Соня Тучинская: «Но Субботы Мои Соблюдайте»

 137 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Соня Тучинская

«Но Субботы Мои Соблюдайте»

Шабат в доме Rabbi Aaron Hecht

«И увидит всякая плоть,
что Я, Господь, зажег его,
и он не погаснет»
Иезекииль, 20:48

Как проходили мои вечера по пятницам, до того, как я пришла на свой первый Шабат в дом Рабби Хехт? Проходили они до обидного бездарно, в мелких домашних хлопотах, перемежающихся «пустыми, как дым» телефонными разговорами, a то и того хуже, – просиживанием дивана у телевизора.

Мне повезло – в домашнюю синагогу Рабби Аарона Хехта привел меня мой коллега. Вначале я увиливала и искала причины. «Я не соблюдаю Субботу, у моего сына не было Бар Мицвы, я не знаю иврита» — тянула я свои жалобы. Но приятель мой свел их на нет одной короткой, но абсолютно обезоруживающей фразой: «Хасиды принимают всех».

И я пришла. И меня приняли.

Я, конечно, и раньше знала, что женщина, хозяйка дома, зажигает Субботние свечи в пятницу, до захода солнца. Но знать — это одно, а видеть как жена Рабби, Сара, прикрыв ладонями глаза, произносит освященные тысячелетиями слова – это совсем другое. «Барух Ата, А-до-най, Э-ло-ѓ-ейну, Мелех ѓ-а- олам, ашер кидшану бе-мицвотав ве-цивану леѓадлик нер шель Шабат кодеш» – медленно выпевает она; «Благословен Ты Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам зажигать субботние свечи!» — радостно повторяю я вслед за ней.

Благословением на зажигание свечей начинается Суббота…

Придите в пятницу вечером в дом Рабби Хехт.

У двери вас встретит младший сын Ребе, Шмулек. Он укажет мужчинам на их молельную половину, а женщинам, на свою, разделенную от мужской, занавесью. Шмулек в этот вечер исполнен необыкновенного достоинства. Он важен, строг и немногословен. Как любой иудей мужеского пола, он принарядился в честь Субботы. На голове у него кипа, на ногах сияющие блеском ботинки, а из-под пиджака свисают кисти талита, – нательного одеяния евреев. Шмулек терпеливо объясняет мне по-английски, что то, что я называю «кисти», по настоящему, т.е. на иврите, называется «цицит».

Честно говоря, я немного робею перед Шмулеком. В свои неполные одинадцать, он, в отличие от меня, давно и твердо знает чем талит отличается от талеса, а Кадиш от Кидуша. А как он читает молитвы!!! Не напевно и размеренно, как отец, а выводит резко, голосит и вскрикивает в нужных местах, но на другой, древний, диковатый и рвущий душу манер. Как девушки Покровского, хотелось бы мне добавить, но я воздержусь. Есть аналогии поточнее.

Мне чудится, что в незапамятные времена, вот так же вольно, дико и необузданно наши общие с сыном Рабби предки, скотоводы-кочевники, возносили к Небу Израиля свои молитвы.

….Я стараюсь поспеть за всеми, находя в молитвеннике, заботливо вложенным Сарой в мои руки, русский перевод каждого текста.

После молитвы всех приглашают к столу. Начинается Субботняя трапеза.

Придите в пятницу вечером в дом Рабби Хехт.

Придите и душа ваша возликует, когда вы услышите, как Рабби произнесет Кидуш, благословение Субботнего вина, и разрежет после этого Субботний хлеб, халу, и вы пригубите со всеми остальными это благословенное винo, и преломите этот хлеб и ощутите его сладчайший в мире вкус.

Душа ваша возликует и воспарит, потому, что даже если вы никогда не слыхали заповеданных нам через пророка Иезикииля слов «И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш.», она все равно возликует, ваша душа. От чувства причастности к своему племени, народу «вечности», к его укладу и традициям, которым больше трех тысяч лет, к его страшной и прекрасной судьбе. Именно за Субботним столом, в доме Рабби Хехт, я впервые испытала это восхитительное чувство единения и причастности.

Атмосфера за столом непринужденная, еда обильная, с частой переменой блюд. Мужчины хмелеют от вина и водки (хасиды по-русски уважительно относятся к водке), поют веселые хасидские песни и молитвы, отбивая по столу ритм костяшками пальцев. «Никого, никого, кроме Б-га одного».  Во главе стола сидит Рабби, он же задает тон всему застолью. Сейчас Рабби можно задать любой вопрос. Есть ли в каком-либо еврейском законодательстве запрет на курение для женщин – спрашиваю я его, не страшась быть уличенной в глупости . На все вопросы он отвечает молниеносно и блистательно остроумно. КВН-щики отдыхают и завидуют. Темы за столом обсуждаются самые разнообразные, от вечных, о приходе Мишиаха, до сиюмитных, кровоточащих, погром в Гуш-Катиф, ситуация в Хевроне. Формат дискуссии, т.е аргументированного спора, поощряется.

Но все кончается. Кончается и этот вечер. Прихожане раскланиваются с хозяевами. «Гут Шабeс, Гут Шабeс». Миловидные девочки в длинных юбках, сестрицы Шмулека, помогают взрослым убирать со стола. Они же, вместе с братом, накрывали на стол, весь вечер обносили гостей закусками и напитками.

Рабби Хехт преподает Еврейскую историю в Хибру Академи.  Его ученики, еврейские подростки из России, частые гости за его Субботним столом. По вечерам он ведет класс Торы для взрослых. В трудных обстоятельствах к нему можно обратиться за советом. К нему хочется обратиться за советом, так бы я это сформулировала.

У Рабби Хехт молодые, живые, лучистые глаза. Он по-светски учтив, но вместе с тем говорит прямо, без демагогических уверток и словоблудия, которыми я так утомлялась, когда по приезде начала ходить в «прогрессивную» реформистскую Синагогу.

У Рабби Хехт 12 детей. Шесть младших, гордость отца и отрада материнских очей, живут с ними. Невероятно, но в доме, где обитает шесть детских душ, такие стерильные чистота и порядок, как будто бы в нем, не дай Б-г, никто не живет.

Когда я впервые пришла в этот дом, меня представили необычайно моложавой, по девичьи хрупкой и исполненной какого-то внутреннего изящества женщине. Я уже писала о ней в самом начале. Это была Сара, жена Рабби. Как это может быть, завистливо зашептала я в ухо своему приятелю, этого не может быть… 12 детей? Так Г-спoдь метит праведников, с улыбкой ответил мой знакомец.
И без моего многословного комментария понятно, что дом Рабби в Сан Франциско – это крошечный, но благословенный надел земли, посреди «мерзости ханаанской» окружающего его города. Город этот, погрязший в гедонизме, наркотическом дурмане и однополом блуде, по праву и горделиво носит имя современного Содома. Может ли это обстоятельство внушать тревогу, когда думаешь о младшем сыне Рабби Хехт? Нет, ни за что, и ни при каких обстоятельствах. В доме своего отца Шмулек получил самую лучшую и универсальную в мире прививку, которая будет отводить от него любую заразу. Это воспитанная в нем вера в Того, Чей авторитет для него непререкаем и Чьи заповеди он обучен неукоснительно соблюдать.

А наши дети? Какая у них охранная грамота? Стихи Агнии Барто и Сергея Михалкова? Одурение спортом, или участие в КВНах? Более того, печальный опыт свидетельствует, что ни раннее обучение обожаемого чада классической скрипке, ни привитый ему же с детства вкус к хорошей литературе, не спасают его от губительных соблазнов мира сего.

«Да будет он благословен всеми благословениями, записанными в Торе Моше-рабейну и во всех пророчествах, пусть он увидит потомков своих – благочестивых и здоровых, и удостоится мудрости и величия в обоих мирах – в мире этом, о котором сказано «И вот он хорош», и в мире грядущем – бесконечном дне добра»

Нет человека среди нас, которой не желал бы для себя, по меньшей мере «в мире этом», такого благословения. Но путь к нему лежит долгий и с чего-то надо начинать.

Начните с того, что в пятницу вечером придите в дом Рабби Хехт на свой первый Шабат.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Соня Тучинская: «Но Субботы Мои Соблюдайте»»

  1. а из-под пиджака свисают кисти талита, – нательного одеяния евреев. Шмулек терпеливо объясняет мне по-английски, что то, что я называю «кисти», по настоящему, т.е. на иврите, называется «цицит».

    Если по-настоящему, то то, чьи кисти (цицит) свисают из под пиджака, называется «талит катан» (малый талит). А когда говорят просто «талит», то имеют в виду «талит гадоль» (большой талит), служащий для молитвы.
    Языку свойственно наиболее употребительное значение понятия использовать без атрибута.
    Например, мы говорим — «девушка с характером», понимая, с каким.
    Специально для Герцмана, «сударыня с характером».

  2. Очень точное и вдохновенное описание типичного дома хасидского раввина.
    Я ходил на встречу суббот к Раву Давиду Друкману из Моцкина. Все так или почти так и было. Это было во время Войны в Заливе, в самом начале израильского периода нашей жизни. Свидетельствую: эти встречи суббот были одними из самых светлых событий того сложного периода нашего существования.
    Если не ошибаюсь, такие встречи суббот у хасидов называются «Тиш» («Стол» — идиш).
    Было бы интересно все-таки узнать, в чем разница между «Талитом» и «Талесом».
    Гмар хатима това!
    М.Ф.

  3. 1) Во-первых, не обращайте внимание на Манасе: этот гражданин либо сбежал с Пряжки, либо оттягивается по полной.
    2) С чего это Вы, мадам, КВН расчесываете? Вы же не Тартаковский.
    3)»У Рабби Хехт молодые, живые, лучистые глаза.» — что-здесь с падежами (не скота, а грамматическими)

    1. У «Рабби Хехта» — еще хуже звучит, по-моему. Не уверена, так как с общей грамотностью — у меня проблемы. Имеется в виду, что ни скрипка, ни стишки — Пушкин/Лермонтов/Михалков, и уж, тем более, ни участие в веселых русских капустниках типа КВН, детей не спасает. Тех, кто предрасположен к беде. А проживание с младенчества в доме Рабби Хехт(а)- спасает почти наверняка. А с каких это пор, Юлий, я из Сони превратилась в мадам.

    1. На мой задушевно-лирический текст — какой-то невнятный бред. Зачем?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *