Леон де Винтер: Убийцы из Исламского государства просто принимают Мухаммеда буквально. Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

 316 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Как мы можем защитить нашу терпимость против нетерпимости исламских экстремистов? Останется ли западное общество все еще терпимым — что так же существенно для нас, как нетерпимость для радикальных мусульман — если мы ограничим терпимость, исключив из неё религиозных безумцев?

Убийцы из Исламского государства просто принимают Мухаммеда буквально

Леон де Винтер
Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Предисловие переводчика

Представляя вниманию коллег статью из немецкого еженедельника «Die Welt», хотел бы отметить, что на страницах Портала подобные мысли выражались не единожды, подчас даже в тех же выражениях. Такой направленности материалы не встретишь на страницах «Der Spiegel» или «Frankfurter Algemeine», не говоря уже о «Süddeutsche Zeitung», да и в консервативной «Die Welt» в таком виде я их ещё не встречал. На мой взгляд, это свидетельство прорыва, по крайней мере, на немецком информационном пространстве.

Всякий раз, когда во имя ислама совершаются зверства, мы слышим, что террористы только извращают мирную религию. При этом они ссылаются на пример Мохаммеда.

Мохаммед, книжная миниатюра 1436 г. Основатель ислама (570-632) скачет по земному раю верхом на священной лошади Бурак

Постепенно мы вовлекаемся в дискуссию, которую хотели бы избежать. Это дискуссия, которую западный мир, собственно говоря, более или менее похоронил со времён эпохи Просвещения. Теперь она вернулась в полную силу.  Промышленная революция дала нам инструменты, позволяющие быть хозяевами своей собственной судьбы, и, несмотря на худшие рецидивы варварства в течение 20-го века, мы движемся вперёд к индивидуализации, секуляризации, процветанию.

По пути мы потеряли представление о том, что должны быть бдительными и решительными, если хотим сохранить и поддерживать ценности и убеждения, которые привели нас вперед. Эта потеря означала, возможно, самое большое счастье, потому что она привела к идее, что у нас больше нет врагов. Мы могли позволить себе быть нерешительным.

Но мы пошли ещё дальше. Стыдясь за массовые убийства 20-го века, мы начали сомневаться в идеях Просвещения, которые привели нас так далеко — эта экзистенциальная неуверенность в себе стала почти новым образом жизни для нас, просвещённых, безбожных европейцев. Освобождённые и необременённые историей, мы  поняли, что можем вести довольную жизнь как культурные и нравственные релятивисты, мы бродим в моральном вакууме.

Они хотитят обезглавить нас всех

Но сейчас мы сталкиваемся с пределами этой неуверенности в себе. Вдруг мы вернулись на моральную и этическую территорию, которую хотели миновать. Вдруг мы столкнулись лицом к лицу с идеями и ценностями, о которых мы думали, что они исчезли во тьме истории. Теперь мы должны говорить о пределах терпимости и свободы слова — не старый ли это хлам из былых времён? Мы даже втянулись в неприятную дискуссию о религии. Это действительно 2014 год?

Кто сейчас хочет говорить о сути самого святого религиозной цивилизации? Мы ведь все бежим от этого. И по праву. Это напоминает нам о ксенофобии и культурном империализме, о злом духе, напоившем кровью прошлый век. Мы не хотим проститься с соблазнительной идеей: толерантный культурный релятивизм не знает границ.

С этой идеей культурного релятивизма мы жили до 11 сентября 2001 года. С этого дня мы знаем, что речь идёт о крайне неприятной теме, но нам удалось это понимание вытеснить. Наши ответственные руководители снова и снова повторяли, что ислам — я прошу прощения, что так грубо выражаюсь, но это как раз та тема, которую мы  избегаем — это религия мира. Каждый раз они говорили неисламскому миру, что исламские террористы являются мусульманами только по названию. Что террористы — извращение мирной религии.

Некоторое время это работало. Но отрезание голов, которое мы только что видели в Сирии и Ираке, делает всё более затруднительным подавление неприятных подозрений по поводу этой великой авраамической религии под названием ислам. Эти шокирующие обезглавливания стали поворотным пунктом в восприятии этой впечатляющей традиции. Да, впечатляюще — но и приводит в замешательство.

Боевик ИГИЛ в Ираке

Обезглавливания заставляют нас оценить центральную фигуру ислама, пророка Мухаммеда, потому что убийцы объясняют — они действовали в духе Мухаммеда. Они хотят также обезглавить всех нас, если мы не склонимся перед ними. Что за план! Восстал бы пророк Мухаммед против этого плана — или, быть может, приветствовал его?

Кто же хочет быть исламофобом?

Подобно христианству, ислам также имеет рядом с Богом главную фигуру. Но  Мухаммед — не хиппи-персонаж, как Иисус. Мохаммед — главарь, человек, который использует крайнюю степень насилия, например, массовые убийства, для достижения своих целей. Объективное чтение Корана оставляет впечатление, что мир ислама является миром подчинения, порабощения — это и буквальный перевод слова ислам — и что ислам понимает себя не только как религия, но и в качестве идеологической программы, по которой должны быть реорганизованы общества.
Ислам представляет собой нечто гораздо большее, чем личная форма медитации. Он хочет привести мир в соответствие с ценностями военачальника седьмого века. В этом Коран не оставляет никаких сомнений. Но разумно ли для просвещенного постмодерниста публиковать такие выводы?  Ну кто хочет быть назван расистом или исламофобом? Кто хочет быть загнанным в угол к неонацистам и культурным супрематистам?

В Европе культурного релятивизма все религии равны. Мы повторяем снова и снова, что авраамические религии по сути своей — мирные. Попытки сделать различие между христианством, иудаизмом и исламом должны быть подавлены, потому что в конечном итоге следствие этих попыток означается словом «О». Позвольте мне написать слово полностью: Освенцим. Таким образом, мы по-прежнему говорим: «Ислам является религией мира, а исламские террористы — не мусульмане, а варвары-убийцы». Хотя это и неправильно, но так безопаснее, ели нужно что-то подобное сказать.

Это и есть ирония, проявляющаяся на границах толерантности: к тем, кто хочет анализировать и критиковать основные идеи ислама, мы нетерпимы. Тот, кто говорит, что ислам возник вокруг блестящего, но своеобразного характера, который жаждал убить любого, не разделявшего его мнение, будет подавляющим большинством комментаторов и политиков принуждён к молчанию.

Миллиарды мусульман не возбудились

И все же убийцы из Исламского государства провозглашают себя истинными наследниками пророка Мухаммеда —  и если прочесть Коран и хадисы (множество историй из жизни Мухаммеда), то действительно трудно с ними в этом не согласиться. Но лучше всё же перед лицом неприятных выводов промолчать.
Бесспорным является тот факт, что большинство мусульман в мире — мирными люди, в то время как незначительное меньшинство, несколько тысяч молодых людей, устремляются в Сирию, чтобы включиться в боевые отряды свирепого и одержимого злым духом религиозного культа, который пытается священной войной под названием джихад навязать миру образ жизни Аравии седьмого века.

А 1,3 миллиарда мусульман по всему миру сидят по домам. Они пребывают в замешательстве, сомнении, молчании — они не выходят на улицы в знак протеста против исламских убийц ИГ. Они остаются дома, потому что знают, что это убийцы действуют по всем правилам Пророка, которые принимают буквально, а они сами —нет. Применение чистого ислама может привести к массовым убийствам — с этими неприемлемыми мыслями большинство мусульман жить не может.

Может ли быть, что совершенная религия, которую они впитали до мельчайших сосудиков своего тела, может принести столько зверств? Нет, говорят они, эти убийцы не могут быть мусульманами. И вместо критического анализа и адаптации своей религии, многие из них возлагают ответственность за ИГ на евреев — тысячи интернет-сообщений утверждают: ИГ — это сионистский заговор.

Жестокая личность Мухаммеда

Читать священные книги монотеизма как литературные тексты — содержательное времяпрепровождение. Есть серьёзные сомнения в историчности ранних еврейских завоевания, как они описаны в еврейской Торе, но в том, как они описаны, — речь без сомнения идёт о резне. Реформа иудаизма раввинами после разрушения Второго Храма создала новую религию за пределами буквального смысла рассказов о завоеваниях во имя ревностного Бога.

История также полна эпизодами резни во имя Христа — но они всегда отделены от послания кроткого Иисуса, как он описан его апостолами. Но о чём дискутировать, когда речь идёт о сущности увлекательной, но жестокой личности Мухаммеда?
Радикальные последователи послания Мухаммеда не могут быть толерантными. Чтобы точно выразиться постмодернистски: толерантными по нашим западным меркам. Нетерпимость по отношению к отступничеству от веры, к прелюбодеянию, гомосексуализму, многобожию, атеизму — без сомнения, существенна для ислама, даже если большинство мусульман не проявляют насилия по отношению к неверующим или гомосексуалистам. Тем не менее, нельзя отрицать институциональной нетерпимости.

Как мы можем защитить нашу терпимость против нетерпимости исламских экстремистов? Останется ли западное общество все еще терпимым — что так же существенно для нас, как нетерпимость для радикальных мусульман — если мы ограничим терпимость, исключив из неё религиозных безумцев?

Экстремисты ненавидят свободу слова

Позволительно ли вообще назвать «религиозными безумцами» последователей личности, являющейся для верующих Пророком? Из-за жестоких актов экстремистов, которые верят в нетерпимого Бога, послание которого «совершенному» человеку принес ангел, мы вернулись к архаическим дискуссиям о ценности и историчности религии и пределах толерантности.

Наша стыдливая цивилизация не хочет заниматься такими вопросами. Освенцим — мы слышим это все время в нашем подсознании. Но экстремисты мечтают о том, чтобы сотворить множество Освенцимов. Большинство из них отрицает Холокост, но в то же время открыто выражает мечту о его организации.

Демонстрация салафитов в Берлине: Этот участник размахивает флагом и агитирует за присоединение к радикальной группе

Во время одной из демонстраций в Лондоне в 2006 году против датских карикатур на пророка Мухаммеда, участник нёс плакат, на котором было написано: «К чёрту свободу слова». Экстремистам она не нужна, но она нужна нам. Они ненавидят свободу слова. Они заставляют нас вернуться к бессмысленным дискуссиям о пределах постмодернистской толерантности по отношению к священным текстам и сущности религии. Из-за подобных дискуссий Европа горела в течение веков. Это дилемма, в которой мы находимся сегодня.

Итак, кто осмелится заявить: «Открытое западное общество объявляет идеологические и религиозные понятия, такие как джихад и шариат, незаконными, поскольку они несовместимы с нашими концепциями всеобщих прав человека?» Можем мы встретить таким образом великую цивилизацию ислама? Или окажемся в конечном итоге на свалке истории, потому что наше представление о безграничной терпимости будет уничтожено нетерпимыми религиозными экстремистами? Или есть золотая середина?

Кто хочет вести такую ​​дискуссию? Я — нет. Мне нравится мой покой. И я уверен, что вам ваш тоже.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Леон де Винтер: Убийцы из Исламского государства просто принимают Мухаммеда буквально. Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко»

  1. Спасибо переводчику за интересный материал. В истории и иудаизма, и хриситанства были периоды резни, но обе религии переросли их. А ислам остается на уровне мышления их пророка 7 века, и у них не видны рефoрматоры. Tот факт, что европейцы пустили к себе критическую массу, и к 2030 г. в Брюсселе ожидается мусульманское большинство, делает идею борьбы с ними довольно бессмысленной для Европы, если она не найдет способа уменьшить мусульманское присутствие. Из моей статьи «Жизнь в интеренсое время», 2011:

    «Мне бы очень хотелось спасти Европу хотя бы в своем воображении, но сколько я ни думаю, воображения не хватает. Я просто не могу себе представить, как Европа, а за ней и Америка, могут спастись. Для этого Европе надо выслать своё мусульманское население и твёрдо встать на защиту Израиля. Но это противоречит всей её теперешней идеологии. Я скорее могу представить, что Земля остановится, а потом раскрутится в противоположную сторону. Но и нам не грех помнить, что когда в прошлый раз – в 1492 г. – Испания изгоняла мусульман, она выслала также и евреев.

    Как будет выглядеть раскладка через, скажем, 50 лет? – безопасный интервал, потому что никто тогда уже не сможет меня упрекнуть. Мир пройдёт через жестокую войну цивилизаций. Если будет ядерная война и радиационная катастрофа, то, возможно, повсюду будут пастись выжившие козы с выжившими пастухами. Если такой катастрофы не будет, то я думаю, что Первый мир будет состоять из Китая, Индии, Японии, Юго-Восточной Азии, возможно, Индонезии и крупнейших стран Латинской Америки. Америка и Европа останутся, но по своей значительности отойдут на задний план. Возможно, что арабы, турки и персы проведут существенные реформы идеологии Ислама и начнут медленный подъём.

    Значит, всё хорошо? Но я указал только конечный результат. На пути к этому возможна жестокая война, которая может быть выиграна только с помощью Китая и Индии и с разрушениями и жертвами в Европе, много превышающими потери во Второй мировой войне. Индия и Китай вмешаются (как я надеюсь) потому, что и они имеют значительное мусульманское население, а сегодняшние мусульмане – опасность для всех. Почему я надеюсь на конечное поражение радикального Ислама? Потому, что и арабы, и персы, и турки давно прошли через высший этап развития и через империализм, а в истории нечасты случаи, когда распавшиеся империи восстановились бы. Только после их военного поражения смогут они решиться себя реформировать…

    Израиль стоит на самой передовой линии, как 70 лет назад стояла Чехословакия. Надежда – только на Бога. Только Он знает, каков запас прочности он заложил…

  2. Конечно всех исламистов в тюрьму не посадишь. Но можно депортировать, объявить тоговый бойкот, закрыть границы и т.п.

  3. Если нельзя применить к исламистам обычные меры защиты от них, то можно воспользоваться грузинским опытом. Там было принят чрезвычайный закон, что принадлежность к преступному сообществу уголовно наказуема. Достаточно, если человек признал себя вором в законе. Тот же принцип может быть применен и к исламистaм, их организациям и даже гос-вам.

  4. Herr Leon de Winter , повинуясь правилам и соблюдая лексикон политкорректности, сочинил невнятность.
    Ему, изволите видеть, любезен его покой. Который он обретет на кладбище, если помрет до крушения Цивилизации, или в миг отсечения интеллигентствующей башки, если доживет до.
    Поскольку присутствующие Корана в подлиннике не читали, интересуюсь: а есть ли тут кто, осиливший чтение перевода. И — понявший суть этого «творения».
    Ну да, их нарожено по разным материкам до полутора миллиардов. И почти никто из них Корана не прочел. Лет пять-шесть назад один немец уже описал этот элементарный процесс одурачивания, начинающийся с пеленок и потому безотказный: беспросветная эта масса АПРИОРИ знает себя ИЗБРАННИКАМИ БОГА для господства. Такие существа о будущем не размышляют. Субъекты же, коих магометане намерены обработать соответственно своей вере, одурманили себя политкорректностью и неспособны сопротивляться.
    В этой неприглядной геополитической реальности меня, еврея, занимает следующий этап. Я называю его Китайским. Он придет, когда и если эта нечисть истребит евреев и завладеет Европой и Америкой. Несчастным покорителям планеты предстанет беспощадное Возмездие, узкоглазое и желтолицее. Сплоченное и достаточно культурное для спасения Цивилизации. И своих детей.

  5. 1. Очень интересная статья, спасибо переводчику.
    2. Буквально на днях наш МО вернулся из Азербайджана, где кроме участия в выставке вооружений провёл перговоры с руководством страны.
    3. ?

  6. Без малого 100 лет назад совместной борьбе с бандитами, назвавшимися «большевиками», предпочли переговоры и заключение дипломатических и торговых договоров с ними. То есть, начали процесс их легитимизации. Одновременно интеллектуалы стали объединяться под крышей создававшихся большевиками на средства, вырученные от продажи похищенных драгоценностей, интернационалов. При этом одни прикрывали свою глупость, а другие – корысть, будто бы увлечением марксизмом.
    Прошло сто лет и опять бандитов, отрезающих головы, естественно, без суда и следствия, называют как угодно — «воинственными исламистами», радикалами в регионе, «транснациональной террористической группировкой», — только не организованной бандой.
    В статье написано: «Они заставляют нас вернуться к бессмысленным дискуссиям о пределах постмодернистской толерантности по отношению к священным текстам и сущности религии». Да мы давно втянулись в обсуждение религиозных постулатов, вместо жесткой борьбы с организованной преступностью, не разбирая исповедуемой главарями религии.
    Руководители стран должны заниматься вопросами обеспечения безопасности своих граждан, а не тонкостями той или иной религии. Не «исламистов», а бандитов, совершающих массовые убийства и похищения людей, превращающих целые районы в «залитые кровью расстрельные поля», должны ловить, судить и уничтожать или, хотя бы изолировать.
    Кто понимает, что это бандиты и с ними переговоры вести нельзя? — Старые диссиденты, вроде Буковского, да сами бандиты, вроде Кадырова, называют боевиков ИГИЛа, воюющих в Сирии и Ираке, бандитами, подготовленными и вооруженными США и Западом для уничтожения их руками сильных и богатых ресурсами исламских стран. Эти свои соображения он выложил в социальной сети Инстаграм.

  7. Дорогой Л.Е!
    Благодаря Вашему переводческому труду и тщательному, мотивированному подбору материала для этого, многочисленные читатели Портала имеют возможность оценить динамику изменения взглядов и отношения к разного рода проблемам в Германии в частности и в Европе вообще. Ценность и актуальность этой работы трудно переоценить. Хочу сообщить Вам, что сайт http://9tv.co.il/ в Израиле практикует перепечатку Ваших материалов из «Мастерской».
    Спасибо и за этот перевод.
    М.Ф.

  8. Спасибо!
    Наш премьер, как и «ваши» президенты и премьеры, постоянно рассказывает, что террористы-мусульмане не имеют отношения к исламу. И одновременно в Австралии объявлен высокий уровень опасности террористических актов.
    Арестовывают террористов, сообщают, что почти семь десятков граждан Австралии воюют в
    бандах в Ираке и Сирии. Но избегают указать их религиозную и национальную принадлежность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *