Надежда Кожевникова: Письмо другу о поездке в Европу

 272 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Надежда Кожевникова

Письмо другу о поездке в Европу

 

Делюсь впечатлениями по приезде из Лондона, с заездом в Ниццу, с внуком и дочерью. Я там давно не была, последний раз мы там отмечали восемнадцать лет  нашей дочери. Теперь ей тридцать шесть. Ницца всё та же, и друзей её, там встреченных, давно знаю. Но возник для меня там совсем новый контингент.

Видимо, сюда, в США, российским нуворишам ездить и дальше и сложнее, чем в Европу, поэтому их пляски там наглядней. А французы всегда отличались и терпимостью к деньгам, неважно каким, и вообще, мягко скажем, аморальностью. Сдали  и свою страну с лёгкостью профурсеток, и согражан-евреев фашистам в лагеря. С французами понятно. У них вековая традиция — жить красиво, а принципы им до фига.

Во Франции самая  вкусная еда, самое лучшее вино, самое лучшее обхождение с женщинами, если они красивы, и беспощадная подлость, если есть шанс с выгодой что-то, кого- то продать. Предать.

Нигде, как на французской Ривьере, так гармонично не сливается красота природы, история, древние корни — и готовность куртизанки лечь под любого, кто даст больше, неважно кто.

Например, платный, так сказать, престижный, пляж, ближе к Монако. Что характерно для россиян: они обязательно являются кучкой, им при  больших деньгах не комфортно вне стаи. Там стоят их яхты. Они скупили там виллы. К ним мчатся официанты, потому что они заказывают самое дорогое шампанское.  Да, и пусть. Но зачем  так шумно себя ведут, зачем по мобильникам орут, типа: «Серега, блин, я шо сказал, немедленно свяжись, понЯл, да?»

Я таким говором во Франции была ошеломлена. И дочке сказала, мы рядом плыли: знаешь, мне это напоминает профсоюзный дом отдыха в Сочи трудящихся из   Кременчуга или как там еще. Она, понятия не имея ни профсоюзных домах отдыха, ни о Кременчуге, я, впрочем, тоже, уловила суть: ведь они не на русском говорят. Не нашем русском, конечно, другом.

И хотя она выросла в Швейцарии, в Женеве, мы с ней бывали в Москве, в Большом зале консерватории, приходили там в артистическую к моим друзьям. В Большом театре мой приятель, опять же, тогда директор, Володя Коконин, давал нам места в ложе, у сцены, а если не он, то Ирина Константиновна Архипова, ко мне благоволившая. И у дочки возникла иллюзия: вот же была замечательная страна, где она родилась.

Сложно ли было с этим расстаться? Нет. Если сразу решиться, то нет. Забыть — и всё. Но встреча с новорусскими хамами в Ницце подтвердила то, что мы всё правильно сделали.

Язык — вот что выдаёт нутро. Сюжет как из вульгарной цветочницы можно сделать леди, научив её правильно говорить, бессмертен. И не только словами, но и интонациями. Но что сделать с лицом? Хоть какую одежу напяль, прет сермяжное, с волосатым пузом на выкате, сигаретой в зубах, дабы морским воздухом не отравиться. На их партнерш, то ли жен, то ли любовниц,  с длинными  ногами -ходулями надеты одинаковые маски — личики олигофренов. Если всмотреться, это цирк уродов. Фелинни может отдыхать.

Ницца прекрасна, но важны еще те уроки. Как правильно, как вовремя мы уехали из той страны. А еще дочка принесла на том же пляже мне гламурные журналы на русском. Там ведь особенно русских обихаживают. И вижу фото.  Режиссер, оказывается, Вера Глаголева, с дочерьми, одна по фамилии Шубская, другая Нахапетова.

И вспоминала, как эта самая Вера мне позвонила в Колорадо с подачи нашей общей приятельницы, жены и соавтора режиссера, поставившего сериал по роману Аксёнова «Московская сага» — воздерживаюсь что-либо тут говорить — и сказала, это было в канун Рождества, что переделкинскую дачку, так она выразилась, половину которой я унаследовала от отца, готова купить для своей невыносимой  свекрови, так как её муж покупает коттедж в поселке элитном Газпрома напротив. То есть, на вырубке нашего реликтового переделекинского леса, где я выросла и знала каждую тропку. И назвала цену, предупредив, что выше, она позаботится, я никому свою собственность не продам. И назвала наш дом жалкой хибарой,  нахалка. Я выждала её монолог, сделала глубокий вдох и… послала эту даму из Газпрома затейливым, узорчатым, непонятно откуда у меня из какой подкорки обнаруженным матом.

Потом меня колотило, муж увещевал, стоит ли, мол, таких твоих нервных затрат. Стоит! Ладно, дача, но эти сволочи уничтожили лес. Как теперь знаю, поле от дачи Пастернака к церкви времен Ивана Грозного тоже изуродовали под свои вонючие коттеджи. Там, на сгорке, могилы моих родителей. Отцу полагалось Новодевичье, престижное, я билась, настояла, чтобы он был с мамой.  Но какая разница в этой подлой стране.

Но что мне самой удивительно, я только вчера прилетела из Лондона, накануне из Ниццы, и как как же меня  корежит, воротит, от ненависти к той стране, к той Москве, к тому Переделкино, что мне теперь только грезятся во сне.

Print Friendly, PDF & Email

17 комментариев к «Надежда Кожевникова: Письмо другу о поездке в Европу»

  1. Интересно,правдиво,эмоционально. Но очень субъективно. Вот отеческие могилы дороги, как и тропки Переделкино, а французкое — всё мерзко, продажно, прагматично.(Так Достоевский писал обо всём инородном.) А как же «liberte,egalite,fraternite», заповеданные миру и обновившие планету? Удивляют словесные схватки по поводу. Понимаю тех, для кого «…Россия, Лета, Лорелея». Но другие? Что им Гекуба?

    1. Двойственное всё же впечатление от прочитанного…
      Как личное, другу, письмо я бы ещё понял… Но избыток негативной энергии понуждает что-то противопоставить даже тому, с чем сам соглашаешься, с тем, что сам подобным образом воспринимаешь и чувствуешь. Но когда надо всем довлеет ненависть (см. последний абзац «Письма»)… Даже этих (уже карикатурных!) «новых русских». Защищать в том плане, что и, скажем, Ходорковский из них, и что среди «старых русских» уж такое можно было встретить, что «новые» на их фоне просто розовый сироп. И уехать из России тоже не все могут и хотят. Да ещё так благополучно уехать, как сложилось (слава Б-гу!) у Надежды. А вот любовь к уже навсегда
      оставленному как раз наоборот подкупает и тогда как-то понимаешь и принимаешь эту горячку обличения, понимаешь её исток.
      И ещё мне вот это Ваше не понятно «Сложно ли было с этим расстаться? Нет. Если сразу решиться, то нет. Забыть – и всё». На мой взгляд, человека тоже уехавшего от прошлого, это как-то сродни вырубке переделкинского леса, но только с другой мотивацией.
      Там остались родные могилы, там остались мои русские друзья, оттуда мой язык, на котором я пишу и общаюсь, оттуда Я САМ и не только в физиологическом понимании.
      Простите меня, Надежда, за это, уверен несправедливое, сравнение. Но так уж мне почудилось. Эх, было бы это письмо личное, человеку, который хорошо знает автора и где допустимо любое преувеличение, так как его правильно поймёт, оценит и простит старый друг!
      Но ведь оно на страницах журнала.
      А в общем, рад появлению в Журнале ещё одного яркого человека со всеми ему присущими страстями.

  2. Конечно же, я прочел сразу после публикации «Письмо другу» Надежды Кожевниковой.
    И для меня этот документ представляет интерес, и подход автора вызывает понимание и мотивы ясны.
    И вообще я рад такому автору в изданиях Е. Берковича.
    Отрицательные реакции некоторых читателей понятны, мотивы их прозрачны.
    Кто же потерпит талантливую, удачливую, красивую женщину? Кто же воздержится от шпильки в ее адрес, от укола не по существу, от замечания вообще, а не по содержанию письма?
    Это так легко и порой действует.
    Почему я не написал свой отзыв и сейчас ухожу от обсуждения содержания письма и позиции автора.
    Дела в России, по моему убеждению – это дела русских. Судьба России в их руках. Им ее решать, им обсуждать эту тему, влиять на власть и свое окружение, им строить и им рушить.
    Мой диалог с Россией не состоялся, прекратился более двадцати лет тому. Я ей не нужен. Мне Россия указала на дверь. И правильно, наверное, сделала. Она своих за людей не считает, так до меня ли, с моими претензиями и комплексами?!
    Я не думаю, что в праве выступать на эту тему.
    А вот Надежду Кожевникову с удовольствием послушаю и поблагодарю.
    Понятие патриотизма интернациональное и мы с ней, скорее всего его понимаем одинаково.
    М.Ф.

  3. Мне понравилось, хотя и не родился «с золотой ложкой во рту». Не виду ничего русофобского в неприятиии хамла «нуво рюсс». Напротив, эти новые хозяева земли Русской и есть настоящая русофобия. Подумайте хотя бы о вырубке леса под их особняки, о чем пишет автор. Это пренебрежение к традиционному ландшафту отражает полноый пофигизм в отношении российской культуры.
    И еще. Представляете, как интересно Надежде (автору) читать полемику Майи с Виктором в отзывах не свою статью? Уж сколько раз твердили миру, чтобы не делать этого, но наша Майя презирает церемоннии и условности.
    У девушки что-то в жизни не сложиловсь, или как? Все время прет из нее то ли зависть к тем, кто с «золотой ложкой», то ли ревность к таланту, то ли еще какая субстанция. Что-то явно свербит внутри, застввляя самоутвержддаться за счет других.

  4. V-А, Майя — скромный такой призыв ? Н.Кожевникова новый автор Портала, появилась тут совсем недавно. Вы не могли бы сводить ваши личные склоки/споры/разногласия где-нибудь в сторонке, а не на полях ее материала ?

  5. г. Авром,бывший в СССР по вpемена работы в Академии Наук Виктором!
    Вы пишете:
    Майя Абрамовна!

    Хоть Вы и программист и в движении рава Каха (как и я сам), но ваши последнии постинги — это что то уже совсем за гранью. Моя мама работала в торговле (нач. планового отдела гор. упдавления торговли г. Куйбышева) — а после развала СССР вынуждена была пойти работать продавцом в палатку, так как ничего не смогла наворовать, а я получал в АН СССР зарплату $4 в месяц плюс $3 доллара за семинары в МФТИ.
    ——-
    Мои постинги всего лишь констатируют факты жизни. Вы же не станете утверждать, что ваши мать с отцом в советское время с трудом сводили концы с концами в Куйбышеве, а вы в Москве, работая в Академии Наук и подрабатывая в МФТИ, с трудом сводили концы с концами? Если бы это было так, вы бы умотали из СССР как только началась еврейская эмиграция в самом начале 70-х годов.
    Значит вам было хорошо и комфортно в СССР.
    Так что же за гранью?
    Что ваша стоимость на рынке оказалась всего $4+$3 в месяц? I am sorry for this…

  6. Сытый голодного не разумеет. Тут ничего не поделаешь. Конечно, обеспеченный человек не виноват, что родился в достатке, как и бедняк не виноват в обратном. Но понять друг друга им не дано. Образование в СССР достатка не определяло, это хорошо известно. И автор кривит душой или искренне заблуждается, считая, что воспитание в достатке не влияет так уж сильно на натуру. Это не так. Еще как влияет! Кардинально! На меня моя нищая жизнь с мамой одиночкой а ля туфли на двоих очень повлияла. А вот моя подружка, которая, по крайней мере честно, называет себя «советской буржуйкой» , считает, что ее сытое детство на нее не повлияло! А что деньги к деньгам, это верно. Очень. И наоборот тоже верно. И оставьте Богородицу в покое, неприлично, право. Что же, у тех у кого нет 4 сортиров, их Богородица мало любит, что ли?

  7. Уважаемая Надежда, спасибо за ответ. Вы пишете: «Откуда упования, что дети нуворишей, в Лондоне обучавшиеся и рентующие дорогующие там квартиры, станут другими, чем их родители?» Понятно, что я не могу знать что будет, и не менее понятно — откуда. Источник один — история. Возьмите, для примера, историю клана Кеннеди. Или историю семьи композитора Свиридова. Про Кеннеди Вы наверняка знаете, а сын Свиридова был во Владивостоке криминальным авторитетом, застрелен снайпером. Для неизменяемости нужны очень серьезные условия — мощная идеология противостоящая изменениям, к примеру — ислам или еврейские ортодоксы. У «новых русских» ее нет, значит — или изменятся или будут выброшены на свалку. Но может это произойдет не в детях, а во внуках, кто знает.

  8. Мне, конечно, интересны все читательские отклики, тем более в новой аудитории на сайте Евгения Берковича. Знаю тут лично только Александра Избицера, чья широта интересов, познаний, артистизм, талант как музыкальный, так и литературный, давно оценила. Хотя он прав, наше знакомство в Нью-Йорке началось именно с конфликта. Но прослушав в студии дочки его диски с записями Листа, Бетховена, я, восхищенная, ему сразу позвонила. Это был редкий, неожиданный подарок. Мы с Сашей подружились, поэтому его отзыв, меня порадовал, но не удивил.

    А а вот, что имела ввиду Майя под повторяемым рефреном
    «всё-всё всё», озадачило. Какой смысл она вкладывает в это — ВСЁ? Факт, обстоятельства моего рождения, к чему я никоим образом не была причастна? Разве подобные случайности определяют натуру, характер, да и судьбу? Они лишь фон, не более того. Разве что,с привилегиями, мною никак незаслуженными, я росла, не придавая им такого значения, как те, кто их не имели. И, честно сказать, не вижу, не понимаю, что утратила, живя здесь, в США, опять же по определению, как «все»? А чем, собственно, плохо, почему унизительно жить как все?

    Из страны, куда мы, наша семья вернулась после в общей сложности четырнадцати лет в Швейцарии, нас никто не изгонял, не обижал, наоборот. У мужа была престижная работа, он возглавил российский фонд милосердия и здоровья, где в правлении числилась жена тогдашего президента Наина Ельцина. Я получила статус обозревателя в газете «Советская кульутура», а оттуда уйдя, сама, то в том же статусе была принята в штат другого издания. Мои тексты публиковались охотно в российских СМИ, любых. Книги тоже. Как и здесь, в эмиграции, вопреки опасениям, враждебности не встретила. Мужа в США взяли на государственную службу в департамент зравоохранения штата Колорадо, а наша дочь имеет прекрасное образование: французский Лицей в Нью-Йорке, университтет Мак-Гилл в Канаде и степень MBA в Стерн бизнес скул там же, в Нью-Йорке.

    Хвастаться причин не нахожу, но и соболезновать мне вряд ли стоит. И уж точно, не по тем поводам, что нашла Маия.

    Наш дом в Колорадо, объективно, комфортей, удобней отцовской переделикинской дачи. И из окон тут невероятный вид на Скалистые горы. Вера Гоголева, став женой хваткого мужичка из Газпрома, в сущности правильно оценила неказистую дачку, типа сарая, писателя Кожевникова, с одним, выражаясь простонорадно, сортиром. У нас здесь их четыре: счастье, да?

    И мне не жаль было прежней дачи — жаль реликтового леса, вырубаемого под коттеджи Газпрома. Жаль в той стране обнищавшую интеллигенцию, жаль и тех, кто, не усвоил уроков советской власти и купился и у нынешней за сытный, что, но так же вонючей кус.

    Разница в том что, что у прежних поколений выбора не было, они заперты в СССР как клетке. А у нынешних был. Значит, они сами предпочли там жить и так, теми миазмами, дышать.

    Отвечаю и еще на другой отклик на свою заметку про новорусских в Ницце. Откуда упования, что дети нуворишей, в Лондоне обучавшиеся и рентующие дорогующие там квартиры, станут другими, чем их родители?

    В Лондоне эти миллионеры существуют как в гетто, запертые со свими безумными затратами на самих себя. Наша дочь живет в Лондоне. И в её общения, она с мужем и с нашим внуком живет в хорошем доме, в хорошем районе, даже слишком хорошем по моим скромным понятиям, но среди её обширного круга знакомых новорусских не имеется. Они как-то их сторонятся. Почему бы?

    Да очень просто. Другая атмосфера,другие правила, навыки воспитание другие.

    Объясняю. Моя, иных слов не нахожу, гениальная мать, в пять лет усадила меня за рояль. В девять утра к нам в дом приходил Николай Папиевич, и я, еще соннная, наспех умытая колошматила по клавишам. Так мама вышибала из меня возможную заразу барства. Какое барство, когда до восемнадцати лет, учась в ЦМШа, только ложась в постель избавляя от болей в спине. И заклиевала подушечки пальцев, лопающиеся, кровотачищие, пластырем с календулой.

    После такой школы, наизнос, я теперь отдыхаю всю жизнь. Мои тексты, рассказы, повести, книжки- блаженный отдых после в детстве, юности катаржного труда. А чем кормили меня икрой или манной кашей- какая разница? Я и не помню.

    Но этот труд, работа, испытания на прочность, как физическую, так и нравственную, сделали меня равнодушной к тому, что занимает Майю: что значит «всё- всё- всё»? Для кого? Мне кажется, у всех по-разному. У меня иначе, чем у Майи. Я испытала столь разнообразнный опыт, что он и составляет основное мое богатство. Я жила и в благополучной Швейцарии, и в беднейшей из стран, Гаити, на вилле со слугами, и потом односпальной квартир. Тут Майя права, мне выпала «всё- всё-всё». И к никакой вере не прикоснувшаяся руководима знаком Овена, огненным, и днем рожления в православновное Благовещенье. Это очень сильные заряды. Вот поэтому со мной — всё-всё. Тьфу, чтобы не слазить..

  9. У Надежды Кожевниковой — яркий писательский талант. Свои, лишь ей свойственные стиль, интонация. Я очень рад её появлению на этом портале. То, что иные здесь пеняют ей на «номенклатурное прошлое» напомнило мне времена, когда вчерашние неимущие нападали на позавчерашних имущих. Т.е., времена диктатуры пролетариата, о которых нами всеми немало читано.
    Человеческая чёрствость — как и чуткость, ранимость, сопереживание — проникают и в бедного, и в богатого. Кожевникова умеет страстно любить то, что того заслуживает, и столь же яростно ненавидеть то, что достойно ненависти. Откуда это в ней — неутолимая жажда постоянных открытий в живописи, музыке, литературе, в жизни? Не это ли было в ней воспитано с детства? Или это — врождённое?
    Нет, не все её оценки, не все мнения я целиком разделяю. По некоторым вопросам готов с нею спорить до хрипоты. Но раскопки причин — отчего да почему? — полагаю бестактными, несправедливыми.
    Нет, Maya, Кожевникова никогда не была и не будет «такая, как все».

  10. Дорогая Надежда! Я с интересом и удовольствием читала ваши произведения в библиотеке Мошкова и на других сайтах.
    Вам в жизни повезло — вы родились с золотой ложкой во рту в правильной советской семье советского рисателя, и у вас всегда было всё-всё-всё. Причина вашего расстройства и длаже ругани на Россию в том, что вы больше не избранная, и какие-то люди с обочины вашей прежней жизни имеют теперь всё-всё-всё, а вы — такая, как все. Увы…Sic tranzit gloria mundi

  11. Спасибо за отклики, но мне кажется, что » новые русские» как раз являют теперешнее нутро той нации, где методично, пламерно уничтожали лучший в ней слой Но подлая власть находила поддержку в подлом народе. Тут было полное слияние быдла с быдлом И четко став аю границы с поколениями, запертыми в той стране, как в клетке и теперешним
    там дебоширами. Есть законы жанра, неистребимые, и в России либерализм, свобода — фарс

    1. Уважаемая Надежда, с интересом прочитал Вашу статью. В 2005 я был в поездке по Китаю. Улыбчивая публика, все приятно и комфортно. Вылет в Россию был через Харбин. Из Харбина летели уже российским самолетом. И вот утром к вылету стали собираться хмурые люди с брезгливым видом глядящие вокруг… В общем сразу почувствовали приближение России.
      Одно вот вызывает сомнение, Вы описываете «новых русских», как вид, не подверженный изменениям. Не они, но их дети приблизятся к европейской культуре, лишь бы она сохранилась при этом мусульманском засильи. А то потом в Ницце среди серьезных бородатых моджахедов можно и пошловатых «новых русских» с тоской вспоминать.
      Недавно в Британском музее я безуспешно искал экспозицию, посвященную Израилю, но увы, ее нет. Зато при входе в музей мне вручили брошюру о том, что ислам — религия мира, а над центральным залом красовалось огромное панно с Каабой в центре и радиально задранными задами правоверных. Кто знает, что лучше?
      По крайней мере ислам демонстрирует неизменность, а «новые русские», описанные в Вашей статье, скоро станут раритетом.

  12. Ничего русофобского я здесь не вижу, если только не отождествлять русских и «новых русских».

  13. С виду русофобский текст, но с какой же болью за Россию и русский народ написано. Никогда не сможет эмигрант из России равнодушно смотреть на родину. Хоть и ругается, а душа болит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *