Белла Езерская: Фестиваль российского документального кино в Нью-Йорке

 275 total views (from 2022/01/01),  1 views today

К сожалению, этот честный и актуальный фильм просмотрело человек 30-35 — столько осталось в зале, когда высокие гости покинули фестиваль.

Фестиваль российского документального кино в Нью-Йорке

Белла Езерская

Фестиваль российского документального кино существует в Нью-Йорке уже семь лет, но я познакомилась с ним впервые: все эти годы была занята на Нью-йоркском международном фестивале, который происходит в это же время в Линкольн Центре, и длится три недели. Фестиваль документального кино короткий, но очень насыщенный: 20 фильмов за три дня, с 10 по 12 октября, причем одновременно на разных, весьма удаленных друг от друга площадках.

Центр фестиваля — кинотеатр  Tribeca Cinemas — таково его официальное название. Это детище знаменитого голливудского киноактера Роберта де Ниро, жителя этих мест, который вложил много энергии и собственных средств в возрождение Нижнего Манхэттена, пострадавшего после теракта 11 сентября. Есть еще одно место в Нижнем Манхэттене под названием Трайбека. Это два обширных зрительных зала Манхэттенского колледжа, известные как Tribeca Art Center. Это место хорошо известно нью-йоркским театралам, хотя жителям, удаленным от столицы мира, оно ничего не говорит. Там происходят гастроли театральных коллективов и ансамблей. Туда мы с продюсером Ириной Горовец и приехали. И, как оказалось, напрасно. Фестиваля там не было. Он был в другом месте, по адресу 54 Варрик стрит.  Как туда добраться мы не имели представления. Телефона не было. — Варрик стрит? — переспрашивали прохожие, изучая экраны своих айфонов в попытках нам помочь. Дело в том, что Tribeca Cinema находится на пересечении Канал стрит и Шестой авеню, а значится по Варрик стрит, в которую здание кинотеатра выдается этаким пятым углом. Топографический нонсенс. Проблукав больше часа по пересеченной местности нижнего Манхэттена, (который в былые времена застраивался не по плану), мы с трудом поймали такси, которое через 25 минут, застревая в непролазном трафике, доставило нас к месту событий. Этот адрес я запомню, ибо до него от моего дома (и обратно) можно добраться либо на такси (что не убыстряет движения, но удорожает его) либо пешком. На следующий день я прошла это расстояние за полтора часа, что считаю своим личным спортивным достижением. Кстати, напротив кинотеатра Трайбека находится узловая станция метро. Но информация о поездах, с помощью которых можно доехать с меньшими потерями, в буклете, выпущенном к фестивалю, отсутствовала. Как в этом лабиринте ориентируются иногородние и иностранные люди — не представляю.

Ввиду опоздания я пропустила открытие, презентацию участников фильма и всю торжественную часть. Поэтому начну непосредственно с фильма, которым открылся фестиваль. Это фильм Елены Якович к 50-летию со дня смерти Василия Гроссмана. Называется он «Василий Гроссман: Я понял, что я умер».

Трагическая история романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», ставшего классикой советской литературы, достаточно изучена. Елена Якович возвращает нас к одной из самых трагических страниц, и показывает методы расправы власти с писателями, которые ей были опасны. В эти «оттепельные» времена писателей не уничтожали физически, как при Сталине, а удушали, арестовывая их творения, или высылая автора за границу. Считалось, что лишенный родной языковой среды, писатель на чужбине зачахнет. Так были «наказаны» Бродский, Солженицын, Эткинд, Войнович, Аксенов. Вопрос, пошло ли им наказание во вред, или на пользу, интересен, но лежит за пределами этой статьи.

Судьбу романа Гроссмана решали четыре высших члена в партийной иерархии. Их переписка свидетельствует о том, что роман Жизнь и судьба представлял реальную угрозу власти. Он вскрывал античеловечную суть сталинского режима. Будучи опубликованным, он мог перевернуть общественное мнение. Гроссман писал то, что думал, не знал внутреннего цензора, и не оглядывался на партийную цензуру. Он был напрочь лишен социального иммунитета. Писал не «в стол» — надеялся свой роман опубликовать, причем в Советском Союзе. Писался роман девять лет, с 1950 по 1959 годы, и был арестован 14 февраля 1961 года, когда писатель отдал его для публикации в журнал «Знамя». Главный редактор Кожевников сам отдал его в руки КГБ. Был арестован и экземпляр, который машинистка перепечатывала для «Нового мира», где была напечатана первая часть романа «За правое дело». Всего было 7 копий, и все кроме одной, были арестованы одновременно. Седьмую папку спас писатель Семен Липкин. Роман попал на Запад в виде фотопленки. Там, с помощью Сахарова и Войновича, он был расшифрован, и издан в Швейцарии в 1980 году.

Начиная работу над фильмом, Елена Якович не рассчитывала найти все, что связано с арестом книги. Ей повезло: она нашла в архиве ЦК письмо Гроссмана Хрущеву. В ходе поисков, выяснилось, что в открытом доступе лежит рассекреченная с 2011 года «особая папка», где хранятся переписка Хрущева, Семичастного и других по поводу романа. Недавно на весь мир разразился скандал с романом Пастернака «Доктор Живаго», другой такой скандал властям не был нужен. И поэтому было решено удушить писателя тихо, не арестовывая, не убивая, а просто отняв у него роман. Верховные убийцы понимали, что без романа писатель долго не проживет.

Гроссман пережил арест романа на три года. Он пытался его спасти. Ему казалось, что если он внятно объяснит власть предержащим, что значит для него этот роман — его освободят. Тогда он и написал это душераздирающее письмо Хрущеву:

«Нет смысла, нет правды в нынешнем моем положении. В моей физической свободе, когда книга, которой я отдал свою жизнь, находится в тюрьме, ведь я ее написал. Ведь я не отрекался и не отрекаюсь от нее. Я прошу свободы своей книге».

Ответа на это письмо Гроссман не получил. Он был большим писателем, но наивным человеком, Василий Гроссман.

Писатель умер в 1964 году от рака почки, так и не дождавшись публикации романа. Гонения на роман приблизили его смерть.

К сожалению, этот честный и актуальный фильм просмотрело человек 30-35 — столько осталось в зале, когда высокие гости покинули фестиваль.

Другой фильм, о котором пойдет речь, относится к той же серии «удушения» неугодных художников. Он называется «Я был твоим сыном Россия», и посвящен замечательному певцу Эмилю Горовцу. У меня к этому фильму особое отношение: я лично знала Горовца, его покойную жену Маргариту, Ирину на которой он женился за три года до смерти, и которая сделала все для увековечения его памяти. Я была свидетельницей его фантастического успеха на пике славы в Советском Союзе, и трагедии его последних лет, когда он, некогда бывший кумиром миллионов, почувствовал себя забытым и никому не нужным.

Нужно представить себе его былую популярность, чтоб оценить боль, которую он испытывал, лишившись ее.

Почему он уехал? Такой знаменитый, такой успешный, такой любимый. Квартира в центре Москвы, роскошная дача, уникальная машина. Для него писали песни лучшие композиторы. Его пластинки издавались миллионными тиражами. Наша жизнь в 60-70-х шла под песни Горовца. И вдруг. Это делалось просто: перед артистом закрыли радио и телевидение — основные коммуникативные средства в СССР. И певца Эмиля Горовца просто не стало. Его концерты в Москве и Ленинграде отменялись при полностью проданных билетах. Ему, воистину народному артисту, в одиночку заполнявшему стадионы, не давали даже звания заслуженного. Его отправляли на гастроли в колхозные клубы. Само существование Горовца было несовместимо с антисемитской политикой советского государства. Будучи в прошлом солистом театра ГОСЕТ — театра Михоэлса — он обожал еврейскую песню, и вставлял ее в репертуар своих концертов без высочайшего разрешения. Благо второе отделение концерта было отдано «песням народов мира». Патологический антисемит Лапин, глава советского телевидения, открыто заявил, что не потерпит в своем ведомстве «мулерманов, мондрусов и прочих». В эти «прочие» подпадал и Эмиль.

Эмиль Горовец родился в украинском местечке Гайсин, в многодетной еврейской семье кузнеца. Петь начал с раннего детства, и был любимцем всего городка. Принятый в ГОСЕТ Михоэлсом, он заочно закончил Гнесинку, и получил диплом оперного певца. Ему выпало назначение в Кишинев, в молдавскую оперу, которой не было в природе. Пришлось переучиваться на эстрадного певца.

Оператор Валерий Шатин прошел со своим аппаратом по местам детства и молодости Эмиля. Ему выпала нелегкая задача: воссоздать облик певца без видеоряда, почти исключительно с помощью голоса. Что тоже немало. Тут я не могу удержаться от замечаний. Уникальный голос Горовца дан в отрывках. Звучит начало песни и ее конец: оператор экономит время. Жаль. Лучше бы на одну-две «говорящие головы» снял меньше, а дал бы послушать этот немыслимой красоты тембр, отточенный мастерством.

Кроме черно-белых телевизионных записей плохого качества после Горовца не осталось видеозаписей. Он был знаменит, но за ним следом не ходили операторы с камерами, поэтому мы не видим Эмиля в быту, в семье и на сцене, и вынуждены довольствоваться воспоминаниями тех, его знал, кто с ним работал. Говорят: о мертвых или хорошо или ничего. Но как говорят об Эмиле коллеги! Слезы наворачиваются на глаза.

Фильм двухчастный. Первая часть охватывает период от рождения до эмиграции и называется «В очереди за счастьем». Вторая часть включает израильский и американский периоды. Ее вообще не показали. За кадром осталась огромная просветительская деятельность Эмиля на еврейском радио. Он поднимал огромные пласты еврейской литературы, знакомые разве что специалистам, днями сидел в библиотеке, подбирая материалы, и для каждой передачи (они были еженедельными) писал песню — музыку и слова.

Фильмы: «Василий Гроссман: я понял. что я умер» и «Я был твоим сыном, Россия» награждены дипломами в номинации Лица России. Спонсорами показа фильма о Гроссмане были Фонд Дианы Багратиони (США) и Российский еврейский конгресс (Россия). Спонсором фильма о Горовце была Ирина Горовец. Фильм «Я был твоим сыном Россия» просмотрело в этот день человек десять. Замечу в скобках, что на презентации фильма в Москве зал был полон, а на презентации в Торонто нельзя было достать лишнего билета.

К сожалению, фильмов, получивших Первую и Вторую премии (фестиваль конкурсный) — Кровь и Катя я не видела, и поэтому судить о них не могу. Первый основан на дневниках военных медиков, записях врачей, медсестер, санитаров, сведениях о переливаниях крови которые велись в страшные годы блокады Ленинграда. Фильм посвящен 70-летию снятия ленинградской блокады.

Второй рассказывает о трагической судьбе русской женщины, пытающейся найти свое счастье в Индии.

Хочу поговорить о двух фильмах, включение которых в программу фестиваля я считаю принципиально важным. Это фильмы на тему «Холокост в современном мире».

Но сначала небольшая преамбула. В интернете я нашла распечатку занятий с подростками — учащимися старших классов. Курс рассчитан на 10 дней, обучение платное. В конце курсов учащимся задаются самые элементарные вопросы: как звали последнего русского царя, назови столицу Белоруссии или Эстонии, кто написал Песню о Вещем Олеге, с кем была Великая Отечественная война и когда. Абсолютное большинство не знают, кто написал Песню о Вещем Олеге, только двое знают значение слова иждивенец. Остальные отвечали: кто живет один; кто не подчиняется законам; человек, который иждевал, кто сбежал из тюрьмы. По поводу последнего русского царя мнения разделились. Большинство считает, что это Петр. Первый или Третий, чуть меньше — что Иван Грозный, кто-то — что какой-то Добрыня.

Эти ответы повергли меня в шок. Я вспомнила свой военный шестой класс в Ташкенте, когда на вопрос учителя: кто читал песню о вещем Олеге Пушкина взметнулся лес рук, а один выскочка даже прочел ее наизусть от начала до конца. Нет, воистину что-то неладно в датском королевстве, если деградация школьного образования, семейного воспитания, общественного климата достигла столь угрожающего уровня.

Режиссер Мумин Шакиров сделал сюжетом своего фильма «Холокост — клей для обоев» популярный конкурс, в котором участвуют юноши и девушки 19-20 лет. Если участники набирают нужное количество баллов, они получают 500 рублей. Участницы фильма-конкурса, миловидные сестры Каратыгины Евгения и Ксения из Владимирской области, не скрывают, что их к этому конкурсу привлекла денежная часть. Жизнь в Москве дорога, и сестрам приходится вертеться в происках приработка. На вопрос, знают ли они что-то о войне, видели ли фильмы о войне отвечают, что о войне ничего определенного сказать не могут. А фильмы они любят смешные, комедийные. Слышали ли что-то о Бабьем Яре, об Анатолии Кузнецове, который написал об этом книгу? Нет, ничего не слышали. Какое ваше самое сильное впечатление. Самое сильное впечатление, когда после 20 лет ожидания маме дали трехкомнатную квартиру. С кем вы дружите? Есть ли в среди ваших друзей ребята других национальностей? Нет. Я никогда не дружу с кавказцами. А с евреями? Тоже. Как вы относитеь к евреям? — Ничего плохого о них сказать не могу.

Вот в таком спокойном режиме протекал этот разговор. Потом режиссер спросил, знают ли они что такое Холокост. Сестры задумались. Одна предположила, что это… клей для обоев. Или что-то вроде того, по аналогии с дихлофосом.

Режиссер устроил девочкам с матерью бесплатные билеты в Польшу. В Освенцим. Девочки были в шоке. Ни они, ни их мать никогда не слышали ни о Гитлере, ни об истреблении евреев. Они не подозревали, что такое могло быть. Я видела их лица в зале, где выставлены фотографии летей Освенцима. Они были настолько потрясены, что у них появилось желание рассказать об увиденном своим сверстникам. Но те не согласились. Эта часть из фильма вырезана. Фильм награжден Призом журналистов России «Сталкер».

И снова вопросы: кто виноват в том, что молодежь равнодушна к прошлому своей страны? К ее истории. К ее литературе…

И в заключение — еще об одном фильме из этой серии: «С Богом против человека» (“…with God Against Man”). Режиссер Семен Пинхасов, США. В этом фильме речь идет об Аристиде де Сусо Мендесе, португальском гражданине, преуспевающем дипломате, бывшем в начале Второй мировой войны генеральном консулом Португалии в о французском городе Бордо. После поражения Франции в 1940 году, когда толпы беженцев, пытающихся скрыться от нацистов, хлынули на юг Франции, генеральный консул получил строжайший приказ: виз в Португалию не давать, особенно евреям. Но Мендес нарушил приказ своего правительства, и за несколько дней выдал 30 тысяч виз людям, треть из которых была евреями. Название фильма взято из девиза герба португальского дворянина: Я буду с Богом против человека, а не с человеком против Бога. Отозванный на родину де Суса был лишен работы и средств к существованию. Он не был евреем, он был правоверным католиком и отцом 14 детей. После его увольнения его семья вынуждена была питаться в благотворительных столовых для бедных. Он выбрал между зовом совести и благом семьи зов совести.

Низкий ему поклон и вечная память.

Заключительный фильм фестиваля: «Писатель «П» Попытка идентификации» Бориса Караджева и Григория Рябышева я рассматривать не буду, потому что Виктор Пелевин не входит в число моих приоритетных писателей и попытки авторов расшифровать его личность меня не волнуют. Тем не менее, этот вечерний сеанс собрал рекордное число зрителей. Что, как минимум, говорит об интересе русскоязычных американцев к современной русской литературе. Сожалею, что не смогла посмотреть фильм о последней работе Александра Довженко «Прощай Америка» — он шел в Бруклинской библиотеке (см. выше). Режиссер Александр Андреев. Последний фильм Довженко, безуспешно пытавшегося создать историю любви в рамках соцреализма — еще одно печальное свидетельство погубленного советским режимом таланта.

Куратор нынешнего фестиваля «Новый журнал».

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Белла Езерская: Фестиваль российского документального кино в Нью-Йорке

  1. Полезная и интересная статья. Один вопрос. Откуда у автора такая точная информация о том, как “Кожевников отнёс роман в КГБ”? Ну, понятно, это “знают все, а кто же ещё?”. Ну, а всё же? Ведь уже был очень даже интересный и весьма убедительный материал опубликован на страницах Портала об этом деле, но как будто автор этого не читал? И снова: “ Кожевников отнёс роман…” Это частность.
    Жаль, конечно, что фестиваль не имел рекламы на Интернете; думается, что если бы имел, то и зрителей было бы много, очень много, столько, сколько было бы достойно этих лент.
    О Эмиле Горовце. Летом 1967 года в Берлине командующий берлинским гарнизоном, /или, ,возможно это тоже называлось “группой войск, временно расквартированных…”/ полковник В.Я.Селех в моём присутствии рассказал следующую историю:
    “ Горовец – мой любимый певец. Недавно он выступал здесь в Берлине в Шпортпаласе. После нескольких песен он объявил, что исполнит еврейскую песню. Он её спел. Зал остался ледяным. Не было ни одного хлопка. Это были только восточные немцы…И это теперь. Сегодня…”
    Да, Горовец был молодец! Жаль, что всё нелегко сложилось здесь, в Нью-Йорке. Я только знал, что его жена работала на “русском радио” и что он жил в доме на Ист-ривер. В этом же доме жил и довольно известный в Москве администратор Павел Леонидов, двоюродный брат Вл. Высоцкого. Горовец, насколько помню, в 80-е иногда выступал в Бруклине, но это бывало нечасто.
    Да, тогда многие эстрадные артисты эмигрировали из Москвы. Трудно судить, сделали ли они правильно – ведь они все были связаны с языком – русским языком только. Они не были артистами с международной известностью.
    Недавно умерла в Иерусалиме знаменитая и изумительная балерина – солистка Большого театра Нина Тимофеева. Уехала она в трудное время – в 1991 году. Всё оказалось сложнее, чем думалось. В начале 2000-х она думала о возвращении в Москву, но это уже было нереально, насколько мне рассказывали её бывшие коллеги. Так жаль. Вот потрясающая была балерина! И была международно- известной артисткой – солисткой одного из лучших театров мира! Нужно ли было уезжать? Трудно, невозможно судить. Кто знает, быть может ,переждав несколько лет Горовец бы снова стал тем же Горовцом –известным на весь Союз? Ведь и Лапин пал, и …Но всё это предположения. Прошлого изменить нельзя. Увы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *