Затяжной выстрел. Круглый стол

 423 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Самое опасное дело — обманывать самого себя. Иммунитета от насильственной смерти ни у кого нет. Оружием в борьбе за жизнь служит умение не унижать себя до компромиссов с ее носителями и ясное осознание опасности.

Затяжной выстрел

Круглый стол

Тему обсуждают Марк Фукс, Владимир Янкелевич, Элла Грайфер, Гирш Рапопорт

Владимир Янкелевич (В.Я.): Террористическая опасность сопровождала человечество издавна. Убивали президентов, императриц, чиновников и полицейских, но в настоящее время террор изменился — он изменил цель. Его объектом стали люди принципиально не имеющие отношения к проблеме, которую декларируют террористы. Существует расхожее мнение, что причиной антиизраильских террористических актов являются арабо-израильские отношения. Это неверно, но долгое время было очень удобно для объяснения проблем. А потом английскому солдату отрезали голову в самом Лондоне. Он то никакого отношения к мусульманам не имел, так почему он погиб? Почему погиб капрал в Оттаве? Возможно потому, что Израиль, на который исламисты обрушили около 4560 ракет и миномётных снарядов, Запад смог обвинить в непропорциональном ответе и военных преступлениях. Когда пытаешься защититься от крокодила, скармливая ему соседей, не нужно удивляться, когда он явится за тобой.

Те, кто знаком с артиллерийским орудиями, знает, что такое «затяжной выстрел» (hang fire), особенно опасный на артиллерийских крейсерах при использовании орудий главного калибра. Произошел щелчок спускового механизма, а выстрела нет. Ясное дело — осечка, но это далеко не всегда. Вполне возможно, что осечки не было, а по каким-то причинам порох в орудии горит медленно. При этом выстрела не происходит, давление газов недостаточно. Но если открыть казенник, то приток кислорода активизирует горение и заряд выбросит в башню с незадачливыми артиллеристами. Хорошо, если живы останутся.

Почему это вспомнилось именно сегодня? А потому, что в Иудее и Самарии, и особенно в Иерусалиме, происходит этот самый «затяжной выстрел» терроризма. Вот и щелчок вроде слышен, но, как нам рассказывают, взрыва нет. В общем — «в Багдаде все спокойно!»

22.10 в теракте в Иерусалиме погибла трехмесячная Хая-Зисл Барон. А у деревни Бейт-Ханина в Восточном Иерусалиме палестинцы забросали камнями машину. Водитель ранен, автомобиль поврежден. Если перечислять все факты террористической активности, то просто не хватит объема статьи. Что делать? Самоликвидацию не предлагать!

Теракт в Иерусалиме. Убит трехмесячный ребенок.

Гирш Рапопорт (Г.Р.): Согласен: вопрос терроризма — основной на сегодня. И не только в Израиле — везде, в любой точке земного шара. Ни какие достижения науки и техники, ни какие культурные или спортивные события не могут давать блага человечеству, если всегда и везде существует угроза терроризма. Можно, конечно, максимально обезопаситься, как это было на сочинской олимпиаде. Но благоприятный в смысле защиты от терактов результат Сочи вовсе не означает, что больше не повторится мюнхенский вариант. Пока есть политические, финансовые или любые другие интересы в проведении терактов, все мы под прицелом. Все страны в той самой артиллерийской башне, где детонатор сработал, заряд еще толком не инициирован, но процесс подготовки взрыва уже запущен. В Израиле, ввиду постановки терроризма на массовый поток, эта проблема кратно острее, и понятно ваше стремление искать пути борьбы с терроризмом. Но мне кажется, что не всегда еврей будет в большей опасности, чем, например, гражданин Швейцарии, окруженной благожелательными соседями.

У меня вопрос: а чего вы ожидаете от такого «круглого стола»? Какой практический результат можно получить после такой полемики?

В.Я.: Ну я думаю, что слишком утилитарного итога не получится. Удовлетворят ли Вас такие итоги:

1. Уяснение ситуации себе самому, Кто-то шутил, что в споре рождается истина. Мне же кажется, что в споре рождается главным образом спор, а если в России, то после «Ты меня уважаешь?», может продолжиться в травмпункте.

2. У нас многотысячная аудитория, она так же участвует в обсуждении. Пусть свои заметки напишут и немногие, но прочтет гораздо больше. Я понимаю, что не все станут единомышленниками, но многие задумаются.

3. Нашу полемику перепостят. И пойдет она гулять по миру, и все закоулки, куда она заглянет, не знает никто.

Марк Фукс (М.Ф.): Я думаю, что нужен комплексный подход. Силы наши не беспредельны, не забывайте: у нас ведь государство, мы его содержать должны, у нас нет таких спонсоров как террористов. Даже помощь диаспоры сегодня не идет ни в какое сравнение с прошлыми годами. Безусловно применение силы необходимо, но нужно и предпринимать попытки к разрешению причин, вызвавших новые вспышки террора.

Элла Грйфер (Э.Г.): А как насчет квадратуры круга?

М.Ф.: Мне кажется, что не всегда и не везде задачи мирного существования народов имеют решения. Существуют узлы, которые веками остаются источником напряженности и войн. Возьмите Балканы, или Кавказ.

Э.Г.: Совершенно верно. Причем, заметьте, никакого способа выжить, кроме силы, в этих точках еще не придумали. В таких ситуациях ничего нет хуже иллюзий, что еще немного, еще чуть-чуть и все наладится-образуется.

М.Ф.: Да что там говорить, кто мог предположить, что возникнет кровавый конфликт на востоке Украины и главными участниками этого конфликта будут единоверцы и практически соплеменники!? Кто мог предположить такой накал взаимного неприятия, проходящего неким разломом даже через семьи.

В.Я.: Для того, чтобы искать решение, нужно назвать причину вспышки насилия. На мой взгляд, отношение Израиля к арабам Иудеи и Самарии, Иерусалима, а уж тем более Аль-Акса и Храмовая гора здесь ни при чем. Иерусалим — город туристический, очень большое количество иерусалимских арабов кормит свои семьи в туристском сервисе, в многочисленных лавочках, небольших кафе и такси. Им для заработка нужен мир и спокойствие. Там, где беспорядки, туристы не гуляют, их деньги будут потрачены в другом месте. А деньги спонсоров террора до них не дойдут, есть кому их пилить в арабских верхах.

Правда, рациональное мышление не самая сильная сторона тех, кто швыряет камни и «коктейли Молотова», но есть другая, сильная сторона: ничего не происходит без воли главы клана, хамулы.

Дело в том, что основа арабского общества — это семья. Не семья в, западном понимании, где «папа, мама и я» или, к примеру, «папа, папа и я», а племя. Эта семья — вся совокупность людей, состоящих в родственных отношениях по мужской линии, по-арабски — «хамула».

Хамула — главная ценность для араба, то, чего он добился — добилась хамула, благосостояние хамулы — определяет степень социальной значимости ее членов. Араб верен не нации, не государству, а хамуле, настоящей властью, перед которой он честен, является власть его хамулы: воля старейшин и слово его отца. То есть хамула для араба — центр, примерно такой, как солнце для солнечной системы.

И вот в этих условиях мы должны поверить, что молодежь самостоятельно, вопреки воле старейшин позволила себе отринуть их власть и развлекаться камнеметанием? «Свежо предание, но верится с трудом».

Э.Г.: Осторожней! Уже во времена первой интифады слыхала я от араболюбивых (и годами среди них живущих) европейцев рассказы про ключевую роль, которую вот именно интифада играет в распаде хамулы. Молодежь выходит из-под власти старейшин и попадает под влияние исламистских пропагандистов, благо — это не фокус при современных средствах коммуникации.

В.Я.: Самое опасное дело — обманывать самого себя. Иммунитета от насильственной смерти ни у кого нет. Оружием в борьбе за жизнь служит умение не унижать себя до компромиссов с ее носителями и ясное осознание опасности. Уговаривать себя, что ФАТХ избрал политический путь и перестал быть террористической структурой — это путь к новым жертвам.

Убийство трехлетней девочки «партнер по переговорам» ФАТХ, который якобы не террористическая структура, назвал «героической акцией», а негодяя и убийцу Шалуди — «героем-шахидом». Пресса, как западная, так и арабская бандитизм не осудила.

Пресса о теракте

Факт есть факт, терроризм ФАТХа опять поднял голову.

М.Ф.: Вам не кажется, что для арабов, было бы логичнее поднимать интифадную волну во время операции «Несокрушимый утес». Армия была занята в Газе, удобное время ударить в спину. Но мы наблюдали бездействие противника как на Западном Берегу, так и со стороны Хизболлы. Это явление нуждается в анализе с соответствующими выводами.

В.Я.: Я не думаю, что режиму Рамаллы было выгодно начать активное противостояние с нами и становиться союзником Газы во время операции, причем именно в силу того, что шли боевые действия. Удар в спину ЦАХАЛу был чрезвычайно опасен для ФАТХа, да и били тогда его «лучшего врага», линчевавшего достаточно много фатховцев. Я думаю, что эти зверства не забыты. Но сейчас обстановка изменилась. ХАМАС не в Газе, а именно в Иудее и Самарии выглядит в арабских глазах вполне героически. Неважно, что бит и Газа в руинах, зато героически бросил вызов ЦАХАПЛу и 50 дней воевал! Вот это героизм!!!

Это вполне вписывается в своеобразные ментальные взгляды наших соседей. Египет праздновал и празднует «победу» над Израилем в Войне судного дня, когда израильские танки уговорили остановиться у Каира, Саддам «одержал сокрушительную победу» над США, и неважно, что его разбили, он ведь не побоялся, бросил вызов. Как говорили: «Неважно, что не сделал, зато красиво сказал!». И вот теперь в Иудее и Самарии ФАТХ выглядит соглашателем, пособником Израиля, так как не пришел на помощь «борцам за общепалестинское дело», а ХАМАС — он, естественно, (в глазах молодежи особенно) борец за исламские святыни, за арабскую идею, короче — популярный герой…

А если добавить к этому и то, что срок полномочий Абу Мазена давно истек и, вообще-то нужно проводить новые выборы, то у «миротворца Абу Мазена» есть проблемы. Ну и немаловажно, что скоро (правда, непонятно насколько скоро) потекут денежки от спонсоров террора. А чтобы их пилить, нужно подбавить общепалестинской легитимности. Вот и выпустили бандюков на дороги. Только это, как тюбик с зубной пастой, выдавить легко, а вот впихнуть назад — проблема. С эти столкнулся еще Арафат, когда развязал интифаду. Развязать смог, а управлять — не получилось.

Дети резвятся

Г.Р.: Хорошо, включаюсь и повторяю:проблема терроризма в Израиле экстремальна, но, на мой взгляд, это глобальная проблема. Здесь вопрос времени. Терроризм сегодня стал бизнесом. Как и в любом бизнесе, здесь все те же составляющие:

  1. Заказчики — ими могут быть не только радикальные исламисты. Это любые фигуры, добивающиеся через террор своих целей, будь то власть, деньги, честолюбие и т.д.
  2. Финансирование — на осуществление таких целей деньги найдутся всегда.
  3. Исполнители — огромные массы люмпенизированного населения. Как показывают примеры в разных странах, исполнителями не обязательно должны быть обманутые вольным толкованием корана мусульмане. Конечно, с простыми для восприятия незагруженного ума идеями радикального исламизма проще привлечь исполнителей, однако и дешевая болтовня про глобализм, несметные уварованные богатства, равенство, экологию — вся эта пропаганда тоже хорошо работает.
  4. Специфическая для данного бизнеса составляющая — т.н. «полезные идиоты». Здесь уже сказано: «На террористов нужно смотреть без розовых очков. Но такой взгляд царапает нежные души…». И еще: «…когда бандитов называют бандитами, немедленно появляется кто-то, называющий их борцами с несправедливостью…».

Заказчики, финансирование, «полезные идиоты» — со всеми этими категориями бороться малоперспективно. Еще не известно, какая из них наиболее опасна. «Полезные идиоты, например, могут быть как внешними («… ЕС и ООН могут закрыть глаза на происходящее в Сирии, но озаботиться мифическими военными преступлениями Израиля в Газе…»), так и внутренними, что более отвратительно для нас и очень эффективно для терроризма. Можно бесконечно и правомерно осуждать сталинский режим, но трудно представить себе ситуацию, чтобы либеральная интеллигенция осуждала убийства фашистов в 1941 году на том основании, что те защищают свои ценности и имеют право на свое независимое мнение.

Поэтому, на мой взгляд, остается бороться с исполнителями. Бороться жестко, решительно, без компромиссов и оглядок на стенания «полезных идиотов». Только этот способ даст результат. Ведь не зря они и в секторе Газа и Одессе и Гонконге прячут лица. И действительно нет у них ни какой такой «дальномерной», стратегической логики, а есть желание не работать, не учиться, а бегать за деньги с автоматами и гранатами. Есть, конечно, среди них и идейные, готовые жертвовать собой. С такими сложнее. Но основная масса признает только силу. А содержать их надо не в израильских санаториях, а на Колыме. Туда пусть ездят на экскурсии швейцарские правозащитники со своими девушками, столь красочно показанные уважаемым Ионом Дегеном в рассказе «Командир взвода».

М.Ф.: Я не совсем понимаю, почему нельзя бороться заказчиками, источниками финансирования и «Полезными идиотами»? Надеюсь, что это выяснится в ходе дальнейшего обсуждения.

Г.Р.: Боротьсяс Заказчиками-финансистами можно и нужно, но пока еще никому не удалось победить жадность и неуемное стремление к власти. А «полезных идиотов» вообще ничего не остановит, пока они на собственном опыте, при личном контакте не убедятся в прекраснодушии «борцов с несправедливостью».

М.Ф.: И все же, как Вы бы видите нашу задачу, задачу нашей политики? И как вам наши партийные и коалиционные разборки в связи с эти? Не ослабляют ли державу на данном этапе? Мы с нашими соседями живем в разных временных измерениях, в разном масштабе. Для нас важна и решающей является жизнь данного конкретного поколения, вплоть до одного индивидуума. Это наш масштаб.

Э.Г.: Этот масштаб развалил Европу и подгрызает Америку. Неестественно это, нельзя быть человеку одному. Он для любого общества смертельно опасен, даже и без войны. И потому вопросом жизни и смерти для нас является смена элиты, призвание носителей более здравых ценностей. Хоть те же «вязаные кипы».

М.Ф.: Они, мне кажется, рассчитывают на вечность и готовы подождать до того момента, когда мы устанем и внутренние противоречия ослабят нас настолько, что мы из этого региона исчезнем. Поэтому всякие PR-кампании типа «Милки» или «Коттедж» так радостно воспринимаются ими. Видимо есть связь нашей внутренней политики с внешней.

В.Я.: Генри Киссинджер однажды заявил, что «у Израиля нет внешней политики — только внутренняя». Цитата, хоть и спорная, но определенный резон в ней есть.

Э.Г.: По-моему, скорее наоборот — внутренней нет, одна внешняя. Во всяком случае, правых от левых отличают, главным образом, отношения с арабами.

В.Я.: Это в США внутренняя политика занимается своими, внутриамериканскими проблемами, а ситуация с Ираком, Афганистаном, Ливией, Сирией и всеми прочими — внешняя политика не только по сути, но и потому, что она очень далеко, очень «внешне». Израиль не имеет такого счастья. При наших размерах любая акция сплетает внутреннюю и внешнюю политику в сложный «Гордиев узел». В этом свете, если посмотреть на PR-кампании типа «Милки» или «Коттедж», то связь с внешней политикой лежит на поверхности. На самом деле ряд продуктов на Западе дешевле. Но почему-то растет алия из стран Запада в Израиль. Если там так все хорошо, то это явление должно удивлять.

«Мне 25 лет, я не разбираюсь в экономике…»

Удивительным образом стоимость молочного продукта вдруг превращается в интернет-сообщество «Добро пожаловать в Берлин!» Почему в Берлин? Тогда уж в Мюнхен, там Дахау ближе.

Э.Г.: Лучше в Ваймар — тут тебе и Гете, и Шиллер, и Бухенвальд в одном флаконе.

В.Я.: Автор этой акции старается позиционировать себя израильским патриотом, служившим в разведке, это звучит как «Анат Кам из штаба центрального военного округа». Сайт «Наше кафе» привел такую его цитату: «Мне 25 лет, я не разбираюсь в экономике и в регуляции системы потребления.»<…>

Э.Г.: Я этого Пастернака́ не читал, но скажу…

В.Я.: И далее он говорит — «Обращаясь к правительству Израиля, я говорю огромное спасибо и всего доброго! Вы смогли победить собственный народ. Израиль 2014 года страна для миллионеров, владельцев хай-тек компаний и детей высшего генералитета.» Вот так, ни больше, ни меньше: «Страна детей высшего генералитета». Пожелать бы ему успеха в Германии, но он уже почему-то возвращается (или уже вернулся) в Израиль.

М.Ф.: Давайте вернемся от коттеджа к террористической проблеме. Что делать?

В.Я.: Вопрос не новый. Комплект из «Что делать?» и «Кто виноват?» волнует этак последние 150 лет. Только вопросы изменили свой смысл. Для наших соседей, по крайней мере для большинства, ответы ясны.

— Что делать?

— Как что, бороться с оккупантами, с сионистами!!!

— Кто виноват?

— Как кто? Да вот они, гуляют по Тель-Авиву, по Сдероту, по Иерусалиму нашему. А мы им — убийство, а мы им — теракт!!!

«Я пытаюсь вспомнить и не могу: мы их чем-то обидели? Когда? Как? Почему он сказал в своей речи, что Израиль — главная проблема мусульманского мира? Более миллиарда людей живут в исламском мире, большая часть в жутких условиях. Они голодают, живут в нищете, безграмотны, страдают в кровопролитных конфликтах, от Кашмира до Курдистана, от Дарфура, умирающего от голода, до Бангладеш, истекающего кровью. С чего вдруг мы — их главная проблема? Каким образом мы им мешаем?»
И. Губерман

М.Ф.: Но это для них, а как эти вопросы и ответы звучат для нас, израильтян?

В.Я.: Конфликты — дело не новое, они сопровождают всю историю человечества. Вот, к примеру, вопрос водопользования, он в нашем засушливом регионе важнейший. Если решать его без учета интересов сторон, то дело кончится большой кровью для всех. Потому на тему воды так или иначе договаривались. Воевали, конечно, но, в конце концов, находили решение. Но есть и иррациональные вопросы.

— Ненавижу их!!!

— А почему, собственно?

— А что они тут…!!!

Вот в этом случае рационального решения нет, решения за столом переговоров для подобных конфликтов не найти. Вот тогда нужно применить силу.

Всплеск нынешнего террора возник из-за слишком гибкой политики, такой, чтобы не сориться с США и ЕС. Но вот у них, практически всю историю нашего государства, так же, как и сейчас, вполне естественно преобладало свое видение интересов. Это было стремление не обидеть нефтедобывающие страны, или боязнь осложнить жизнь в Суэцком канале, или, как сейчас, вялотекущая борьба с «Халифатом». А Израиль, маленький, но упрямый, очень часто в эти интересы не вписывался.

Кабинету Натанияху не просто, Нужно сохранить отношения, те, что еще возможно сохранить, но слишком переусердствовать в этом опасно. Такое стремление может подтолкнуть арабов к террористической активности. Впрочем, скорее всего, уже подтолкнуло.

С террористической деятельностью полицейским мерами бороться недостаточно. Необходимы специальные структуры, агентурная и техническая разведка, в общем нужно применять весь арсенал войны четвертого типа. В реальности не существует химически чистых «полицейских» и «антитеррористических» методов, все во взаимодействии, но в каждой ситуации что-то становится главным. Когда-то в Риме Катон при каждом выступлении говорил, что «Карфаген должен быть разрушен». Мой «пунктик» другой, я не против Карфагена, я говорю: «Не дайте себя уговорить, что силового решения проблемы террора нет».

Э.Г.: А что вы, собственно, называете «решением»? Чтобы они исчезли, как щедринские мужики? Тогда действительно нет решений, ни силовых, ни вообще никаких. Точно также как нет решения проблемы преступности, но это не значит, что полицию за ненадобностью разогнать надо. А вот если решать будем, как нам жить и не умереть — тогда да, главным образом — сила, а если вдруг, паче чаяния, другие возможности появятся — почему бы и нет?

В.Я.: Тем не менее, ушли в прошлое многие террористические структуры, разбитые именно силовыми методами. Есть и другие, прекратившие террористическую деятельность как бы переговорным путем, трансформировавшиеся в политические партии. «Как бы» — это потому, что трансформация наступает тогда, когда террористическая структура сталкивается с твердостью и последовательностью государственной власти. И вот тогда, когда дилемма — трансформироваться или стать шахидом переходит практическую плоскость, вот тогда и начинают террористы реально думать о переходе к политическим способам действий. Стать шахидом — это не для них, это для дурачков рангом пониже.

Опасность подстерегает нас в стремлении, вольном или невольном, легитимизировать террористов. Абу Мазен такой же террорист, как Хания или Насралла, только лица разные, один с бородой, а другой только с усами

М.Ф.: Т.е., если я Вас понял правильно, то наша сила и готовность ее применения — это дополнительный и веский аргумент в переговорах. Но в глазах многих наших союзников, реальных и мнимых, Абу Мазен не террорист, а легитимный политик. Да и корректного определения терроризма нет.

Э.Г.: Так это проблема не с Абу Немазанным, а с указанными «союзниками». Что значит «не террорист»? Да хоть горшком назови, важно не то, что он говорит, а что он делает. Не о терминологии тут спор, а о том, что наше выживание «союзников» интересует не слишком.

В.Я.: Действительно, определений терроризма такое множество, что можно считать его несуществующим. Это как определение порнографии, все знают, что это такое, но не могут дать определение. Цель современного террориста — это масса гражданских лиц, заведомо непричастных, заведомо невиновных, заведомо беззащитных, таких, как Хая Зисл-Барон.

Э.Г.: Не нравится мне слово «терроризм» — нет на самом деле тут никакого «изма», а есть террор как оружие в современной войне. Правильной постановкой вопроса будет не что к какому «изму» приписывать, а кто против кого и за что ведет войну. И все сразу станет ясно.

В.Я.: У нас странное время. Время реалистов и время придуманных идеалов, иногда невероятным образом умещающиеся в одной голове. Придуманными идеалами пытались развлекаться в России, а потом утонули в крови гражданской войны. Российские капиталисты давали деньги для собственного уничтожения, причем Савва Морозов был не одинок в этой самоуничтожительной деятельности.

Казалось, что в странах Запада есть иммунитет от этой напасти, но он растворился в инфантильности. И вот уже отрезают головы английским солдатам в самом Лондоне, и не только там.

Но когда бандитов называют бандитами, немедленно появляется кто-то, называющий их борцами с несправедливостью. Красивые слова об идеалах свободы, равенства и братства, как прежде, сияют золотом для живущих в мире придуманных идеалов.

Э.Г.: Очень важный компонент этого «идеализма» — по умолчанию принимаемый тезис, что у Израиля есть выбор между войной и миром, тогда как на самом деле — только выбор между войной и уничтожением.

В.Я.: Вы правы. Оправдание теракта тем, что побудительными мотивами террориста послужили бомбежки авиацией США бандитов «Халифата» или тяжелые условия жизни в Палестинской автономии, арест брата-террориста или еще что-либо подобное по-прежнему считается убедительным ответом на сомнение в чистоте морального облика террористов.

Террору никаких оправданий нет, он преступен целиком, и выделять из него большие и меньшие преступления, обосновывать их какими-либо причинами, преступно.

Э.Г.: Разговоры насчет морального облика — это очередной идиотский заскок индивидуализма. Когда шумел сурово брянский лес, а в нем партизаны немцев в засаде поджидали, не спрашивали они, прежде чем открывать огонь, который-то из солдат за Гитлера голосовал, а который, может, вовсе за Тельмана. У вражеского солдата может быть уйма вполне нравственных причин идти на войну, но и у меня таких же причин убить его вполне достаточно.

М.Ф.: Ваше сравнение с порнографией интересно. Боюсь без Фрейда мы тут не разберемся, ну, а если серьезно, то: как по поводу борьбы за создание своего государства? Например, курды борются за свою государственность, и вроде пользуются общим сочувствием (я даже знаю одного умного, искушенного и опытного автора Портала «Заметки по еврейской истории», который настолько ушел в решение курдских дел, что почти забыл о наших еврейских…). Не надо забывать, что в мире достаточно много народов, не имеющих своей государственности и существующих в тех рамках, которые им определила реальность и история. Ну, например, шотландцы или баски, русины или сорбы. В конце концов, и польский политик первого ряда Д. Туск не поляк, а представитель национального меньшинства. Здесь многое зависит от того насколько сильные мира сего раскачивают лодку и используют эти народы в своих целях.

В.Я.: Когда Рабочая партия Курдистана к середине 80-х создала достаточно мощную террористическую структуру «Армия освобождения народов Курдистана» и начала террористическую борьбу с правительством Турции, а турецкое правительство, в свою очередь, для борьбы с ними использовало военную силу, то общего сочувствия к курдам не было. А вот когда ISIS начала геноцид курдов, то тогда сочувствие, достаточно конкретное или не очень, но появилось. По палестинскому государству ситуация иная.

Вот небольшая история для разрядки. Где-то в 80-м году мы с братом поехали на его «Жигулях» из Баку в Тбилиси. На обратном пути он спрашивает:

— Чувствуешь, что машина лучше тянет, идет ровнее?

— Вроде чувствую, а в чем дело?

— Я ручку новую купил на переключатель коробки передач. Он со знаком «Мерседеса», вот машина и стала лучше тянуть.

Такая же история и «Палестинским государством». Можно повесить на заборе надпись «Государство», можно заказать бланки и печати, можно стикеры на автомобили наклеить. Можно и в ЕС или английском парламенте назвать это государством, но все наклейки государства не создают.

Государство, как институт, нужно для обеспечения условий проживания своих граждан, решения их экономических и социальных проблем, обеспечения правовой защиты и многого другого. Реально — палестинская администрация эти функции не выполняет.

Можно понять, что этой администрации не нравится израильский завод на спорной территории. Но на этом заводе арабы работают и кормят свои семьи.

Не нравится это? Нет проблем, постройте свой завод, предложите лучшие условия, и люди уйдут работать на этот арабский завод. Но решения принимаются другие — израильские предприятия нужно бойкотировать, отказываться от их продукции, а куда деваться рабочим без этого еврейского предприятия, так это ни арабов, ни ЕС не волнует. В итоге, деньги спонсоров разворовываются, собственная промышленность не развивается. На что надежда? На единственный экспортный товар — «борьбу с сионистами». За это спонсоры террора, в число который, к сожалению, входят и те, кто называет себя друзьями Израиля, подбросят денег. А эти деньги делит Раис, в этом он спец. Так создают личные капиталы, но государство так создать невозможно.

«При этом никто не объясняет, почему «Палестина» заслужила большее право быть «признанной», чем ISIS, другая террористическая банда, претендующая на признание своего “государства”.»
Стивен Плаут

У террористов, не вождей, а именно тех, кто составляет плоть террора, бросается в глаза удивительное отсутствие «дальномерной», стратегической логики (при адекватности «тактической» логики, руководящей каждодневными планами и расчетами).

Э.Г.: А кто вам сказал, что палестинское государство кому-то нужно? Или что их судьба кого-то интересует? Арабов уж точно — нет.

М.Ф.: Да дело в том, что они не хотят нас ни в каком виде! Если они и работают с нами, то для них это временный союз, не отменяющий конечной цели. Они вообще никого не хотят видеть рядом с собой, равно как и соседей по кварталу в Париже, но мы удобны, как объект и, кроме того, они не первый год рассчитывают, например, на европейский антисемитизм, как на естественного союзника или на подобные глубинные течения на постсоветском пространстве и не ошибаются.

В.Я.: Представляется, что проблема шире. Мир перестал быть двуполярным, но он не стал и однополярным. Мир без сверхдержав не стал более безопасным. Просто всевозможные политические карлики, авантюристы и шулеры, играющие на религиозных и этнических мотивах, стали на таком фоне казаться сами себе, да и Западу, более важными игроками. Радикальный ислам ведет общее наступление, но остановить его могут лишь те, кто понимают его суть, например Египет. Египетские руководители не могут практиковать прекраснодушное краснобайство в сиюминутных политических интересах, для них — это вопрос очень конкретный, вопрос жизни и смерти, они знают, что «Добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом». А вот ЕС и ООН могут закрыть глаза на происходящее в Сирии, но озаботиться мифическими военными преступлениями Израиля в Газе. Этим руководителям лично ничего конкретного сегодня не угрожает. Ну разве что не выберут Пан Ги Муна на еще одну каденцию. Беда не большая.

Глобальных систем управления сегодня практически нет, но очень не хочется в этом признаваться. Ну не могут остановить ни «Халифат», ни геноцид курдов, ни ядерную программу Ирана. Как же себя представить «Великой державой» и «Мировым игроком»? Удобнее всего порегулировать израильско-палестинский конфликт. Израиль — цивилизованная страна, не «Халифат», его «регулировать» и безопасно и комфортно.

Э.Г.: Тем более, что это — традиционная модель антисемитского мышления: против всех опасностей, с которыми справиться не могут — от эпидемии чумы до экономического кризиса — рецепт один: погром.

В.Я.: Сегодня, это особенно хорошо видно на палестинцах, наглядно демонстрирующих, что мир вознаграждает наглость, а суть дела значения не имеет. «Политики» типа Ибрагима Али аль-Бадри, халифа «Исламского государства Ирака и Леванта», или Абу Мазена с Ханией и Насраллой, сегодня стали «политиками», но политиками, не связанными никакими международными обязательствами. Обманывают Запад? Нет, не обманывают. Он «сам обманываться рад».

И еще. Мне, как иерусалимцу интересно. За последнюю неделю в моем городе произошли два серьезных теракта, не считая разной «мелочевки», вроде камне и огнеметаний и прочих наивных детских шалостей.

«Оба террориста — хамасник, на котором две молодые, невинные жизни, и исламо-джихадник, тяжело ранивший р. Йегуду Глика (дай ему, Господь, полного выздоровления!) были оперативно ликвидированы силовиками.»
Мойше-Шимон Собакевич

Террористы на то и террористы, чтобы встречаться с гуриями, а не занимать место на земле. Эту услугу им, конечно, оказывали и раньше. Сегодня общим местом стало винить полицию в недостаточно активных действиях. Для этого, к сожалению, есть основания. Но ликвидации террористов в последнее время, что это? «Ну, так получилось!» или принципиальное решение?

Вероятно избыточная политкорректность, когда убийцы в израильских тюрьмах получают образование, а потом выходят на свободу в рамках обменных операций или жестов доброй воли, показала свою неэффективность. Зачем бойцам полицейского спецназа «ЯМАМ» подставлять себя под пули ради сохранения жизни боевика? Это не их задача. Ликвидированный террорист, боевик «Исламского джихада» Муатаз Хиджази, отсидевший в израильской тюрьме за терроризм, должен был заплатить цену за свои действия. Политкорректность должна иметь границы.

Э.Г.: А что, политкорректность бывает НЕ избыточная? По-моему, от не никто нигде еще ничего, кроме проблем, не видал.

В.Я.: На террористов нужно смотреть без розовых очков. Но такой взгляд царапает нежные души. Таким неудобным, дискомфортным для нежных душ для был Рехавам Зееви (Ганди), убитый арабскими террористами 13 лет назад 17 тишрея. ז»ל — Будь благословенна память. В этом году эта дата приходится на 24 октября. Он был талантливым полководцем и храбрым воином и погиб, как солдат. Но почему он стал мишенью террористов? Видимо потому, что казался им наиболее опасным со своей идеей трансфера. Стали ли мы ближе к решению сегодня, спустя эти годы? «Каждый успех всего лишь выдает нам пропуск к более трудной проблеме» (Г. Киссинджер).

Любавический Ребе сказал: «Евреи должны делать то, что должны, и пусть мир делает что хочет». Видимо пора его услышать.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Затяжной выстрел. Круглый стол»

  1. Многие из квалифицированных высказываний Владимира Янкелевича за Круглым столом
    уже читались в его Блогах. Спасибо ему, что упомянул Рехавама Зееви.
    На мой взгляд коротко и абсолютно правильно написал Юрий Ноткин.
    (Случайное совпадение — оба из ЛЭТИ)

  2. В начале шестидесятых годов Б.Окуджава посвятил Б.Слуцкому короткое стихотворение

    Вселенский опыт говорит,
    что погибают царства
    не оттого, что тяжек быт
    или страшны мытарства.
    А погибают оттого
    (и тем больней, чем дольше),
    что люди царства своего
    не уважают больше.
    Мне кажется его слова актуальны и сегодня для Израиля. Израиль сможет противостоять арабам и всем ненавистникам в окружающем мире, только если в нем будут стоять спина к спине люди,самоидентифицирующие себя как евреи, преданные идее сохранения и защиты Израиля как единственного в мире государства еврейского народа. Неважно будут ли в основе их взглядов религиозные убеждения,основанные на Синайском откровении, или секулярные убеждения об исторической,этнической, генетической связи с древним народом Израиля, обуславливающем наше право собраться на этой земле, приветствуя при этом как братьев пришельцев, уважающих этот дом Израиля вместе с евреями.
    Страшны так называемые пост-сионисты всех видов, отрицающие это право, распространяющие проказу самоненавистничества и неуважения к этой стране, населяющие, пользующие и клевещущие на нее на радость всем ее внешним врагам.
    Я полагаю, что все силы, поместившихся и непоместившихся за этим круглым столом людей должны быть посвящены в первую очередь благородной задаче противостояния этой более страшной чем Эбола болезни.

  3. Я впервые посетил Израиль в 1991 году. Поселились мы с женой у родственников в Кирьят-Арбе. Мордехай повез нас в Иерусалим через Хеврон. Показал, не останавливая микроавтобус, базар: «Раньше мы спокойно покупали здесь овощи. Сейчас — опасно».
    Через десять, примерно, лет племянник вез меня из Димоны в Бершеву мимо коросты бедуинских халабуд, покрывшей изрядный кусок пустыни: «Построили им город Рахат, мы туда раньше ездили за бараниной. Сейчас не ездим — опасно».
    Еще через пять лет кузен везет меня в Галилею к вдове Мордехая. По дороге показывает съезд к какой-то древне (название позабыл). «Мы сюда ездили пить кофе, сейчас не ездим — очень злая деревня».
    Никаких выводов — просто наблюдения.

  4. Григорий Тумаркин: Любавический Ребе сказал: «Евреи должны делать то, что должны, и пусть мир делает что хочет». Видимо пора его услышать.
    Для этого надо переселиться на Марс. Сейчас как раз записывают желающих.
    ::::::::::::::::::::::
    Надо — значит, надо. Раз сам Ребе сказал.
    «Плевать на остальное» (Роберт Бернс)

  5. В.Я.: . Только это, как тюбик с зубной пастой, выдавить легко, а вот впихнуть назад — проблема.

    Не такая уж это проблема. Попробуйте не пользоваться шаблонными фразами, а думать самостоятельно. Ведь изначально пасту как-то поместили в тюбик.
    Неужели Вы думаете, что через то же отверстие, через которое Вы ее выдавливали?

    Любавический Ребе сказал: «Евреи должны делать то, что должны, и пусть мир делает что хочет». Видимо пора его услышать.

    Для этого надо переселиться на Марс. Сейчас как раз записывают желающих.

  6. Поскольку места за столом все заняты , то дам бесБлатное объявление.
    Прежде всего: обратимся к документам сессий UN за 1947 год. Шло обсуждение бущего Палестины после истечения английского мандата . Вот выступления делегата Сирии. В них он выражал обще-арабскую точку зрения. В чём она заключалась? В двух словах: всякое образование государства евреев на земле Палестины ЯВЛЯЕТСЯ АГРЕССИЕЙ ПРОТИВ АРАБСКОЙ НАЦИИ. Это 1947 год. То есть все делегаты арабских стран на Ассамблее были против резолюции о разделе Палестины на два государства. Категорически против! Они предлагали “равные права в новом Палестинском государстве “всем национальным меньшинствам”, не утруждаясь особенно указанием в “меньшинствах” евреев-палестинцев. Организация арабских стран – прообраз нынешней Лиги —
    категорически была против всякой еврейской иммиграции в Палестину, к чему англичане относились с полным пониманием как до войны / за что пусть их прощают англоманы/, так и после. Но в дискуссиях во время Ассамблеи 1947 года они благоразумно не детализировали особенно своей позиции. Так что ведущая тройка-четвёрка всё же в Совете безопасности приняла решение о разделе Палестины. Вопрос территорий был неясен, но все арабы резолюцию отвергли. А в 1967 году только спохватились и ПРИЗНАЛИ! Граф Бернадотт – точный прообраз сегодняшних деятелей EU – настаивал на значительном урезывании территорий еврейского государства, по сравнению с проектом совета безопасности. Иерусалим он категорически предлагал отдать под международный контроль, но ни в коем случае не давать там представитлеьства евреям играть какую бы то ни было роль. Кажется, что Всевышний это услышал. Бернадотт погиб именно в Иерусалиме…
    СЕГОДНЯ. Швеция декларирует / вероятно за неё выступит и весь EU/: Палестинское государство имеет ВСЕ ПРАВА И КАЧЕСТВА, ЧТОБЫ БЫТЬ ПРИЗНАННЫМ МИРОВЫМ СООБЩЕСТВОМ.
    Это весьма примечательная ложь. Тотальная ложь. Во-первых – государство должно иметь НЕПРЕРЫВНУЮ ЛИНИЮ ГРАНИЦ, чего “государство” PLO-HAMAS не имеет. Во-вторых : согласно уставу UN , любое признанное государство должно иметь “миролюбивый характер”. “Государство” PLO-HAMAS призывает уже сейчас к уничтожения своего соседа с лица земли. Оно уже сейчас ведёт смертельную войну против мирного населения соседней страны, легально существующей согласно резолюции той же UN С 1948 года.
    То есть осуществлена тотальная подмена понятий, абсолютное игнорирование устава организации ООН, полное игнорирование ситуации на месте. Говорится вслух и в Мидии тольо одно – “ я видел развалины Газы…”
    Закрывать глаза на консолидацию антисемитского мира – EU, администрации Обамы и всей ООН – СОВЕРШЕННЫЙ САМООБМАН. Израиль, как видно, может рассчитывать только на себя.

  7. «Круглый стол» — замечательная и интересная инициатива Портала. Но у меня вопрос: по какому принципу он собирается? Такое впечатление, что участники «Круглого стола» — это объединенный «круг» людей с общностью взглядов, мнений и предпочтений. Без оппонентов это как-то не похоже на дискуссию. Или так задумано, и дискуссия выносится за пределы «Круглого стола»?

    1. Дорогая Инна!

      Я согласен с Вашим заключением по поводу интересной инициативы «Круглый стол».
      Это действительно предложение участников «Круглого стола», нашедшее поддержку и участие Редакции.
      Мне кажется, и Вы могли бы предложить интересную тему для обсуждения и проявить инициативу в организации ее обсуждения. Кроме того, за Вами всегда остается возможность участия в обсуждении и отстаивании своей позиции при условии соблюдения правил приличия принятых.
      М.Ф.

    2. «Круглый стол» – замечательная и интересная инициатива Портала. Но у меня вопрос: по какому принципу он собирается?

      По блату, товарищ, как все в этом мире — по блату!

  8. В.Я.: Представляется, что проблема шире. Мир перестал быть двуполярным, но он не стал и однополярным. Мир без сверхдержав не стал более безопасным
    Болнее того. Мир подошёл к бездне. Поэтому в борьбе с терроризмом возникла ситуация, когда, как писал один из главных террористов, Ульянов, «…можно объединиться хоть с чёртом». Поэтому главной проблемой становится глобальное -объединение. Даже такое немыслимое, как с Ираном,Саудовской Аравией и т.п. Сама же идея «круглого стола» кажется мне продуктивной. Хотя, наверно, было бы интересней, если бы в «столе» принимали участия представители из разных секторов, в том числе,из, так называемых,левых.

  9. Длинно, путано и тривиально.
    Без понимания исторической перспективы.
    Но поздравляю г-на Янкелевича с переездом из провинциальной Натании в столицу. ИМХО один из самых лучших городов мира.
    И интересно, поселился ли уважаемый Владимир в Хар Хома или в Рамат Шломо?
    Если да, то снимаю шляпу.

  10. Вы правы — мир полиполярен, притом ещё так хитро, что представителей одного «направления» вдруг видишь в другом направлении. О том, что просвещённый мир хочет поскорее скормить крокодилу евреев — чтобы уж во всяком случае облегчённо вздохнуть — писать уж так прямо или нельзя или просто тривиально. Террор превратился в смесь ра боты и отдохновения души.

    Израиль — увы! — пожинает плоды долгого «умиротворения». Когда я рассказываю друзьям неевреям о том, что верный путь к получению высшего образования для небогатых арабских жителей Израиля — попасть в израильскую тюрьму, друзья улыбаются типа «ну, ну, давай трави пропаганду дальше». Привожу факты — и их лица постепенно вытягиваются типа «неужели евреи настолько глупы? Не может быть!» Увы! — разьясняю: может. Есть. Всё очень, очень печально. Не страх, нет, в конце концов доживши до 67-ми с хвостиком, можно уже как-то спокойнее глядеть вдаль. Но жить в мире нарастающей общей проституции, почти прокламированной абсолютной бессовестности — вот это тяжело.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *