Владимир Зайдельсон: Необработанный алмаз. Продолжение

 147 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Она попала ко мне на допрос, как множество русских девиц, которых привозят разными путями, чтобы заниматься самой древнейшей профессией. Я уже свихнулся, устал от этих допросов.

Необработанный алмаз

(Сценарий)

Владимир Зайдельсон

Продолжение. Читайте начало

Больничная палата. Тусклый свет. Кровать. На кровати, скорчившись, лежит Лена. Игорь наклоняется над ней, сажает ее, облокачивает на спинку кровати, подкладывет подушку, чтобы ей было удобно сидеть. Она не сопротивляется.

Игорь: Привет.

Лена: Привет.

Игорь: Я приехал за тобой.

Лена (устало): Вижу. Опять в тюрьму? Мне там не понравилось.

Игорь: А здесь понравилось?

Лена: А здесь тем более.

Игорь: Я бы на твоем месте поторопился.

Лена: Зачем?

Игорь: Потому, что я тебя отсюда забираю. И у нас не так много времени …

Лена (говорит, как будто себе): Я до этого страшного перехода через пустыню верила всем и всему. А сейчас не верю ничему. Меня несет, как лист по ветру. Каждый меня хватает. Кто-то куда-то берет! Кто я? Куда я ? Зачем я? (Плачет).

Игорь (В том же тоне. Скорее себе самому): Я каждый день вожусь и допрашиваю десятки девиц. Как мне они надоели!… А тут, вдруг, срываюсь с места. Несусь, как угорелый, в публичный дом. Ору и угрожаю хозяину, грязному типу, которого искренне презираю. Силой вытряхиваю информацию из проститутки. Бегаю по всем коридорам больницы… И, наконец, нахожу вот эту девушку… И (смотрит на Лену) искренне не понимаю, зачем я это делаю?

Лена (прекращает плакать, испуганно): Зачем?

Игорь (свирепо): Ты мне веришь, что у нас нет времени на разговоры?

Лена: Верю!

Игорь: Тогда вставай. И бежим.

Но не успела она встать,как в палату входит медсестра. Подходит к кровати. Игорь делает знак Лене, чтобы она лежала. Медсестра обращается к ней.

Медсестра: Как вы себя чувствуете, дорогая?

Лена: Хорошо.

Медсестра: Отлично. Сейчас я принесу все, что нужно. И начнем готовить вас к операции. (Замечает Игоря): А вы что здесь делаете, молодой человек?

Игорь: А у меня тут свои дела. Вам я мешать не собираюсь. И уже ухожу.

Медсестра: Да уж, пожалуйста. Посторонним здесь делать нечего. Поторопитесь. (Уходит).

Игорь: Что это за операция?

Лена: Понятия не имею.

Игорь: Бежим. Потом разберемся. Спросим у твоей подруги Наташи.

Лена: А она-то откуда знает?

Игорь: Что-то она знает, а что-то и она не знает. Но доверять ты точно ей уже не должна. Бежим быстрей.

Они быстро покидают больничную палату.

Мы снова в том же маленьком домике, в комнате Наташи. Наташа полулежит на своей кровати. Рядом с ней сидит Борис. Чувствуется, что он не сам сюда пришел. Его сюда привели. Посреди комнаты стоит Максим. А рядом с ним, незнакомый нам и молчаливый его спутник.

Максим (обращаясь к Наташе): Ну, я тебя еще раз спрашиваю, где твоя подруга?

Наташа: Так вы же сами силой ее отсюда забрали! Ворвались вот с этим мудаком и выволокли ее… (Плачет).

Борис: Абсолютно не дают работать!…

Наташа (продолжает плакать): А уж куда забрали вам лучше знать!

Максим: Там куда я ее забрал –ее уже нет. И без вас уж точно не обошлось. И я из вас зто вытрясу. Правда,Валера? (Валера тупо кивает головой).

Борис: Я все таки не понимаю, что здесь происходит? Я получаю новый товар, плачу за него, стараюсь, чтобы у нее был вид на жительство. Чтобы все было законно. У меня с ней связаны большие надежды… И вдруг заявляетесь вы …забираете ее… А сейчас еще и угрожаете !…. Я буду жаловаться! И, поверьте, у меня есть кому.

Максим: Не успеешь, старая крыса! (Обращаясь к Наташе) Кто здесь был кроме нас?

Наташа (неожиданно твердо): Ничего не буду говорить. Я здесь только сотрудница. Вот он, мой хозяин (указывает на Бориса). Пусть он и отчитывается. Пусть и говорит. Если ему есть, что сказать. А мне сказать нечего. Я ничего не знаю. Я только знаю, что ты с ним (указывает на Валеру) ворвался ко мне в комнату, схватил мою Леночку и увез ее в неизвестном направлении. Так и скажу, если меня спросят. А перед этим долго разговаривал с каким –то Ильюшей по телефону.

Максим: Ну, а ты, заслуженный содержатель этой шлюхи и этого притона, хоть понимаешь, чем ты рискуешь? Отвечай, кто здесь был после нас?

Борис (вдохновленный тоном Наташи): Уважаемый! Должен Вам указать, что Вы не соизволили во время уже двух своих посещений представиться и объяснить — кто вы, собственно, такой и почему навели такой бардак в моем борделе. А это, между прочем, вполне серьезное заведение. И я, в каком то смысле, пускай в относительном, могу считаться государственным служащим. И мне есть, куда пожаловаться. О чем я вам уже намекал. Собственно, зто можно считать ответом на ваш вопрос и одновременно финалом нашего разговора.

Максим: Мда… Какие служащие — такое и государство… Тупик.. Пошли Валера. Я еще не прощаюсь. Просто времени нет. Надо все-таки найти вашу девочку. Она нам очень нужна.

Максим и Валера выбегают из комнаты.

Борис: А зачем она им так нужна, Наташенька? Явно не для сексуальных утех. Поверь старику.

Наташа (устало): Лучше вам этого не знать,Борис Ильич. Крепче спать будете. Да я и сама не знаю.

И снова мчится машина, но уже не по пустынной местности, а вдоль крепостных стен Иерусалима. Сияет солнце. Отражается в золотых куполах церквей, соборов и мечетей… В кабине за рулем Валера. Максим разговаривает по телефону.

Максим: Николай Иванович! Вы меня хорошо слышите? У меня для вас не особенно приятное известие. Ваш объект исчез. Откуда? Прямо из больницы. Накануне операции. (Кричит). Да не мог я неотлучно находиться при ней! Вы не понимаете? Мы здесь не на своей территории. Да! Нас выставили вон, чтобы подготовить ее. И вас бы выставили. Нет? Да что Вы говорите?! Какой вы умный на расстоянии! Ну вы всегда умнее. Что обо мне говорить. Куда она делась? И куда делся объект внутри субъекта? Более умного вопроса не найдется в данное время? (Валера хохочет). Кто смеется? Валера. Мне не до смеха. Он уже заткнулся. Нет. Операцию ей не успели сделать. Проверил. Какие еще мысли и какая еще информация? В больнице мне сказали что, вроде, видели какого-то молодого полицейского. Незнакомого. Как раз в это время, когда она исчезла. Потом я вспомнил, что когда я увозил ее из борделя, навстречу мне на дикой скорости мчалась полицейская машина и за рулем сидел молодой парень… С таким лицом… Как будто у него украли самое дорогое… родную мать… любимую женщину… Сумасшедшее лицо было. Это я сейчас только вспомнил. Правда, Валера?

Валера: Я ничего не видел. Да я и не для фантазий дурацких этих.

Максим: Ну, конечно, я вернулся в бордель и попробовал выбить информацию из подруги и ее хозяина. Но после несколько сильного нажима они нас послали. Как послали, дорогой Николай Иванович? А вот так — просто. А что нам к ним все ваши методы применять? Где?! Здесь? Не на нашей Родине с вашей помощью? Вы что хотите, чтобы нас здесь загребли? И причем очень быстро. И эти людишки в борделе четко дали нам это понять. И знаете, совсем нас не испугались. Это я как-то почувствовал. И знаете, что я подумал, дражайший Николай Иванович. Как это я, вроде грамотный и не совсем дурак, поддался вам и ввязался в эту авантюру. В которую я совсем не верю. И даже наоборот. Внутренне ей сопротивляюсь. Даже если у вас что-то получится, это же будет хуже чем то, что у нас есть. И отбросит всех нас только назад. Но вы же этого и хотите… Хотя то, что есть… Я с вами согласен… Поэтому я отваливаю. Не собираюсь больше этим заниматься. И никакие угрозы на меня не подействуют. От кого я набрался смелости? Да-Да. Вы правы. От проститутки и от хозяина борделя. Приезжайте. И сами ищите свой объект в субъекте. Успеха желать не могу, но милости просим. Флаг вам в руки. Валера вас встретит. Только известите. Надеюсь больше не встретимся.

Машина подъехала к маленькой гостинице. Максим и Валера покинули машину и вошли в подъезд.

Лена и Игорь сидят на скамейке на берегу озера Кинерет. (Его еще называют Тивериадским озером). Вдали виднеются дома, и там снуют люди. А здесь тишина и какой-то особенный покой.

Лена: Какая здесь тишина… Какая-то неземная… Что это за место такое?…

Игорь: А здесь Христос ходил по морю яко по соху. И водил своих апостолов.

Лена: Я чувствую… Я чувствую… Ты не думаешь, что это особенное место?!… Мне кажется, что он может появиться… Я, конечно, его не вижу… но что — то ощущаю…

Игорь: Да… Мы с приятелями один раз тут рыбу ловили. Так поймали больше, чем в любом другом месте. Наверно он нам помог. (Смеется).

Лена (задумчиво смотрит на него): Все таки мы разные очень. Послушай! Я к маме хочу. Отвези меня в аэропорт. У меня деньги есть. Наверно на билет хватит.

Игорь: Куда к маме?

Лена: Как куда? В Петербург.

Игорь: А где твой паспорт?

Лена (растерянно): Паспорта у меня нет. Но он, наверно, у Бориса Ильича. Он мне говорил, что он мне вид на жительство сделал. Ну,наверное, и паспорт у него. Заскочим к нему, а? Я заодно Наташку повидаю и скажу ей, что домой возвращаюсь. Может быть и она со мной ? Все может быть! Хватит! Побывали на Святой земле, пора и честь знать. Родина зовет.

Игорь: Родина, говоришь, зовет?! С Наташкой хочешь встретиться?! С добреньким Борисом Ильичом поговорить? Паспорт у него попросить? Все как-то вокруг тебя розово и пушисто. Только позволь тебе прояснить несколько деталей. С Наташей твоей тебе встречаться пока опасно.

Лена: Это почему?!

Игорь: Надо сначала выяснить — почему это с ее помощью тебя положили в дорогущую больницу в Санкт-Петербурге, что-то там втиснули в твою прекрасную фигуру. А здесь два типа сразу же забрали тоже в больницу. Хотя ты ни на что не жаловалась. И тебя уже готовили к операции, как сказала эта гуманная сестрица. Видимо,чтобы что—то излечь из твоего прелестного тела.

Лена: Прекрати ! Я в шоке! Я боюсь! Я как-то не думала… Ты прав, наверно. Зачем?!… Но там я почувствовала себя плохо…

Игорь: А может, это было неслучайно. Мы это у твоей Наташеньки, впоследствии,обязательно спросим.

Лена: Ты всех всегда подозреваешь? Она же моя лучшая подруга… С детства… А вот почему меня здесь поволокли сразу в больницу? Я еще и опомниться не успела… И не поняла, куда меня везут? Только помню шепот Наташкин: Все будет в порядке, Ленусик. Езжай с ними. А потом больница… Какие — то приготовления… Медицинские сестры… Какая-то возня вокруг меня… И ты!

Игорь: Но я во время успел. И этот предмет пока там и остался. А этих двух типов я краем глаза видел, как они шли в палату, где ты должна была пребывать. Так что мы чудом разминулись. И я нисколько не сомневаюсь, что они уже посетили и Бориса Ильича и твою распрекрасную Наташу. И допросили их и угрожали им. И до аэропорта, наверное, уже добрались. Они ведь соображают не хуже тебя. И понимают, что Родина тебя зовет.

Лена (растерянно): Так что же нам делать?

Игорь: Ну, хорошо, что ты нас объединила и сказала — нам Мне стало сразу легче. Представь себе, я привожу тебя в аэропорт. Ты проходишь рамку и то, что у тебя внутри, начинает звенеть…

Лена (почти кричит): А что?! Что у меня внутри?! Ты знаешь?

Игорь: Нет. К сожалению, не знаю. Но обязательно узнаю. (Старается ее успокоить. Но не знает как.) Обещаю. Даю слово. Ты мне веришь?

Лена: Я стараюсь… Стараюсь… Только ты не знаешь, не можешь знать. Не можешь чувствовать … Как чувствует человек, которому открывается, что ему что-то зашили, внесли внутрь… Что-то, может опасное, вредное… Да просто чужое. И его не спросили, не попросили, не предупредили… Ты понимаешь меня?

Игорь: Я соврал бы, если бы сказал, что я тебя понимаю и чувствую как ты. Но я готов убить тех, кто это сделал. И разобраться во всем. Но ты должна остаться и быть вместе со мной…

Лена: Ну все… Все… все. Я остаюсь с тобой. Только где? И как мы со все этим разберемся?

Игорь: Как — нибудь разберемся. Несколько дней поживем здесь в кибуце. У меня здесь приятели. Я уже взял отпуск. А потом отвезу тебя к дяде. Я тебе о нем рассказывал. Который выражается высоким стилем. Но он очень хороший человек. Но сейчас к нему нельзя. Там тоже могут тебя искать. А сейчас пошли в столовую. Ты же голодная. С утра ведь ничего не ела. Слушай, а можно я тебя один раз поцелую? Все время об этом думаю.

Лена: Не боишься?

Игорь: Почти нет. И очень хочется. Я же сказал, вот смотрю на тебя и все время об этом думаю.

Лена: Я тоже об этом думаю. Я же вижу, что ты об этом думаешь. Но лучше не надо. Целуются те, кто любят. А у нас с тобой не поймешь что… Пойдем лучше в столовую.

Они встают и идут, не торопясь, в сторону строений. Навстречу им идет пожилая женщина, по виду кибуцница. Неодобрительно смотрит на них. Говорит что-то на иврите. Видит, что они не реагируют. И говорит по русски.

Женщина: Молодые люди! По газонам ходить у нас запрещено! Немедленно сойдите на дорожку!

Лена и Игорь испуганно удирают с газона.

Лена (хохочет): Ну прямо,как у нас.

Самолет приземляется в Тель-Авивском аэропорту. Толпа встречающих в терминале. Среди них уже знакомый нам Валера. В массе прибывающих появляется хмурый Николай Иванович.

Валера (пробираясь к нему): Николай Иванович! Дорогой! Наконец-то! А то уж не знал –Вы прибудете или кого пришлете?

Николай Иванович: Кого я могу прислать? После того, как вы все прошляпили и все упустили? Пришлось поднимать свои старые кости и лететь самому.

Валера:Ну и правильно, правильно. Это, я вам скажу, наилучшее ваше решение. Вот наша машина.

Они садятся в машину и уезжают из аэропорта.

Николай Иванович: Куда едем?

Валера: Мы тут с Максом квартиру сняли для слежки и наблюдения и за борделем, и за аэропортом. Или тут, или там наша клиентка точно должна появиться. И, наверняка, не одна, а со своим хахалем. Умно,а? Вот мы по очереди с Максом и дежурим.

Николай Иванович: А что, этот подонок еще не смылся?

Валера: Да у него тут роман наметился с Натальей из борделя. Ну, конечно, в свободное ее время от основной работы.

Николай Иванович (хохочет): Ну а ты? У тебя роман в борделе ни с кем не наметился? В свободное время?

Валера: Ну что вы?! Я как что! Я на пляже. Какие здесь пляжи, Николай Иванович!!!. Хотите со мной? Да хоть сегодня…

Николай Иванович: Забудь! С сегодняшнего дня ты навряд ли там побываешь. Вы что? Не могли за все это время ни из кого, ни в борделе, ни в больнице, ни в полиции выбить хоть какую-то информацию? Прижать кого-то? Хотя бы угрозами? Или чем то еще более…?

Валера: Николай Иванович, уважаемый! О чем Вы? Меня попросили вам помочь, но не так… Я же специалист по протекшн, откатам… Я прихожу в офис. Там уже все обозначено… Боятся просто моей физиономии. А здесь нет. Да еще в другой стране… Да я вообще не в курсе, что вы хотите от этой девочки. Она мне вообще то понравилась. Я хотел с ней сам роман закрутить, когда ее здесь встретил. Хороша, а? А вы что ? Меня киллером представляли. Нее… Я нет! Никогда и ни за что. Я лучше сегодня домой смоюсь.

Николай Иванович: Заткнись! Ничего я не представлял. Но пляжи забудь.

Валера: Ладно. Мы уже приехали.

Машина останавливается около многоэтажного дома. Николай Иванович и Валера скрываются в парадной.

А камера тем временем переносит нас совсем в другое место.

Типичная израильская квартира для приезжих из России. Минимум простой мебели. Но много книжных полок, которые придают своеобразный уют. Но уют холостяцкий. Женской руки явно не хватает. Вещи разбросаны по разным углам. Комната — салон пустая. Входят Лена с Игорем. Осматриваются.

Игорь (кричит): Эммануэль!

Лена (шепотом): Чего ты кричишь? Видишь нет никого. Зря ты меня сюда привел.

Игорь: Не зря. У нас нет другого выхода. Да он спит наверно. Он, вообще-то, только в магазин выходит, или прогуляться вокруг дома. А так, или спит, или что-то пишет. (Кричит снова): Эммануэль!

Лена: Игорь! Ты меня пугаешь. Это неприлично и невежливо. А если человек действительно спит. Ты же можешь его разбудить.

Незаметно для них из задней двери появляется Эммануэль. Человек лет 60, с приятным лицом, небритый, с буйной шевелюрой. Заспанный, небрежно одетый.

Эммануэль: А ведь милая дама права. Я действительно спал. И ты своими дикими криками меня разбудил.

Игорь: Я только хотел познакомить тебя с дамой. (Лене): Видишь как он выражается. Для него девушек не существует. Только дамы. (Эммануэлю): Между прочим, ее Леной зовут.

Эммануэль: Леночка! Извините за не особенно куртуазный вид. Но, как правило, мой несуразный племянник предупреждает заранее, если приходит не один.

Лена (мило улыбаясь): И часто он приходит к вам не один?

Игорь (грозно): Эммануель!

Эммануэль: Не так часто, как ему бы хотелось. И не так редко, как хотелось бы мне. Я, знаете ли, по свойству своей натуры, не особенно люблю гостей. Ну,конечно, не считая таких приятных как вы. И потом, кто вам сказал, что он приводит ко мне особ противоположного пола. Сегодня это сюрприз. Вы первая!

Игорь: Эммануэль! Ты реабелитирован. Можешь дальше жить, спать и писать в своей квартире. Израильская полиция на твоей стороне.

Лена: Так я вам и поверила.

Игорь: Кому и в чем ты не поверила?

Лена: Что я первая дама, как вы выражаетесь, которая переступила порог этого дома.

Эммануэль: Нет. Не первая. Первой была моя жена. И его настоящая тетя. А я всего лишь муж его тети. И никакой ему не родственник. (Грустно). Она ушла от меня через полгода, после того, как мы сюда приехали, убедившись в полной моей никчемности и неприспособленности к здешней жизни. Порвала резко и окончательно. И ушла к местному мужчине. Богатому и успешному.

Игорь: А я порвал с ней. Не общаюсь. Потому что ее сожитель Эммануэлю в подметки не годится. И ни о каких чувствах там речи нет. Только голый рассчет моей тетушки. Твое счастье, Эмманузль, что вы расстались. Кстати, можно мы у тебя поживем какое-то время?

Эммануэль (ошарашенно): Вдвоем?

Игорь: Ну не могу же я ее на тебя взвалить. Я и так ее к тебе ревновать буду. Потому, что мне на работу надо будет ходить. Отпуск мой кончился.

Эммануэль: Вот это уж точно в первый раз. И сюрприз. Поверьте, Леночка.

Лена: Не зря я вам не поверила. (Передразнивает): Никогда не приходил с особами противоположного пола.

Эммануэль: Но никогда не оставался с ними на ночь. А тем более, на несколько ночей. У вас что? Серьезно?

Лена: Эммануэль! Как вам не стыдно? Не собираюсь я вообще ничего… У нас ничего не ясно. И я к маме хочу. И я еще девушка.

Игорь: Моя девушка!

Эммануэль: Вы можете тихо и спокойно объяснить мне, что здесь происходит. А то я второй раз в жизни чувствую себя полным идиотом. А это не очень приятное чувство. Первый раз это было, когда твоя тетя в этой же комнате собирала чемоданы. А русский приятель ее сожителя объяснял мне почему она это делает.

Игорь: Я понял так, что ты согласен нас приютить. Поверь мне, все это будет вполне невинно. И я тебе все объясню. Это не только невинно, но очень серьезно. Серьезней, чем ты думаешь. Иначе я бы к тебе не обратился.

Лена: Не верьте ему. Ничья я не девушка. И у меня тоже просьба к вам. Можно я пойду немножко отдохну? На меня столько навалилось за последнее время. Даже трудно себе представить. Я сама себе не верю. Мне ваша квартира кажется тихой пристанью, которой я уже давно не видела и не ощущала. А так надо, хоть на время, голову преклонить. Я так говорю с вами потому, что Игорь мне рассказывал, что вы любите высокий стиль. А мне так хочется, чтобы вы меня поняли. Вы очень симпатичный человек.

Эммануэль: Леночка! Я прекрасно вас бы понял, если б вы просто посмотрели на меня, мне в глаза. У вас же на лице все написано. Пойдемте, я отведу вас в вашу комнату. Вернее в комнату моей бывшей жены. Там вам будет очень удобно и уютно. Там даже душ есть. И отдыхайте, сколько хотите.

Лена и Эммануэль уходят в глубину квартиры. Через минуту Эммануэль возвращается.

Эммануэль: Теперь я понимаю почему именно ее, единнственную, ты привел с собой и попросил приютить и заверил в невинности ваших отношений. С ней и нельзя иначе. Красивая, особенная и незаурядная.

Игорь: А-а! Я рад, что ты проникся и понял меня. Ты знаешь, я, когда смотрю на нее, у меня внутри начинает что –то дрожать, вибрировать. Я перестаю соображать и совершаю поступки, вообще мне не свойственные. И даже, которые мне запрещены.

Эммануэль: Ну я тебя поздравляю. Ты счастливчик. Тебя посетило то самое простое чувство, которое зовется любовью, и которое не так часто посещает людей. Мне оно знакомо не понаслышке. Нас, меня с твоей тетей, оно тоже посетило. И поэтому у нее было такое жуткое, несчастное лицо, когда она, не глядя, бросала в чемодан свои шмотки…

Игорь: Я никогда тебя не спрашивал… Ты что? Не пытался ее остановить?…

Эммануэль: Конечно, нет. Это оскорбило бы то чувство, которое когда-то возникло между нами и которое она, не глядя, кинула вместе со своими шмотками, уходя, в свой чемодан.

Игорь: Ох! Твой высокий стиль! Ты от него когда-нибудь избавишься?

Эммануэль: Наверное, уж никогда. Но дело не во мне. Расскажи, кто она, откуда она возникла, почему ей потребовалось убежище и что она пережила.

Игорь: Она попала ко мне на допрос, как множество русских девиц, которых привозят разными путями, чтобы заниматься самой древнейшей профессией. Я уже свихнулся, устал от этих допросов. Уже подал несколько рапортов, чтобы перевели на другую работу. Но благодаря судьбе и тебе, кстати, я неплохо знаю русский язык.

Эммануэль: Могу гордиться. Благодаря мне, даже очень хорошо.

Игорь: Ну так вот. Благодаря тебе, меня ждал обычный день допросов. Привели ее. И тут меня что-то зацепило. Во –первых, оказалось, что она из Санкт-Петербурга, что бывает нечасто. Землячка. Потом выяснилось, что мы учились в одной школе и у одной учительницы, страшной зануды. В разные годы, конечно. Начали ее вспоминать, разные случаи и хохотать. Атмосфера допроса исчезла куда-то. Мне кажется, что тут, может быть в первый раз, в комнату робко, чуть слышно проникло то проклятое чувство, о котором ты так распространялся твоим стилем. И которое, кроме проблем, пока мне ничего не принесло. Вобщем, мы повеселились. А потом я вспомнил о допросе и попросил ее подписать протокол. Тут она стала орать на меня и обзывть обманщиком, втершимся к ней в доверие и предателем. На меня еще никто так не орал. Ну я вынужден был отправить ее в тюрьму.

Эммануэль (хохочет): Очень интересно. И как она после твоего распоряжения, после тюрьмы оказалась в моей квартире?

Игорь: После этого я долго сидел один в какой-то прострации. Потом сорвался, не особенно соображая, что я делаю, и помчался в тюрьму. Там ее не оказалось. Выяснилось, что, непонятно каким путем, она уже оказалась в борделе у Бориса Ильича. Я тебе как-то рассказывал об этом грязном типе.

Эммануэль: Ну как же помню. Дальше. Не томи.

Игорь: В панике еду туда. К счастью узнаю, что гуманист Борис Ильич не стал пускать ее на поток. Узнав, что она еще девица и, обалдев от ее внешних данных, он решил приберечь ее для знатных гостей. Но не тут-то было. Через короткое время приехали какие-то темные личности. Двое. И силой увезли ее в неизвестном направлении. Я стал трясти Бориса и ее подругу. Некую Наташу. Кстати, я забыл тебе рассказать, что еще на родине, как-то раз на работе, Лене стало плохо и эта Наташа умудрилась поместить ее в дорогущую больницу и ей сделали какую-то загадочную операцию. Как я сейчас понимаю ей что-то внесли внутрь, чтобы доставить сюда нелегально без проблем. С какой целью? Понятия не имею. Но уверен, что это так. Потому что в конечном итоге я вытряс из этой Наташи,что эти личности увезли Лену в больницу, В Элишу. А еще Лена на допросе поведала мне, что она и не собиралась сюда. Эта Наташа уговорила ее поехать вместе с ней, наврав, что они будут работать официантками. Короче, все было подстроено и она была живой посылкой.

Эммануэль: Мы близимся к финалу?

Игорь: Мы приближаемся к главной проблеме. Я ринулся в Элишу. Застал Лену в последний момент перед операцией. За ней уже пришла хирургическая сестра. К моему счастью она зачем — то вышла, и несмотря на то, что Лена орала на меня, как сумасшедшая, мне удалось убедить ее довериться мне. И когда мы уже удирали из больницы, я видел снова двух каких-то типов. Двух очень подозрительных типов. Они шли к Лене в палату. Но нас они не заметили.

Эммануэль: Ну, и какая же у тебя сейчас проблема?

Игорь: С тех пор мы несколько дней скрывались в кибуце у друзей. Но долго я там находиться не мог. Не то место. Не то общество. Но уже там я почувствовал, что, как только я выезжаю оттуда, за мной следят. И нетрудно догадаться кто. Эти два типа. И ты знаешь. Я им не нужен. Это ясно. Им нужна Лена. Вернее, то, что внутри нее. А то, что будет потом с ней, можно тоже просчитать. И я чувствую себя где-то беспомощным. Я не могу их арестовать, у меня нет против них никаких даннных. Я не могу их в чем — то обвинить, ни в попытке похищения, ни в слежке за мной. Мое начальство мне не поверит. Я не могу все рассказать, так как я и сам совершил несколько противоправных действий. Плюс ко всему, им кто-то здесь помогает. Это точно. И не рядовые люди. В больнице, а может быть и в полиции. Кто-то ведь постарался быстро перевести ее из тюрьмы к Борису Ильичу и оформить ей вид на жительство. У нас тоже своих мошенников хватает. Поэтому я не хочу затевать бурю. Ну на данном этапе.

Эммануэль: Да, запутанная и крайне интересная история… (Задумывается). Послушай, мне кажется, у меня есть для тебя интересный совет. А может быть, и неожиданный выход из создавшейся ситуации.

Игорь (оживленно): Дяденька! Я всегда знал,что если с кем и поделиться, то только с тобой!

Эммануэль: Ты говоришь, что тебя преследуют, выслеживают? Что пока Лену они не видели? Учти, они — тоже не главные действующие лица. Мне кажется, они только исполнители. Кто-то их направляет и дергает за веревочки. Кто-то за ними стоит. Он скрывается. Тебе надо на него выйти. И только тогда ты поймешь всю тайную пружину этой истории и что, действительно, грозит Лене.

Игорь: Красиво излагаешь. Я всегда знал, что ты умница. Детективные романы никогда не писал?

Эммануэль: Пробовал. И исходя из этого своего опыта, я тебе советую превратиться из преследуемого в преследуещего.

Игорь: Это как же?

Эммануэль: А вот так. Они едут за тобой. Разворачиваешь машину. Начинаешь их преследовать. Завозишь их в пустынную местность. Вытаскиваешь пистолет и открываешь все карты. Говоришь, что ты знаешь, кто они такие. Знаешь, откуда они взяли Лену и куда привезли. Ты видел их в больнице. Играй. Ты догадываешься, кто там подкуплен. И, действительно, это нетрудно выяснить.

Игорь: Вобщем-то, да. Слушай, целый план действий.

Эммануэль: Это еще не все. Ты требуешь от них встречи с их хозяином. Иначе ты, как полицейский, арестуешь их. Потому, что они преследуют тебя, следят за тобой и мешают тебе исполнять твои служебные обязанности.

Игорь: Это шантаж?

Эммануэль: Да, шантаж. Для тебя сейчас все средства хороши. Ты защищаешь Лену. Ты ее любишь. У нее внутри что-то есть. И это опасно. И у тебя нет времени. Дай им какое-то время. Короткое время. Пусть этот мерзавец приедет сюда. И мы его здесь прижмем.

Игорь: Нет! Нет! И нет! Я не собираюсь тебя подставлять! И впутывать! Это опасно! Я никогда тебе этого не говорил. Эммануэль! Ты стал для меня в этой стране самым близким и дорогим человеком… Ближе родителей… Ближе всех… Я не могу подвергать тебя никакому риску. А тем более такому…

Эммануэль: А ты меня и не подвергаешь. Ты мне не говорил?… И я тебе не говорил. Я уже давно живу вне зоны риска. У меня рак крови в последней стадии. И я давно уже попрощался с земной жизнью. Только вот с тобой все оттягивал…

Игорь: Ох! Ох! Ох! Эммануэль, дорогой! Как же ты живешь здесь один, наедине с собой?! А я так редко бывал последнее время…

Эммануэль: Знаешь, я все чаще стал смотреть на звезды и думать о бесконечности вселенной. И едва удерживаюсь от сумасшествия. Я считаю, что у каждого из нас, а у меня вскорости, есть две альтернативы.

Игорь: Это какие же?

Эммануэль: Собственно, это сначала одна альтернатива, а потом… Сначала меня сожрут черви. Это бесспорно и не подлежит обсуждению. А потом меня подхватит и завертит этот грохочуший и сумасшедший поток, который двигает все во вселенной и зашвырнет куда-нибудь и зачем –нибудь в другой мир. Ведь есть масса миров во вселенной. И никто ничего не знает и ничто не пропадает в черной дыре. А хочу ли я этого? Или хочу остаться, съеденным червями, только на этой грешной земле? И мне ли решать? Вот в чем вопрос. Ты как думаешь?

Игорь: То, о чем ты рассуждаешь, очень сложно для меня.

Эммануэль: Да и преждевременно. Иди, действуй. Делай то, о чем мы с тобой договорились.

Игорь уходит.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *