[Дебют] Мария Титова: Два примера смешения традиций в современных украшениях Северной Индии

 218 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Постоянный культурный обмен порождает новые и уникальные произведения, где смешиваются традиции и создается новое восприятие.

Два примера смешения традиций в современных украшениях Северной Индии

Мария Титова

Значение драгоценностей в индийской культуре всегда выходило за пределы украшения. У индийца нет сомнений в том, что камни и металлы, произведенные той же землей и мистически связанные с божествами и планетами, могут влиять на самочувствие, настроение и судьбу человека. Особое отношение к драгоценностям убедительно отражается в изобразительном искусстве и литературных памятниках Индии: персонажи индуистской иконографии, начиная с самых древнейших из дошедших до нас скульптур и росписей, буквально увешаны разнообразными украшениями; в классических древнеиндийских текстах часто упоминаются украшения, камни и металлы.

Интересно то, что на протяжении всей своей истории Индия подвергалась многочисленным иноземным вторжениям, однако на декоративно-прикладном искусстве страны это отражалось самым положительным образом. Индийские мастера не только сохранили самобытность своего искусства, но и брали на вооружение технические и визуальные приемы иностранных мастеров, которые оставались в Индии вместе с завоевателями.

Поэтому индийские украшения могут отражать не только материальное благосостояние, социальное положение и верования их носителя, но также могут рассказать о культурных особенностях той или иной местности.

В данной статье мы рассмотрим смешение традиций изготовления предметов декоративно-прикладного искусства на примере украшений предгорьев Гималаев штата Химачал-Прадеш. Север штата Химачал-Прадеш, где расположены предгорья Гималаев, граничит с Тибетом, который привносит свою ноту в мотивы украшений этой местности.

Сейчас эта область, которая включает в себя такие населенные пункты как Наггар (Naggar), Манали (Manali), Патликуль (Patlikul), Джагатсук (Jagatsuk) и бесконечное множество деревень, скрытых в горах на высоте 2-3 тысяч метров над уровнем моря, известна как Долина Кулу или Кулу (Kulu/Kullu).

Завершая небольшой географический экскурс, необходимо упомянуть об округах Ладакх (Ladakh) и Лахул и Спити (Lahaul-Spiti), которые справедливо прозвали “маленьким Тибетом” благодаря наличию множества действующих буддийских монастырей и природы, созданной из крайностей: снежные шапки Западных Гималаев, бурлящие реки и заливные луга в долинах между гор.

Первое представленное ожерелье из частной коллекции SindhuStore одновременно сочетает в себе традиции изготовления украшений Индии и Тибета. Горные долины предгорьев Гималаев местные жители поэтично называют “серебряными”. Гибкий благородный металл действительно до сих пор находят в месторождениях, однако серебро редко полноценно используется в украшениях. Индийцы и тибетцы создают всевозможные сплавы “белых” металлов, в случае с данным ожерельем, это сплав, состоящий в основном из серебра и олова.

Ожерелье “Любовь к жизни”. Сплав серебра и олова, бирюза, лазурит, коралл. Северная Индия. Современная работа, частная коллекция

Лазурит (х.: lajavarat), бирюза (х.: firoza), красный коралл (х.: munga) — сочетание камней, традиционное для тибетских украшений. Через Тибет проходили многочисленные торговые пути. Лазурит с территории Афганистана, бирюза, которую с древности добывали близ иранского города Нишапур, красный коралл из Красного и Средиземного морей были разменной монетой для торговцев.

Часть этого товара оседала в Гималаях, часть — доходила до Северной Индии. Марко Поло в 49 главе своей “Книги о разнообразии мира” упоминает в рассказе о Кашмире: “Кораллы, что привозятся из нашей страны, здесь продаются более, нежели в других местах.” Бирюза и лазурит с древности использовались в украшениях стран Ближнего Востока и Средней Азии. С 8-го века Индию частично завоевывают представители мусульманских династий и популяризируют более привычные для себя предметы роскоши. Но сочетание бирюза-лазурит-коралл тем не менее остается тибетским вариантом.

Бирюза и лазурит по сей день считаются природными защитными амулетами, оберегающими человека. Интересным образом красный коралл, жемчуг и янтарь всегда высоко ценились у далеких от океана тибетцев. Марко Поло в 116 главе своих заметок “об области Тебет” пишет: “На кораллы тут большой спрос, и они здесь дороги; вешают их ради красоты на шеи женам и идолам”.

Итак, в данном украшении мы видим универсальный сплав, “тибетский” выбор камней, но при этом — в индийском оформлении. Ожерелье является ничем иным, как производной формой от древнего чампакали (санс.: kali — побег, почка) — ожерелья с подвесками, которые представляют собой мотив семени с произрастающим из него молодым побегом. Подобные ожерелья носят женщины как Северных штатов Индии, так и Южных.

Серебряное ожерелье чампакали. Коллекция Клер Унтрахт (Claire Untracht), Нью Йорк. Илл. 41 стр. 37 книги Untracht O. Traditional Jewellery of India. London, 1997
Фрагмент ожерелья с мотивом бутона жасмина. Золото, рубины. Тамилнад, 19 в. Музей Барбье-Мюллер, Женева. Илл. 16 стр. 64 книги Щербина Е. Каталог выставки “Индия. Драгоценности, покорившие мир”. М., 2014

Невероятно разнообразная растительность тропиков всегда располагала к тому, чтобы индийский мастер черпал свое вдохновение в окружающих деревьях, цветах и кустарниках.

Семена и побеги — универсальные символы плодовитости и бесконечного воспроизводства. Украшения с этими мотивами часто носят индуистские божества, что подчеркивает сакральное отношение к природе.

Апсара. Нагда, штат Раджастхан, 11 в. Национальный музей Дели

Вишну. Империя Виджаянагар, 14 в. Южная Индия. Национальный музей Дели

Название “чампакали” происходит от “champa” — так индийцы называли несколько разновидностей магнолии, латинское название Michelia champaca (Магнолия чампака) также происходит от этого слова. Цветы и побеги магнолии используют в качестве храмовых подношений.

Францеско Ренальди (1755-1799). Портрет Могольской дамы. Холст, масло, 1787 г. Аукционный дом “Кристи” (Courtesy Christie’s, Manson & Woods Ltd.), Лондон
Девушка в ожерелье чампакали, штат Мадхья-Прадеш. Илл. 35 стр. 34 книги Untracht O. Traditional Jewellery of India. London, 1997

Другой пример смешения традиций можно наблюдать в подвеске, также найденной в северной части Химачал-Прадеша. И здесь ситуация обратная: индийская “инкрустация” в тибетской форме.

Гарнитур “Тайна жемчужного гау”. Серебро, коралл, жемчуг, лунный камень. Северная Индия. Современная работа, частная коллекция

Кулон легко перепутать с гау (тиб.: ga’u) — разновидностью полого тибетского медальона из белого металла, своеобразной “ладанки”, в которой можно хранить семена, небольшие записки с молитвами, кристаллы горного хрусталя. Бон, добуддийская религия тибетцев, равно как и индуизм, включает в себя представления об одушевленности природы, веру в добрых и злых духов. Гау в рамках этих верований выступает как защитный амулет. Эти медальоны популярны как в самом Тибете, так и в тибетских общинах на Севере Индии.

Гау чаще всего круглые или овальные, декор представляет собой центральный крупный отшлифованный камень, окруженный кабошонами поменьше. Остальную поверхность медальона могут занимать чеканные узоры, филигрань. В верхней и нижней части гау чаще всего можно видеть цилиндрические выступы, которые работают как “открывашка”.

Гау. Серебро, медь, коралл, бирюза. Лхаса, Тибет. Илл. 249 стр. 142 книги Untracht O. Traditional Jewellery of India. London, 1997

Однако данный кулон не открывается, явно был создан индийцем и не с целью хранения в нем реликвий. В оформлении используется почитаемый тибетцами красный коралл, но внимание привлекает другое — это продолговатый жемчуг, который в древности добывали ныряльщики Южной Индии, и центральный кабошон лунного камня — необычный выбор. Подобное сочетание характерно для индийского мастера, который стремится отразить в украшениях все многообразие природных богатств, которые можно найти в Индии, в то время как тибетский мастер стремится соблюсти традицию, ритуал в отношении особо почитаемых камней, способных отогнать злых духов, защитить человека от неудач и болезней. Индийцы ассоциируют жемчуг с Чандрой — богом Луны. С жемчугом по сей день связано несколько своеобразных поверий, например, о том, что найти его можно не только в раковине моллюска, но и в капюшоне кобры. Так или иначе, в наши дни для индийских украшений чаще всего используют жемчуг, выращенный в Китае.

Узор кулона в большей степени напоминает солярные и растительные индийские орнаменты с раскрытым цветком лотоса, которые встречаются как в древнеиндийской скульптуре, так и в современных украшениях, и также в кольце, которое является частью гарнитура.

Фрагмент каменной стеллы. 11 в. Северная Индия. Государственный музей Шимлы
Колонна. 2 в. Бхархут, штат Уттар-Прадеш. Национальный музей Дели
Серьги. Золото, рубины, алмазы, изумруды, жемчуг. Владения Моголов, 17 в. Коллекция Аль-Сабах, Кувейт. Илл. 1.7 стр. 21 книги Кин М. Каталог выставки “Ювелирное искусство Индии в эпоху Великих Моголов”. Thames & Hudson, London, 2001
Серьги. Золото, рубины, изумруды, жемчуг. Середина 18 в. Рейксмюзеум (Государственный музей), Амстердам. Илл. 446 стр. 222 книги Untracht O. Traditional Jewellery of India. London, 1997

На обороте изображена двойная ваджра (санс.: vajra — алмаз) — религиозный символ, который в буддизме ассоциируют с силой и твердостью духа; в индуизме ваджра является оружием Индры.

15
Гарнитур “Тайна жемчужного гау”, оборот. Серебро, коралл, жемчуг, лунный камень. Северная Индия. Современная работа, частная коллекция

Север штатов Кашмир, Химачал-Прадеш, Уттар-Прадеш — области, где Индия граничит с Тибетом, могут предоставить немало загадок для любителя декоративно-прикладного искусства. Постоянный культурный обмен порождает новые и уникальные произведения, где смешиваются традиции и создается новое восприятие. В этих украшениях одновременно отражены индийские и тибетские верования в отношении почитания природы. Мы видим ожерелье из индийских “плодоносных побегов” с тибетскими апотропеическими камнями-амулетами и индийский вариант защитного гау с жизнерадостным индийским цветочным узором.

Литература:

  1. Гусева Н. Р. Художественные ремесла Индии. — М.: ГРВЛ «Наука», 1982. Стр 5-7, 10, 169, 171, 177, 184
  2. Кин М. Каталог выставки “Ювелирное искусство Индии в эпоху Великих Моголов”. Thames & Hudson, London, 2001. Стр.: 14, 16. Илл. 1.7 стр. 21
  3. Моран А. История декоративно-прикладного искусства. М., 1982 г. Стр. 120, 124
  4. Поло М. Книга о разнообразии мира. М., “Эксмо”, 2006 г., гл. 49, 116
  5. Щербина Е. Каталог выставки “Индия. Драгоценности, покорившие мир”. М., 2014. Илл. 16, стр. 64
  6. Chetwode P. Kulu the End of the Habitable World. New Deli, “Time Book International”, 1989. Стр. 163-179
  7. Gregoletti Guido. Jewellery Through the Ages. Milan, 1973. Стр.: 87, 88, 89, 95
  8. Untracht O. Traditional Jewellery of India. London, 1997. Стр.: 33-38, 80, 83, 137, 140-141, 144-147. Илл. стр.: 34, 37, 142, 222

Условные обозначения:

Х. — хинди, санс. — санскрит.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «[Дебют] Мария Титова: Два примера смешения традиций в современных украшениях Северной Индии»

  1. Очень интересно и информативно! И прекрасный иллюстративный материал. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *