Юрий Ноткин: Народ жестоковыйный

 688 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Забавно, что даже переводя на русский английские тексты, содержашие в оригинале stiff-necked people в отношении евреев, старательные русскоязычные переводчики гнут свое — шалишь, никуда не денешься — жестоковыйный еврейский народ!

Народ жестоковыйный

Юрий Ноткин

Не «открою Америки», если скажу, что литературный перевод с языка на язык — дело сверхтонкое. Помимо того, что подразумевает оно знание в совершенстве по крайней мере двух языков, требуется также понимание глубинных смыслов, оттенков и настроений, которые на языке перевода могут не иметь однозначных соответствий со сказанным на языке оригинала.

Более того перевод может зависеть от того, какую цель ставит перед собой его автор.

Взять хотя бы всем хорошо известную «Алису в стране чудес».

Демурова, переводя ее, старалась не упустить ничего из оригинала и даже аллюзий в стихах, мало знакомых русскоязычному читателю, а детям и подавно. В итоге перевод ее наиболее полон, соответствует английскому стилю, но непременно требует комментариев и книга, мягко говоря, трудновата для чтения.

Набоков, старался максимально русифицировать не только образы и понятия, но даже имена. Он даже вставлял русские пословицы и поговорки. Цели своей он достиг, но из перевода пропала изюминка оригинала. Книжка стала пресноватой и местами просто неинтересной.

Заходер по собственному признанию скорее пересказал, нежели просто перевел книгу, стараясь в первую очередь не потерять занимательности и чувства юмора. Перевод его вызвал немало стрел со стороны профессиональных критиков, но Алиса стала популярной у русскоязычных детей, не менее, чем у детей английских. Мало того, историю о ней с не меньшей охотой стали читать и взрослые.

Но если так непросто переводить популярную сказку, то что же говорить о трудностях перевода Книги Книг — Библии!?

Конечно, я бы никогда не дерзнул высказываться в деталях по такой невероятно сложной теме. Не по Сеньке шапка! Тем более, что Книга эта переведена с оригинала, вернее с входящих в нее оригиналов, почти на «всяк сущий» в этом мире язык.

Здесь я хотел бы коснуться лишь давно интригующего меня перевода всего одного понятия, укоренившегося в русском переводе в виде слова «жестоковыйный».

Если безо всяких предисловий спросить современного русскоязычного читателя, каков смысл этого слова, то мне кажется, что он без колебаний ответит, что смысл этот практически тот же, что у слова жестокий, возможно жестокосердный, или по крайней мере немилосердный.

Педант скажет, что слово это на нынешнем русском языке выглядит бессмысленно, поскольку выя  это шея, а шея может быть жестокой с не бóльшей вероятностью нежели скажем ухо или нога.

Эстет упрекнет педанта в том, что он вероятно не знаком с понятием метафоры и шея тут всего лишь для усиления и подчеркивания жестокости.

Но давайте не строить предположений и обратимся к оригиналу, а именно к Пятикнижию Моисееву. В книгах, именуемых по-русски «Исход» и «Второзаконие» встречается выражение, звучащее на иврите как ам каше орэф. Последнее слово переводится как затылок или задняя часть шеи, и в целом наиболее адекватный перевод звучал бы как народ жёсткошейный. По смыслу это означает народ с плохо гнущейся шеей, народ упорный, упрямый, но в любом случае о жестокости здесь речь не идет.

Однако известно,что первые переводы Пятикнижия производились не на русский, а на церковно— славянский язык и не с оригинала на иврите, а с Септуагинты на древнегреческом. Возможно дело в древнегреческом языке.

Мне не довелось видеть Септуагинту, но не надо быть специалистом в Библейском Греческом языке, чтобы с помощью ГУГЛ обнаружить, что нем слова жесткий и жестокий могут переводиться одним словом — σεβιβλικήНо вот что странно, с древнегреческого был выполнен также перевод Библии на латинский. Этот перевод известен как Вулгата. Он послужил первоисточником последующих переводов на английский. Этих переводов накопилось со временем немало и во всех в них древнему ивритскому выражению ам каше орэф соответствует английское stiffnecked people, что однозначно переводится как народ с тугой, жесткой, негибкой шеей и не содержит ни малейшего намека на жестокость, передаваемую совсем другими английскими прилагательными cruel, severeБолее того, язык английских переводов Библии все более приближается к современному живому разговорному языку, в котором устаревшее и по форме и по содержанию stiffnecked people заменяется на эквивалентное по смыслу stubborn people, означающее народ упрямый, несговорчивый, неподатливый на убеждения, но опять таки без малейшего оттенка жестокости, беспощадности, немилосердности. Приближаются постепенно к живому языку и русскоязычные переводы Библии. Оставайся они близки к исходному церковно-славянскому варианту, выглядеть бы им как широко распространенному сегодня в Интернете переводу известной детской песенки «Но тут пришла лягушка, прожорливое брюшко, прожорливое брюшко и съела кузнеца», который звучал бы так: «Внезапу, яко тать в нощи приидоша убо окаянная Лягушка — грешница великая, чревоугодница жестоковыйная. И яко геенна ненасытная разверзе убо уста свои смердящии и пожре Кузнечика за грехи его тайныя». Однако неизменным, несмотря на все модернизации русскоязычных переводов Библии, остается пресловутый «жестоковыйный народ».

Ну как тут не вспомнить, обсуждавшееся в начале на примере Алисы влияние на перевод той цели, которую ставит перед собой автор и которая может перешибить и контекст и все параллельные переводы — жестоковыйный  и все тут, и никаких модернизаций, в которых бы утратился оттенок жестокости, немилосердности, ведь милосердность уже «забронирована» совсем для других народов.Так и шествует победоносно по замыслу первого переводчика это слово жестокий вместо жесткий в русских переводах. Эти слова паронимы, очень похожие по звучанию, но по смыслу они не более близки, нежели придать и предать, преставиться и представиться. Забавно, что даже переводя на русский английские тексты, содержашие в оригинале stiffnecked people в отношении евреев, старательные русскоязычные переводчики гнут свое — шалишь, никуда не денешься — жестоковыйный еврейский народ!

Print Friendly, PDF & Email

29 комментариев к «Юрий Ноткин: Народ жестоковыйный»

  1. Два отзыва на данную статью не вошли в настоящие комментарии , однако вошли в архив Гостевой книги. Поскольку я их не видел и потому естественно не ответил, то по мнению указавшего мне на них уважаемого редактора Е.Берковича, это можно расценить как мое молчаливое согласие с содержанием этих отзывов. Посему я разыскал их в Гостевой книге по указанной редактором дате.
    Полагаю, что они не попали в комментарии и следовательно мне на глаза из-за их анонимности. Тем не менее я воспроизвожу их здесь и отвечаю на оба по существу. Надеюсь ответы дойдут до анонимных авторов.

    Отзыв первый:
    Новости «Мастерской»
    — 2014-09-11 07:58:16(729)

    Юрий Ноткин: Народ жестоковыйный
    ———————————————
    Уж сколько раз твердили миру, в том числе и в этой Гостевой: выя (шея, то есть) не может быть «жестокой», но только ЖЁСТКОЙ. Жёстковыйный — это тот, кто не привык кланяться.
    ========================================================================================
    Ответ автора:
    Так ведь и я о том же, уважаемый, именно так –следует везде писать и говорить «Жёстковыйный», а вместо этого во всех изданиях Библии на русском языке, можете убедиться в этом сами, написано ЖестОковыйный.

    Отзыв второй:
    Нет ошибки
    — 2014-09-11 10:52:53(747)

    Жёстковыйный
    — 2014-09-11 10:01:26(744)
    ———-
    http://dic.academic.ru/dic.nsf/efremova/162437/Жестоковыйный

    =======================================================================================
    Ответ автора:
    Посмотрите на следующие синонимы слова Жестоковыйный, приведенные в указанном вами линке-словаре Ефремовой:
    « жестокий, жестокосердный, жестокосердый, мятежный, немилосердный, немилостивый,» и Вы поймете , о чем речь в статье.

  2. Элла,
    Объясняю в свою очередь и выхожу из дискуссии.
    Дело не в этимологии слова «выя». Подыскивая наиболее адекватный перевод на современный им русский язык выражения «ам каше ареф», авторы Синодального перевода Библии, люди высокообразованные, выполняли свою задачу почти через 40 лет после смерти Пушкина и спустя почти 15 лет после появления толкового словаря живого разговорного русского языка В.Даля.
    Выбирая для эквивалентного сложного русского слова составные части, они,на мой взгляд остановились на слове «выя» не из-за его славянского или церковнославянского происхождения, а из-за того, что в отличие от более простого слова «шея», оно (см. словарь Даля) относится к той ее части, которая наиболе близка к затылку и отвечает за способность человека или животного (например вола) гнуть , поворачивать голову. И этот выбор, по моему мнению, вполне обоснован.
    Вторая же составная часть должна была отразить негибкость, жесткость этой самой «выи», а все вместе выразить метафорически ( прямо таки воловье) упрямство, упорство народа (еврейского), доходящее до неповиновения самому Богу Моисея.
    Поскольку это же выражение «ам каше ареф» перешло из Ветхого в Новый завет, там оно должно было отразить упорное, прямо таки упертое нежелание принять Иисуса за Бога-сына или по крайней мере за мессию.
    Возвращаясь к второй составной части слова, наиболее важной в отражении свойства несгибаемости, жесткости «выи», заметим, что авторы стояли перед выбором между двумя похожими словами фигурирующими почти рядом в словаре В.Даля- Жесткий и Жестокий. Использование последнего слова в смысле первого, имело место «встарь» и согласно В.Далю «употреб. только в переносном знач. немилосердый, немилостивый, безжалостный или бесчеловечный, не знающий жалости, сожаления, сочувствия».
    Ряд комментаторов к этой статье и прежде всего уважаемый С.Холландер считают, что выбор авторами перевода устаревшего варианта и употребление в конечном итоге слова «ЖестОковыйный» не вносило никакой дополнительной коннотации к значению «упрямый» и не стоит обсуждения.
    Я же считаю, что оно было не случайным и подчеркивало не только и не столько упорство, сколько жестокость, немилосердие, безжалостность и бесчеловечность евреев в противоположночсть христианскому милосердию и любви к ближнему. Это заложило еще одну дополнительную возможность для критики евреев ,призыва их к покаянию за причиненное зло и обращению в христианство, используемую вплоть до наших дней.
    В отличие от Вас я не считаю, что любой антисемит, а именно с таковым по Вашему мнению я веду бесплодную дискуссию, является «человеком явно необразованным».
    Религиозные философы Павел Флоренский и друг его Сергей Булгаков были высокообразованы, Тем не менее нередко, опираясь в том числе на эту самую «жестОковыйность», первый утверждал, что вся история Израиля (евреев) свидетельствует о кровожадности и жестокости еврейства, второй писал, что они едва не задушили Россию, их погромы были ответом на причиненное ими зло русскому народу и Израиль выживет лишь покаявшись и вернувшись в лоно христианства, иначе дом его будет пуст.
    Естественно не к ним и легиону их сегодняшних последователей, а также не к тем, кто путает “осанну в вышних” с “осой на вишнях”, я адресовал свою статью.
    Скорее я имел в виду многих уважаемых коллег- переводчиков и авторов оригинальных статей, нередко выступающих на страницах «Заметок по еврейской истории», «Мастерской» и родственных сайтов, с работами касающимися вопросов толкования библии, истории еврейства, взаимоотношения иудаизма и христианства, нередко упоминающих пресловутый «жестОковыйный народ», а порою цитирующих комплиментарные высказывания кого-либо из тех же христианских философов о еврейском народе.

  3. Уважаемая Элла,
    попробую ответить на Ваш призыв разобраться, насколько позволят рамки комментария. Естественно сделаем это мы с Вами не антисемита ради, а «собственной пользы для».
    Для краткости опущу в большинстве случаев ссылки, используйте Google.
    Первая достаточно полная Библия на церковнославянском языке была напечатана в 1581г. В исправленном и отредактированном виде она была переиздана в 1751 г. Текст ее и поныне использующийся в православном богослужении , нам, а возможно только мне, был бы абсолютно непонятен, посему, если Вам удалось заметить, я говорил в своей статье о русскоязычных переводах Библии.
    Первая полная Библия на русском языке (Синодальная) вышла в 1876 г. Заметьте, что переводили ее профессора Духовной Академии не с цернославянского, а с древнееврейского (масоретского), а также древнегреческого и латинского( Септуагинты и Вульгаты).
    В том что она вышла именно на русском языке Вы можете убедиться с первой же ее фразы « В начале сотворил Бог небо и землю». Для Вашего опять таки сведения к этому моменту, а точнее с 1861 г уже существовал «Толковый словарь живого Великорусского языка» В.Даля, с помощью которого можно увидеть, что Ваше утверждение- «в русском, как известно, слова “выя” не было и нет» — столь же категорично, сколь и неверно.
    Было оно в славянском языке, сохранилось и в русском. По Далю ( без всяких ссылок типа устарев. или церков.) http://slovardalja.net/word.php?wordid=5409 , «Выя — шея, а более хребтовая и боковые части ее». Сохранилось это слово в книжном и поэтическом, живом русском языке и по сей день. Конечно, врядли Вам скажут «у Вас красивая выя», но «кони выгнули выи» уместно произнести и сегодня. Так что применение этого слова, указывающего на близкую к затылку часть тела, для перевода «ореф» в Библии, книге во многом поэтической, было из всех соображений уместно.
    Было и есть в словаре Даля и слово «ЖЕСТОКИЙ- на сев. жесткий, и встарь то же, но будучи произносимо: жестокий. Ныне употреб. только в переносном знач. немилосердый, немилостивый, безжалостный или бесчеловечный, не знающий жалости, сожаления, сочувствия», а также было и есть слово «ЖЕСТКИЙ- плотный в составе, твердый, мало поддающийся резцу или ножу; не мягкий, не гибкий, не упругий; черствый, грубый, суровый, загрубелый.»
    Синодальная Библия переводилась никоим образом не для литургии -богослужения (особенно Ветхий Завет), а как важнейший литературный документ христианства, предназначенный для изучения в гимназиях и других учебных заведениях всеми православными гражданами России.В сравнении с остальным переводом, выполненным на вполне современном русском языке, использование в составном слове «ЖестОковыйный» прилагательного «ЖестОкий», в устаревшем (церковном) значении «Жесткий» для перевода «каше ореф» было по-видимому не случайно. Естественным было бы «Жестковыйный», тем более, что уже существовали слова : Жесткошерстный, Жестконравный, Жесткокожий и т.д.
    1 июня 2011 года Российское библейское общество выпустило в свет полную Библию в современном русском переводе, но и там, насколько мне известно, остается «жестОковыйный».
    Для справки- англоязычные переводы Библии, первый полный 1844г, бесспорно известные авторам Синодального перевода -православным профессорам, включая профессора Духовной Академии-еврея Д.А.Хвольсона, использовали в данном случае термин- stiff-necked people http://biblehub.com/topical/s/stiff-necked.htm – дословно «народ с жесткой (негнущейся) шеей».
    Примите мои комплименты по поводу знания Вами молитв, псалмов, песнопений и анекдотов.

    1. Объясняю:

      Словарь Даля — не этимологический. В этимологическом словаре указано, что слово «выя» родом из славянского. Понимают ли его русские? Смотря какие. Пушкин спокойно употребляет аналогичные слова: перси, персты, десница, ланиты — потому что его потенциальный читатель человек образованный, как и он сам. Антисемит, с которым вы ведете как бы дискуссию — человек явно необразованный. В этой среде могут еще понять «уста» или «очи», но «выя» уже выходит за пределы их кругозора, и потому возникает то, что специалисты называют «народной этимологией» — чужое слово истолковывается по созвучию со своим, примерно как генерал фон Брискорн был превращен солдатами в «генерала Прискорба».

  4. Давайте все-таки разберемся.
    Для антисемитской интерпретации ваши разъяснения, естественно, не преграда, ибо антисемит в том же духе сумеет проинтерпретировать даже манную кашу.
    А если по делу, то «жестковыйный» — перевод вовсе не на русский, а на славянский (в русском, как известно, слова «выя» не было и нет). Славянский — литургический язык русской церкви, и потому в русском переводе Библии полно славянизмов, которые простой русский человек не понимает, начиная с известной молитвы «Отче наш», последняя строка которой звучит как «Избави нас от лукавого», тогда как на самом деле по-русски надо было сказать «от злого».
    На эту тему в околоцерковных кругах есть множество анекдотов. Например, цитату из псалма: «от слуха зла не убоится» понимают как: «осла-козла не убоится», литургический текст: «осанна в вышних» как «оса на вишнях», «всякое ныне житейское отложив попечение» как «всякому отложим по печенью» и т.п.

  5. Я так же положительно оцениваю пост Самуила Холландера, и по матчасти он несомненно заслуживает отличной оценки. Верно и то, что если кто-либо подумал, что в моей статье идет речь о заговоре, неважно сионистских или антисионистских мудрецов, то он ошибся и может расслабиться и дышать свободно вкупе с с Самуилом и Асей Крамер.
    Позволю себе пояснить , что в этой статье речь идет не о заговоре в прямом или \»метафорическом\» смысле, а о намеренных либо непреднамеренных искажениях текста Танаха при его переводе и включении в текст разноязыких Библий и в особенности Библии русскоязычной.
    Согласен, что затронутый мной пример о пресловутой «жестоковыйности» иудееев, противопоставляемой повсевместно со ссылками Библию «милосердности» христиан, не является единственным или важнейшим примером таких искажений.
    Взять хотя бы знаменитую выдержку из пророчества Исайи (» (Исайя, 7:14-17), которая в русскоязычном «Ветхом Завете» звучит как «Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве примет, и родит Сына…». В оригинале \»альма\» -עלמה означает юница, барышня, но никаких оснований именовать ее Девой (или virgin –девственницей), писать ее, равно как и ее Сына с большой буквы, там не имеется.
    Тем не менее эта выдержка приводится христианскими богословами, как подтверждение мифа о Святой Деве, Богоматери, и Непорочном Зачатии (будто любое другое зачатие порочно- Ю.Н.) Иисуса.
    Конечно, мифы- это не заговоры, однако штука весьма устойчивая, и для антисемитизма и проповеди христианства евреям, весьма полезная. В частности упомянутый в моей статье термин «жестоковыйный народ» использовался христианскими достаточно солидными богословами и религиозными философами, вполне владеющими «матчастью», в качестве довода, почему Бог «вынужден был отказаться от Израиля (в смысле евреев в целом — Ю.Н) и сделать своим избранным народом христиан».
    Стоит ли нам , не являющимся как и С.Холландер «этническими русскими», пектись о «современных читателях», « не понимаюших родного языка» и разбираться в особенностях этого языка, или лучше отослать их куда подальше, например к словарям Даля, Ожегова и др., чтобы усвоили они , что слово «жестоковыйный» восходит лишь к слову «жесть» и никуда более.
    По-моему очень даже стоит, хотя бы потому, что на этом совсем не плохом русском языке мы, «неэтнические», по сию пору говорим, дискутируем и обмениваемся мыслями, по крайней мере здесь на сайтах уважаемого редактора Е.Берковича.

    1. Уважаемый Ю.Ноткин,
      как я уже отмечал, Синодальный перевод действительно содержит ряд неточностей “идеологического” порядка, но рассматриваемый нами пример к таковым вряд ли относится. Как Вы сами верно заметили, со ссылкой на словарь Даля, «жестокий» и «жёсткий» — в основе один и тот же термин, претерпевший позднейшую смысловую дивергенцию, очень характерную для русского словообразования. Так, напр. ещё во времена Пушкина «младого пленника» можно было «влачить»; в наши дни уж никак нельзя, равно как и «волочить жалкое существование». Тем не менее, Пушкин, пока ещё (хочется надеяться), непонимания не вызывает. «Жестоковыйность» — кшихут орэф — евреев в контексте Торы понимается — только! — как упорное уклонение от данного Моисею Закона, от подчинения заповедям, в широком смысле — от Истины. Само собой разумеется, что христиане просто вкладывают в этот термин дополнительную коннотацию, в полном соответствии с пониманием Истины в христианской концепции — но не искажая его смысла, что существенно.

  6. Но не зная Торы, Акива думал о своём: что же то мягкое (вода), что истирает твёрдое (воду) и сам себе ответил, что слова Торы, твердые как железо/сталь тем более оставят след в его мягком (в физиологическом смысле слова) сердце. Он учил Тору до тех пор, пока не выучил всю.
    Т. о. Акива как бы перевернул смысл танахского выражения, говоря о твёрдом, которое тем более может изменить мягкое.

    Уважаемая Лилия! Все это, конечно, интересно, но противоречит здравому смыслу. И потом, вы ведь в первом комментарии говорите о Торе, а не ссылаетесь на Талмуд. Кстати сказать, и масоретский и перевод М.И. Рижского – одинаковы. В то время, как вы их противопоставляете. У Рижского — «Камни истирает (что?) вода». А следуя вашей версии, было бы «камни истирают (кого, что?) воду». Можно не знать, что такое стилистическая симметрия (оставим ученые слова), но, согласитесь, падежи-то пока никто не отменял. Или вы имели в виду разный порядок слов в этих переводах?
    Но это уже не принципиально.

  7. В исходном тексте имеется ввиду, что евреи народ гордый, убежденный в своей правоте,
    не склоняющий головы перед угрозами язычников, не признающий власти оккупантов.
    Перевод же принижает, оскорбляет еврейский народ, превращая его в неразумный, злобный и
    жестокий. Мне пришлось слышать проповедь христианского священника, который громогласно вещал, что Христос родился среди жестоковыйного народа. Не пора ли эту глупость убрать из русских текстов.

    1. Анатолий Зелигер 13 Сентябрь 2014 at 11:18 | Permalink
      В исходном тексте имеется ввиду, что евреи народ гордый, убежденный в своей правоте,
      не склоняющий головы перед угрозами язычников, не признающий власти оккупантов.
      Перевод же принижает, оскорбляет еврейский народ, превращая его в неразумный, злобный и
      жестокий. Мне пришлось слышать проповедь христианского священника, который громогласно вещал, что Христос родился среди жестоковыйного народа. Не пора ли эту глупость убрать из русских текстов.
      /////////////////СЧ/////////////////
      От христианского священника Вы еще и не такое услышите. Я по телевизору как-то слышал одного высокопоставленного православного архиерея. Он понятия не имел о многочисленности Иродов, и не имел представления о времени и месте их проживания. Ответ его был один, а зачем это знать? Изменить в русских текстах ничего нельзя. А вот издавать новые переводы и писать такие статьи, как эта, нужно. Может быть это хоть как-то поможет тем, у кого жесткость поглубже затылка, понять очевидные слова о несгибаемом еврейском народе.

  8. Очень правильный и хорошо сформулированный пост Самуила Холландера. Действительно, даже при самом «перевернутом» бинокле, настроенном на мелочи, здесь нет противоречия, достойного длительного разбирательства. Так что считайте, что одной проблемой у нас меньше!

  9. Прежде всего, удивляет следующее утверждение:
    «Если безо всяких предисловий спросить современного русскоязычного читателя, каков смысл этого слова, то мне кажется, что он без колебаний ответит, что смысл этот практически тот же, что у слова жестокий, возможно жестокосердный, или по крайней мере немилосердный.»
    Не будучи ни этническим русским, ни даже профессиональным филологом, и знакомясь с библейским текстом в первую очередь по русскому синодальному переводу, я, тем не менее, знал, что «выя» в старо-русском означает «шея». Если бы было написано «жестокосердный», речь шла бы действительно о жестокости. Но шея, в отличие от сердца, «жестокой» и «бессердечной» быть не может. Понятно, что разумеется жёсткость, несговорчивость, упрямство, непреклонность…
    Далее, справляемся по этимологическому словарю.
    Жёсткий — Происходит от др.-русск., ст.-слав. жестъ «жёсткий, твердый», ст.-слав. жест[e]ти «твердеть». Синоним: суровый, грубый
    Жестокий — Происходит от др.-русск. жестокъ наряду с жестъкъ и жестость «суровость»… Неотделимо от жёсткий и жесть
    Можно, т.о. предположить, что термин «жестокий» предшествовал слову «жёсткий» — в различных значениях.
    Я не знаю, о каком «современном русскоязычном читателе» идёт речь, но перевод пришёл из старославянского, в расчёте даже не на грамотного, а просто на современного переводчику русского человека, у которого никаких разночтений здесь быть просто не могло!
    Пример из книги «Дварим»:
    וידעת כי לא בצידקתך יהוה אלוהיך נתן את-הארץ הטובה לרשתה כי עם- קשה-ערף אתה
    Вэ йэд’ата ки ло бэ цидкатха Адонай Элоhеха нотэн лэха эт а-арэц а-това а-зот лэ-ришта,
    ки ам-кшэ-орэф ата…
    Заметьте, что «ореф»- это ведь не просто шея (цавар) даже, а — затылок! А упрямца — в русской традиции — не «бьют по шее», а награждают подзатыльником!
    Синодальный перевод (Второзаконие, 9:6):
    «посему знай, что не за праведность твою Господь, Бог твой, дает тебе овладеть сею доброю землею, ибо ты народ жестоковыйный…»
    Аналогичен перевод “еврейский” — Давида Йосифсона:
    «Знай же, что не за праведность твою Господь, Бог твой, даёт тебе эту хорошую землю, ибо народ жестоковыйный ты…»
    Примечательно, что смысловую единицу составляют не просто слова «кшэ-орэф»,
    но «ам-кшэ-орэф» — «жесткозатылочным», очевидно, может быть только народ, и, вероятнее всего, не любой, а именно народ еврейский!
    Таким образом, в слове «жестоковыйный» можно, в лучшем случае, пропустить «о», но никак не замещать этот термин на «более понятный», уничтожив одним росчерком сложную метафорическую нагрузку! По этой же причине замена английского stiff-necked на stubborn представляется абсолютно неправомерной, тем более, что, по словам Ю.Ноткина же, «не содержит ни малейшего намёка на жестокость». Если «современные читатели» не понимают родного языка, пусть вначале учат «матчасть», а уж Библию после читают.
    В общем, господа, никакого антисемитского заговора!.. Расслабьтесь и глубоко вдохните…

    1. …из моего предыдущего текста, к сожалению, выпал существенный абзац, не вижу возможности редактирования. Следует читать:
      Итак, речь идёт о некоем субъекте, сопротивляющемся «приложенному к его затылку» усилию склонить голову, напрягающему для этого шейные мышцы – а в данном контексте, несмотря на наличие данного ему Закона, упорствующего в своём нежелании ему подчиниться. Причём, в еврейской традиции это только самое поверхностное (пшат) толкование, а вольная замена и перестановка терминов при переводе Писания крайне нежелательна.
      Примечательно, что смысловую единицу составляют не просто слова «кшэ-орэф»,
      но «ам-кшэ-орэф» — «жесткозатылочным», очевидно, может быть только народ, и, вероятнее всего, не любой, а именно народ еврейский!
      (далее по тексту)

    2. Samuel Hollander пишет: «Прежде всего, удивляет следующее утверждение:
      “Если безо всяких предисловий спросить современного русскоязычного читателя, каков смысл этого слова [«жестоковыйный»], то мне кажется, что он без колебаний ответит, что смысл этот практически тот же, что у слова жестокий, возможно жестокосердный, или по крайней мере немилосердный.”

      Согласен с удивлением Samuel Hollander: все-таки «жестоковыйный» понимается как «упорный», «стойкий», «непоколебимый»; при этом слово имеет, прямо скажем, определенную негативную коннотацию и воспринимается в немалой степени как «упорно настаивающий на своем», «не желающий согласиться с чем-либо или уступить кому-либо» — или, прямо скажем, «упертый». Зная «этот народ» уже более семидесяти лет, не могу не согласиться со справедливостью определения (поскольку, в известном смысле, и «сам такой»).

      Что же касается замен и перемен в текстах канонических переводов (речь идет в первую очередь о безоговорочно принятом в Израиле переводе Писания под редакцией рава Давида Йосифона), то отношение к таким попыткам крайне отрицательное. Это относится и к замене «жестоковыйного» на «жестковыйный»; к тому же слово «жестковыйный» как-то не выговаривается, да и Ворд его не приемлет, сразу же подчеркивая красным.
      Издав в Израиле более десятка переводных книг по еврейской тематике, из личного опыта знаю, что редакторы неизменно требуют приводить библейские стихи «по Йосифону» — пусть даже в ряде случаев они уступают (и качественно, и по точности) Синодальному переводу.

      1. вполне с Вами согласен! тем более, что Синодальный перевод сделан не с иврита, а с греческого, и, кроме того, содержит ряд неточностей «идеологического» порядка — эта тема очень хорошо разработана у Пинхаса Полонского.

    3. Самуил,
      мне видимо не удалось донести до Вас смысл сказанного в статье. Так думать меня заставляет Ваше замечание:
      » Таким образом, в слове «жестоковыйный» можно, в лучшем случае, пропустить «о», но никак не замещать этот термин на «более понятный», уничтожив одним росчерком сложную метафорическую нагрузку! По этой же причине замена английского stiff-necked на stubborn представляется абсолютно неправомерной, тем более, что, по словам Ю.Ноткина же, «не содержит ни малейшего намёка на жестокость»
      Речь идет не об «утере метафоричности», а о грубом искажении смысла оригинала в русском переводе. В нем необходимо именно «пропустить «О» в слове «жестОковыйный» или, проще говоря, заменить «жестОковыйный» на «жестковыйный». Последнее слово «метафорично» означает «Упрямый», но при этом никак не связано с понятием Жестокости, позволяющим спекулировать христианским богословам либо просто досужим антисемитам и противопоставлять Жестокость иудеев Милосердию Христиан.
      Что касается употребляющегося на том же месте английского stiff-necked , (дословно «Твердошейный» -аналог Жестковыйный) то, хоть оно никак не связано с жестокостью, однако там (в Англии, Америке) заботятся, в отличие от русскоязычных переводчиков, не столько о сохранении метафоричности, сколько о том, чтобы довести коротко и ясно смысл сказанного в Библии до читателя, а не заставлять его изучать «матчасть», обложившись словарями. Поэтому они в современном переводе см. http://biblehub.com/acts/7-51.htm идут на упрощение ради ясности и заменяют stiff-necked на stubborn-Упорный,Упрямый.

  10. Сильвия
    Вопрос автору: а постоянное в письмах Пушкина “Я развлекся” вместо привычного нам “я отвлекся” Вас не удивляет?
    ================================================================================================
    Вы о чем, уважаемая Сильвия?
    \»Где имение, а где вода?\»-
    я говорю о двусмысленном переводе и именно на на русский язык вполне недвусмысленного понятия в оригинале на иврите. А Вы ?
    Что же касается Пушкина, то за ним подмены понятий в русском языке, каюсь, не замечал.Не он ли писал
    Высок смиреньем терпеливым
    И крепок верой в Бога Сил,
    Перед сатрапом горделивым
    Израиль выи не склонил…
    Подскажите, сделайте милость, хотя бы несколько примеров из его постоянства замен \»равзлечений\» \»увлечениями\» и наоборот.
    Да впрочем развлекаются чем-либо часто, стараясь отвлечься от чего- то.
    Во всяком случае за Пушкиным, если даже это и ему свойственно было, этого не повторяли .
    А в нашем случае и в Ветхом, и в Новом заветах, и в пророчествах и у сотен досужих журналистов,еврей, напрягающий подобно волу мышцы шеи и упрямо отказывающийся исполнить чьи угодно повеления, например молиться прекрасным Апполону и Зевсу , а иногда ослушивающийся и самого собственного Бога, непременно жестоковыйный.
    Помимо этого

    1. Юрий Ноткин
      12 Сентябрь 2014 at 22:03 | Permalink
      я говорю о двусмысленном переводе и именно на на русский язык вполне недвусмысленного понятия в оригинале на иврите. А Вы ?
      Привыкшие при чтении русской классики к «высокому» русскому, библейскому и пушкинским «ланитам» и «дубравам», не заметят никакой двусмысленности. И никто до сих пор не говорит, несмотря на более современные переводы, «глаз за глаз», но первичное «око за око». Любой язык ориентируется не только на «улицу», но и на более образованные сообщества. Называть незнание родного языка двусмысленностью неточно, лучше — элементарным незнанием.

      Подскажите, сделайте милость, хотя бы несколько примеров из его постоянства замен \”равзлечений\” \”увлечениями\” и наоборот.
      Я писала не о существительных, а о глаголах с этими корнями, и упомянула, что встречала это, и не раз, только в письмах (!) Пушкина (не помню такое в его стихах).

    2. (Ответ в правильном оформлении. Прошу прощения. )
      Юрий Ноткин
      12 Сентябрь 2014 at 22:03 | Permalink
      я говорю о двусмысленном переводе и именно на на русский язык вполне недвусмысленного понятия в оригинале на иврите. А Вы ?
      Привыкшие при чтении русской классики к “высокому” русскому, библейскому и пушкинским “ланитам” и “дубравам”, не заметят никакой двусмысленности. И никто до сих пор не говорит, несмотря на более современные переводы, “глаз за глаз”, но первичное “око за око”. Любой язык ориентируется не только на “улицу”, но и на более образованные сообщества. Называть незнание родного языка двусмысленностью неточно, лучше – элементарным незнанием.

      Подскажите, сделайте милость, хотя бы несколько примеров из его постоянства замен \”равзлечений\” \”увлечениями\” и наоборот.
      Я писала не о существительных, а о глаголах с этими корнями, и упомянула, что встречала это, и не раз, только в письмах (!) Пушкина (не помню такое в его стихах).

  11. Юрий абсолютно прав: все говорят и пишут «жестоковыйный», имея в виду упорный, непокорный, но не в коем случае не жестокий. Это неправильное словоупотребление так же прочно укоренилось, как унивесальное использование вулканологического термина «эпицентр» для всего, что находится посредине некой массы. Первичное значение эпицентра — это точка на поверхности Земли, находящаяся прямо над центром сдвига пород на глубине. Я даже встречал в СМИ фразу: «эпицентр землетрясения находился на глубине столько-то км»

  12. Вопрос автору: а постоянное в письмах Пушкина «Я развлекся» вместо привычного нам «я отвлекся» Вас не удивляет?

  13. Уважаемая Лилия! В связи с вашим комментарием у меня возник вопрос: а нельзя допустить, что глагол « шахаку» относится к «маим»? Ведь слово «вода» в иврите множественного числа. А подлежащее и сказуемое в иврите строго не закреплены в предложении. К тому же — это ритмизованная проза. Ведь в целом строка звучит: «Камни стирает вода, прах земной ливень смывает». Т.е. дважды говорится об одном и том же, имеется повторение близкой мысли, близкого суждения. Это типичная стилистическая симметрия – явление глубоко архаичное. Второй член симметрии говорит о том же, о чем и первый член, но в других словах и другими образами. Поэтому каждый член симметрии помогает понять другой.
    И дальше: «Надежду людскую Ты ль уничтожишь?» Другими словами, вода здесь — метафора уничтожения. И если рассматривать אֲבָנִים שָׁחֲקוּ מַיִם (аваним маим) в контексте предшествующей главы, в которой говорится: «Заточит воды – иссохнут,
    отпустит их – землю разрушат» (Глава 12: 15), то речь идет именно о разрушительной силе воды. Да и в человеческом сознании понятие «вода» связывается с грозной стихией, не знающей преград, а не с «мягкостью и терпеливостью». Так, может, перевод не так уж далек от оригинала?

    1. Беленькая Инна
      11 Сентябрь 2014 at 11:26 | Permalink

      …а нельзя допустить, что глагол « шахаку» относится к «маим»? Ведь слово «вода» в иврите множественного числа. А подлежащее и сказуемое в иврите строго не закреплены в предложении. К тому же – это ритмизованная проза.
      —————————————
      Именно.

    2. Уважаемая Инна Беленькая!
      Спасибо за предположения и сомнения. В случае Танаха они верны. Но у этого выражения есть и второе значение — терпение и постоянство могут привести к достижению желанной цели. А появилось оно в иврите на несколько веков позже и связывается с рассказом о рабби Акиве. В Греции оно известно с пятого века до н.э. Иудаизмом это значение тоже принято, и сейчас выражение может использоваться в противоположных значениях — безнадёжности и отчаяния, и терпения и настойчивости, которые дают надежду на достижение цели. В иврите в качестве пословицы признаётся только второе значение.

      А рабби Акива, на основе талмудического описания, до сорока лет жил по старинке, и ничего не менял в своей жизни. Однажды у колодца, удивился тому, как отточены в нём камни. В ответ получил объяснение — вода, которая постоянно падает на них; а затем удивление тому, как он не читал, что камни истирают воды? Но не зная Торы, Акива думал о своём: что же то мягкое (вода), что истирает твёрдое (воду) и сам себе ответил, что слова Торы, твердые как железо/сталь тем более оставят след в его мягком (в физиологическом смысле слова) сердце. Он учил Тору до тех пор, пока не выучил всю.
      Т. о. Акива как бы перевернул смысл танахского выражения, говоря о твёрдом, которое тем более может изменить мягкое. Есть в талмудическом тексте и еще один, важный для рассматриваемого выражения аспект. Постоянно падающая на камень вода, или омывающая его, способна не только разрушать и отнимать надежду, а и созидать, давать человеку надежду.
      Сегодня ивритское «камни точат воды» и латинское «капля точит камень» считаются аналогами, несмотря на то, что в ивритском варианте слово «капля» отсутствует. Однако это допустимо, поскольку в первом приближении для обоих случаев, т.е для омывания потоком и падения, характерны одни и те же процессы.
      Так танахское значение выражения сохранилось только в иудаизме, а талмудическому нашлось место и в иудаизме, и в современном иврите. Вот такая коррекция танахского оборота речи.

  14. Это не единственный случай, когда в переводе искажается смысл танахского выражения. Например, знаменитое «вода камень точит» приводится в Книге Иова [14:19] как אֲבָנִים שָׁחֲקוּ מַיִם (аваним шахаку маим), т.е. как «камни истирают воду». В четвертой речи, из которой взяты рассматриваемые нами слова, Иов упрекает Бога, в частности, в том, что тот уничтожает надежду человека. А вот перевод этого места у М.И. Рижского: «Но, (как) гора, рухнув, распадается, / И скала сдвигается с места своего, / Камни истирает вода, / Разлив ее смывает земную пыль, / (Так) и ты надежду человека уничтожаешь».
    В то же время в переводе Йосифона, т.е масоретском, сделанном в Израиле, и в русскоязычной Библии, это выражение переведено как «вода стирает камни». Сегодня в данном случае вода – символ терпения, а это качество весьма важно в жизни человека, потому и сохраняется поговорка во многих языках мира. Она известна из остатков сохранившихся трудов древнегреческого поэта 5-го века до н.э Choerilus(а). Римский поэт Овидий, живший на рубеже новой эры, не раз возвращался к этой теме, например, советуя влюбленному пользоваться своей силой мягко и терпеливо, как это делает вода.

    1. Лилия
      11 Сентябрь 2014 at 6:56 | Permalink

      Это не единственный случай, когда в переводе искажается смысл танахского выражения. Например, знаменитое «вода камень точит» приводится в Книге Иова [14:19] как אֲבָנִים שָׁחֲקוּ מַיִם (аваним шахаку маим), т.е. как «камни истирают воду». … А вот перевод этого места у М.И. Рижского: «Но, (как) гора, рухнув, распадается, / И скала сдвигается с места своего, / Камни истирает вода, / Разлив ее смывает земную пыль, / (Так) и ты надежду человека уничтожаешь».
      ———————————
      И перевод правильный, т.к. Вы оборвали параграф 14:19-20 на середине. Доведя его до конца можно понять, ЧТО истирает камни, и это именно вода.

      1. …а как вообще может быть наоборот? Разве воду можно לשחוק — толочь, тереть? что за алхимия такая?! 🙂

          1. именно! Толковые словари иврита дают однозначное קשה עורף = עקשן, עוֹמֵד עָל דַּעֲתוֹ, עַקְשָׁן, עקשׁן כפרד — упрямый, стоит на своём, упрямый, как осёл. Понимание слова по контексту а не по букве — вещь типичная для обыденной речи. Те же, кто в духовной академии сдают экзамен по «древнееврейскому языку и Ветхому завету», тем паче — понимают жестоковыйность библейского Израиля как непокорность его. Так что — автору и диспутантам — премия им. Репетилова (мне первому)..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *