[Дебют] Тимон Диас: Шведский рождественский подарок: обуздать свободу слова новыми законами. Перевод с английского Юрия Ноткина

 151 total views (from 2022/01/01),  1 views today

С одной стороны перевод и публикация подобных материалов в чем-то сродни мазохизму, но с другой — не устоять перед бередящей душу тревогой, которую, слыша о происходящем в Европе, невозможно сдерживать внутри себя: неужели, наряду со ставшим уже почти привычным морем вражды, окружающим Израиль, его окончательно накроет еще и надвигающаяся снаружи и изнутри мутная волна мракобесия.

Шведский рождественский подарок: обуздать свободу слова новыми законами

Тимон Диас
Перевод с английского Юрия Ноткина

Во время парламентских выборов 2014 шведы проголосовали за новое правительство. Но кого конкретно избрал шведский народ руководить страной? Недавно Илья Мейер, заместитель председателя Ассоциации Шведско-Израильской дружбы, в своем блоге частично пролил свет на биографические данные и мотивацию некоторых членов нового Шведского кабинета министров. Особенно заслуживают внимания несколько индивидуумов.

Министр жилищного строительства и городского развития (Housing and Urban Development), швед турецкого происхождения Мехмет Каплан, член турецкого экстремистского Фонда Гуманитарной Помощи (Humanitarian Relief Foundation), присутствовавший на борту турецкого судна «Мави Мармара», пытавшегося прорвать правомерную израильскую морскую блокаду побережья Газы, которая введена в ответ на контрабанду в Газу оружия для террористической группировки Хамас, ставящей своей безоговорочной целью уничтожение Израиля.

Каплан заявил также, что молодым европейским мусульманам, присоединяющимся к «Исламскому Государству» (IS), не о чем беспокоиться, они подобны шведским бойцам, присоединявшимся к финнам в годы Второй Мировой войны, чтобы сражаться с Советским Союзом. Он провозгласил также, что основной причиной присоединения к IS молодых мусульман является «западная исламофобия».

Шведский министр образования Густав Фридолин в 2003 году был арестован в Израиле по обвинению в блокировании возведения Израилем барьера безопасности на Западном Берегу, где он участвовал в протестах в рядах Международного Движения Солидарности — организации, которая «признает вооруженную борьбу правом палестинских арабов».

Шведский министр внутренних дел (Minister of Interior) Ардалан Шекараби, ответственный за соблюдение Закона и Порядка в стране, в прошлом — нелегальный иммигрант (illegal immigrant) из Ирана, игнорировавший постановление о депортации из Швеции, ударившись в бега. Шекараби известен также хищением государственных средств и расходованием их на интеграционные проекты с целью добиться переизбрания в качестве лидера Социал-демократической Партии Молодежи.

Шведский министр культуры и демократии (Minister for Culture and Democracy) Алис Бах Кюнке — бескомпромиссная феминистка, угрожавшая лишить финансирования организации, противодействующие «убийствам чести», если хоть какая-то часть денег достанется работающим в этих организациям мужчинам. Как феминистка она добивается, чтобы фонды доставались только женщинам.

И это не простые парламентарии, это министры.

Неудивительно, что одним из первых действий нового правительства стало признание (recognition) Палестинского государства, решение, выглядящее столь же незаконным, сколь и странным: палестинцы пока не отвечают требованиям государственности и, похоже, даже не пришли к согласию, каковы должны быть границы этого государства.

Более того, никто не задается вопросом, каким будет это новое государство — прозрачным и демократическим обществом, как в Швеции, или очередным государством-изгоем. Тем не менее, шведский член парламента Хиллеви Ларсен, в отличие от самих палестинцев, видимо знает какими должны быть (should be) границы «Палестины». Можно было бы спросить у шведов, как бы они прореагировали, если б другие страны решили бы устанавливать шведские границы.

Через два месяца существования это правительство пало — новые выборы (new elections) состоятся в марте — но не прежде, чем шведы будут осчастливлены еще одним законом этого правительства, который без особой рекламы вступил в силу недавним Рождеством. Этот новый закон (measure) имеет целью облегчить (to make it easier) преследование тех, кто оскорбляет в интернете иммигрантов, иммиграционную политику, сексуальные меньшинства и политиков.

Шведский парламентарий Андреа Норлен (Andreas Norlén) выдвинувший и продвигающий этот закон, утверждает:

«Я не думаю, что понадобятся большие усилия, прежде чем до общества дойдет сигнал о том, что интернет это не страна беззакония — шериф вернулся в город…»

На бумаге это может выглядеть вполне разумно, так же как и ожидаемые практические результаты. Проблема в том, что при экстремально политкорректной культуре шведов (extremely politically correct) вопросы, оскорбления и критика зачастую рассматриваются, как одно и то же. Михаэль Ялвинг, датский журналист и утверждает :

«Шведские левые, истеблишмент и СМИ, считают мультикультурализмом — крупномасштабную иммиграцию жителей беднейших и самых отсталых наций Земли, а шведы, несогласные с этим планом, рискуют получить от них ярлык расиста, фашиста и даже нациста.»

Даже самим эмигрантам, похоже, не разрешено бросать вызов иммиграционной политике или иммигрантской культуре. В прошлом году журналистку, уроженку Сомали (Somali-born female journalist), критично настроенную по отношению к эмигрантской культуре, шведский журналистский истеблишмент запугал до такой степени, что она решила, что Могадишо был для нее более безопасным местом, чем Швеция.

Амбивалентность шведских судов по отношению к свободе слова стала очевидной (apparent) уже в 2002 году, когда районный суд приговорил белого урожденного шведа, неонациста Фредрика Сандберга к шести месяцам тюрьмы за публикацию нацистского памфлета «Еврейский вопрос». Четыре года спустя, однако, тот же государственный служащий, который инициировал дело против Сандберга, — канцлер юстиции Гёран Ламбертц (Göran Lambertz) постановил прекратить расследование в Стокгольмской центральной мечети, где распространялись аудиокассеты, призывавшие мусульман убивать евреев, описывая их как «братьев обезьян и свиней». В оправдание такого противоречия, он высказал мнение, что распространение подобных кассет должно рассматриваться в геополитическом контексте. Шведское общество демонстрирует всё большее расхождение своего желания представить криминальным предполагаемый расизм натуральных шведов по отношению к эмигрантам с желанием представить рационально обоснованным мусульманский расизм по отношению к коренным шведам и в особенности — к евреям.

Третья по тиражу шведская газета Expressen использовала хакеров, ассоциированных с лево-экстремистской группой Антифашистское Действие (Anti-Fascist-Action), чтобы получить адреса лиц (obtain the addresses), критически комментирующих на веб-сайтах массовую иммиграцию. Газетчики затем посетили их дома (см. фото ниже) и в ряде случаев опубликовали фотографии и адреса этих людей. Шведский телеканал ТВ3 объявил, что представители ТВ-шоу “охотники за троллями» посетят онлайн таких комментаторов в их домах — в духе телевизионной охоты за ведьмами 21-го века.

Кадр из видеоролика на веб-сайте газеты Expressen, опубликованного под заголовком «Джим Ольсон пишет на сайтах, распространяющих ненависть».

Упоминаемый закон обладает потенциалом вывести охоту на ведьм на новый уровень. Теперь уже не только журналистский истеблишмент сможет запугивать интернет-критиков иммиграции, стучась в их двери и публично их позоря. Следуя этому закону можно будет обвинить подобных критиков в совершении уголовного преступления.

Экономист, д-р Ян Туллбург (Dr. Jan Tullburg) опубликовал книгу, в которой констатирует, что иммиграция обходится шведам ежегодно в 7% ВВП (7% of its GDP). В Швеции образовались крупные мусульманские анклавы, недоступные для шведской полиции. Неистовое насилие, бушующее в этих анклавах, не только уносит миллионы крон, но и разрушает саму структуру шведского общества. Кажется, что шведам нравится терпимость к нетерпимому.

Между тем, после Южной Африки Швеция имеет самое высокое число изнасилований на душу населения (см. ООН “Statistics on Crime, Sexual Violence“) . Однако, в этой статистике имеются определенные нюансы, поскольку термин «изнасилование» трактуется (defined) в Швеции широко и включает более, чем только принудительное, несогласованное сторонами совокупление. С другой стороны имеются «изнасилования», о которых вообще не сообщается полиции. Значительный процент изнасилований совершается иммигрантами мусульманского происхождения. Шведское правительство отказывается отслеживать этот показатель, который не может быть точным по определению, но многочисленные отчеты (multiple reports), исходящие неофициально от полицейских и социальных работников, указывают на величину около 75%. Еще раз следует подчеркнуть, что эта цифра является неоффициальной, поскольку официально статистика, затрагивающая мусульманских иммигрантов, не ведется. К примеру, некий Мухаммед, 27-летний нелегальный иммигрант, прибывший из Сирии в сентябре, 21 раз сексуально домогался (sexually molested 21 girls and women) женщин и девочек в возрасте от 4 до 69 лет. Согласно полицейским отчетам в соседней Норвегии, стране с политической системой подобной Швеции, 100% (100%) всех изнасилований в Осло в течение последних пяти лет были совершены мусульманскими иммигрантами.

Будет весьма показательно посмотреть, какое влияние окажет этот новый закон на шведское гражданское общество и его свободу слова, после вступления его в силу этим Рождеством.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «[Дебют] Тимон Диас: Шведский рождественский подарок: обуздать свободу слова новыми законами. Перевод с английского Юрия Ноткина»

  1. Для сведения уважаемого Victora-Avroma и других читателей- о процедуре выдвижения и принятия законов в демократических странах, соблюдающих принцип разделения властей. В большинстве таких стран, включая Швецию и Израиль, законы могут выдвигаться как правительством так и членами парламента (риксдага, кнессета).
    На стадии до утверждения проекты законов по- английски называются биллями (bills). В парламенте они проходят обсуждения в комиссиях, а затем выносятся на утверждение. В Израильском кнессете, например, они проходят обсуждение и утверждение в нескольких чтениях, зачастую с внесением в них поправок.
    После окончательного утверждения они становятся законами. Общепринято называть законы, выдвинутые правительством, правительственными. Но это, конечно, не означает, что правительство само приняло закон, а лишь подчеркивает, что закон был выдвинут правительством

    1. FYI
      In just two moths, this government fell — new elections take place this March — but not before bestowing on the people of Sweden a second measure , far less publicized, and that will come into effect this Christmas. The new measure is designed to make it easier to prosecute those who offend immigrants, immigration policies, LGBT people and politicians online.

      As Swedish MP Andreas Norlén, initiator and driving force behind the law, stated: “I do not think it takes very many prosecutions before a signal is transmitted in the community that the Internet is not a lawless country — the sheriff is back in town.”

  2. Наша многострадальная «селяви»: «вопросы, оскорбления и критика зачастую рассматриваются, как одно и то же». Суть политкорректности.

  3. Бог троицу любит. Срочно к «расисту» Л. подверстаем автора и переводчика.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *