Ури Андрес: Возможно ли сотрудничество между Богом и наукой?

 249 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Наука служит закону причинности, основанноиу на мировом детерминизме абсолютно исключающим свободу воли. Надежда на содружество науки и религии в вопросе о человеческой свободе абсолютно нереальна. … Следует согласиться что детерминизм, а не свобода воли, является побудителем мыслей и действий человека.

Возможно ли сотрудничество между Богом и наукой?

Ури Андрес

Лорд Джонатан Сакс, бывший 22 года главным раввином ортодоксального еврейства Великобритании, обладает безусловным литературным талантом, глубоким интересом к метафизическими аспектам философии и большой человеческой привлекательностью. Живя много лет в Лондоне я имел возможность слышать его интересные лекции на БиБиСи.

Сакс опубликовал несколько философских книг на темы, выходящие за пределы иудаизма и затрагивающие фундаментальные проблемы метафизики, феномена человека и его места на планете Земля. Борис Дынин, специализирующийся в философии и философских аспектах иудаизма, опубликовал много русских переводов ряда интересных работ современных англоязычных философов, таких как Сэр Исайя Берлин и почти все интересные работы Джонатана Сакса. В настоящее время его перевод книги Сакса The Great Partnership. God, Science and the Search of Meaning, 2011, публикуется в Заметках по Еврейской Истории, редактируемой Евгением Берковичем.

Мне пришлось прочесть лишь часть перевода этой книги, опубликованную в сентябрьском номере Заметок по Еврейской Истории, 2014, озаглавленную «Человеческое достоинство». Хочу поздравить автора перевода с хорошим выбором оригинала и хорошим русским переводом. Хотелось бы также поделиться впечатлениями о работе Сакса и его search for meaning.

Древний вопрос о взаимоотношении религии и науки для людей, всматривающихся в звездное небо, с каждым днем становится все более актуальным. Главный тезис этой главы книги Сакса заключается в утверждении, что человек, созданный по образу и подобию Бога также как и Бог обладает свободой в мышлении и действиях. Именно свобода выбора, подобная богу и полученная от Бога, отличает человека от мира животных и от всего другого из чего состоит Вселенная.

Последовательным, логическим и диалектическим постижением мироздания, в том числе и человека, занимается наука. Это особая деятельность людей является результатом врожденной конфигурации человеческого сознания. Остановить процесс познания мира человечество не может. Научное исследование происходит вне связи с тем, что у англосаксов называется human conditions. (Это очень емкая категория включает все, с чем соприкасается человек и человечество в процессе жизнедеятельности). Ученый-исследователь не озабочен влиянием результатов его открытий на human conditions.

Исследуя возможности ядерной энергии, как источника практически неограниченного по мощности оружия массового уничтожения, ученый не считает себя ответственным за привнесение в мир средства уничтожения жизни на планете Земля. Более того, исследуя результаты ядерных реакций ученый озабочен лишь нахождением каузальной связи между причиной, вызывающей цепную ядерную реакцию, заключающейся в накоплении критического числа радиоактивных атомов в фиксированном объеме пространства и неотвратимости физического следствия этой концентрации в форме выделения энергии в последующем ядерном взрыве.

Наука ищет воплощение закона причинности, по которому одна единственная причина вызывает один единственный результат. В этой детерминированной ситуации свободы не существует и ученым, оперирующим в жестких рамках детерминизма, сама концепция человеческой свободы, как естественный феномен не ощущается.

Наше, человеческое, все еще не побежденное, ощущение исключительности homo sapience, его принципиального отличия от мира зверей, не отменено учеными-материалистами и атеистами, а также убедительными аргументами Чарлза Дарвина, заявившего что:

«Человек со всеми его благородными качествами, с симпатией ко всем обездоленным, с добротой, обращенной не только к другим людям, но даже к самым скромным живым существам, с его богоподобным интеллектом, который проник в движение и структуру солнечной системы, со всеми этими высокими способностями он все еще несет в своем теле несмываемую печать своего низкого [животного] происхождения».

В этой главе о человеческом достоинстве Сакс обсуждает вопросы евгеники и ее безжалостного применения в течении господства немецкой формы нацизма. В целях создания совершенной расы арийцев, бывшей одной из центральных целей Германского Рейха нацисты сначала стерелизовали, а потом просто уничтожали умственно и физически неполноценных людей, убивая их угарным газом. Именно нацистская форма евгеники, как уничтожения нежелательных людей для предохранения расы от их неполноценных потомков, явилась моделью «окончательного решения еврейского вопроса». Холокост начался после того, как нацисты пришли к решению, что евреи не должны существовать в новой арийской Европе. 11 миллионов европейскх евреев были приговорены к уничтожению на совещании под председательством Гейдриха в Ванзейской вилле под Берлином в 1942 году.

Однако современная гуманистическая идея поддержания психически и физически неполноценных людей, являющаяся нормой современного общества, но и евгеническая идея оберегать будущее поколение от врожденных психических и физических дефектов являются позитивными и разумными. С развитием генетики в будущем, возможно не очень далеком, появится возможность исправлять психические и физические несовершенства организмов, не принося людям психических и физических страданий. Такая евгеника существенно улучшит человеческую психику и его физическую форму и может стать важным инструментом усовершенствования человеческой жизни.

Хотя марксистское заблуждение принесло бессчетные страдания человечеству, теория и практика нацизма является самым страшным и самым смертоносным заблуждением людей. Однако нацизм резко отличается от смертоносной и эгоистичной тирании, существовавших в 20-ом столетии христианской эры монстров Сталина, Мао и Пол Пота.

Сакс считает, что научный подход к этической сфере человека является одной из вредных идей. Но научный подход остановить невозможно. Научный поиск конфигурирован в человеческом сознании. Сакса пугает возможный пересмотр отношения к преступлениям.

«Правосудие исчезнет, ​​и на его место придет социальный контроль. Наступит «прекрасный новый мир» по предсказанию Олдоса Хаксли, в котором люди больше не имеют целей, не мечтают, не любят, но только живут в состоянии постоянного умиротворения, вызванного воздействием наркотиков, изменяющих сознание и порождающих виртуальные ощущения, что стало возможным уже сегодня».

Лапидарное описание в Торе ненависти Каина к Авелю, ясно показывает, что она сильнее Каина и остановить ее волей или силой рассудка невозможно. Если бы Каин жил в одном из 23 штатов Америки, он бы попал бы лет на 10 в deathrow (в смертники).

Но в мире будущего Каин попал бы в генетическую клинику, где у него были бы удалены кровожадность и его бы снабдили бы надежными психологическими тормозами.

Основанные на науке успехи технологии, проникшие в наши дни в каждый дом на всех континентах, вызывают все большее доверие к научным объяснениям мироздания и человека, как бы отрывочны и ограничены они не были. Религия уходит из повседневной жизни современного человека. Люди ожидают новый, не религиозный нарратив вселенной.

А религиозный нарратив вызывает острые вопросы о природе Бога. Если он всесилен и всеведущ, зачем он создал змея искусителя? Разве он не предвидел искушения Евы съесть яблока с дерева познания добра и зла и стать мудрой как Бог. И разве это преступление стать мудрой? И такой ли это великий первородный грех нарушить правило, регулирующее жизнь в раю, никому не принесшее ничего плохого. И быть изгнанными из рая за этот не столь страшный проступок.

И зачем дать волю кровожадному Каину? А допустить Холокост?

Религиозный Иудео-Христианский нарратив теряет убедительность и требует объяснений, не столь далеких от очевидности, как его толкование священниками.

Наука становится все более важным источником удовлетворения метафизических вопросов, но она далека от концепции человеческой свободы, катороя по мнению Джонатана Сакса, является главным отличием человека от всего, что есть в мироздании.

Наука служит закону причинности, основанноиу на мировом детерминизме абсолютно исключающим свободу воли. Надежда на содружество науки и религии в вопросе о человеческой свободе абсолютно нереальна.

Квантовая механика с ее утверждением-предположением, что в микромире одна причина может вызвать разные следствия, демонстрирует существование свободы в материальном мире. Однако квантовомеханическая неопределенность в законе каузальности опровергается с двух позиций. Первое возражение состоит в невозможности сделать измерения без нарушения состояния объектов измерения, ставящее под вопрос действие закона причинности в микромире. Второе, все еще актуальное, возражение принадлежит Эйнштейну. Квантовая механика еще не завершена как научное направление физики.

Следует согласиться, что детерминизм, а не свобода воли, является побудителем мыслей и действий человека.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Ури Андрес: Возможно ли сотрудничество между Богом и наукой?»

  1. Уважаемый Benny,
    Вслед за уважаемым Юрием Ноткиным прошу терпения. Ответ, почти точно на Ваши вопросы, будет

  2. Уважаемый Ури,
    Можно я перефразирую Ваш вопрос «Возможно ли сотрудничество между Богом и наукой?» на ««Возможно ли сотрудничество между религией (точнее, верующими) и наукой (точнее, учеными)?» Если так поставить вопрос и вспомнить, что среди ученых верующие еще не стали ископаемыми, то и ответ может оказаться положительным, хотя и не в Вашем духе. Являются ли верующие ученые реликтами прошлого или нет, зависит от ответа на вопрос, способна ли наука сформулировать (идет ли она прогрессирующе к тому, чтобы сформулировать) непротиворечивую и целостную картину (теорию) мироздания на всех его уровнях. Не привлекая обширную и меняющуюся по своим настроениям литературу, позволю себе сослаться на свою статью: «Онтологическая диалогичность мира: признание трансцендентного», Вопросы философии, №5 (2010) (есть онлайн). Пока надежды нет!

    Научное знание (современная парадигма) по своей природе конструирует концепты, несводимые к эпистемологическому единству? Вы уверены, что в будущем они сведутся? Если да, то на каком историческом и эпистемологическом основании? Если нет, то какова рациональность Вашей позиции?

    Вы указываете на позицию лорда Сакса, что свобода выбора, подобная Богу и полученная от Бога, отличает человека от мира животных и от всего другого из чего состоит Вселенная. Это верно с важным дополнением: Человека отличает наряду со способностью развивать науку (эпистемологическое сознание) также и воображение будущего (на основе нравственного сознания) и способность творить воображаемый мир (художественное сознание).

    Вы пишите: «Ученый- исследователь не озабочен влиянием результатов его открытий на human
    Всегда ли? После бомбардировок японских городов:
    Оппенгеймер: Мы ощущаем кровь на своих руках.
    Трумэн: Ничего, это легко смывается водой.
    .
    Политик, не ученый, умыл руки

    Комментарий в «Мастерской» не должен превращаться статью. У меня еще будет повод сказать свое слово на эту тему. Пока что я ограничусь только утверждением, что Ваша постановка вопрос о «невозможности сотрудничества Бога и религии» осталась вне реальной проблематики, которую раскрывает рабби Сакс. Воля и действия Бога не входят в уравнения науки и в ее гипотезы. Формулы науки не входят в Откровение. Речь идет о сотрудничестве религии и науки вплоть до их содружества, которое должно заключаться (реализоваться) как моменты целостной жизнедеятельности людей, включающей в себя научное познание и социальное творчество с нравственным сознанием. Это утверждение может потерять смысл только, если верить, что наука прогрессирует к полному знанию мира и к полному решению проблем человеческого существования. Вы верите?

    Я не буду много останавливаться на Вашей абсолютизации детерминизма, даже в науке. Квантовая механика не ввела «свободу волю» в физическую теорию (понятие свободы лежит вне физики), но сделало проблематичным значение «детерминизма» внутри самой физики. Парадокс Эйнштейна — Подольского — Розена, указывающий на неполноту квантовой механики с помощью мысленного эксперимента, указывает также на проблематичность понимания детерминизма в квантовой механике (если уж постулировать детерминизм как необходимое условие научного знания). Это парадокс все еще обсуждается физиками, но не повлиял на успехи квантовой механики как научной теории. А будущая единая теория, если она и будет создана, вообще поставит под вопрос критерий детерминизма, не имеющий смысла вне экспериментального подтверждения. Я уверен, Вы читали «Мечты о единой теории» Стивена Вайнберга и обратили внимание на указанные там критерии успешности единой теории (скорее пифагорейские, нежили экспериментальные, хотя сам Вайнберг очень антирелигиозен).

    Проблема свободы воли столь же стара, сколь стара философии и наука. Мне кажется, Вы слишком кавалерийски проскакали через нее, постулировав очевидность «детерминизма» в научном (своем!) понимании человека. Здесь не место писать трактат на эту тему. Только спрошу Вас: Вспоминая наши собственные жизни, кто и как эмигрировал из Советского Союза до его развала, деятельность диссидентов и т.д., можете ли Вы с чистой интеллектуальным сознанием повторить сказанное Вами : «Детерминизм, а не свобода воли, является побудителем мыслей и действий человека”? Иногда полезно, прежде чем думать о науке, подумать о собственной жизни.

    Вы задаете вопросы, почему Бог дал волю Каину убить Авеля, почему Он допускает зло в мире? Я не буду убеждать Вас принять ответы рабби Сакса, но буду убеждать Вас помнить, что эти вопросы были известны верующим людям задолго до возникновения науки. Однако…

    Я должен закругляться. Что меня еще насторожило, так это Ваша уверенность что наука (генетика) создаст идеального человека: “ Но в мире будущего Каин попал в генетическую клинику, где у него были бы удалены кровожадность и его бы снабдили бы надежными психологическими тормозами.” Как насчет ревности к гулящему мужу, зависти к талантливому человеку, воровства от голода, предпочтения своих детей чужим, сексуального вожделения не к месту и пр. и пр. Вы верите, что наука определит «идеального человека» (наверное, по подобию гемафродита, чтобы избежать трений между полами) и его компьютеризованное воспроизводства родтведит Ваше мнение об иллюзорности свободы воли. Жуть!

    На этом кончаю свой ответ Вам с искренней благодарностью за возможность прочитать мнение оппонента, которое позволило меня еще раз высоко оценить мысли рабби Дж. Сакса.

  3. Уважаемый Бенни из Торонто,
    в статье Ури Андреса воставлен конкретныой форме вопрос : «Возможно ли сотрудничество между Богом и религией?», перефразирующей в несколько более парадоксальной форме название книги авторитетного представителя религии, а именно иудаизма, рабби Сакса «TheGreat Partnership.Goad,Science,Religion.and the Search of Meaning», что в переводе Бориса Дынина выглядит, как Великое Содружество, Бог,наука, Религия и поиск смысла».
    Эта не новая тема по-прежнему волнует умы и вполне заслуживает дискуссии.Но не кажется ли Вам, что эта дискуссия будет более плодотворной, если ограничить свой соблазн пуститься в выкладку собственных длинных рассуждений по этому или связанному поводу, порой уводящих от прямо поставленной темы, а дать прежде наряду с авторитетным представителем религии слово по крайней мере не менее авторитетному представителю науки, причем именно по этой теме. Я постараюсь приложить все свои усилия, чтобы реализовать эту цель и буду рад, если сумею реализовать эту цель, подискуировать с Вами и другими комментаторами.

    1. Уважаемый Юрий,
      Вы обратились ко мне, но я совсем не понял почему вам мешают мои комменты — меня интересует эта тема, и я стараюсь отвечать аргументированно.

      Кстати, в книге раби Сакса речь идёт не об боге а об людях:
      1) наш рациональный и научный подход безусловно верен, но он ищет ОБЪЕКТИВНУЮ истину — и поэтому он не может доказать или опровергнуть субъективную истину (например: субъективное ощущение смысла в случайных событиях собственной жизни).
      2) для людей, вопрос о существовании бога (как поиск субъективной истины) это не цель, а всего лишь средство чтобы ответить на очень практические вопросы, на которые наука нам отвечает «очень грубо» 🙂 :
      — есть ли смысл в человеческой жизни, кроме как получить побольше удовольствий и поменьше страданий в течении жизни ?
      — есть ли свобода воли у человека или это только иллюзия ?
      — есть ли справедливость как цель сама по себе, или это только средство для какой то другой цели ?

      Извините за длинный ответ.

  4. Автор: «…детерминизм, а не свобода воли, является побудителем мыслей и действий человека.»
    А желание НЕ заниматься наукой, за которой можно признать детерминизм (результат может быть только 0 или 100%), тоже не является свободным выбором? Способность человека преодолеть биологическое ради идеи/веры (не присутствует у животных) — тоже не результат свободного выбора?

    Автор: «Надежда на содружество науки и религии в вопросе о человеческой свободе абсолютно нереальна.»
    Не поняла, кто бьется за это содружество?

  5. Уважаемый Ури,
    Я понял из книги рабби Сакса совсем другие вещи:
    Когда человек принимает РАЦИОНАЛЬНОЕ решение, то он руководствуется как минимум одной ЦЕЛЬЮ, например: прямая личная выгода (получить удовольствие, избежать страданий), следовать инстинкту, следовать своим убеждениям.
    Именно 2 последние цели и доставляют самое большое удовольствие и часто бывает ОЧЕНЬ нравственными, например: любить свою семью, свой народ и быть порядочным человеком; следовать «категорическому императиву» Канта; желание сделать наш мир лучше и справедливее; уважать самого себя и поэтому не изменить своим убеждениям даже под пытками и казнью.
    Это всё верно и для 100% атеиста и для 100% верующего и совсем никак не связанно с наукой или со «свободой воли», реальной или воображаемой.

    Разница между рациональными атеистом и не-атеистом (не верующий а именно НЕ 100% атеист) проявляется в другом: у атеиста ВСЕ его цели служат его «Я» — напрямую или косвенно, а у не-атеиста, в добавление к этому — некоторые цели служат чему то ПОСТОЯННОМУ И БОЛЕЕ ВАЖНОМУ чем его «Я», и поэтому у него могут быть НОВЫЕ цели, например: «ценить жизнь людей» или «убить неверных» — и эти цели будут сильно влиять на его убеждения.

    Из этого следуют следующие выводы:
    1) наука и религия, как концепции — НЕ МОГУТ противоречить друг другу (конечно, до тех пор пока наука не поймёт как человек выбирает чему служат его «цели») — и детерминизм тут совсем не важен.
    2) религия, как концепция — ДОБАВЛЯЕТ что то человеку и человечеству, что наука В ПРИНЦИПЕ не может дать, но это может быть хорошее или плохое.
    Книга рабби Сакса объясняет ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ значение этой «добавки» в особом случае»: когда жизнь, свобода и достоинство людей являются основой религии.

    1. По моему — вопрос в заглавии статьи поставлен не правильно и поэтому он не имеет ответа.
      Согласны ли вы, что вопросы внизу они более правильные или вас интересует другие вопросы ?
      1) Возможно ли сотрудничество между «рациональным поиском объективной истины» и «рациональным поиском субъективной истины» ?
      2) Может ли идея об боге-личности, творце вселенной и судьбы каждого человека быть субъективной истиной ?
      3) Существует ли противоречие между «субъективной истинной» (бог существует и тора это его откровение) и известной нам «объективной истиной» ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *