём. Операция «Жаркая зима» против государства Хамас началась 28 февраля 2008 г. По большому счету её цель осталась прежней: прекращение обстрелов израильской территории, создание сдерживающей силы. Война была кратковременной, длилась пять дней и закончилась третьего марта.

В течение марта 2008 года обстрелы постепенно прекратились. В июне обе стороны согласились на полугодовое прекращение огня. Но это было только перемирие, в процессе которого противная сторона готовилась к продолжению борьбы за очистку святой исламской земли от евреев. В ноябре армия вынуждена была опять сорвать эти планы, взорвав в Газе заминированный дом, под которым строился тоннель, выходивший на территорию Израиля для очередного похищения израильтян. Тогда Хамас нам ещё не обнародовал, с каким размахом, и с какой скоростью он строил подземный город террора. А властные круги Израиля, хотя и знали о нём, не хотели его видеть, не хотели о нём слышать. Хамас ответил обстрелами приграничных районов, Сдерота и Ашкелона. И Израиль после девяти месяцев перемирия опять оказался перед необходимостью защищать своих граждан с помощью армии. О сдерживающей силе и результатах наших побед красноречиво говорили цифры, приведённые в израильских источниках.

Так, например, «Энциклопедия: Израиль. Сионизм»[6] сообщает, что за восемь лет, в период с 2000 по 2008 год, по Израилю было выпущено 12 000 ракет, миномётных и противотанковых снарядов.

В 2008 году, после очередной победной войны, Израиль заливал дождь из 3000 не только Касамов, но и Градов. Выросло не только количество, но и качество этого добра. Так Хамас снова продемонстрировал нам своё «фэ». И мы снова вышли на тропу войны. На сей раз под названием «Литой свинец» в конце 2008 года, а точнее 27 декабря. Цель войны по сути осталась прежней — улучшить состояние безопасности и сократить обстрелы. О кардинальных решениях не помышляли и на сей раз, хотя в то время противник был ещё относительно молод и только набирал силу. Решили подождать? А скорее всего, к великому сожалению, ничего не решали. Не хотели видеть, заметали под ковёр по принципу «с глаз долой, из сердца вон», и не видели. Жили на «авось», по знаменитому израильскому «беседеру» — «будет в порядке». Но, во-первых, сам собой порядок, в данном случае мир с врагом, не может установиться, и это должно быть известно лидерам страны лучше, чем кому-либо другому. А во-вторых, такой принцип, если и может быть допустим, то только для пассажиров корабля, в нашем случае для граждан государства, но никак не для его команды, а тем более для капитана.

На 22 день войны Израиль в одностороннем порядке провозгласил прекращение огня; 21 ноября к нам присоединился Хамас. Но присоединился своеобразным и присущим только ему способом. Прекращением огня он уже привык считать, и не без молчаливого согласия Израиля, снижение интенсивности обстрелов. Однако провозглашенные Израилем цели войны были как бы достигнуты. Но что это нам дало? Во-первых, на сей раз освобождать пленника из рук Хамаса мы и не намеревались. Позже мы отдали за него 1057 головорезов Хамаса. Во-вторых, временно сократив арсенал запасов в Газе, мы не затронули военный потенциал организации, построенную структуру террора. А боевой дух укрепили. Ухудшили и своё положение в мире, естественно, не без усилий Палестинской автономии и Хамаса.

Несмотря на все наши победы Хамас последовательно продолжал обстрелы Израиля. Теперь уже и по Беер-Шеве с Ашдодом после пополнения не только количества, но и качества своего арсенала. В 2012 году обстрелы вновь перешли все возможные пределы; Хамас снова, уже в четвёртый раз, вернул нас в исходную точку. Военная операция «Облачный столб» (Амуд анан) началась 14.11.2012 года, теперь при новой коалиции под руководством Б. Нетаниягу. Но и на сей раз её цель осталась прежней: обеспечить безопасность граждан Израиля.[7] Армии предписывались атаки или нанесение ущерба (слов, означающих «разрушение» или «уничтожение» не было) системам запуска ракет дальнего и ближнего действия, а также военным и политическим властным структурам Газы. О тоннелях тоже не было речи. 19 ноября глава правительства заверил, что он «продолжит делать всё для того, чтобы защитить граждан Израиля… что он готов и на расширение операции в Газе»[8], а через два дня, 21.11.2012 года закончил войну. Как и предыдущая, в Израиле она была объявлена победой, которая значительно укрепила сдерживающую силу страны. Так желаемое в очередной раз выдавалось за действительное. Такими хотела представлять себе результаты войны правящая элита, и, как мы видим, независимо от её политической ориентации и состава правящей коалиции. На деле же Хамас продолжил нам диктовать свою волю уже в декабре 2012 года. Т.е. уже в следующем месяце после окончания победной войны на юг Израиля полетели миномётные снаряды. Для начала пробные, всего-то несколько штук в течение декабря. Очевидно, убедившись в безнаказанности, в марте и апреле Хамас увеличил их число сначала до 15, а потом и до 20. Затем «капли» поуменьшились, но не прекращались ни на месяц в течение всего 2013 года. В январе 2014 года их число значительно возросло. Дальше, я думаю, эту статистику ещё помнит каждый из нас. Нельзя не обратить внимания ещё на один факт: в войне 2012 года, тогда ещё впервые, «закапало» на нашу столицу, на главные и густонаселённые центры. Но и тут мы смолчали. Кстати, аналогичной тактике постепенной проверки нашей реакции Хамас следовал не впервые, последовательно и методично расширяя область обстрелов. От Сдерота он продвинулся к Ашкелону, потом к Ашдоду, дальше проследовал в Беер-Шеву. Постепенно дошел до центра страны, Иерусалима, Димоны, аэропорта. И каждый раз учитывал нашу реакцию. Мотал на ус и наше нежелание видеть его подземное строительство. А нам после каждой войны приносили победный мир. И после войны 2012 года он продержался не более месяца. Считается, что год и восемь, но это зависит от того, кто считает, что он принимает в расчет, к чему готов привыкать сам или приучать других.

Мир знает немало подобного рода кикайонных (кратковременных) соглашений. Одно из них было заключено в 1938 г. в Мюнхене и закрепило согласие, в том числе Англии и Франции, на раздел Чехословакии. Но Англия и Франция делили чужую территорию, а мы должны защищать свою и не только территорию, но безопасность, суверенитет и честь.

И, тем не менее, англичане с таким миром не согласились. «Чемберлен, вернувшись в Лондон, радостно заявил в аэропорту, размахивая текстом соглашения: «Я принес мир нашему времени». Потрясенный подобной политикой попустительства агрессору Уинстон Черчилль сказал:

«Я напомню тому, кто хотел бы не заметить или забыть, но что, тем не менее, приходится констатировать, а именно — мы пережили всеобщее и явное поражение, а Франция снесла еще больше, чем мы… И нет никаких оснований надеяться, что этим все закончится. Это лишь начало расплаты. Это только первый глоток из горькой чаши, которая будет предложена нам со дня на день, если не наступит невероятное восстановление нравственного здоровья и военной мощи, если мы вновь не очнемся и не сделаем ставку на свободу, как в былые времена»[9].

Черчиль не ошибся. Этот мир был не концом, а только началом расплаты.

И для нас всё не закончилось в 2012 году, оно здесь и сегодня. И уже в который раз обязывает, прежде всего нас самих, а потом уже все остальных, решить, хотим ли мы завершить конфликт со своим соседом, и если да, то как это можно сделать в реальной действительности. А потом выполнять своё решение на деле, а не на словах. Объяснить, чего мы ждём от внешнего мира, исходя из реальных оценок. Мы, а не нам. За нас наши границы защищать никто не будет. В лучшем случае, может быть помогут.

Нынешняя война началась 08.07.2014 года. По сути по тем же причинам и с теми же целями: нанести тяжелый урон Хамасу и уменьшить обстрелы, чтобы вернуть безопасность и тишину жителям южных районов Израиля[10]. Но Хамас и тут спутал наши карты, обнародовав своё «новое оружие» израильскому обществу, но не его руководству[11]. Теперь первостепенной целью пришлось провозгласить борьбу с тоннелями. Израиль вынужден был ввести войска на территорию Газы. Количество обнаруженных и соответственно разрушенных армией тоннелей варьировалось между 30 и 40. Армия их нейтрализовала, но вынуждена была это делать «на ходу», перестраиваясь на выполнение «неожиданно всплывшей задачи». Да, руководство страны предоставило армии возможность оставаться в Газе до тех пор, пока хамасовский «сюрприз» не был нейтрализован. А вслед за этим наши капитаны провозгласили цели войны достигнутыми, вывели войска из Газы и обратились к жителям прежде обстреливаемых районов Израиля с предложением вернуться домой, где теперь будет царить тишина и безопасность. И снова, как и прежде, хотели считать, что так оно и будет. Да, мы нанесли врагу тяжелый удар и рассчитывали, что поставили его на колени. И опять, к великому сожалению, просчитались. Хамас опять диктовал нам условия перемирий, нарушая их тогда, когда считал, что Израиль недостаточно гибок на переговорах о предоставлении ему полной свободы вооружаться и беспрепятственно накапливать людские и технические ресурсы для замены Израиля на исламскую державу.

К этому мы, к сожалению, привыкли и не по своей воле. Нас вынудило к этому наше собственное руководство, опиравшееся на нашу готовность терпеть. Но то, как мы подчинились очередному диктату, уму непостижимо. Я говорю о последнем дне предпоследнего на сегодня (!) перемирия, в ночь со вторника на среду, с 13 на 14 августа.

Я пишу эти строки не со слов корреспондентов постфактум, а исходя из сообщений он-лайн израильских средств массовой информации, и в частности «Галей цаалл» и официальной государственной радиостанции «Решет Бет». За два часа до прекращения этого перемирия, т.е. до полуночи, на наш юг обрушились две ракеты. Военная радиостанция ответила на них беседами с несколькими общественными деятелями. Член парламента был только один, представитель партии «Авода», но не правящей коалиции. Он предложил подождать продолжения обстрела и только в этом случае ответить. За 10 минут до полуночи «капнули» ещё две или три ракеты. Дать хоть какой-то ответ народу не счел нужным никто из власть предержащих. В два часа ночи, уже 14 августа, жители юга получили ещё одну «капельку». О продолжении перемирия ещё на 120 часов я узнала спустя еще некоторое время. После того как корреспондент по арабским делам государственной радиостанции сообщил о пресс-конференции палестинцев в Каире. Мне было горько и стыдно за то, что страна не нашла нужным сообщить мне о том, как она собирается выполнять свою главную обязанность — защищать мою безопасность. Но я живу в центре страны и на меня в данный конкретный момент еще «не капнуло». Но почему никто не счел нужным поведать о происходящем жителям юга, на которых «накапали» шесть ракет? Чего им ждать, от чего защищаться, как уберечь своих близких? Как же никто не подумал об их самоощущениях и оставил в полной неизвестности? И особенно на фоне того, что несколько дней назад, после очередного, предпоследнего прекращения огня, наше руководство призвало тех, кто спасал свои семьи от смертельного дождичка, разъехавшись в разные концы Израиля, вернуться домой, где теперь будет царить тишина. Как могла страна бросить своих граждан? И как она могла не только допустить, но и создать ситуацию, при которой государственная радиостанция вынуждена информировать своих граждан по важнейшим проблемам безопасности на основе сообщений из посторонних и, мягко говоря, не совсем дружественных источников? А как же уважение и достоинство суверенной державы? Это непростительно ещё и потому, что в данном случае не требовались практически никакие дополнительные средства и усилия, за исключением уважения к собственному народу и выполнения элементарных обязанностей перед ним и перед страной.

Я не исключаю, что безоговорочные приверженцы какой-либо идеологии, партии или традиции будут меня упрекать в преувеличении, захотят увидеть в этом мелочь, о которой и говорить не стоит. Не могу и не хочу с этим согласиться. Это как раз то, из чего складывается наша культура, наши ценности, наше мировоззрение, достоинство, чувство безопасности и веры в свою страну. А значит и наше будущее.

О том, какое соглашение готовилось на переговорах в Каире, в которых израильская делегация участвовала в течение нескольких дней, мы узнали тоже из арабской прессы[12]. Но удивление вызывает даже не это, а то, что информация о нём не дошла и до министров, ни узкого, ни широкого кабинетов. Её им предоставил А. Либерман, как он объяснил, добытую по своим каналам. Протест министров выплеснулся наружу, что тоже не добавило правительству уважения ни внутри страны, ни вне её, и тогда послышались голоса, что наша делегация на переговорах ещё ни с чем не согласилась. Не буду разбирать обвинения, которые посыпались и продолжают сыпаться с разных сторон. Но опять же к великому сожалению, нельзя не отметить и то, что для нас такая ситуация не в новинку.

Особенно после протеста министров, с египетским проектом Израиль не согласился. В ответ, как обычно, получил нарушение перемирия — обстрелы, которые вынудили Израиль начать второй круг войны после того как её цели были объявлены достигнутыми. Мы заговорили и, наконец-таки, правильно, о разоружении Газы; о передаче части прав, по крайней мере, контроля за пропускными пунктами, Палестинской автономии. Той самой, которую отвергали и не считали партнёром. Не без оснований. Они появились сейчас? Особенно после того что Израиль сорвал очередную неудавшуюся Хамасу попытку захватить власть в Иудее и Самарии, и изгнать, как прежде из Газы, движение Фатх — опору Палестинской автономии? А последняя в это время продвигала и продолжает продвигать совместное с Хамасом правительство. Не собираемся ли мы отдать сметанку коту, который не замедлит её разделить со своим партнёром — Хамасом? Можем ли мы это делать, сохраняя силу Хамаса, и ждать, пока он в очередной раз свалит Палестинскую автономию или пока автономия окончательно превратится в не менее опасного врага? Проблем, несомненно, много, но уже сам факт того, что мы, наконец-то, проявили инициативу и начали искать пути их решения, пусть даже и на втором круге войны, конечно, положителен. Теперь всё острее становится вопрос, насколько мы будем последовательны в отстаивании собственной безопасности; сможем ли мы все, и капитаны, и пассажиры корабля под названием Израиль, видеть и действовать в соответствии с реальной, а не желаемой обстановкой.

А пока в разгаре второй круг войны и нам всем хочется надеяться, что он может привести не только к следующей очередной войне. Описанная действительность не даёт нам слишком много поводов для такой надежды. Итоги этого круга подводить ещё рано, но то, что нашей правящей элите пора взглянуть правде в глаза и увидеть действительность такой, как она есть, несомненно. Несомненно и то, что корабль, двигающийся без заранее определённых цели и маршрута далеко не уплывёт. Рассмотренные 8 лет подтверждают это.

И ещё. Опять же к великому сожалению и с великой скорбью, приходится говорить о смертельном попадании осколка миномётного снаряда в голову четырёхлетнего малыша, семья которого вернулась в свой дом, расположенный по соседству с Газой, только несколько дней назад после того как наши капитаны пообещали ей жизнь без обстрелов. Недавно в интервью[13] порталу «Валла!» мама маленького Даниэля, Гила Тригерман, сказала, что ещё не распаковала чемоданы, и может быть ей придётся снова уезжать ради спасения своих трёх детей. Одного не успела спасти. Поверила обещаниям и заверениям. Но ведь они даны людьми, занимающими высшие и ответственные должности. Как тут не поверить?

Да будет светла память маленького Даниэля. Он умер потому, что взрослые дяди поспешили с обещаниями, приняв желаемое за действительное. А теперь, встретившись с жесткой реальностью, которую снова диктует Хамас, предлагают вернувшимся опять покинуть свои дома. Всё это, мягко говоря, не добавляет доверия граждан к правительству. И не в каком-то второстепенном вопросе, а в вопросе безопасности, в вопросе жизни и смерти.

И так не один раз — неверно оценили, не учли, не знали, не хотели учитывать, не хотели знать. На сей раз то, что благословенный «Железный купол» бессилен перед миномётными снарядами. А Хамас оценил и сегодня этим пользуется: достаёт израильтян приграничной зоны ещё с большей силой, чем прежде. А нам разъясняют, что проблема миномётных снарядов не нова, и что страна её, в конце концов, решит, но на это нужно время. Пословица считает, что «время деньги». В нашем случае, оно, прежде всего, жизни. На пятидесятый день войны это время потребовало у нас ещё две жизни. Убили их те же давно известные миномётные снаряды в шесть часов вечера, а через час Израиль прекратил огонь, согласившись на очередное перемирие. Обернётся ли оно миром, будет известно по итогам переговоров, которые начнутся через месяц.

А пока жители Газы празднуют победу Хамаса. Не все, а только те, которым организация уже успела промыть мозги, изменить их мировоззрение, те, кто уже готов умирать. Но свою машину пропаганды Хамас не останавливает ни на минуту, не упуская ни единого повода.

Израильтяне к такому мировоззрению привыкать не хотят и после 14-ти лет жизни под обстрелом готовы выдержать ещё многое, лишь бы оно закончилось подлинным миром. Мнение жителей обстреливаемого юга выразил председатель местного совета Эшколь Хаим Ялин, сказав, что если бы вопросы ведения этой войны обсуждались не в тель-авивском бункере, а у нас под огнём, то решения были бы другими.

На войне случаются разные и часто непредвиденные вещи. Но почему их у нас так много, что они затмевают наши победы и наши достижения? Непредвиденности у нас уже не случаются, а происходят. И не только в военное, но и в мирное время. Непредвиденности становятся обыденностью, которая формирует мировоззрение, культуру. На их основе строится поведение, привычки; их результатом становится реальность последних восьми лет.

______

[1] По его представлениям, территории Газы, Израиля, Иудеи и Самарии.

[2] Священная война.

[3] Умираем ради Аллаха, при исполнении его заветов. Цит по: Надав Шаргай. Культура смерти. Газета «Израиль сегодня». 01.08.2014, тетрадь «Израильская неделя»

[4] Там же.

[5] Более подробно об этом в «Люди и кошки. Государство»

[6] См. сайт .

[7] По данным сайта министерства иностранных дел Израиля.

[8] Сайт израильского радио и телевидения http://www.iba.org.il/bet/?entity=887475&type=1

[9] Цит. по сайту.

[10] Из интервью пресс-атташе армии второму каналу израильского телевидения. (см сайт).

[11]Более подробно об этом в «Люди и кошки. Государство»

[12] Из сообщения египетской газеты «Аль-Шурук», опубликованного в переводе на иврит израильским порталом «Валла!».

[13] См. сайт.

Print Friendly, PDF & Email

21 комментарий к «Лилия Креймер: Почему наши военные достижения Хамас оборачивает своими победами»

  1. Сильвия

    29 Август 2014 at 14:45 | Permalink

    Элиэзер М. Рабинович
    28 Август 2014 at 21:43 | Permalink

    Потому, что не существует такой вещи как “военная победа” без последовавшей победы политической.
    Мы одержали таковую?
    —————————————–
    Политическую победу должна одержать Пал.автономия. Ее победа станет и нашей.
    —————————
    Милочка, объясните семьям погибших 70-ти солдат, что их дети погибли за ООП.

    1. Авраам Ягель
      29 Август 2014 at 16:59 | Permalink

      Милочка, объясните семьям погибших 70-ти солдат, что их дети погибли за ООП.
      ——————————-
      Дорогой мой, семьи погибших солдат часто гораздо лучше понимают ситуацию, чем некоторые болельщики на скамейке.

  2. Автору:
    1) У-мо-ля-ю! Не копируйте языковую безграмотностоь российских газет: «властным» может быть только человек, но не структура/группа, которая может, в нашем случае, правящей, руководящей и и.п.
    2) «Железный купол» предназначался только для противостояния ракетам. Ваше, и чье еще там, удивление, что он не способен противостоять артиллерийским обстрелам, от недостаточного знания.

    1. Уважаемая Сильвия!
      1 Попробуйте, пожалуйста заглянуть в словари, скажем, на достаточно солидном сайте академических словарей http://dic.academic.ru/dic.nsf/eng_rus/ и тогда только «умоляйте». Термин «властная структура» можно найти во многих словарях. Например в «Большом англо-русском и русско-английском»; при желании можно сделать вывод, что термин существует не только в русском языке, но и в английском. Есть этот термин, тоже на двух языках, в профессиональном словаре «Власть. Политика. Государственная служба».
      2 Вы говорите о моём «незнании». Позволю себе и тут посоветовать Вам внимательнее приглядеться к написанному.

      1. Лилия
        29 Август 2014 at 17:09 | Permalink

        1 . Термин “властная структура” можно найти во многих словарях.
        «Властный» в отношении руководящих органов дает только «Популярный словарь русского языка». Как Вы уже понимаете, такой словарь для меня не критерий и не закон.
        По принципу того же «популярного» понимания в российских СМИ постоянно кто-то «расстреливается», но, о! чудо! иногда остается жить. А уж брать для проверки «профессиональные» словари, по которым человек может быть «осУжден», но не осуждЕн
        — хорошо для анекдота. К тому же не вижу связи между Вашей статьей и русскими текстами на профессиональные темы.

        2 Вы говорите о моём “незнании”. Позволю себе и тут посоветовать Вам внимательнее приглядеться к написанному.
        Пригляделась. Ваш текст: «неверно оценили, не учли, не знали, не хотели учитывать, не хотели знать. На сей раз то, что благословенный «Железный купол» бессилен перед миномётными снарядами. «. Кто неверно оценил/не учел/не знал/не хотел знать? У Вас есть данные опросов по уровню ожиданий от этого оружия? Если да, то желательно поконкретнее, если нет, то получается, что это или сюрприз для Вас, или Ваше предположение о чужом (не)знании.

        1. Вот значения термина «властная структура», приведённые в словаре:
          power structure
          властная структура (американизм) реальная власть;
          режим — the white * власть в руках белых иерархия(власти) ;
          иерархическая лестница, особ. ее верхние ступени;
          правящая верхушка — the * of the American educationalestablishment иерархия (внутри) педагогических кругов Америки
          Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

          Я выбрала «правящую верхушку». По моему мнению, подтверждённому и другими уважаемыми мной словарями, термин относится и к группе конкретных лиц…
          Я уважаю Ваше право выбора словарей, отвечающих Вашему мнению, но в этом случае принято уважать и мнение других, хотя бы по форме преподнесения собственного.

          1. Лилия
            30 Август 2014 at 9:01 | Permalink

            Вот значения термина “властная структура”, приведённые в словаре:
            power structure…Я выбрала “правящую верхушку”.
            —————————————-
            И правильно сделали. Во-первых, это словосочетание существует в русском языке уже многие десятилетия и оно очень точное: верх, что правит (вспомним многозначительное «там… наверху»). Во-вторых, совершенно точно указывает, что дословный перевод с английского — «правящая структура» — возможен только, с некоторой натяжкой, в технической документации, ибо «структура» имеет чересчур техническо-административный оттенок. А «правящая верхушка» замечательно обходит и другое «замешательство» в русском языке — «правящая элита» — по причине советско-российской истории. 🙂

  3. Лилия!
    Если бы Вы не написали \»И, тем не менее, англичане с таким миром не согласились\», а: \»самый прозорливый из англичан — Черчилль, не согласился\», то у меня к Вашей статье вопросов бы не было.
    С уважением.

  4. Startpage сейчас сообщает, что Абу Мазен добился согласия Биби на отступление к границам 67-го года. Он же при встрече сообщил Биби о несогласии Обамы на разоружение Хамаса.
    Не ждёт ли нас ещё одно размежевание — после Ю. Ливана и Газы, тишком, за спиной не только народа, но уже и кабинета министров. А там будем отбиваться спинами друг к другу, как бизоны от круговой атаки волков. И очередной Киссинджер позволит «пустить евреям кровь, чтоб были сговорчивее».

    1. Елена Бандас
      28 Август 2014 at 22:20 | Permalink

      Startpage сейчас сообщает, что Абу Мазен добился согласия Биби на отступление к границам 67-го года.
      ————————————
      Такого рода сообщения проверяются по нескольким источникам, а не принимаются на веру. Ничего подобного не было, да и не могло быть по любой логике.

  5. Пр-во требует разоружения ХАМАСа. Но единственный действенный способ — это перекрыть финансирование ХАМАСа под видом восстановления Газы. Как это сделать я не могу знать, но надо же поставить задачу!

    1. Михаил
      28 Август 2014 at 22:08 | Permalink

      Пр-во требует разоружения ХАМАСа. Но единственный действенный способ – это перекрыть финансирование ХАМАСа под видом восстановления Газы. Как это сделать я не могу знать, но надо же поставить задачу!
      ——————————————————
      «Финансирование» Хамаса — вещь хитрая. Что-то Газа и получает от Пал.автономии, но у Хамаса как единственного правителя есть и свои источники: таможенные сборы, налоги и т.п. Так что не все однозначно.

  6. Потому, что не существует такой вещи как «военная победа» без последовавшей победы политической.
    Мы одержали таковую?

    1. Элиэзер М. Рабинович
      28 Август 2014 at 21:43 | Permalink

      Потому, что не существует такой вещи как “военная победа” без последовавшей победы политической.
      Мы одержали таковую?
      ——————————————
      Политическую победу должна одержать Пал.автономия. Ее победа станет и нашей.

  7. Марк, я правильно понял, что Вы изменили своё мнение о \\\»Нерушимой скале\\\» на 180 гр? Ведь в статье говорится прямо противоположное Вашим \\\»Заметкам обывателя -2\\\»?
    И вопрос к автору: Вы написали про реакцию англичан на Мюнхенские соглашения И, тем не менее, англичане с таким миром не согласились . Нельзя ли расшифровку, в чём выразилось это не согласие?

    1. Сэм, дрогой, уважаемый, незабываемый, непотопляемый и т.д.!
      Я прихожу к выводу о необходимости расшифровывать каждое свое слово, каждое свое предложение.
      Процитирую обращение своего незабвенного генерального директора:
      «прошу понимать мои слова буквально!»
      1. «Спасибо за статью.»
      Я приношу благодарность автору за проделанную работу и пытаюсь обратить внимание читателей на нее. Мне хочется, чтобы она была прочитана, ибо качественно отличается от многих статей на эту тему написанных и опубликованных.
      Где здесь тайный смысл для ваших предположений и выводов?

      2. «Ваша боль понятна и разделяется мной.»
      Мне очевидно, что автор искренен, пишет сердцем, душой, но и голову не теряет, информирован, проводит анализ, задает себе и читателю толковые вопросы, а это уже половина дела (!). Хороший, живой язык. Оперативность. Чего еще желать?!
      Заботы автора – заботы нормального гражданина Израиля – мои заботы.
      Боль автора – моя боль – боль нормального гражданина Израиля.
      Где здесь тайный смысл для ваших предположений и выводов?
      Удачная и своевременная публикация. Поздравления редакции и автору!
      3. » Ваше мнение мне важно.»
      Автор мне симпатичен. Он интеллигентен, у меня впечатление, что он расположен не только говорить, но и слушать! Мне хочется продолжить общение с ним. Он выгодно отличается от многих портальных «хухемов», которые выковыривают из разных частей лица и тела свои идеи и выводы.
      Я хочу передать автору свое уважение и внимание, зарезервировав при этом свое право на самостоятельность. Мнение автора мной учитывается, и оно важно для меня.
      Где здесь тайный смысл для ваших предположений и выводов?
      ВСЁ!
      М.Ф.

      1. Марк!
        А не проще было вместо такой длинной тирады написать: » С написанным автором не согласен»?
        Касательно статьи, то ИМХО намного лучше и короче обо всём написано в статье Бен Каспита, перевод которой я повесил вчера на сайте. Там по крайней мере есть объяснение политики нашего с Вами ПМ.
        Касательно Вашего хамского обращения ко мне, то всё путём: скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты.

  8. Спасибо за статью. Ваша боль понятна и разделяется мной. Ваше мнение мне важно.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *