Сергей Чевычелов: Последний пророк

 133 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Сергей Чевычелов

 Последний пророк

Глава из романа*

 

Элишева так и не дождалась Моше. Умерла тихо, во сне. Её похоронили на кладбище за стеной, отделяющей поселение от Асфальтового озера.  Положили в нишу, вырытую в восточной стенке могилы, головой на юг, чтобы при воскрешении в Конце Дней она могла видеть рай, который будет располагаться на севере…

Иоанна забрал к себе Симон. Вместе с несколькими учениками, число которых менялось от одного до пяти, Иоанн жил в пещере Симона.

 

Мальчик открыл глаза и понял, что он проспал, в пещере никого не было. Быстро натянув на себя шерстяную рубаху, Иоанн выбежал из пещеры. Солнце еще не взошло, но небо посветлело на востоке.  Было еще время омыть руки в небольшом водоеме рядом с пещерой, что Иоанн и сделал. Теперь, повернувшись на восток и протянув руки, мальчик умолял Господа дать солнцу взойти, шепча:

«Твой свет неисчерпаем, и встанет солнце, освещающее нас.

Ибо с Тобою свет солнца не сравнится. Ты открываешь тленный слух и невидящие очи. Я раб Твой навеки. Яви  чудо Твое пред очами всех слышащих. Не отстраняй руки от укрепившихся в Твоем Завете».

И рядом и вдали от Иоанна молились так же другие дети света.

Иоанн не успел дошептать до конца благодарственный гимн Учителя Праведности, как взошло солнце. И теперь уже надо было не шептать, а произносить внятно и громко другой гимн. И в посветлевшее небо вместе с ангелами полетел к Господу дружный хор простецов:

«Благодарю Тебя, Господи, что Ты поддержал меня своей силою и Дух Твой святой вдохнул Ты в меня, и я не пошатнусь. Ты укрепил меня пред лицом нечестия войн и всеми их бедствиями и не дал им отпугнуть меня от Твоего Завета. Ты поставил меня, точно крепкую башню, как стену высокую, и твердо стоит на скале мой дом. У основания моего дома опоры вечные; все мои стены, как крепостная ограда, и не дрогнут. И Ты, Боже мой, дал мне усталому для святого совета Завет Твой, и язык мой повинуется учению Твоему…»

 

Иоанн вернулся в пещеру. Было еще одно неотложное дело, и было оно не для людских глаз. Поэтому Иоанн взял плащ, лопатку и побежал дальше от обжитых пещер. Он спустился в ущелье, перешел через ручей, поднялся по другой стороне ущелья и очутился в песчаной пустыне. Пройдя еще немного, мальчик остановился, вырыл ямку, воткнул лопатку рядом. Сняв рубаху и бедренную повязку, Иоанн повесил их на древко лопатки, сам сел над ямкой и накрылся плащом…

До пятого часа, времени омовения, было еще долго, поэтому на берегу водоема никого не было. Иоанн не сразу вошел в воду, а, как его учил Симон, постоял, вспомнил все свои прегрешения за прошлый день и только потом, вдохнув глубоко и задержав дыхание, вошел по грудь в холодную воду и три раза окунулся с головой.

В пещере, куда вернулся духовно очищенный и взбодренный Иоанн, уже сидели ученики Симона, одногодок Иоанна Авиэль и  новиций Натан. «Хоть здесь не опоздал», — подумал Иоанн и уселся на скамью перед столом рядом с Натаном. Вошел Симон, положил перед каждым на стол чернильницу, камышиное перо и кусок пергамента.

— Сегодня с утра я вам расскажу про исполинов. Вы напишите небольшой текст. После трапезы Иоанн пойдет  в скрипторий, Авиэль к кожевникам, а Натан туда, куда ему скажет надзирающий. Завтра я после восхода отправляюсь в Йерушалаим к Архелаю. Со мной пойдет Иоанн, он еще не видел Храма.

Иоанн наклонил голову вперед, что бы скрыть за рыжими кудряшками улыбку и радостный блеск глаз.

— Послушайте, что сказал Енох, сын Иареда, сына Малелеила, сына Каинана, сына Еноса, сына Сифа, сына Адама. В те дни ангелы, сыны неба, увидели красивых и прелестных дочерей человеческих  и возжелали их, и сказали друг другу: «Давайте выберем себе жен в среде сынов человеческих и родим себе детей»! И они спустились на Ардис, вершину горы Ермон. И было этих ангелов больше двух сотен.

Симон замолчал, ожидая вопросов. Но ученики молчали.

— А сейчас запишем имена главных ангелов, которые спустились на гору Ермон. Семъйязал — самый главный ангел, Уракибарамеел, Акибеел, Тамиел, Рамуел, Даниел, Езекеел, Саракуйял, Азазел, Батраал, Анани, Цакебе, Самсавеел, Сартаел, Турел, Иомъйяел, Аразъйял, Амезарак, Армарос, Баракал, Кокабел, Астрадел.

Симон подождал, пока ученики допишут до конца. Позже всех закончил писать  Натан, которому уже давно исполнилось 25 лет. Симон взял его пергамент.

— Ну что же, Натан. Много ошибок. Потом я с тобой еще поработаю. Продолжим.  И они взяли себе жен, и каждый выбрал для себя одну; и они начали входить к ним и смешиваться с ними, и научили их волшебству и заклятиям, и открыли им срезывания корней и деревьев.

Их жены зачали и родили великих исполинов, рост которых был в три тысячи локтей. Эти исполины поели все, что было у людей, так что люди уже не могли прокормить их. Тогда исполины стали пожирать людей. Сетовала земля на нечестивых. И Азазел научил людей делать мечи, и ножи, и щиты, и панцири, и научил их видеть, что было позади них, и научил их искусствам: запястьям, и предметам украшения, и употреблению белил и румян, и украшению бровей, и украшению драгоценными камнями и всякими цветными материями и металлами земли. И явилось великое нечестие и много непотребств, и люди согрешали, и все пути их развратились.  Амезарак научил всяким заклинаниям и срезыванию корней, Армарос — расторжению заклятий, Баракал — наблюдению над звёздами, Кокабел — знамениям; и Тамиел научил наблюдению над звёздами, и Астрадел научил движению Луны. И когда люди погибли, они возопили, и голос их проник к небу…

 

Наступило время трапезы. На кухне в тарелку Иоанна положили кусок телятины, дали круглый хлеб и чашу с виноградным соком. Иоанн отошел недалеко, сел на скамью у стены. Покушав, он помыл посуду, спустившись по каменным ступеням к водоему рядом с посудной. И тарелку, и чашку Иоанн отнес в пещеру, что бы они не перемешались с посудой для общей трапезу детей света.

Иоанн по дороге в скрипторий встретился с Авиэлем у кожевенной мастерской.

—  Иоанн, зайдем к Иову.

Иов, когда-то дослужился до лохага у Ирода. Когда Симон был главой совета, он поручил бывшему воину собрать, где возможно, различные виды оружия. Все, что удалось найти, сыны света никогда не изготавливали оружие, складывалось в небольшом дворике между загоном для буйволов и наружной стеной. Никто не заставлял простецов обучаться военным приемам, но каждый мог в свободное время помахать мечом или пометать пилумы, и даже поучиться этому у Иова. Именно из-за неимения свободного времени у общинников, оружие чаще лежало аккуратно сложенное у стены.

Иоанн взял большой деревянный щит, обшитый кожей, Авиэль – щит поменьше, такой был на вооружении в алах. Оба вытащили из ножен мечи-гладиусы. Авиэль направил меч на Иоанна.

— Я – великий воин Иисус Навин! Я убью всех хананеев!

— А я – Иегуда Маккавей! Мы хасмонеи – самые сильные!

Мальчики аккуратно ударяли мечами, чтобы не поранить друг друга. Забава длилась недолго. Пришел Иов, показал некоторые приемы владения мечом. Пригласил придти вечером, когда не будет работы.

Иоанн вошел в скрипторий весьма кстати. У одного из переписчиков не было диктора, и он мучился, то разворачивая пергамент на столе, то записывая на пергаменте на коленях – чернила сохли, пергаменты падали на пол. Иоанн взял пергамент со стола, развернул его и начал четко и громко читать.

—  Господь наш, живущий на небесах. Да святится имя Твое. Да приидет царствие Твое и Ты отринешь от нас все вины наши, очистишь нас от грехов наших. О Ты, Господи, прояви милость, ибо Ты сотворил все это! И теперь, когда смирилось сердце наше, мы искупили преступление наше и преступление отцов наших, измену и то, что поступали строптиво. Но не отвергли мы Твои испытания и Твои удары. Не осквернилась душа наша нарушением Твоего Завета во всякой смертельной беде нашей, когда Ты посылал на нас врагов наших, ибо Ты укрепил наше сердце. И ради того, чтоб мы могли рассказать о могуществе Твоем поколениям  вечным, молим, Господи, как творишь Ты чудеса от века и до  века, так да отвратится гнев Твой и ярость Твоя от нас, и узри унижение наше и изнурение наше, и притеснение наше, и спаси народ Твой Израиль во всех землях, близких и далеких. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь…

 

Во время второй за день общей трапезы детей света Иоанн сидел на скамье у башни во дворе кухни и ел вареную фасоль. Все в общине трапезничали одинаково. Это всегда было одно блюдо, круглый хлеб и чаша с виноградным соком. В общей трапезе участвовали только посвященные. Иоанн пока таковым не был. Он так, как его научила Элишева, омывал руки перед едой и после еды, бормотал молитву на хлеб, на сок. Хлеб переламывал сам. «Интересно», — думал он, черпая фасоль и кусая хлеб,  – «где та лестница, по которой поднимаются и спускаются ангелы? Может быть здесь. Она же невидима. Ее видел только Иаков во сне. Эта башню» — Иоанн прислонился спиной к стене, что бы ощутить ее, — «построил еще Иисус Навин. Тогда здесь стоял Соляной Город…»   Еда кончилась, и мысли тоже.

 

На небе появились три звезды. Но у детей света это не означало начало новых суток. Именно об этом хотел рассказать вечером Симон своим ученикам. Последние сидели на своих лежаках. Симон, почти совсем седой, но без морщин на лице, поглаживая бороду, читал свиток, сидя у стола.

—  После возвращения из вавилонского плена, — начал он, положив свиток на стол, — нечестивые священники заставили народ Израиля жить по другому календарю. И только дети света, переселившись сюда, восстановили тот порядок жизни по солнцу, который завещал Моисей. День начинается и заканчивается с восходом солнца. Разделение времен идет по семилетиям и десятилетиям. Год состоит из 364-х дней или 52 седмиц, делится на 12 месяцев по 30 дней плюс дополнительные дни в конце третьего, шестого, девятого и двенадцатого месяцев. 12 месяцев разделяются на четыре  сезона, состоящие из трех месяцев каждый. Господь сотворил солнце и луну, чтобы светить на землю, и чтобы управлять днем и ночью, в четвертый день Творения. Поэтому первый день каждого года и сезона всегда падают на четвертый день седмицы. Каждый третий год полная луна и первый день  совпадают, как в седмицу Творения. В четвертый день дети света справляют Песах и Суккот. Йом Киппур ежегодно приходится на пятый день седмицы.   Четыре праздника урожая следуют друг за другом с интервалом в полсотни дней каждый и падают на седьмой день: Возношение снопа Омер — 26 ниссана; праздник Шавуот, или пятидесятница — 15 сивана; праздник Нового вина — 3 ава; праздник Нового елея — 22 эллула.

 

После восхода Симон и Иоанн подошли к западной стене Храма.

— Встретимся здесь же. Не забудь оставить сандалии и помыть ноги, — Симон указал рукой на царские ворота, где возле небольшого водоема толпился народ.

Иоанн кивнул и направился к воротам. Симон же повернул направо к царскому дворцу.

В аудиенц-зале на троне сидел Архелай. Одетый в тогу с красной полосой, с золотой диадемой на голове, он оживленно переговаривался  со свитой, которая окружала трон. Симон, когда увидел Архелая, вспомнил Ирода. Царь Иудеи тоже носил тогу, причем с очень широкой пурпурной полосой и корону золотую. Архелай сейчас был похож на Ирода, хотя и не был царем, а только этнархом. Молодой еще Архелай выглядел значительно старше своих лет из-за одутловатого лица, бледность которого оттеняла маленькая черная бородка. Симон не успел, как следует рассмотреть этнарха Иудеи, потому что в зал вошла группа людей в персидских и ассирийских одеждах. Короткие красные кафтаны,  бахрома с кистями, разноцветные шарфы на груди и поясе, длинные голубые плащи. «Ба…Гадатели и халдеи!» — догадался Симон, — «Таких при Ироде не было».

Увидев, что все собрались, Архелай произнес речь.

— Я пригласил вас, чтобы услышать ваше толкование сна, который приснился мне седмицу тому. Я призываю вас говорить открыто и без утайки всё, что найдете нужным, наказывать я не буду. Итак,  я видел девять зрелых и огромных колосьев пшеницы, склонившихся низко. Эти колосья объедало девять волов.

Маги и гадатели недолго думали. Тут же  посыпались толкования. Волхвы старались говорить неторопливо, считая, что это придаст значимость их предсказанию.

—  Просторные поля пшеницы во сне предвещает радужные перспективы для царских дел.

— Если пшеница созрела,  судьба царя обеспечена и любовь будет счастливым спутником его жизни.

— Видеть во сне жирных волов – скорое счастье.

— Если снится колос пшеницы, который качается от ветра, это означает, что в  жизни царя появится какая-то новая радость или отдушина, которая поможет ему поддерживать хорошее настроение в повседневной жизни.  Царь может рассчитывать после такого сна на долгое хорошее здоровье, а в трудную минуту – на очень надежную поддержку. Волы во сне сулят царю настоящих и верных друзей, а также наслаждение предстоящим восхитительным пиром.

Очень довольный толкованиями Архелай прерывал говорящих магов восклицаниями восторга и насмешливыми, но не обидными комментариями. Поэтому последнее предсказание не получилось связанным, и видно было, что Архелай понял только что-то насчет грядущего пира. Последующие предсказания были краткими, но такими же благожелательными.

—  Приснившиеся зрелые колосья пшеницы предвещают счастье и любовь, достаток в доме и процветание Иудеи.

—  Пшеничные колосья — к хорошим доходам

—  Увидеть во сне пшеницу, пшеничное поле — предвестие процветания и изобилия.

—  Видеть крепких, здоровых волов — к хорошей погоде, благоденствию, ожидающей царя удаче.

—  Вол на пашне снится к значительной выгоде.

—  Вол пашет — значит, царю надо отдохнуть.

Когда все выговорились, наступила тишина, которую прервал Симон..

— Если меня выслушают до конца, не перебивая, и позволят потом свободно уйти, я изложу свое толкование этого сна.

— Да, — нетерпеливо кивнул Архелай. Он узнал Симона, и ему было известно, что эссены не могут говорить одновременно с другими.

— Сон предсказывает поворот жизни Архелая к худшему. Волы знаменуют собою горе, потому что труд их тяжкий, и коловратность судьбы, так как они выворачивают почву плугом. Девять колосьев указывают на такое же количество лет, потому что колосья зреют один раз в году. Итак, Архелай столько лет будет правителем, сколько колосьев видел во сне. А значит нынешний год – последний год правления этнарха.

Симон развернулся и  в полной тишине вышел из аудиенц-зала.

 

Иоанн был ошеломлен увиденным благолепием Храма. Со двора язычников не было видно кровли, но яркое золотое свечение над крышей слепило глаза, и голова кружилась от уходящих в небеса стен. Мраморные колонны окружающих двор галерей увенчивались золотой крышей. От солнечных бликов повсюду и гама окружающей толпы кружилась голова. Справа от себя у мраморных колонн Иоанн увидел небольшое скопление людей. Они окружали мужчину в белых одеждах, который что-то говорил. Подойдя поближе, мальчик разглядел одежду проповедника, белую рубаху опоясанную веревкой и белый же плащ, накинутый на плечи, длинные волосы были прикрыты белой повязкой. Стоя рядом, можно было расслышать, что он говорил. Это был уже конец проповеди.

—   Я говорю вам: не клянитесь вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;  ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Йерушалаимом, потому что он город великого Царя;  ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.

Нельзя делить людей на земле на свободных и рабов. Если у тебя есть рабы – отпусти их, ибо они такие же как ты. Возлюби ближнего как самого себя. Не  имей ничего своего. Кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду.  Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Любить нужно всех, и врагов тоже.

Ибо все мы сыны Господа, и Он повелевает солнцу восходить и над злыми и над  добрыми и посылает дождь и на праведных и на неправедных.

Только неимущий и любящий ближнего своего будет после смерти жить с ангелами в царствии небесном.

 

Проповедник замолчал. Люди разошлись.

— Я – Иоанн. Разве детям света можно проповедовать?

— Я – Марк. Можно. Нельзя искажать слова Учителя Праведности и Торы. А рассказывать о них нужно. Иначе как к нам будут приходить люди, не зная слов правды, а исповедуя кривду. Я вижу, ты впервые в Храме. Давай, я покажу тебе Храм…

 

Когда Иоанн вышел из царских ворот, Симон уже ждал его. Они пошли вдоль храмовой стены. Симон рассказал Иоанну, что было в царском дворце.

— Учитель, как мне научиться предсказывать?

— Ну что же, давай начнем сейчас. – Симон подошел к стене и приложил ладонь к штукатурке. – Я чувствую небольшие известняковые камни, скрепленные щебнем с глиной. —  Он опустил руку к самой земле и приложил ладонь к стене, дотрагиваясь и к мостовой. – А здесь я ощущаю огромные тесаные камни, ничем не скрепленные. И, тем не менее, очень тесно прилегающие друг к другу. Размер камней больше двух десятков локтей. Такие даже пять десятков людей не сдвинут с места.

Симон выпрямился и отряхнул ладонь. Иоанн смотрел на него, открыв рот.

— Их, наверное, исполины сложили? А как это, видеть сквозь стену?

— Может быть. Но навряд ли, исполины только разрушали.

Они уже шли к эссенскому кварталу.

— Видишь ли, Иоанн, дело в том, что я видел как строили эту стену. Ирод умышленно поднял мостовую. Когда штукатурка осыпется, люди увидят только его кладку, Ирода. Но, пройдет время и от иродов не останется ни дворцов, ни статуй, ни гробниц.

— Но мы ведь тоже умрем?

— Мы будем летать с ангелами в небесном эфире.

— Он тоже так сказал.

— Кто?

Иоанн рассказал о проповеднике в Храме.

— Да, это мудрый сын света.

— Мудрее тебя?

— Да. Он уже проповедует. А я только собираюсь учить тебя проповедовать. Пока ты вчера отдыхал после дороги, я встретился с Шимоном бен Гиллель, главой Синедриона. Он сказал мне, что семь седмиц тому в Рим отправилось большое посольство иудеев и самарян просить Цезаря изгнать Ирода за его жестокость и тиранию. А если иудеи и самаряне объединились, это говорит о многом. Для того, что бы предсказывать будущее, надо знать прошлое.

 

Дорога пылила. Было жарко. Волы привычно тащили телеги с корзинами винограда и кувшинами с оливковым маслом. Что бы отвлечь путников от тяжкого пути, Симон рассказывал Иоанну и другим спутникам разные истории, каковых он знал много.

— Вчера Шимон поведал мне удивительную байку. Что бы вы поняли, о чем речь, вспомним про детей Ирода. У него от Мариамны, внучки Гиркана, было двое мальчиков – Александр и Аристобул. Он велел их задушить как раз в тот год, когда ты Иоанн родился. Им тогда было чуть меньше 30 лет. Недавно Александр объявился на острове Крит. Он говорил, что его и брата палач не задушил, а спрятал, казнив при этом двух других молодых людей.  Собрав со своих земляков значительную сумму денег, Александр в сопровождении своих новых друзей поплыл на остров Мелос. И здесь ему давали деньги, потому что люди верили в его царственное происхождение и надеялись, что он, став царем, вознаградит своих благодетелей. Скажу сразу, что это был не настоящий Александр. Но внешнее сходство самозванца с настоящим сыном Ирода было настолько велико, что иудеи, которые знали и видели Александра, поверили, что тому удалось избежать казни. С самого начала лжеАлександра сопровождал один иудей, который часто видел настоящего Александра при жизни. Это он, заметив поразительное сходство киприота с сыном Ирода, уговорил его на аферу. Оба сотоварища направились в Рим, обрастая по дороге новыми друзьями и собирая дань с тех, кто сохранил уважение к Ироду и его сыновьям. Молва о выжившем Александре  достигла Рима раньше, чем он там появился, так что все тамошние иудеи вышли к нему навстречу.

Цезарь Август хорошо знал настоящего Александра и когда услышал, что Александр жив, засомневался в возможности такого события, уж он-то знал, как трудно было обмануть Ирода. Но для большей уверенности, император велел показать лже-Александра Келаду, который много жил рядом с настоящим сыном Ирода. Тот сразу распознал подмену, увидев разницу в лице. А грубое телосложение мошенника показывало в нем скорее раба, чем принца. Август обещал помиловать лже-Александра, если он назовет того, кто подбил его на эту хитрость. Киприоту ничего не оставалось, как рассказать всю правду. «Мы», — сознался он, — «за время путешествия из Кипра в Рим получили больше денег, чем Александр за всю его жизнь». Император рассмеялся, отослал лже-Александра на галеры, , а обольстителя его приказал казнить…

Облако пыли двигалось на юг, и в нем приближались к своей обители дети света, что бы и далее ожидать Мессию.

 

Если отодвинуть перспективу подальше, то будет видно и другое облако пыли, двигающееся по яффской дороге на запад. В этом облаке Архелай в сопровождении германской алы и императорского легата  приближался к новой своей жизни…

Последовал скорый суд Цезаря. И  некому было защитить Архелая. Николая Дамасского уже не было в живых.  А трибун Валерий Грат, который обещал Ироду беречь и защищать его сыновей,  вел легион в Нижнюю Германию. Имущество Архелая конфисковали, а его самого сослали во вьенскую крепость, в подземелье которой он будет ждать смерти еще десять лет. В этом же Вьене в доминиканском монастыре, в подземелье которого сгинул Архелай, семь веков спустя сосланный сюда монах Карлманн переписал на латыни в новый манускрипт Евангелие от Марка.

«Иисус же воззрев нань, возлюби его и рече ему: единаго еси не докончал: иди, елика имаши, продаждь и даждь нищым, и имети имаши сокровище на небеси: и прииди и ходи вслед мене, взем крест.

Он же дряхл быв о словеси, отиде скорбя: бе бо имея стяжания многа.

И воззрев Иисус глагола учеником своим: како неудобь имущии богатство в Царствие Божие внидут.

 Ученицы же ужасахуся о словесех его. Иисус же паки отвещав глагола им: чада, како неудобь уповающым на богатство в Царствие Божие внити:

удобее бо есть вельбуду сквозе иглине ушы проити, неже богату в Царствие Божие внити.» 

 

*) в Киоске нашего портала весь роман можно прочитать или скачать в pdf-формате; на сайте lulu.com можно заказать книгу на бумаге.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Сергей Чевычелов: Последний пророк»

  1. Учитывая данные Роберта Муни, что в Антарктике оледенение начало серьезно проявляться только 5-7 тыс. лет назад, мы начинаем понимать, почему до сих пор у северных народов Евразии сохранились легенды о «Беловодье» и Священной Земле в Ледовитом океане. Сдвиг полюса (на рис.2) тоже позволяет думать. что последнее свое положение он занял не сразу, а постепенно, именно 5-7 тыс. лет назад. При этом я бы внесла уточнение: по моим данным сдвиг из точки 1 в точку 2 произошел не ранее 30 тыс. лет назад (начало самого сильного за последний период оледенения на Русском Севере, когда полюс придвинулся вплотную к Кольскому полуострову) и закончился сдвигом его в точку 3, в Гудзонов залив только при последнем крупном потопе и затоплении всей оставшейся Атлантиды кроме о.Санторин (Посейдонис). Это было около 12 тыс. лет назад, а остров затонул 5-7 тыс. лет назад. Тогда же (10-12 тыс. лет назад) началось и оледенение Антарктиды. Все сходится.

    1. Б-г знает, почему эссены считали, что рай расположен на севере. Или будет расположен. По их верованиям, деление на рай и холодные влажные и темные пещеры будет только в Конце Дней. Рай они могли располагать на севере, потому как пришли в Кумран из Дамаска, т.е. с севера. В Дамаске образовалась община эссеев, там прошли ея самые лучшие годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *