Владимир Зайдельсон: Необработанный алмаз. Окончание

 329 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Он ушел тихо, спокойно, умиротворенно. Как человек, который закончил с земными делами.

Необработанный алмаз

(Сценарий)

Владимир Зайдельсон

Окончание. Читайте начало, продолжение

Пустынное шоссе… Редкие машины проносятся на огромной скорости… Но вот мы видим две машины, которые едут, нарочито на малой скорости, как бы следя, подстерегая друг друга… И одновременно сворачивают на пустырь, тянущийся вдоль шоссе… И останавливаются. Из одной машины вылезает Игорь. Стоит, ждет. Из другой выходят Максим, Валера и Наташа.

Игорь: О-о! Старая знакомая! Ты ж мне говорила, что ты не понимала о чем они по телефону говорили, когда твою подругу похищали.

Наташа (опасливо оглядываясь на своих спутников): Не похищали, а увозили. А потом, (указывая на Максима) он по-англиийски говорил.

Максим: Ты ему должна что-то объяснять?

Наташа: Ну а как же? Он же полицейский! Ты что не знал?

Максим: Ну и что? А мы свободные люди в свободной стране. Туристы. Между прочим. Ездим где хотим и куда хотим. Если у него есть причина для нашего задержания, если мы что-то нарушили, милости просим. Мы в чем-то провинились, уважаемый страж порядка?

Игорь: Да нет. Пока ни в чем не могу вас уличить. Разве вот только у меня такое впечатление, что уже два дня вам очень любопытно, куда это я передвигаюсь, где я бываю. Что само по себе — слежка за полицейским. Можно расценить, в определенных обстоятельствах, как преступление. Не согласны?

Максим: А у нас такое создалось впечатление, что это ты нас преследуешь уже два дня. А мы пытаемся от тебя удрать. И так как мы являемся туристами в чужой стране, то это безусловно является нарушением наших гражданских прав. И мы уже думаем, а не обратиться ли нам в соответствующие международные организации? Как ты думаешь, Валера?

Валера: Я думаю.

Игорь: Оставим пока в стороне международные организации. Тем более, что они вряд ли вам помогут. Поговорим откровенно. Что вы хотите?

Максим: Да вот Наташа хочет увидеться со своей подругой, с Леночкой. Она очень за нее волнуется. Они, между прочим, очень близкие подруги. И она в ответе за нее перед ее матерью. И нам кажется, что ты, как никто другой, можешь этому поспособствовать. И тогда, мы к общему нашему удовольствию, разойдемся каждый в свою сторону. И оставим девочек в покое.

Игорь: Ты знаешь, дорогой. Как тебя зовут? Его зовут Валера. А тебя? Надо же нам познакомиться.

Максим: Максим. А тебя?

Игорь: Очень приятно. А меня Игорь. Так вот, как ни странно, но именно в этом пункте, в каком то смысле, наши интересы сошлись. Но при одном условии. Лене тоже интересно получить некоторую информацию. И еще перед встречей со своей любимой подругой. (Жестко). И вот, какую информацию она хочет получить. Что внесли

в ее тело в больнице в Санкт-Петербурге, где она оказалась не без помощи ее заботливой и любимой подруги Наташи, которая сейчас так печется о ней.

Наташа (кричит): Ложь! Врешь! (Плачет).

Игорь: Мне продолжать? (Наташе) Или будешь рассказывать не мне, а в другом месте. Я пока настроен мирно. А мирно я настроен потому, что не знаю кому и чему все это угрожает. (Максиму) Например, зачем вы так срочно увезли Лену в израильскую больницу? Что там намеревались извлечь из ее тела и с какой целью? Вы дожны понять. Лена сейчас очень нервничает. Она не знает, что находится в ее теле. И насколько это для нее опасно. Только поэтому я здесь с вами цацкаюсь и не сдаю вас туда, сами знаете куда. И знаете что. У меня большое подозрение, что вы сами не все знаете. Что есть еще кто-то, кто знает больше. И я хочу его видеть и слышать.

Максим (жестко): Нам надо подумать. Встретимся здесь через час. Жди нас здесь же.. Валера, Наташка, поехали.

Машины разъезжаются в разные стороны.

А Эммануель отходит к окну, пододвигает стул, садится и смотрит на звездное небо. Тишина… Входит Лена.

Лена: Вот думала,что буду спать сутки после всех моих скитаний и приключений. А не спится совсем…

Эммнуель: В твоем возрасте ты еще успеешь выспаться. Ничего, что я на ты?

Лена: Ну,конечно. Что вы! Я же вам в дочки гожусь.

Эммануель: И что же тебе не дает спать?

Лена: А вот я все думаю. Куда это меня занесло? В чужую страну. Да еще в этот странный, противный дом. Мне Игорь объяснил, что это за заведение. Этот скользкий человек, Борис Ильичь! И что у меня внутри? Что мне туда поместили?! Вы могли бы спать, Эммануэль, на моем месте?!

Эммануэль: Нет. Наверное, не мог. Но знаешь, что может тебе помочь?

Лена: Чтобы я стала снова легкой чистой и меня, невесомую, на ковре-самолете немедленно перенесли бы обратно к маме…

Эммануэль (смеется): Ну это только в сказке бывает. Но есть нечто более земное, но тоже, как в сказке. То, что ты встретила Игоря. И то, как он тебе помогает. И то, как вы смотрите друг на друга.

Лена (задумчиво): Игорь? Мы такие разные… Вы знаете, что я думаю о нем? Мне хочется именно вам рассказать об этом.

Эммануэль: Почему именно мне?

Лена: Потому, что вы самый близкий ему человек и лучше всех его знаете. Он мне сам сказал. А у нас сейчас с вами такой разговор…Я здесь так одинока…Мама далеко, а лучшая подруга меня подвела… Вы мне можете помочь. Наверное…Не знаю…У меня никогда такого не было. Можно?

Эммануэль: Я вообще-то не гожусь для исповедей молодых девушек. И никогда этим не занимался. Но попробуй.

Лена: Вот с тех пор, как мы с ним встретились, а мне не надо вам напоминать, где это произошло.

Эммнуэль: Знаю. В полиции. Он тебя допрашивал.

Лена: С тех пор у меня одно желание. Топать на него ногами. Кричать. Визжать. Вцепиться ему ногтями в смазливую физиономию. Бежать от него, как можно дальше. И как можно быстрее. Потому, что только беды можно ждать от него. И посреди этого хаоса мне каждую секунду хочется, чтобы он меня целовал. Чтобы обнял и никуда не отпускал. Чтобы мы так и стояли, прижавшись друг к другу. Вам что-нибудь понятно? По-моему, мне сейчас надо бежать отсюда. Пока он не появился.

Эммнуэль (улыбается): Торопиться убегать от него, а главное от себя, так поспешно, не советую. Он тут, совсем недавно, сидел на том же месте и рассказывал теми же словами, как в почти бессознательном состоянии, не понимая, что с ним происходит, вдруг сорвался и помчался искать тебя. Чуть не разгромил этот странный и противный дом. Ворвался в последний момент в больницу и спас тебя. И еще неизвестно, чем все это кончится у него на работе. И с твоими преследователями.

Лена (растерянно): Да,неизвестно…

Эммануэль: Но одно мне точно известно.

Лена: Что?! Что вам известно? Скажите Эммануэль хоть что-то, что вам известно.

Эммануэль: Да это и тебе известно. Что вы с Игорем любите друг друга. И вы довольно красочно описали ваши чувства.

Лена: Любим? Я же вам сказала — мы очень разные. Во всем! Да и выросли в разных странах. Только начали учиться в одной школе у одной учительницы. Вот, когда мы ее вспоминаем, нам легко. А чаще очень трудно.

Эммануэль: А кто тебе сказал, что надо быть одинаковыми, похожими, знакомыми, подходящими?

Лена: Ну все так говорят.Так легче быть совместимыми. Находить общий язык.

Эммануэль: Ну вот так и доиграились до современой действительности.. А я вот тут прочитал пару новых статей о наших предках — гомосапиенс. А до них на земле были другие генетические особи — неандертальцы. Глубоко чуждые и враждебные нашим предкам. Они исчезли. И все время считалось, что мы, гомосапиенс и неандертальцы не могли скрещиваться по всем биологическим законам. Разные генетические особи. И вдруг… О чудо!.. У нас в генах находят гены неандертальцев. Они скрещивались. Не все. Некоторые из них. Любили друг друга. Тогда они этого не осознавали. И не знали такого понятия любовь. И что-то мы унаследовали от неандертальцев. А ты говоришь — разные. Да человечество всегда искало разность и не гнушалось им.

Лена: Вы говорите такие странные вещи. Я завидую Игорю, что у него есть вы. Я почти ничего не поняла, но самое главное уловила. Мы с Игорем любим друг друга, несмотря на то, что мы такие разные. И должны это беречь.

Эммануэль: Ну слава богу. Как приятно, когда тебя никто не понимает. А единственный человек, который понимал, спутался с неандертальцем. (Прислушивается) А ну-ка, прячься. Сюда кто-то идет.

Лена поспешно скрывается в глубине квартиры.

В квартиру входят Игорь, Николай Иванович, Наташа, Максим и Валера. Стоят. Оглядываются..

Игорь: Вот,Эммануэль, как ты советовал, привел сюда всех, кто в это замешан. Чтобы мы до конца разобрались. Что они от меня хотят. Почему за мной ездят и следят. Сядем и поговорим..

Эммануэль: Сначала сядем. Давно моя обитель не видела столько народу. Но места всем хватит. Рассаживайтесь..(Все садятся на диван и стулья) Может быть чаю хотите?

Игорь (довольро грубо): Я думаю, на чаи нет у них времени.

Николай Иванович:Простите, Эммануэль, мы с вами раньше нигде не встречались? Вы где учились?

Эммануэль: В МГУ на журналистике.

Николай Иванович: А когда, простите?

Эммануэль: В конце 80-х.

Николай Иванович: Ну тогда я, наверняка, вам преподавал. Не может быть, чтобы вы меня не помнили.

Эммануэль: Помню, конечно.

Николай Иванович: Что ж не признались?

Эммануэль: Потому, что, сразу после университета, постарался забыть и вас и все, что вы нам внушали.

Максим: А вот мне не удалось, к сожалению, забыть Николая Ивановича. Вернее, его элитно — бандитское окружение, которое могло пришить меня в любой подворотне. И поэтому я здесь.

Николай Иванович (Максиму): Помолчи. (Эммануэлю): Так вот, насчет чая ваш Игорь совершенно прав. Да и сам он нам абсолютно не нужен. Нам нужна его девушка по имени Лена, которую он прячет где-то от ее подруги Наташи. А Наташа, вот она (указывает на нее) волнуется очень, так как обещала ее маме присматривать за ней.

Игорь: Давайте не будем лицемерить и лить слезы, слушая, как бедная Наташа волнуется о подруге и ее маме. А перейдем прямо к делу.

Наташа: А если, я по настоящему переживаю, куда ты дел мою подругу?

Игорь: А может быть, ты по настоящему попереживаешь за себя? Куда ты дела саму великолепную Наташу? Которую мне предлагала совсем недавно?

Максим: Может полегче, а? Валера! Поможешь?

Валера:О чем разговор?

Эммануэль (обращается к Николаю Ивановичу): Мне кажется, что страсти накаляются в ненужном вам направлении. Это не поможет найти то, что вам нужно. Не лучше ли, если ваши молодые люди погуляют и посторожат вас снаружи, а я попрошу Игоря побыть в другой комнате? Тогда мы могли бы в тишине поговорить и выяснить, что же привело вас сюда. Ведь не только же забота об этих двух девушках? Насколько я помню гуманизм вы редко упоминали в своих лекциях. А если и упоминали, то только, как бранное слово.

Максим (усмехается): Вы были неплохим студентом.

Николай Иванович (всей троице): Идите погуляйте. Но не уходите далеко. Будьте поблизости. Я вам позвоню.

Все трое уходят. Эммануэль кивает Игорю и он удаляется в глубь квартиры.

Эммнуэль: Ну-с, вам слово.

Николай Иванович: Для начала я должен вам сказать, что хоть в свое время я не преуспел убедить вас в правоте того, что внушал, большинство жителей моей страны до сих пор на моей стороне. Согласитесь.

Эммнуэль: Согласен. Но не убеждает. Правильно вы сказали. Жителей. Но не личностей. Не они делают историю.

Никола Иванович: А демократию, как утверждают ваши личности, создают жители, избиратели. И они тоскуют, ностальгируют по тому, что было. Но не будем спорить. Возвратить то, что было, уже невозможно. Но нас, сложившуюся большую сильную группу влиятельных людей из самых разных сфер волнуют самые насущные проблемы. А потому мы задумали тихий и тщательно задуманный переворот, а не бессмысленный и беспощадный русский бунт. И исключительно в верхних эшелонах власти.

Эммануэль: Что же вас так волнует? По моему, сегодня власть так созвучна вам.

Николай Иванович: Не совсем. Вы, наверное, заметили… Не могли не заметитить, что на территории бывшей державы бушуют центробежные силы. Каждый регион, каждая область хочет самостоятельности. Как во времена Киевской Руси. Еще до Орды. А власть нерешительна. Надо укрепиться и провести некоторые меры. Например — упразднить Думу. Хоть она и издает запретительные законы — она приносит больше вреда, чем пользы. И вызывает смех. И вообще, парламент не для России. И все попытки ввести парламентаризм кончался крахом в этой стране. Надо отменить выезд за границу. И перевести крупный капитал в распоряжение власти. А мелкий оставить у населения. И не повторять прежние ошибки. Таким образом мы избавимся от коррупции. Хотя бы начнем избавляться.

Эммануэль: Круто. Я только не понял… При чем тут девица и зачем вы появились в нашей стране?

Николай Иванович: Для любого переворота нужны деньги. Государство у нас с сильным контролем. Это комплимент президенту и его команде.

Эммануль: Кстати,забыл. Что вы собираетесь делать с ним?

Николай Иванович: России всегда нужен был Царь, Император, Генсек, Президент. Мы поможем ему. Он поможет нам. А на данном этапе только один олигарх подбросил нам алмаз со своего сибирского прииска. Но рискнул только необработанным алмазом. Обработанные все учтены. Пришлось найти девушку, вшить ей алмаз, переправить ее в Израиль, где лучше всего его изъять, обработать и сбыть. И если вы думаете, что у вас здесь нет коррумпированных кругов, готовых нам помочь, вы сильно ошибаетесь. Конечно, не в таких масштабах как у нас, но все же…

Эммануэль: Так в чем же дело?

Николай Иванович: И вот тут-то в дело вмешивается неожиданный и непредвиденный фактор — ваш родственник и его любовь. Он умыкает мою девушку. И поэтому я у вас. Верните мне ее.

Появляются Лена с Игорем. Видя это, Николай Иванович звонит по пелефону, и позднее появляются Макс с Наташей и Валера.

Лена: Вот я тут слышала, как вы распоряжаетесь судьбами людей, или как вы их называете, жителей. Судьбами стран. Моей страны, моего города, моих друзей, моей мамы, моей судьбы и даже, моим телом. Да кто вы такой?! Вы у меня спросили, когда что-то такое в меня вращивали? По какому праву? Я кто для вас?!

Николай Иванович: А почему я должен у тебя спрашивать? Да ты кто такая? Ты сама должна гордиться, что ты избрана! Что тебя избрали для некоей миссии. Что? У космонавтов тоже спрашивали, когда их избирали? Согласны ли они погибнуть в космосе для Родины. Это только в Америке с ними контракт заключают. Сейчас поедешь с нами в больницу. И там извлекут из тебя то, что тебе ни в коем случае не принадлежит.

Игорь: Тот,кто коснется Лены, отсюда не выйдет на своих ногах. И будет задержан.

Николай Иванович: Максим! Валера! Вы здесь зачем?

Максим: Я здесь только из-за Наташи и давно отказался вам помогать.

Николай Иванович: Валера!

Валера: Николай Иванович! Вы здешние пляжи видели? Красота! Гагры не сравнишь! Пойдемте наслаждаться. Ну, пошли же…

Эммнуэль: Николай Иванович! Вы же ископаемое. Мамонт…И иже с вами…

Николай Иванович: Согласен. Но у нас же нет выхода. И я еще к вам приду, но с другими людьми. И не думайте, что вам удастся скрыть ее и то что в ней.

Эммнуэль: Опоздаете. Меня уже здесь не будет. Да и у Лены мы постараемся достать ваш объект и найти ему лучшее и более гуманное применение.

Николай Иванович: А вот это называется воровством и присвоением чужого имущества. И мы еще с вами поборемся. У нас тут найдутся свои союзники.

Игорь: Ну а пока всем все предельно ясно. Давайте мирно расстанемся.

Николай Иванович с угрожающим выражением лица, оглядываясь на Лену, уходит. Вслед за ним дом покидают Валера, Максим и Наташа. Максим и Валера на прощание доброжелательно подмигивают Игорю. Наташа порывается что— то сказать на прощание Лене. Но та отворачивается от нее…

Спустя некоторое время… Лена и Игорь сидят на том же месте, на берегу озера. Она очень бледная, слабая…И чувствуется, что еще не совсем пришла в себя после операции.

Лена: Расскажи мне, как ушел Эммануэль?

Игорь: Он ушел тихо, спокойно, умиротворенно. Как человек, который закончил с земными делами. Ему было очень больно… Я видел… Но он не жаловался…

Лена: Я его так полюбила за то короткое время, что мне посчастливилось знать его.

Игорь: Я знаю.

Лена: Что ты знаешь? Ничего ты не знаешь. Ты счастливчик, что он был у тебя.

Игорь: Моя тетушка прибежала прощаться. Плакала навзрыд, просила прощения…

Лена: Он, конечно, простил.

Игорь: Он сказал, ему нечего прощать. Я бы не простил…

Лена: Ты другой.

Игорь6 Ты тоже другая. Ты бы так не поступила.

Лена: Откуда ты знаешь?

Игорь: Знаю. Я про тебя все знаю. Не поступила бы?

Лена: Наверно нет.

Игорь: Давай поцелуемся.

Лена: Давай. (Долго целуются).

Игорь: Вообще-то я тебе принес этот злополучный алмаз.

Лена (в панике): Что ты! Что ты! Даже не показывай мне. Не хочу прикасаться. Для меня это проклятый камень. Он принесет мне только несчастья. Пусть его, как они и хотели, обработают, огранят. А потом…Пусти его на богоугодное дело…Отдай бедным людям, в детские сады…Куда нибудь…Так и Эммануэль хотел…

Игорь: Но ведь тебе тоже деньги нужны?…И ты разве не заслужила, после издевательства, которое над тобой совершили?

Лена: Я хочу все это забыть, как дурной сон. И потом, ты же сам говорил, что я не пройду через рамку в аэропорту. Меня задержат.

Игорь (растерянно):Погоди… Ты что, собираешься меня покинуть? Собираешься уехать обратно? Хочешь, чтобы мы больше никогда друг друга не увидели?

Лена: Зря я согласилась целоваться с тобой.

Игорь: Ты что, не хотела?

Лена: Хотела. Очень хотела. И давно хотела. Все время хотела. Но знала, что это неправильно. Что мне придется уезжать.

Игорь: Зачем?

Лена: Потому что я оставила там маму одинокую, пожилую и больную. И я должна вернуться и заботиться о ней. Я уже и так совершила глупость и даже преступление, когда покинула ее. И кляну себя каждый божий день.

Игорь: И оставишь здесь человека, который тоже болен. Болен тобой.

Лена ( с отчаянием) Эммануэль хорошо научил тебя выражаться.

Игорь: Да. И еще он завещал нам беречь то, что мы приобрели. Может быть случайно. И даже, вопреки нашему желанию. И ты сможешь это все забыть в своем далеком и прекрасном Петербурге?

Лена (плачет): Скорее, это ты меня забудешь в твоей близкой и прекрасной стране, которую я даже не успела посмотреть. И еще, если хочешь знать, мне здесь опасно оставаться. Я здесь посылка, которую этот страшный человек продолжит искать.Ты видел, как он на меня посмотрел, когда уходил? Ведь алмаз он может обработать только здесь. И он уверен, что отсюда я никуда от тебя не двинусь. А там я никто и никому не нужна. И сумею скрыться от всех. Страна большая. И маму заберу.(смотрит на него с болью) Я больше буду за тебя здесь переживать. Ведь эти люди… А он, особенно…

Игорь (горько):Не волнуйся,меня он не достанет.Ты лучше подумай вот о чем. Его ты обманешь и тем самым обманешь нас и покинешь меня навсегда..Но от меня ты нигде не скроешься.

Лена: От тебя я нигде не скроюсь. И не собираюсь скрываться. Знаешь что? Не сравнивай меня со своей тетушкой. Я всегда буду с тобой, где бы я не находилась. И у меня шестое чувство, что мы с тобой будем вместе. Какие бы границы между нами не выстроили наши страны.

Игорь: Это как?

Лена: А вот так… (Внезапно). Я хочу от тебя ребенка. И не уеду, пока мы не станем совсем близкими. Сейчас. Немедленно. Тебе Эммануэль оставил свою квартиру?

Игорь: Конечно. Кому он еще мог оставить. Только нам с тобой. Так и сказал мне в свой последний день.

Лена: Едем.

Они срываются с места. Машина Игоря на бешенной скорости подъезжает к дому Эммануэля. Игорь и Лена врываются внутрь, на ходу срывая с себя одежду…

Через несколько дней Игорь подвозит Лену в аэропорт. Она идет ко входу в зал отъезжающих. Они обмениваются прощальным взглядом. В том взгляде все…

Самолет взмывает в небо. И в ночном небе звезды начинают вычерчивать титры…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *