Владимир Янкелевич: Подарки

 166 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Владимир Янкелевич

Подарки

август 2012

Недавно я получил подарок – обаятельнейший Ион Деген подарил мне свою книгу «Записки гвардии лейтенанта». Подарок дорогой для меня не только из-за бесспорных достоинств книги, об этом писали много, что тут добавишь? В книге без пафоса, без фанфар – тяжелая работа, говорящая о войне вслед за Черчиллем – «Мне нечего предложить кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота».

Книга дорога мне еще и потому, что к Войне у моего поколения, первого послевоенного поколения, того времени, когда война уже ушла, но как-то недалеко, отношение особенное. Нас окружали фронтовики — гости, собиравшиеся на праздники, родители одноклассников — воевали практически все. За столом собирались дядя Шура – летчик, дядя Толя – танкист, дядя Мара и отец – артиллеристы, и еще много других – всех уже не помню. Вот когда нужно было слушать и запоминать, пытаться сохранить, но я был еще слишком мал… А потом – «Из-за Синей горы набежали пустые дела…» Сейчас мало что удается вспомнить. Только вопрос – «А я смог бы так?», но на него нет ответа, пока не проверишь себя в реальном деле, ответа не узнаешь. Но может и не надо узнавать? Очень хочется, чтобы перед сыном не вставали такие вопросы, но это не в наших руках.

И все же, что удается вспомнить из их рассказов? Помню только, что о войне они вспоминали всякие смешные истории, удивительные встречи, которые случаются на войне, анекдотические ситуации, но вот никаких боевых эпизодов не вспоминается. Только недавно на сайте «Подвиг народа» в отцовском наградном деле я нашел, что в августе 44-го он был откомандирован в 7 тяжелый полк румын, где действиями под обстрелом и бомбежками заслужил Красную звезду, а когда при форсировании реки Грон в январе 45-го был потоплен катер и паром с боеприпасами для артиллерии 24 гвардейского стрелкового корпуса начало уносить течением, то отец как-то смог сначала, стоя в ледяной воде (дело было в январе), подтянуть паром к берегу, а потом и спасти боеприпасы. За это он был награжден орденом Отечественной войны.

Вскоре после этого потеря ноги завершила отцовскую боевую историю. Но приключения еще были.

Когда в 45-м он еще в форме вернулся на костылях домой (протез сделали позже), ему почему-то показалось, что матери не выдали положенного довольствия. Разбирательство у коменданта города, откуда он отправился прямиком на гауптвахту, завершилось быстро – комендант почему-то не любил, когда его называли тыловой крысой.

Поднялся переполох, кто-то из родственников срочно начал готовить передачу, чтобы арестант смог поесть, а старший брат отца, он в то время был начальником подводных работ на Каспии, поехал в НКВД договариваться, чтобы освободили арестанта. Знакомый офицер взялся помочь и отправил наряд забрать отца с гауптвахты. А тем временем брат матери, дядя Гриша действовал иначе. Он добыл шесть бутылок водки (а может это был медицинский спирт – он был врачом) и отправился в караульное помещение. В процессе употребления водки по назначению, они с караулом прониклись взаимной симпатией настолько, что те просто подарили ему арестанта.

– Он тебе нужен? Бери! И приходи еще.

А наряд НКВД прибыл только через полчаса.

– Где арестованный Янкелевич? Мы его забираем!

Но отца уже не было, а был только здорово пьяный караул.

С военным прошлым отца я столкнулся абсолютно неожиданно спустя много лет, когда его уже не было. Произошло это так. Я служил на подводной лодке в Приморском крае, дальше было уже не забраться – дальше Япония. На соседней лодке начальником радиотехнической службы был старший лейтенант Борис Заболотный, украинец из-под Одессы. Так получилось, что нас поселили в одну коммуналку, где мы быстро стали друзьями. Когда мы со временем перевелись во Владивосток, то и там жили неподалеку, ходили друг к другу в гости, вместе выезжали отдохнуть на острова. Потом Бориса перевели в Баку, где он с женой стал частым гостем у моих родителей. Все было хорошо до 1990 года – до армяно-азербайджанской резни. Родители уехали в Израиль, но это сделать было не просто. Тогда, во время резни, все в Баку было не просто, даже поход за хлебом мог закончиться плачевно. Борис, в то время начальник связи Каспийской флотилии, послал за родителями бронетранспортер с автоматчиками, а потом отправил их в Красноводск, как своих родителей. Члены семей военнослужащих тогда находились в особой опасности, их вывозили в первую очередь. А сам он вскоре демобилизовался и уехал в свою деревню — Селивановку.

Спустя 20 лет, когда уже не стало и Бориса, его жена Ирина (мы только через сорок лет общения узнали, что она еврейка), разбирая фронтовые письма своего отца, офицера-артиллериста, неожиданно нашла там такие строчки (речь шла о евреях артиллеристах) – «У соседей воюет Янкелевич, хорошо воюет».

Вот таким извилистым путем дошло это известие – через 67 лет, подарок судьбы.

Кажется, что нереально, найти во фронтовом письме упоминание об отце, в письме написанном семье, с которой случайно свела жизнь на самом Дальнем Востоке, но в жизни случаются вещи и замысловатее. Не так давно мне написал письмо один из читателей, захотевший поделиться мыслями по поводу статьи «Перекуем мечи (нефтяные) на орала». В процессе переписки оказалось, что он обо мне давно знает от своего родственника Моисея Янкелевича — двоюродного брата моего отца. Так у меня появился новый родственник, но удивление оказалось гораздо больше, когда оказалось, что мой корреспондент еще и пасынок племянника Иона Дегена.

«Но всё равно где-то может обнаружиться, что мы родственники, — написал Ион Деген — так как все мы потомки Авраама».

Вот такие бывают подарки.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Владимир Янкелевич: Подарки»

  1. Шалом убраха уважаемый Владимир!
    Я Ваши «Подарки» прочитал после того, как наскочил на райского либерала и его ответ Соне и среагировал на «его» фразу.

  2. Очень хорошее эссе — если читать его не как «доказательство того, что евреи воевали» [!!!] (с извинением перед комментатором до меня: такую подоснову можно предположить только, желая хорошо пошутить — или не поняв текста вовсе — или…). Его лирическая составляющая, как мне кажется, видна ясно, а чёткость изложения — вообще Янкелевичу присущая — делает текст хорошо и с удовольствием читаемым.

  3. Владимир, да это просто мафиозное образование с перекрестными семейными связями. Янкелевичи-Дегены. «Семья», одним словом. Напридумывал бы писатель такое — никто бы не поверил. «Шорошо воюют Янкелевичи» — специально, чтобы доверие народа к «ташкентской» баечке подорвать. Из вредности хорошо воюют.

    1. Уважаемая Соня, я вообще плохо отношусь к статьям, где автор пытается убедить в том, что евреи воевали реально, а не на Ташкентском фронте. Дело в том, что на мой взгляд, в таких статьях проблема с целевой группой. Меня убеждать не надо, я факты и так знаю, а вот апологетов ташкентского фронта все равно не переубедить. Тогда зачем писать, получается, что авторы таких статей убеждают сами себя? Я читаю и перечитываю Дегена. Вот так и надо писать, никому ничего не доказывая, а просто, как было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *