Анатолий Зелигер: Дал дуба

 445 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Анатолий Зелигер

Дал дуба

Спальня Сталина. Широкая кровать, диван, кресла. В спальне постаревший Сталин и Лидия.

Сталин. Ты, Лидия, поднимаешь вопрос об отдельной квартире для твоей семьи. Нужно обдумать твою просьбу и принять решение. Ты напоминаешь о своих заслугах перед страной. Они действительно велики. Не считаясь с большой занятостью на театральной сцене и семейными обязанностями, ты безотказно приходишь ко мне уже в течение десяти лет. Раздевайся. Ты старательна, и этим вносишь свою лепту в строительство коммунизма.

Лидия. Товарищ Сталин, служу Советскому Союзу!

Сталин. При решении поднятого тобой вопроса нужно учесть следующее. Во-первых, каждый большевик должен отдавать все силы служению Советскому Союзу, во-вторых, он должен служить по велению сердца, в-третьих, он должен служить бескорыстно.

Лидия (плачущим голосом). Но я больше не могу без отдельной квартиры! (обнимает и целует его).

Сталин. При социализме каждый получает в зависимости от количества и качества его труда. Лидия, ты получишь отдельную квартиру.

Лидия радостно прыгает на месте. Поет могучим оперным голосом: «Не брани меня, родная, что я так его люблю». Ложится в постель.

Лидия. Товарищ Сталин, я вас жду.

Сталин, не торопясь, раздевается. Вот он почти голый. Делает два — три разминочных упражнения. Нажимает кнопку. Звучит партийный гимн: «Вставай, проклятьем заклейменный». Он почесывается. Кряхтя лезет в постель. Задергивается полог. Прекращается партийный гимн. Звучит гимн Советского Союза: «Союз нерушимый». Через некоторое время перестает звучать гимн. Из- за полога вылезает Сталин. Кряхтя и прихрамывая, идет за сцену. Слышно, как льется вода в душе. Полог отодвигается. На кровати сидит Лида.

Лидия. И почему я должна ублажать этого противного старикашку?

Кривляясь, изображает Сталина. Появляется Сталин. Он старательно вытирает полотенцем разные части тела.

Сталин. Иди помойся. Не люблю грязнуль.

Лида послушно проходит через сцену.

Сталин. Конечно, давалка не первый сорт. Но приятно, что интеллигенция. Все же народная артистка. (Помолчал немного). Да и привык я к ней.

Появляется Лида.

Сталин. Ну, как, хорошо я попрыгал на тебе?

Лидия. Товарищ Сталин, вы все делаете лучше всех.

Сталин. То-то. Да и ты не промах. В такое тяжелое, можно сказать, грозное время каждый должен как можно лучше выполнять свои обязанности.

Лидия. Я понимаю, вы об этих извергах.

Сталин. Ты думаешь, они отравляли только руководителей. Они отравляли всю нашу партию, весь наш народ.

Лидия. Тихий ужас!

Сталин. Не тихий, а громкий.

Лидия. Конечно, товарищ Сталин. Выселить их всех надо к чертовой матери.

Сталин. Ты правильно понимаешь линию партии. Вина на них и их детях. Мы их выселим, как выселили кулаков, и твердым большевистским шагом пойдем дальше вперед.

Лидия. Товарищ Сталин, я восхищаюсь вами, восхищаюсь славной большевистской партией, ведомой гениальным Сталиным.

Сцена 2

Большая комната. Посредине накрытый стол. Множество бутылок, закусок. За столом Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Хрущев. Все немного под градусом.

Сталин. Меня всегда интересовал вопрос, кто больший бабник: Николай или Лаврентий. Георгий, какое твое мнение?

Маленков (надул щеки, как бы тяжело размышляя). Я думаю, первое место у Коли, ибо у него гарем, а Лаврентий все больше по одиночкам промышляет.

Хрущев вскакивает и пляшет, изображая женщину.

Хрущев (Булганину). Коля, Коля, Николай, Коля, Николашка,
Ты не сделай так мене, как Палашке Яшка!

Сталин. Как же наградим победителя? Жду предложений.

Берия. Пусть залезет под стол и выпьет там стакан водки.

Сталин. Принято. Давай, Коля.

Хрущев наливает Булганину стакан водки. Булганин лезет под стол, держа в руке наполненный стакан.

Хрущев. Коля! Не подкачай!

Сталин дирижирует.

Все вместе. Пей до дна, пей до дна, пей до дна! Ууу!

Хрущев пляшет вприсядку около вылезающего из-под стола Булганина.

Хрущев. На гулянье собирался,
Батька дал мне пятачок.
Матка глазом подмигнула –
Не напейся, дурачок!

Булганин вылез из-под стола.

Булганин (Маленкову). Смотри, окунь зевнул.

Маленков привстает, наклоняется над столом. Булганин кладет ему на стул помидор. Маленков садится и тут же вскакивает. У него на брюках большое мокрое пятно. Маленков со столовым ножом в руке бежит к Булганину. Тот убегает. Все дико хохочут.

Сталин. Ну, хватит шутить! Пора поговорить о серьезном.

Все усаживаются.

Сталин. Почему возникла политическая необходимость выселить евреев? Я хочу услышать, как вы ответите на этот вопрос. Николай?

Булганин. Выселение евреев улучшит жилищные условия населения.

Сталин. Наивно. Но что-то в этом есть. Георгий?

Маленков. Оздоровить физически и морально население.

Сталин (иронически). Ну, ты в этом деле знаток. Изучил проблему, когда дочь была замужем за евреем.

Все одобрительно хихикают.

Маленков (тихо бормочет). А у самого-то не было зятя еврея.

Сталин. Лаврентий?

Берия. Ударить по проискам иностранной агентуры!

Сталин. Разумно, но узко. Никита?

Хрущев. Эх, хорошо без евреев! (Выкрикивает).
Самолет летел,
Колеса терлися.
Мы не звали вас,
А вы приперлися.

Сталин. Никита, помолчи!

Маленков {Хрущеву). Своими частушками ты, Никита, серьезное обсуждение превращаешь в балаган.

Хрущев подбегает к Маленкову, щекочет его под мышками. Маленков визжит по-женски. Общий смех.

Сталин. Никита, сядь! Вы — слепые котята и не видите главного. {Медленно и торжественно). Мы на пороге новой войны, войны последней в истории человечества. Наша армия покорит Европу, Китай ударит по Индии и Японии. Мы похороним капитализм, сотрем с лица земли этот живодерский строй.

Бурные аплодисменты. Все выражают беспредельное восхищение мудростью вождя. Хрущев широко раскрыл рот — он похож на Иванушку-дурачка. Берия вознес руки к небу, как бы благодаря Всевышнего за то, что он дал миру такое сокровище. Булганин стоит по стойке «смирно». Он выпятил грудь и отдает честь. Маленков с упоением отбивает на животе военный марш.

Сталин. Но как поднять на новую войну русский народ, который понес большие потери и еще не пришел в себя после предыдущей войны? Как воодушевить его и подготовить к великой миссии? Есть безотказное возбуждающее средство — это национальное чувство. Сейчас мы убедили русский народ, что он самый — самый лучший на свете. Им уже можно выстрелить по капитализму. Но чтобы выстрелить, нужен порох. Порох — это евреи. Подожжем евреев и выстрелим русскими. Понятно?

Берия. Гениально!

Маленков. Гениальное всегда просто.

Булганин {поет). Смело мы в бой пойдем за власть Советов.

Хрущев (с воодушевлением). И как один умрем в борьбе за это.

Сталин. Война будет тяжелой и разрушительной. Не исключено использование атомного оружия. Возможно, от русского народа останутся крохи. Но разве это имеет значение, когда речь идет об установлении прекрасного социалистического строя на земле. Теперь вы поняли, почему нужно выселить евреев?

Берия. На это можно ответить только одно. Великому стратегу нашей партии «ура»!

Все. Ура!

Булганин. Великому полководцу всех времен и народов «ура»!

Все. «Ура»!

Хрущев. Нашему отцу и учителю «ура»!

Все. ‘Ура»!

Маленков. Великому организатору мировой революции «ура»!

Все. ‘Ура»!

Сталин вдруг встает, поворачивается ко всем спиной и медленно, пошатываясь, уходит из комнаты. Все четверо с удивлением смотрят ему вслед. Длительная пауза. Полная неподвижность. Наконец, Хрущев встает со стула и на полусогнутых подбирается к двери и смотрит в щелочку. На цыпочках возвращается к столу.

Хрущев (шепотом). Лежит.

Булганин ложится на пол и по-пластунски ползет к двери. Просовывает нос в щелку. Встает. Отряхивается. Возвращается к столу.

Булганин {уверенно). Лежит.

Берия и Маленков решительно идут к двери, открывают ее и входят во внутрь. Возвращаются обратно.

Берия. Издох!

Маленков. Издох, без сомнения.

Хрущев (улыбается до ушей, проделывает немыслимые па). Ой, радость-то какая!

Берия. Тиран мертв — дышать легче!

Маленков. Народ избавился от этого идиота.

Булганин. Да, старикан под конец совсем одурел.

Вожди берутся за руки, образуя хоровод. Идут по кругу и поют: «Как по улице метелица метет». В волю напевшись, выстраиваются в линию, подходят к краю сцены и хором:

Все (громко и радостно). Сосо, Коба, Джугашвили, Сталин издох!

Хрущев (хватается за голову и кричит). Хорошо, братцы, как в раю. Праздник-то какой!

Занавес опускается. Звучит «Болеро» Равеля.

КОНЕЦ

Print Friendly, PDF & Email

39 комментариев к «Анатолий Зелигер: Дал дуба»

  1. Уважаемый модератор, я сожалею, что нарушил правила форума, но согласитесь, что господин Тененбаум не сказал ни слова о содержании пьесы, а только произносил «страшные» слова. Как можно
    назвать гнилым кочаном непрочитанную пьесу? Еще раз извиняюсь за непроизвольное
    нарушение правила форума.

  2. Я бы хотел сказать несколько слов о замечаниях Бориса Тененбаума. На сколько я знаю, он занимается популяризацией общеизвестных исторических фактов. Никакого отношения к художественной литературе не имеет. Я бы не стал обращать внимания на его замечания, если бы своей грубостью и наглой бесцеремонностью он не превысил все допустимые пределы. К сожалению, придерживаясь норм интернета, я не могу назвать его теми именами, которые он заслуживает, и не могу его послать туда, куда мне бы хотелось.
    Модератор: правила нашего форума, господин Анатолий Зелигер, одинаковы для всех, как читателей, так и авторов. Персональные оскорбления, пресловутые «посылание» категорически запрещены. Я внимательно прочитал все отзывы на вашу пьесу господина Тененбаума. Везде он пишет о пьесе и только о пьесе, пусть негативно, но ни словом не касаясь личности автора. А вот вы в своих ответах ни словом не пытаясь дискутировать по существу, немедленно переходите на личность: он де со «своей грубостью и наглой бесцеремонностью» «отношения к художественной литературе не имеет» — так вы напечатались не в ученых записках кафедры литературоведения, здесь любой читатель, даже без диплома литинститута, может высказаться. Ну а детская хитрость — «не могу его послать туда, куда мне бы хотелось» — квалифицируется как явное персональное оскорбление. Господин Зелигер, прошу вас придерживаться норм вежливости. Отдавая свое произведение на суд читателей, автор должен быть готов и к холодному приему, и к разгромным рецензиям. Альтернатива — не печататься вовсе. Отвечая на критику, даже недоброжелательную, нельзя копаться в биографии рецензента или характеризовать его личные качества. Альтернатива — не отвечать вовсе.

  3. Хотелось бы, чтобы мои уважаемые критики не зацикливались лишь на одной пьесе, а оценили все четыре
    При наличии четырех гнилых кочанов капусты достаточно посмотреть на первый. Все, что свыше этого — перебор.

  4. Я призываю моих критиков прочитать мою пьесу «Алия из России» и высказать свое мнение о ней. Я также отправил в редакцию мою пьесу «Император Николай Второй». Хотелось бы, чтобы мои уважаемые критики не зацикливались лишь на одной пьесе, а оценили все четыре. Было бы интересно услышать мнение моих оппонентов о всех четырех пьесах.

  5. Возможно, я чего-то не понимаю. Возможно, это действителльно лубок, или один из «измов», с особым взглядом на события, но во всех случаях автору ( сужу по участию его в комментариях).по моему, нехватает самокритичности.

  6. Хочу напомнить некоторым моим критикам, что, если бы Коба прожил еще несколько месяцев, не было бы в живых ваших бабушек, дедушек, ваших родителей и, следовательно, вас самих. Кто,из 11 миллионов выселенных, так называемых кулаков, остался в живых? Единицы.

  7. Victor-Avrom
    — Sat, 29 Sep 2012 18:45:20(CET)

    Моисей Борода же, в отличие от, именно врёт и
    очеловечивает образ Вурдалака, написав о том, что Сталину
    якобы нравился Моцарт и что Юдина записала 23 концерт
    Моцарта якобы по желанию Вурдалака
    (Она его записала в 43 или 44 году, но на пластинку 78 оборотов
    он бы не вошёл.)
    ————————————————————————————
    Беда в том, что у вас свои собственные представления о том как надо писать сказку-сатиру…
    Гениальный Тарантино в одном из своих последних фильмов про финал WW2 такого наплёл, что уму непостижимо. И ничего — зритель принял. Даже хвалили как дело рук мастера.
    В таких сказках-сатирах дело не в протокольной правде, а в той реакции, которую произведения вызывают в читателе или в зрителе.
    Хуже другое: конец вдохновения и начало массовой литературной штамповки.
    P.S. И уж дураком Вурдалак не был. Читал произведения новой советской литературы и критиковал их. Правда, критика могла для писателя или драматурга закончится тюрьмой или могилой. Ругулярно похаживал в театр, где время от времени выбирал себе метресс и т.д.
    Так что фабула пьесы Зелигера не совсем высосана из пальца.

    P.P.S. Вход в Гостевую прочно заварен,- не пробиться. Чего вы там, ребята, понаделали? Одни проходят, другие нет…

    1. Так что фабула пьесы Зелигера не совсем высосана из пальца.
      ____________________________________________________________________
      Безусловно не высосана.

      Одна из постоянных любовниц Сталина ведущая оперная актриса Большого театра, народная артистка РСФСР, народная артистка Грузинской ССР, трижды лауреат Сталинской премии В. А. Давыдова рассказывает о своем высокопоставленном любовнике: «Сталин — кривоногий, низкорослый, костлявый, неуравновешенный, грубый, завистливо-капризный — лежит рядом со мной на одной кровати, и я обязана его целовать, обнимать, ласкать…

      Рассмотрела его как следует: роста маленького, тело на редкость некрасивое, костлявое, ключицы выпирают, позвонки выделяются, туловище узкое и короткое, а руки и ноги чрезмерно длинные. Правая рука длиннее левой…

      В его характере: злобность, помноженная на злопамятство, мстительность и неверие…

      Со Сталиным я была в интимной связи 19 лет. Он меня любил по-своему и всегда с нетерпением ждал моего появления… Могу сказать, что все годы вынуждена была претворяться, играть в страсть».

      1. Продолжение.

        Если считать В.А.Давыдову прототипом Лидии, то между первой и второй сценой прошло более 20 лет. Квартиру трехкомнатную Народная артистка получила через месяц после первого свидания.

        Источники
        http://readr.ru/k-enko-i-dr-chastnaya-ghizn-voghdey-lenin-stalin-trockiy.html?page=35#

        http://www.kodges.ru/93959-ispoved-lyubovnicy-stalina-audiokniga.html

        Извините, не знаю как сделать ссылки активными.

        1. Уважаемый Сергей Чевычелов!
          По-моему, Вы сослались на «романы»-фальшивки,
          склёпаные халтурщиками на потребу быдла.
          Начиная с 20-х годов существовала система жёсткой регистрации
          ВСЕХ лиц, встречашихся со Сталиным. Там регистрировали даже лиц,
          только ожидавших вызова, но не вошедших в его кабинет или иные апартаменты. Среди них нет никаких певиц и иллюзионистов.
          Единственной женщиной, которая была рядом с ним все его последние послевоенные годы, была рядовая сотрудница МГБ Истомина — его кухарка, уборщица, прачка и (?). Это более-менее достоверно известно со слов его личной охраны.

  8. Я бы согласился с оценкой «пошло», если бы я рассказывал о Саше и Маше. Но речь идет об отвратительном человеке, организаторе террора, небывалого в истории России, о бездарном военном руководителе, обезлюдившем Россию, портреты которого недалекие люди до сих пор носят на демонстрациях. У меня к нему личный счет. Я никогда не забуду 52-53 годы. Пусть походит перед зрителями в кальсонах, а лучше и без них.

  9. Victor-Avrom on 29 Сентябрь 2012 at 17:56

    Приятно, когда аудитория ко мне прислушивается. Ведь
    раньше по поводу кошмарных сталиниан Бороды Вы писали:

    Aschkusa
    — at 2011-07-13 19:59:40 EDT
    Чудесный сюр, прямо в нео-Гоголевской традиции.
    Читается на одном дыхании.
    Замечательно!
    Reply
    —————————————————
    То-то и оно, Виктор. Что хорошо было, то и читалось «на одном дыхании».
    А вот когда автор стал лепить из рассказа в рассказ унылую и похожую тягомотину скучным конвейерным методом, то дыхалка выдохлася.

  10. Вариация на тему:

    А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
    Он играет услугами полулюдей.
    Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
    Он один лишь бабачит и тычет…

    О. Мандельштама навряд ли кто-нибудь когда-нибудь переплюнет.

    Литературно может быть и хорошо, не берусь судить. Исторически вторая часть не верна.

  11. Уважаемый тезка (могу совершенно искренне написать — глубокоуважаемый), почему у Вас эта пьеса вызвала неприятие более сильное, чем у других? Я понимаю ещё наших дам: пошло, грубо, вульгарно и т.д. Да ведь именно всё так и было, даже — хуже. Не знаю о сексуальных способностях вождя, когда он перевалил за 70, но в более молодые годы (период туруханской его ссылки, к примеру) к нему девки по ночам в окно лазили — оценили (из достоверного источника, поверьте).
    Вот пишут комментаторы: лубок, примитивизм…
    А это тоже примитивизм?
    — Мы на пороге новой войны, войны последней в истории человечества. Наша армия покорит Европу, Китай ударит по Индии и Японии. Мы похороним капитализм, сотрем с лица земли этот живодерский строй.
    — Но как поднять на новую войну русский народ, который понес большие потери и еще не пришел в себя после предыдущей войны? Как воодушевить его и подготовить к великой миссии? Есть безотказное возбуждающее средство – это национальное чувство. Сейчас мы убедили русский народ, что он самый – самый лучший на свете. Им уже можно выстрелить по капитализму. Но чтобы выстрелить, нужен порох. Порох – это евреи. Подожжем евреев и выстрелим русскими. Понятно?
    — Война будет тяжелой и разрушительной. Не исключено использование атомного оружия. Возможно, от русского народа останутся крохи. Но разве это имеет значение, когда речь идет об установлении прекрасного социалистического строя на земле. Теперь вы поняли, почему нужно выселить евреев?

    Я так не считаю. Эта версия более других имеет право на существование, и воспринимается она в такой форме, мне кажется, лучше, чем в формате серьезной статьи.
    Впрочем, особо апплодировать я бы тоже не стал. Конечно, не Булгаков.

  12. Нешуточные страсти разыгрались в Гостевой по поводу пьесы г-на Зелигера. Призывы к цензуре, к забаниванию, обвинение в порнографии и т. д.
    Пьесушка написана в стиле Сommedia dell’arte и я вынуждена согласиться с мнением V.-A., что она намного лучше сталиниан уважаемого Моисея Борода, перу которого принадлежат несколько очень качественных новелл (но не сказок и сталиниан).
    Пошлость — да полноте, — ханжество это.
    Тут у людей дети работают в американском кинематографе, жёны — в искусстве, а сами-то комментаторы, очевидно, уже век не были в модерном театре или в кино, где писают и какают на сцене и в фильме или ради искусства занимаются сексом. Причём это не порнографы, а серьёзные художники и артисты. Мюзикал „Oh! Calcutta!“ увидел сцену в 1972 г., год спустя — знаковая пьеса Питера Шеффера – „Equus“ — ежели народ знает о чём я говорю и т. д. и т. п. Такая «пошлость» — сегодня тоже язык театра.
    Автор мог бы копнуть, конечно, поглубже, но из каких-то соображений не захотел. А портить ему и другим нервы нечего. Тут ещё и не такая хреновина печаталсь. Успокоится бы надобно…

  13. Уважаемый Марк, я не Зингер, а Зелигер. К оппонентам следует относиться с уважением. Я с полной ответственностью заявляю, что призыв к снятию с портала моей работы, то-есть, к затыканию глотки является подлостью.

    1. «…призыв к снятию с портала моей работы, то-есть, к затыканию глотки является подлостью…»
      Ой, как некрасиво, мистер Зелигер!

    2. Aschkusa
      — Sat, 29 Sep 2012 01:12:05(CET)

      Нешуточные страсти разыгрались в Гостевой по поводу пьесы г-на Зелигера. Призывы к цензуре, к забаниванию, обвинение в порнографии и т. д.
      ————————————————————————
      Господин Анатолий Зелигер!

      1. Примите мои извинения по поводу искажения в написании вашей фамилии. Каюсь, виноват, не перепроверил перед нажатием на «Enter». Готов нести наказание. Не хотел. Бывает.
      2. Мое обращение к Вам Вы сочли возможным охарактеризовать словом «подлость». Последнее обстоятельство заставляет меня обратиться к Вам в третий раз. Но уже не поводу моего призыва, а по сути и форме Вашей реакции.
      2.1. Заглянем в словарь, например, Ушакова. Имеем:
      «“подлость”
      в словаре Ушакова

      ПОДЛОСТЬ, подлости, •жен.
      — только ед. •отвлеч. сущ. к подлый; низость, бесчестность, гнусность. Подлость его поведение и давно известна. Подлость характера.
      — Подлый поступок (•разг. ). Сделать подлость. Наделать подлостей. «Надменные потомки известной подлостью прославленных отцов.» Лермонтов. Нет такой подлости, на которую не пошли бы враги советского народа.»
      2.2. Итак, Вы в моем обращении к Вам лично, в моем призыве к Вам (заметьте: не к Редактору, не к общественности) нашли элементы подлости. Позвольте с вами не согласиться и усмотреть в Вашем ходе элемент лукавства и попытку уйти от сути обсуждаемого вопроса, а также попытку обвинить меня в низости, бесчестности и гнусности (точно по словарю!). Это серьезные обвинения, я мог бы настоять на обосновании их, но ограничусь еще одним призывом: впредь фильтруйте базар!
      2.3. Если бы я не был бы рядовым читателем Портала, а известным автором, известным Вам (Вы сетуете на это обстоятельство), то Ваша реакция была бы отличной от последовавшей?
      3 . Два слова Вашему защитнику под ником «Aschkusa»:
      Слова о цензуре, бане и порнографии до Вас никто не произносил, и прозвучали они от Вас.
      Против последнего, между нами с Анатолием, я не имею ничего против.
      С тех пор как в этом обвинили Исаака Эммануиловича, я пересмотрел свое отношение к этой части нашей жизни.
      4. Наступает «Суккот», переходите в суку, Хаг самеах!
      М.Ф.

  14. Уважаемый Марк Фукс, я хочу обратить Ваше внимание на комментарий с подписью «vitakh».
    Цитата: «В пьеске суть явления в определеной проекции представлена верно». В комментарии за подписью Viktor Avrom положительно оценивается вторая часть пьесы. Цитата: «Характеры даны выпукло». Виталий Гольдман положительно отозвался о пьесе. Был также комментарий за подписью Мая, которая написала «здорово». Этот комментарий почему-то стерт.Так что пьеса оценивается читателями по разному.
    Уважаемый Марк Фукс, я Вас не знаю, никогда не слышал о Вас, никогда не читал Ваших публикаций.В связи с этим,к сожалению, Ваша оценка для меня значит не более, чем оценки других читателей. Ваши претензии считать данный портал Вашим домом и становиться в позу защитника этого портала мне представляются смешными. Особенно странно, что Вы говорите о себе во множественном числе. Призываю Вас к скромности и объективной самооценке.

  15. Эта пьеса — фарс, в какой — то мере клоунада,как и предыдущая пьеса «Шут гороховый». Я полагаю, что ее можно играть на площади почти без декораций во время народных гуляний.
    Артисты могут быть одеты в яркие разноцветные одежды, на лицах маски, на головах колпаки. Оценивать пьесу с позиции произведений реалистического плана, конечно, неверно.Смотрите, например, мою пьесу «Алия из России». В отношении комментариев Бориса Тененбаума я могу сказать лишь одно: «Борис ты не прав!» Смотрите также: Google,Анатолий Зелигер.

    1. Уважаемый Анатолий Зиглер!
      Я бы не стал встревать в обсуждение вашего произведения, если бы не одно важное, на мой взгляд, обстоятельство.
      Ваша пьеса увидела свет на страницах порталов Е. Берковича. И хотя уважаемый Е.М. здесь хозяин, мы не совсем гости, это уже давно наш второй дом и нам небезразлична его судьба.
      Е.М. несет ответственность за нас, как приручивший нас к своему детищу.
      «Мастерская» — самое новое и, пожалуй, сейчас самое динамичное построение Редактора. Поначалу я опасался, что оно не будет соответствовать общему уровню изданий, но время показало, что опасения мои были напрасны. Все идет ОК и соответствует уровню заданной планки.
      Ваше произведение на мой, примитивный взгляд не соответствует этому уровню и отличается помимо всех остальных уже отмеченных коллегами качеств дурным вкусом. Если это обстоятельство ускользает от Вас, то это Ваша проблема.
      От Ваших сюжетных поворотов, сексуальных сцен, купания в метких характеристиках героев, глубоких анализов политических обстоятельств эпохи и догадок я со стула не падаю и не стал бы возникать, но «за державу обидно».
      Ваша уверенность в себе похвальна. А Ваши выражения:
      «Судя по откликам, я понял, что у пьесы большое будущее.»
      «Я полагаю, что ее можно играть на площади почти без декораций во время народных гуляний»
      по всей видимости, войдут в золотой фонд Гостевой.
      Мне бы хотелось бы уточнить, какую площадь Вы имеете в виду и что Вы подразумеваете под народными гуляниями?
      У нас в Израиле или быть может в России?
      Если Болотную, то не перенести ли действие в наши дни и с участием российских гимнасток?
      Я не могу сказать, что мне все начисто не понравилось у Вас. Мне нравится Ваша находка с болеро Равеля. Здорово!
      И все же мое предложение:
      «Я бы не очень возражал против снятия с портала «пьесы». По инициативе автора».
      остается в силе. Может, подумаете?
      М.Ф.

  16. Я уж помолчал-помолчал.
    Теперь выскажу.
    Никакой эта пьеска не лубок, не гротеск, не сатира.
    Просто фигня, каких пруд-пруди.

  17. Вообще-то жанр этой пьесы — лубок. Примитивизм, если вспомнить Пиросмани. Нельзя же критиковать Пиросмани за то, что у него люди не очень похожи на людей, руки и ноги не так поставлены, лица плоские. Это жанр такой. Вот и в пьесе использован жанр лубка. И смешно критиковать коврик с лебедями за то, что вода в пруду нарисована без волн.

  18. Уважаемыцй Борис Тененбаум, самоуверенность — это большой недостаток, а предельная самоуверенность — сестра глупости.

  19. Насчет голых персонажей, которых таким образом осмеивают — ну, само по себе, бывает. Так сказать — случается. Рабле почитать — мало не покажется. Но эта «пьеса», в отличие от Рабле, настолько чудовищно, непоправимо бездарна, что ее появление здесь я могу обьяснить только недосмотром редакции.

  20. Люди делятся на сталинистов и антисталинистов. Для первых написанное пошло.

    Итак, «люди делятся на сталинистов и антисталинистов» и различаются исключительно по одному признаку: нравятся ли им произведения Анатолия Зелигера…

    Нужны ли комментарии?
    Сталинист Элиэзер Рабинович

  21. Уважаемый коллега! Я далеко не ханжа, но, откровенно говоря, считаю, что сцены «а натурель» в вещах, не относящихся к жанру эротики, не говорят о серьезной работе автора. Можно без них обойтись: это же не «Анжелика»! Так, например, Рафаэль Сабатини в своей «Одиссее капитана Блада» прекрасно описал любовь Блада и Арабеллы Бишоп без единой сцены ПОЦЕЛУЯ! Примите это, как дружеский совет

  22. Я прочитал комментарий vitakh. Это первое разумное рассуждение. Вот такого рода отклики
    я бы хотел читать. Пожалуйста критикуйте, а не выкрикивайте нечто бездоказательное.

  23. Почему снят положительный комментарий Маи? Странно. Я уверен, что найдется режиссер, который покажет на сцене зрителям Джугашвили голышом(де натурель). В отношении так называемой пошлости. Что — то вы молчали, когда я подобным же образом высмеивал Гитлера.Смотрите «Шут гороховый». Я понимаю вашу логику. Гитлер чужой — пусть бегает голышом. А Кобачка — наше солнышко. Он должен ходить в приличном виде. Помолчали бы уж лучше.

  24. Отрывок, помещённый в Гостевой, показался мне интересным и я прочитал пьеску полностью. Судя по отзывам, этот отрывок «зацепил» не только меня (ведь читать всё подряд при сегодняшнем предложении невозможно). «Пошло» — понятие относительное и неоднозначное (это высказывание, естественно тоже пОшло) — это и Окуджаве кричали. В пьеске суть явления в определённой проекции представлена достаточно точно. Чуть с «бородой»… но зато с коротенькой (уместно вспомнить «сестру таланта»?). Непонятна причина массового ропота — это ведь «Мастерская» — человек показал свою работу или зарисовку, отрывок которой (повторяю), вас господа критики, заинтересовал (или вы уже там пошленькое узрели — быстренько признавайтесь). 🙂

    Однако, это высказывание автора: «Люди делятся на сталинистов и антисталинистов. Для первых написанное пошло.Оно бьет по их затаенным сладким чувствам» — видимо, результат не холодного разума, а разгорячённых чувств.

  25. Всегда можно подобрать несколько людей, которые выкрикнут что либо ругательное. Снимать пьесу по приказу случайных, никому неизвестных людей позорно и унизительно. Обратите внимание на отзыв Маи. Вы не знаете сколько таких отзывов еще будет. Люди делятся на сталинистов и антисталинистов. Для первых написанное пошло.Оно бьет по их затаенным сладким чувствам. Для вторых, к числу которых отношу себя и я, Сталин — отвратительная кровавая собака и посмеяться над этим выродком отнюдь не грешно.По моему мнению, вы должны заявить, что являетесь сторонником свободы слова и подчиняться случайным «комментаторам» не намерены. Я самым решительным образом протестую против самой мысли снять эту пьесу. Я до сих пор был самого высокого мнения о вас. Хочу верить, что я не ошибался.

  26. Я бы не очень возражал против снятия с портала «пьесы». По инициативе автора.
    М.Ф.

  27. Не просто пошло. Ужасающе пошло. Так пошло, что зашкаливает.

  28. Присоединяюсь к Инне.

Обсуждение закрыто.