Евгений Романов: Платонов, Шкловский и «Лянчия»

 276 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Двое производителей работ ехали с постройки большой плотины в сухой и дальней степи», — так начинался неоконченный и неопубликованный рассказ Андрея Платонова «Умственный хутор», в основу которого легли события, происходящие с Андреем Платоновым и Виктором Шкловским в бывшем Богучарском уезде в 20-х годах XX столетия.

Платонов, Шкловский и «Лянчия»

Евгений Романов

Андрей Платонов

23 июня 1925 года в «Воронежской коммуне» появилось сообщение: «21 июня в 4 ч. дня в Воронеж прилетел самолет Авиахима «Лицом к деревне»… На аэродроме самолет был встречен представителями пятерки, Губ. ОДВФ и массой граждан…».

Такие агитполеты самолетов Авиахима были устроены в связи с новым лозунгом, выдвинутым партией весной 1925 года: «Лицом к деревне».

В Воронеж из Москвы для пропаганды достижений советской авиации прилетели «уполномоченный Авиахима РСФСР т. Федотов, пилот Моисеев, механик Морозов, корреспондент газеты «Правда» и «Гудок» т. Шкловский и двухлетний сын т. Моисеева».

Скупые строки газет в то время не сообщали подробностей, да и подписи корреспондентов зачастую состояли из двух букв В.Ш. (подпись под статьей Виктора Борисовича Шкловского — Е.Р.)

Немного поясню. Виктор Шкловский — русский советский писатель, литературовед, критик — был личностью неординарной. Участник Первой мировой войны, старший унтер — офицер, в 1917 году получил Георгиевский крест 4-й степени из рук Л.Г. Корнилова. В этом же году стал помощником комиссара Временного правительства и направлен на Юго-Западный фронт в Отдельный Кавказский кавалерийский корпус в Персию, где организовывал эвакуацию российских войск и вернулся с ними в Петроград в начале 1918 года. С 1920 г. профессор Российского института истории искусств. Когда начались аресты эсеров, Виктор Шкловский эмигрировал в Финляндию. Жил в Берлине с апреля 1922 г. до июня 1923 г. Вернулся в Россию в сентябре 1923 г. В период с 1917 г. за рубежом и в России издал ряд книг. Был близок к футуристам: В. Хлебникову, А. Кручёных, В. Маяковскому.

Виктор Шкловский

У прибывших в Воронеж авиаторов возникла проблема: отсутствие аэродромов в уездах. Самолет «Юнкерс» несколько раз поднимался в воздух с пассажирами города Воронежа, а затем было принято смелое решение поставить самолет на поплавки. В.Б. Шкловский в течение дней ожидания и работы механика решил посмотреть уезды Воронежской губернии. Как он сам вспоминал: «Почти случайно я попал к мелиораторам».

Надо сказать, что с 1922 года воронежским губернским мелиоратором в это время был Андрей Платонович Климентов, в литературном сообществе известный по произведениям как Платонов. Именно здесь у мелиораторов, как рассказывают путевые блокноты Виктора Шкловского, и произошло их личное знакомство. В одной из статей В.Б. Шкловский писал: «Пока разыскивали козлы для подъема самолета, я на автомобиле с губернским мелиоратором ездил по уездам».

В письме своей жене Виктор Шкловский пишет: «Город здесь полуюжный. (о Воронеже — Е.Р.) Нищих как в Москве. А вообще, я очень изменился. Мне не хочется смеяться. Познакомился с очень интересным коммунистом … Большая умница. У него жена и сын трех лет». Поездка на автомобиле Виктора Шкловского и Андрея Платонова продолжалась несколько дней. Воронеж — Рогачевка — Бобров …

Путевой блокнот Виктора Шкловского сообщает: «За городом дороги в дождь размокают. Лужи выше колен. Идти нельзя. Стоим в поле четыре часа. Шофер снимает блок и картер. Крестьянин, увидевший устройство. Он в розовой рубашке и маленького роста. На обратном пути от него привет». В Рогачевке Виктор Шкловский осмотрел механическое поливное устройство по проекту Платонова. «Качать воду должен был двигатель. Но доставали ее из другого колодца пружинным насосом. Пружина вбегала в воду и бежала обратно, а вода за нее цеплялась. Крутили колесо пружины две девки. «При аграрном перенаселении деревни, при воронежском голоде, — сказал Платонов, — нет двигателя дешевле деревенской девки. Она не требует амортизации».

В блокноте Шкловского упоминается и следующий пункт движения и попутчик: «Город Бобров с пустыми площадями, театр через день. Живут ничем. Травкин, гора сусликов, лошадь 22 лет. Маслотрест как центр жизни. Платонов. Розанов. Стесняется». Еще бы не стесняться. Виктор Шкловский — писатель с опытом, а Андрей Платонов — еще только начинающий. При этом в этот период Платонов занят активно в инженерной работе и мало пишет.

Описывая увиденное в пути из Воронежа в Бобров, Виктор Шкловский сообщает: «Все эти реки, о которых мы учили в учебнике географии: Воронеж, Битюг, Хопер, Тихая Сосна … их нет. Они заросли камышом. Если раздвинуть камыш, то внизу между камышами мокро. Платонов прочищает реки. … Степи широки. На дорогах сидят суслики. Не боятся автомобиля … Платонов мелиоратор. Он рабочий лет двадцати шести. Белокур. …. Пруды стоят в степи. Черт нас подери, как хороши. Есть пруды длиною в несколько верст. Их обсаживают ветлами. Потом строят избы. Живут».

В своей книге «Третья фабрика» о транспорте, на котором они передвигались, Виктор Шкловский пишет скептически: «Платонов ездит на мужественном корыте, называемом автомобиль». Андрей Платонов в неоконченном рассказе «Умственный хутор» пишет с любовью: «Мы ехали на старой машине заслуженной итальянской (фир) марки «Лянчия».

В действительности машина называлась Lancia 18-24 НР и имела имя Lancia Alfa. Четырехцилиндровый двигатель объемом 2543 см3 имел мощность 28 л.с. и развивал скорость свыше 80 км/час.

В своем рассказе, да и в других произведениях, отдельные образы героев были написаны Андреем Платоновым с Виктора Шкловского. Так и в «Умственном хуторе» о своем напарнике в автомобиле он сравнивает его с Гущевым: «Один из них был я, другой Сергей Дмитриевич Гущев, ранее работавший по осушению плавней в пойме Амазонки и Бразилии. … Дорога (отяжелела) разрыхлилась от бывшего дождя, ее брала только вторая и третья скорость. И у нас часто кипел радиатор, который мы пробовали охладить переводом мотора на прямое сцепление с карданом, но нам не удавалось».

Упоминаний о дальнейшем движении Шкловского и Платонова из Боброва нет. Но осмелюсь предположить, что они проехали до села Петропавловка. Основание для этого — тот же неоконченный рассказ «Умственный хутор».

«Вдруг в моторе что-то резко и часто забилось, словно (так очутился посторонний) в камере цилиндров попалось металлическое трепещущееся существо. … Прохожий человек стоял и судил нас:

— Вы маломочны, и беретесь не так (нрзб). Лучше ступайте на Самодельные хутора — отсюда версты две будет, и того нет. Возьмите оттуда Гришку — он вам один машину зарядит. А вы замучаетесь, вы люди не те».

У Виктора Шкловского (смотри выше по тексту — Е.Р.): «Крестьянин, увидевший устройство. Он в розовой рубашке и маленького роста».

Главный герой «Умственного рассказа» — народный умелец Григорий Паку(ркин) «выбрал начинку из (одного) двух цилиндров в виде рассыпавшихся вкладышей и запустил мотор на двух цилиндрах. … В Спартаке мы заночевали, потому что Григорий обещал (сделал) поделать вкладыши из металла, которые никогда не лопнут и не раскрошатся. … Мы с товарищем Гущевым легли (близ) на ночлег близ сарая, где хранился (хранилось антрацитное) кузнечный уголь и брак продукции».

После поломки автомобиля, о которой пишут в путевом блокноте Виктор Шкловский и Андрей Платонов в «Умственном хуторе», они направились в хутор. «Хутор назывался «Спартак» и находился он в бывшем Богучарском уезде Воронежской (губернии) области. Опустелые поля окружали эту индустрию — видно, что хуторяне не пахали и не сеяли, а занимались железным делом какого-то машинного мастерства, — пишет в «Умственном хуторе» Платонов, и далее, — хутор живет уже лет двести, и всегда (в не) в нем было не более четырех дворов».

Мне удалось установить, что хутор «Спартак» действительно существовал в бывшем Богучарском уезде (нынешнего Кантемировского района) и расположен недалеко от с. Смаглиевка. Но меня сначала ожидало разочарование, когда далее в рассказе обнаружил упоминание о Петропавловском (село Петропавловка бывшего Богучарского уезда — Е.Р.) драмкружке, но потом вспомнил, что Андрей Платонов, и ранее выстраивая литературные имена, топографию, географию, «растворял в воздухе Воронежских степей».

На следующий день Сергей Гущев и Андрей Платонов отправились в обратный путь.

К сожалению, рассказ остался неоконченным, а писатели благополучно вернулись в город Воронеж. Им предстоял знаменитый перелет на самолете «Юнкерс» по маршруту Воронеж — Лиски — Коротояк — Богучар. Теперь уже с приводнением на реку Дон.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *