Марк Фукс: «Тикка» и ее «коллеги», или Любовь моя — швейная машина

 503 total views (from 2022/01/01),  2 views today

«В доме должна быть швейная машина», — любил повторять отец. В нашей довольно большой семье деда по отцовской линии дети получили образование, овладели сложными и интересными профессиями врачей и инженеров, учителей и военных, но все без исключения могли подойти к швейной машине, знали, как вдеть нить в иглу, начать движение и при необходимости сшить что-нибудь.

«Тикка» и ее «коллеги», или
Любовь моя — швейная машина

Марк Фукс

Мой отец родился под стрекотание «Зингера» и через всю жизнь пронес особое отношение к этому чуду техники.

Швейные машины — особая категория, можно сказать — любовь, в жизни моего покойного отца.

Думаю, понимание работы механизмов, взаимосвязь узлов и систем, пространственное воображение, сообразительность в технике — все это у него было от «Зингера».

Исаак Зингер, как пишут историки, не изобрел швейную машину, а усовершенствовал уже бывшие к тому времени образцы техники настолько, что его модель стала рабочей, доступной по конструкции, в эксплуатации и по цене во всем мире. На свою модернизацию И. Зингер затратил всего десять дней, защитил свою работу настолько надежными патентами, что сумел обеспечить себе приоритет на долгие годы.

В начале двадцатого века победное шествие «Зингера» было настолько очевидным, что Невский проспект Российской столицы позволил американцам украсить себя уникальным зданием штаб-квартиры, получившим название «Дом Зингера».

Заботясь о росте рынка, «Зингер» в 1900 году приобретает земельный участок в 150 гектаров в подмосковном Подольске, а уже в 1902 году начинает выпуск своей продукции в Российской империи, что значительно снижает цены на швейные машины и делает их доступными для широкого потребления. В момент пика своей деятельности в России завод включал в себя около сорока корпусов и на нем работало свыше пяти тысяч человек. Отделения фирмы «Зингер» были в 65 городах империи, продукция, сделанная в России, предназначалась также на экспорт в том числе в Индию и Китай.

В мире установлено несколько памятников швейной машине, и в 2011 году Новосибирская швейная фирма «Синар» в знак благодарности «Зингеру» установила памятник швейной машине перед своим главным входом.

«Зингер» в Новосибирске

К концу девятнадцатого века портняжное дело было самым распространенным среди евреев России, в нем было занято более четверти всех ремесленников-евреев.

Носители уважаемых фамилий Хаит и Хаят, Шнайдер, Кравец и Портной, Нудель и Надель, Шер, Шерман, Фудим, Гудзик и Гудзенко и производных от них — все они представители потомков этого огромного цеха.

Поэтому в том, что стрекот «Зингера» звучал на Украинском Подолье в доме моего деда, как вы понимаете, нет ничего удивительного.

«Зингер» — безусловно гениальное изобретение на все времена
Классика. Его архитектура прослеживается во всех последующих швейных машинах независимо от страны производителя

«В доме должна быть швейная машина», — любил повторять отец.

В нашей довольно большой семье деда по отцовской линии дети получили образование, овладели сложными и интересными профессиями врачей и инженеров, учителей и военных, но все без исключения могли подойти к швейной машине, знали, как вдеть нить в иглу, начать движение и при необходимости сшить что-нибудь. И это не удивительно. Как только ребенок подрастал его «сажали на порку» или «ставили на утюг». Жизнь была бедной, работать должны были все от мала и до велика. По мере взросления ребенок овладевал всеми этапами портняжного дела.

И при первой же возможности, когда после войны появились первые, относительно свободные деньги, папа купил швейную машину.

«Купил» — не то слово!

В прошлой жизни редко покупали, чаще — «доставали».

Первая швейная машина, вошедшая в мою жизнь — это сказка, это поэма: белоснежная красавица с лебединой шеей и загадочным финским именем «Тикка».

Впоследствии я узнал, что «Тикка» сработана финскими оружейниками и переводится на русский как «Дятел». Собственно, он и запечатлен на эмблеме. Если вам попадется финское охотничье ружье «Тикка», карабин или снайперская винтовка той же марки — не удивляйтесь: они близкие родственники.

Снайперская винтовка «Тикка Т-3»

«Тикку» привезли в дом зимним вечером, распаковали и установили на станок. Где ее папа достал? Не знаю.

Но восторг был полным и наш — домочадцев и соседей.

Восхищение и восторг вскоре сменились удивлением: «Тика» оказалась «левой». «Левой» в том смысле, что была изготовлена по спецзаказу для левшей.

Конечно, папа пытался шить на ней, но это было явное «не то…» и вскоре папа продал ее.

Прошло несколько лет и на горизонте появилась новинка: электрическая швейная машина «Тула». Папа не мог пройти мимо такого события и «Тула» обосновалась в нашем доме. Красивая, элегантная, складывающаяся в чемодан, с выносной педалью привода, умеющая строчить зигзагом (!) и по скорости не уступающая авиационному пулемету.

«Тула» шила все: и кожу, и брезент и полотно. Шум стоял еще тот, глаза не успевали ни за тканью, ни за иглой, ни за нитью. «Тулу» создавали русские оружейники и, по всей видимости, ориентировались на Анку — пулеметчицу из «Чапаева».

Машина годилась для массового пошива палаток и чехлов для танков и самоходок, но в быту? В нормальной еврейской семье? … Увы!

Папа сшил шикарный, с нашивками из кожи, чехол для чемодана, сорвал кучу комплиментов, съездил с зачехленным чемоданом в отпуск в Ессентуки, по возвращении упаковал «Тулу» и сунул под кровать…

Прошло время, машину вытащили из-под кровати и отдали в подарок родственникам, впоследствии ее использовали при массовом производстве в сельском ателье.

Затем наступила очередь «Лады».

«Лада» родилась в Чехии. Кроме обычного «зигзага», уже знакомого нам по «Туле», она умела вышивать. Программный механизм находился на верхней крышке и представлял собою систему рычажков, фиксаторов, кулачков и т. д. Освоить его было достаточно сложно и проблематично. Поэтому машиной все, кроме меня, пользовались в простом, обычном режиме. Я, в силу природного упрямства и любопытства, пытался использовать эти новшества и даже несколько преуспел, правда, за счет бесчисленного количества сломанных и погнутых иголок.

Как и многие другие чешские механизмы, конструкция «Лады» отличалась оригинальностью, остроумием и недостаточной надежностью.

Только большой энтузиаст, вроде моего папы, или терпеливый и дотошный исследователь-наладчик мог совладать с этой красавицей. «Лада» не прощала ни малейшей ошибки, а при наличии таковой — немедленно рвала нить, заклинивала и уходила в полный стопор.

Чешская кукла-марионетка «Принцесса»
Неженка и недотрога "Лада"
Неженка и недотрога «Лада»

«Ладу» постигла участь «Тики».

Из нашего города всегда уезжали в Израиль, и папа продал ее отъезжающим.

Думаю, направление израильской моды с минимальным количеством ткани и швов, необрезанные нитки, выползающие наружу, как раз и получило свое развитие в те далекие семидесятые годы, когда наши посланцы понавезли сюда подобную технику.

Наступила очередь «Чайки».

«Чайка» оказалась модернизированным русским «Зингером» Подольского завода. Как и вся русская техника, слизанная с западных прототипов и не подвергшаяся глубокой рационализации, она оказалась простой и надежной, немного грубоватой, но свое дело знающей и делающей.

«Чайка» проделала, вместе с отцом, путь с Украины в Ташкент, а затем из Узбекистана — в Израиль.

Ею он пользовался до конца дней своих: мастерил всякие поделки из кожи, отводя душу под ее стук и стрекотание.

Она стояла напротив его кровати, и это было первым, что он видел, вставая по утрам. Его давно уже нет с нами, а она стоит всё на том же месте…

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Марк Фукс: «Тикка» и ее «коллеги», или Любовь моя — швейная машина»

  1. У меня когда-то в блоге стояла небольшая заметка о нашей швейной машинке «Зингер», спасшей нас с мамой, бабушкой и братом в эвакуации, но, очевидно, эта заметка осталась в той старой части блогов, которая была испорчена злоумышленником. Моя бабушка была хорошей портнихой, естественно, мама и бабушка взяли в эвакуацию машинку, сняв ее со станка. Эта машинка и достаточно большой запас иголок спасли нас в эвакуации в Башкирии. Бабушка шила, а мама меняла иголки на продукты. Так мы и выжили. Вернулись мы в Питер, конечно, со своей кормилицей. Я и сейчас берегу ее, хотя она давно уже не в ходу. Кроме этой машины стоит у меня также достаточно старый Зингер тещи, которая тоже хорошо шила, что также выручило ее в ее побеге из Польши в Россию. Таким образом, получается, что я должен благодарить Зингера дважды: за то, что я выжил и за то, что он дал мне жену.

    1. Когда теща прибыла в конечную точку своего бегства на восток, город Сарапул, она была представлена начальнику швейного цеха. «А вы шить умеете?», — спросил он. «Да», — ответила она. «Ну, попробуйте!». Белла Яковлевна села за машину и стала заправлять нитку. «Достаточно, — сразу прервал он ее, — завтра выходите на работу!». С завтрашнего дня Белла Яковлевна была поставлена на довольствие — буханка черного хлеба и литр молока в день.

  2. По правде, я не предполагал, что эта небольшая заметка вызовет такой поток воспоминаний у читателя. Приношу всем откликнувшимся в «отзывах» и в личной переписке свою благодарность.
    Заметка с ссылкой на Портал Д-ра Е. Берковича была перепечатана на сайте «Письма о Ташкенте», где один из читателей обнаружил существенную ошибку: оказалось, что создатели швейной машины «Тула» ориентировались не на Анку-пулеметчицу из «Чапаева», как я предполагал, а немецкую фирму «Zundapp», выпустившую модель » Elcona».
    Проверка подтвердила приоритет немцев и полное, вплоть до цвета, совпадение двух упомянутых изделий.
    М.И. Полянская в своих предположениях права. Эта маленькая статья – часть цикла записок о вещах, сопровождавших автора и многих читателей на протяжении жизни и оставивших след в нашей памяти в силу тех или иных причин.
    Всем спасибо.
    М.Ф.

  3. Кстати, никакой портной, никакой профессионал швейной промышленности не назовёт швейную машину уничижительно «машинкой».
    Это наименование закреплено даже формально, в учебниках, в авторских свидетельствах и патентах.

  4. Спасибо Марку за его воспоминания о развитии швейных машинок в СССР.
    Меня, однако, всегда вохищала фигура самого Исаака Зингера, в юности двухметрового еврейского хулигана из семьи немецких иммигрантов. Он был очень любвеобильным мужчиной и заботливым отцом 22-х детей от своих многочисленных жен. Последний раз женился официально в 1865 г. на молодой француженке Изабель Соммервилль. Говорят, она была прообразом для статуи Свободы — у изобретателя был неплохой вкус! Выйдя на мировой рынок и разбогатев, Зингер переехал в Англию, где выдал своих дочерей за английских аристократов. Внучка американского предпринимателя, Дези, стала леди и была кузиной Уинстона Черчилля. В наследство Исаак Зингер оставил членам семьи около 22 миллионов долларов, а также несколько вилл и особняков.
    В 1908 году компания возвела на Бродвее небоскреб The Singer Building, где расположилась штаб-квартира корпорации. «Башня Зингер» стала первым небоскребом в Нью-Йорке и положила начало своеобразному соревнованию в городе, а позднее и во всем мире – гонке небоскребов. В 2001 г. империя Зингера отметила 150-летие. И хотя компания “Зингер”, не выдержав конкуренции, к концу 2000 г. таки обанкротилась — это имя знает практически каждый человек, и машинки Зингера продолжают верно служить более 100 миллионам владельцев в 67 странах мира.

  5. Дорогой Марк! Спасибо за текст и фотографии. Пробудились конечно воспоминания. В семье Полянских шили все ( по материнский линии -Лернеры — вовсе не шили).
    Как-то в Телm Авиве у двородного брата Яши Когана я разглядывала старые довоенные фотографии, и увидела вдруг, что на провинциальных барышнях одежда сидела очень хорошо, все выточки и швы были на месте — следствие индивидуального пошива. А я жертва хрущёвской реформы: в 11-м классе весь наш класс отправили в швейную мастерскую, после чего я до сих пор не могу взять иголку в руки. Вот такой поворот. Из всех машинок, которые Вы нам показали, по моему, самая красивая, всё-таки \»Зингер\». Вашу серию воспоминаний можно было бы назвать — вослед известному роману Домбровского — \»Факультет ненужных вещей\» Ещё раз — спасибо.

  6. «…Думаю, направление израильской моды с минимальным количеством ткани и швов, необрезанные нитки, выползающие наружу, как раз и получило свое развитие в те далекие семидесятые годы, когда наши посланцы понавезли сюда подобную технику.»
    🙂 Дело не в машинке, а в дешевизне производства дешевых вещей. Дорогие вещи в Израиле шьются по всем правилам.

    Вообще, наводит на воспоминания, даже неприятные, когда нитка вечно рвется. У нас была Подольская (50-е годы) только из соображений экономии — пошить что из постельного белья, для детей. Мать даже пошла на вечерные курсы кройки и шиться. Хватило ее ненадолго. Пока я не дошла до уроков домоводства и начала сама, и единственная в семье, шить на этой Подольской до нашего последнего дня в СССР. Мы ее даже умудрились продать (по дешевке, конечно) соседям. А шила она ВСЕ! Даже искусственный мех.
    Кстати, на фото памятника/рекламы (с адресов фабрики в интернете!) СИНАР не вижу имени Зингер.

  7. И у нас был «Зингер’ — ножная машинка. Мне рассказывали, что главным, что запантетовал Зингер, было швейное устройство с вертикальной иглой, и вертикальности иглы никто не мог обойти.
    Спасибо, очень интересно.

    1. Насколько мне известно было запатентовано несколько узлов и деталей, но самым интересной оказалась формула: «устройство для сшивания тканей иглой с отверстием для нити в начале иглы» (по памяти и примерно!)
      М.Ф.

  8. Эх, Марк!
    Сильно.
    Открыл старый альбом. Одна из последних фотографий.
    Папа сидит за машиной, опустив очки, смотрит на меня, как вчера, 50 лет назад.

    А вот музыкальная иллюстрация.
    https://www.youtube.com/watch?v=WcUbWRph3jA
    Не вполне удачна. Машина уже Подольского завода и швея сидит не как следует. Но что-то есть.

  9. Какой трогательный рассказ! Мне понятны эти чувства. У меня самой с пятого класса и до самой эмиграции была электрическая швейная машинка, которая ездила за мной (тяжелая!).

  10. Марк, спасибо, что напомнили мне об ушитых бабушкой (втихаря от родителей) брюках, об укороченном после многочисленных просьб плаше, о приталенных рубашках (сейчас впору клинья вставлять) — и все на Зингере. Здорово!

  11. Марк, а ведь в наше время всех девочек в школе на уроках домоводства учили шить. Швейная машинка в еврейской семье — это было то, что по-английски называется the must. Ну, как в еврейской семье без швейной машинки, вы что — серьезно? Мы везли свою Чайку в Италию, и это было замечательно правильное решение. Хозяка виллы, где мы жили в Ладисполи, была горбуньей. Когда она увидела у жены в комнате машинку и когда произошли некоторые переговоры жестами и мимикой, то судьба наша была решена: жена была первой, кто трудоустроился в Италии. Хозяка наша помешалась на покупках пиджаков и курток, а жена наладилась перекраивать и перешивать их под ее не стандартную фигуру. 5 миль — штука! Вот была жизнь!
    Так что Ваша зарисовка много напомнила, спасибо!

  12. Марк, спасибо, что вспомнили и напомнили об этом загадочном и удивительном чуде моего детства. Моя мама очень ловко работала на нашей швейной машине, которая уже тогда была древней. Однако несколько раз в году, когда у нас возникала нужда в «серьёзной» одежде, к нам приходила портниха, которая, боясь ОБХСС, работала только на дому у клиентов, и целый день стрекотала на машине, не прерывая ни на секунду увлекательного разговора на идиш с моей мамой. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *