Герман Брох: Притча о Гласе Божьем. Перевод с немецкого Изара Городинского

 166 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Но что же такое есть всё-таки молчание и слово одновременно? Поистине, из всех вещей, что я знаю, это — время, которому такая двойственность подобает. Да, это время, и поскольку оно нас в себе заключает и сквозь нас струится, олицетворяет оно для нас немоту и молчание…

Притча о Гласе Божьем

Герман Брох
Перевод с немецкого Изара Городинского

К достославному рабби Леви бар Хемьо, что жил на востоке более двухсот пятидесяти лет тому назад пришли однажды его ученики и спросили:

— Почему, рабби, Господь наш, да святится воля Его возвысил глас свой, мир сотворяя? Ведь если бы гласом своим желал Он призвать к бытию свет, воды, светила, твердь и существа на ней обитающие, чтобы они вместе Ему внимали и волю Его исполняли, то должны бы они уже и быть. Но еще ничто не существовало ничто не могло внимать Ему, потому что сначала возвысил глас Он, а лишь затем содеял.

И это вопрос наш.

И поднял высоко одну бровь Леви бар Хемьо и ответил им с раздражением явным:

— Слово Господа нашего, да святится имя Его, — есть молчание Его, а молчание Его есть слово Его. Его видение есть слепота, а слепота Его есть видение. Свершение Его есть несвершение, а несвершение Его есть свершение. Ступайте домой и подумайте.

В печали ушли они, ибо видели, что рассердили его, и вернулись назавтра, робея и медля:

— Прости нас, рабби — начал смущенно тот, которого выбрали они старшим, ты сказал нам вчера, что для Господа нашего, да святится имя Его, свершение и несвершение есть одно и тоже. Но как случилось тогда, что он сам отличал свершение свое от несвершения, ибо седьмой день сделал Он днём отдыха? И неужели Он, который мог воплотить всё в действительность на одном дыхании, устал и нуждался в отдыхе? Или сотворение мира требовало такого напряжения, что Он гласом своим сам себя призывал к нему.

Согласно кивали головами остальные, слушая эту речь. И рабби, заметив с какой боязнью они следили не выкажет ли он снова неудовольствия, прикрыл рот рукой, пряча улыбку в бороде, и сказал:

— Я тоже задам вам вопрос Почему Он да святится имя Его, торжественно возвещая о себе соблаговолил сонму ангелов толпиться вокруг себя, ведь он сам себе довлеет? Теперь ступайте домой к подумайте над этим.

Изумлённые его вопросом вернулись они домой, полночи взвешивали все за и против, а по утру снова пришли к учителю и с радостью уведомили его:

— Мы думаем, что поняли твой вопрос и можем ответить на него.

— Ответствуйте, — сказал рабби Леви бар Хемьо.

И сели они перед ним, и поведал их старший, что нашли они разумом своим:

— Потому, о рабби, что согласно толкованию твоему, для Господа нашего, да святится имя Его, молчание и слово, как вообще всё противоположное, всегда тождественно, так что в каждом молчании Его содержится и слово, но решил Он, что слово, которое никто не слышит, было бы лишено смысла, равно как и свершение, в пустоте, неспособной к сотворению и соблаговолил Он ради осуществления того высокого, что дано Ему было, призвать ангелов, чтобы окружили они Его и внимали Ему. А посему к ним обращал Он глас Свой, когда сотворение повелел, а они, огромный труд созерцая, настолько сим изнурены были, что отдых им необходим стал, и Он отдыхал вместе с ними на седьмой день.

И велик же был их ужас, когда рабби Леви бар Хемьо в этот момент громко засмеялся; он смеялся, и глаза его сузились от смеха, и превратились в щёлочки над бородой:

— Так вы принимаете Господа нашего, да святится имя Его, за скомороха перед ангелами, за ярмарочного волшебника, что стучит палочкой и возвещает свои фокусы? Я уже почти уверен, что Он создал глупцов, подобных вам, чтобы смеяться над ними, как это делаю сейчас я, ибо воистину глубина мысли Его есть смех, а Его смех есть глубина мысли Его.

Устыдились они, но тем не менее радовались, что видят рабби таким весёлым, и поэтому попросили:

— Помоги нам чуточку рабби.

— Я сделаю это ответил учитель, я сделаю это для чего тоже задам вам вопрос. Почему наш Господь, всевышний наш потратил на сотворение семь дней?

Они пошли домой, чтобы посоветоваться, и когда на следующий день предстали перед рабби, то знали они, что истина рядом, и старший произнёс:

— Ты указал нам путь, рабби, ибо открылось нам, что вселенная., которую создал Господь наш, да святится имя Его, продолжается во времени, а поэтому сотворению, когда мы говорим о содеянном, необходимы начало и конец. Но во имя начала время уже должно было существовать до начала сотворения, и ангелы были на месте, чтобы перед сотворением промчались они сквозь время и понесли его на своих крыльях. Без ангелов даже не было бы вневременья Господнего, в котором Его святою волею покоится время.

Рабби Леви бар Хемьо, казалось, был удовлетворён ответом и сказал:

— Теперь вы на правильном пути. Однако, ваш первый вопрос касался гласа божьего, который Господь наш, да святится имя его возвысил при сотворении мира как быть теперь с ним?

И ответили ученики:

— Нам стоило немало трудов постичь то, о чём мы рассказали тебе. Но на последний вопрос, который был нашим первым, мы не нашли ответа. И так как ты снова по доброму расположен к нам, мы надеемся услышать ответ от тебя.

— Я сделаю это, сказал рабби, и я буду краток.

Итак он заговорил:

— В каждой вещи, которую Он, да святится имя Его, создал или ещё создаст — почему бы и нет — содержится частица Его высших свойств. Но что же такое есть всё-таки молчание и слово одновременно? Поистине, из всех вещей, что я знаю, это — время, которому такая двойственность подобает. Да, это время, и поскольку оно нас в себе заключает и сквозь нас струится, олицетворяет оно для нас немоту и молчание, но, когда в старости мы постигаем умение слушать прошлое, мы слышим тихое бормотание, и это есть время которое мы оставили позади себя. И чем больше отдалённое от нас прошлое слушаем мы, чем больше обретаем мы это умение тем отчетливее слышим мы голоса времен, молчание времени, которое Он в Своём величии создал для себя, но и для времени самого, чтобы оно завершило наше сотворение. И чем больше времени утечёт, тем могущественнее станут для нас голоса времён; мы будем совершенствоваться вместе с ним и, и когда настанет конец времён, мы постигнем их начала и услышим призыв к сотворению, ибо тогда сможем внять мы молчанию Господа нашего во славу имени Его.

Молчали ученики, слова учителя поразили их. Но так как рабби ничего больше не добавил, а сидел молча с закрытыми глазами, тихо вышли они.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Герман Брох: Притча о Гласе Божьем. Перевод с немецкого Изара Городинского

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *