Стивен Плаут: Ракетный блиц

 450 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Стивен Плаут

Ракетный блиц

Перевод с английского Сони Тучинской

Один из насущнейших вопросов новейшей истории заключается в следующем: как изменился бы курс развития событий, не подай Невил Чемберлен в мае 1940 года в отставку с поста премьер-министра Англии, и не освободи он, тем самым, министерское кресло для Уинстона Черчилля. Какова бы была реакция английского правительства на гибель и ранения среди гражданского населения столицы в результате воздушных атак на Лондон? Представленная ниже виртуальная история является результатом вдумчивого рассмотрения этой гипотетической ситуации.

Когда ракеты начинают взрываться в пригородах английской столицы, Чемберлен заявляет, что он безоговорочно признает немецкий Рейх и право Германии, как государства, занять территории на землях, освобожденных от польской и чешской оккупации. Затем Англия обращается к Гитлеру с требованием арестовать тех ненавистников мира, которые осуществляют запуск ракет на Лондон. Чемберлен просит политическое руководство Третьего Рейха осудить ракетный террор и начать переговоры по прекращению ракетных обстрелов.

Гитлер, в ответ на это, выступает с заверением, что он делает все, что в его силах, чтобы остановить насилие в своей стране, но признает при этом, что главным препятствием на этом пути является невозможность обуздать радикальные элементы, захватившие немецкий парламент. Британский министр иностранных дел разделяет озабоченность Гитлера. Чтобы нормализовать ситуацию, английское правительство принимает решение послать в Германию продукты питания и медикаменты. Самолеты Королевского военно-воздушного флота осуществляют точечную ликвидацию нескольких немецких военных пилотов и служащих на военно-воздушных базах Германии, не сумев избежать при этом гибели небольшого числа гражданского населения. Мировая общественность, поддержанная Британской лейбористкой партией, немедленно осуждает Англию за содеянное.

Гитлер выступает на многочисленном митинге в Нюрнберге и призывает широкие массы хранить память о подвиге мучеников-пилотов, которые были убиты во время сбрасывания бомб на Лондон, и призывает немецкий народ не отступаться от их святого дела. Чемберлен одобрительно высказывается о речи Гитлера на митинге, обнаружив в ней умеренность и сдержанность. Он начинает поставлять немцам легкое стрелковое вооружение, чтобы помочь в их борьбе с теми оппозиционными силами в Германии, которые не хотят мира.

Ввиду непрекращающихся бомбовых атак на Лондон, в Англии все громче звучат голоса, требующие от своего правительства нанесения ответного удара по Германии. Правозащитная группа «Англичане за соблюдение прав немцев» осуждает эти настроения внутри Англии как проявление расизма и нетерпимости.

Чемберлен высказывает предположение, что нанесение массированного ответного удара было бы в создавшейся ситуации наихудшим из всех возможных вариантов. Англия должна стремиться к заключению соглашений со своими немецкими партнерами по миру, а не к раздуванию пожара ненависти. Он выражает уверенность, что предложенный им путь является единственно возможным для построения Новой Ближней Европы. Помимо всего прочего, он высказывает опасение, что если не оказывать моральную и военную поддержку Гитлеру, еще более радикальные и опасные элементы могут захватить власть в Германии.

Ввиду увеличения количества падающих на Лондон ракет, Чемберлен заявляет, что погибшие в обстрелах – это жертвы, принесенные на алтарь мира и что Англия и дальше будет привержена идее мирного решения конфликта, так как альтернативы мирному процессу не существует. Прогермански настроенный член английского парламента предпринимает поездку в Берлин и призывает там к уничтожению Англии. Чемберлен позволяет профашистской партии Освальда Мосли участвовать в выборах. Доверенные люди Мосли захватывают ведущие посты в английских университетах и средствах массовой информации.

После следующего раунда ракетных обстрелов Лондона Чемберлен выходит из себя и решает, что настало, наконец, время для решительных действий. Он выделяет дополнительные отряды полицейских для охраны лондонского метро. Он отдает приказ арестовать противников мирного процесса внутри Англии за преступное подстрекательство против действий правительства, за попытку срыва усилий по установлению мира и за угрозу безопасности страны.

Чемберлен встречается с представителями английской творческой интеллигенции — поэтами и писателями антивоенной школы, которые призывают британский народ и перед лицом тяжелых испытаний оставаться верными своим принципам и продолжать бороться за мир. Гордо поднятая голова британца и все такое прочее (автор использует здесь устоявшееся словосочетание “Stiff British upper lip” — буквально «Твердая верхняя губа британцев — которое означало проявленную британцами твердость характера во время так называемого «Блица» — бомбардировок Англии германской авиацией во время Второй мировой войны. – прим. пер.).

Чемберлен снова обращается к президенту Гитлеру, как к законно-избранному лидеру тевтонских народов, чтобы он арестовал тех, кто ответственен за продолжающуюся ракетную агрессию. Вместе с тем он напоминает жителям Англии, что альтернативой мирным переговорам с Рейхом, которую невозможно допустить, является отправка английских солдат на территорию Центральной Европы. Группы пронемецки настроенных профессоров из английских университетов разъезжают по миру, требуя бойкотировать все деловые и торговые контакты с Англией.

Ракетный обстрел Лондона не прекращается. Чемберлен выдвигает предложение о роспуске Королевского военно-морского флота в качестве жеста доброй воли, полагая этим придать ускорение мирному процессу. Представители коллаборационистского французского правительства в Виши прибыли в Англию с государственным визитом, чтобы поздравить Чемберлена, а также английский и немецкий народы за то, что они и перед лицом провокации хранят неизменную приверженность делу мира.

Ракеты снова падают на Лондон. Чемберлен, в качестве ответной меры, предлагает арестовать немецких шпионов на территории Англии, но адвокаты, специализирующиеся на защите гражданских прав, оспаривают это в апелляционном суде и выигрывают дело. Правительство рассматривает предложение передать Стоунхендж (расположенный в Южной Англии мегалитический монумент неолитического и бронзового веков, сооружавшийся, по оценкам археологов, между 3000 и 2000 годами до новой эры. – прим.пер.) немецкой стороне в качестве жеста доброй воли, т.к. он является важнейшей святыней для язычников всего мира.

Ракеты продолжают падать на Лондон. Представители английского миротворческого движения «Мир сейчас» заявляют, что вообще не было бы никакого насилия, если бы англичане разоружились и сняли бы этим у Гитлера ощущение угрозы Германии. Кроме того, они говорят, что англичане с самого начала не должны были оккупировать Шотландию и Уэльс, как не принадлежащие им территории. Чемберлен начинает тайные переговоры по передаче Лондонских районов Ист-Энд, Гринвич и Докланд (бывший район доков. – прим. пер.) под немецкий суверенитет.

А ракеты все падают и падают на Лондон. Так, ну теперь все, достаточно, — кричит Чемберлен. Это была та самая, вошедшая в поговорку соломинка, переломившая спину верблюда. Настало время начать бороться с немецким террором всеми средствами, которые есть в нашем распоряжении. Это будет нашим Моральным Эквивалентом Войны – кричит он. Сокращенно – МЭВ (в английском оригинале сокращенное название выглядит как «МЯУ» — мяуканье кошки. – прим. пер.). У нас нет другой альтернативы.

Мы должны, заявляет он, немедленно вступить в переговоры с Германией, чтобы осуществить одностороннее отступление из Девона (крупное графство на Юго-Западе Англии) и Мидланда (внутренние графства Центральной Англии – прим. пер.) —  в кратчайшие сроки.

Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Стивен Плаут: Ракетный блиц»

  1. Спасибо, Соня, за перевод. Сегодня, когда ракеты падают каждый день и Лондон смело можно заменить на Сдерот, памфлет прямо-таки хочется заучить наизусть

  2. В.М.Левин
    — Mon, 15 Oct 2012 03:56:21(CET)
    Если говорить отвлечено, то по логике Мечтателя получается, что антивоенное движение в любой стране и в любой исторической обстановке – явление отрицательное. Что же касается конфликта Израиль/арабский мир, то речь идет об элементарной справедливости.

    В гостевой уже отвечал, посему если кратко, то написанное сейчас ув. Левиным — типичный пример недобросовестной дискуссии, ибо автор сначала приписывает оппоненту свои идеи и потом с ними спорит.

    1. Простите, чё?

      «палестинский лидер, нацеленный исключительно на мир» — это что за зверь такой? Снежный человек или бигфут? В какой израильской тюрьме такое чудо обитает? Скажите, и я специально полечу туда, чтобы посмотреть на такое.

  3. Дорогой Борис,
    На «Ну, «требуют» — это как ветер», я бы привел слова вождя и учителя: «Когда идеи овладевают массами, они становятся материальной силой». То есть вернее так: «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». То есть идеи, теории, требования и прочий «ветер», не смотря на то, что «ты плывешь под парусами, своим курсом» — галсами, требуют должного внимания и реагирования. Израиль знает, как «плыть с учетом погоды» и как «поймать попутный ветер». Но как все это относится к картинке, нарисованной, чтобы показать куда «миротворцы» тащат Израиль? Картинка нарисована здорово, узнаваемо, только вот непохожа Англию времен Чемберлена. Ну и что?

    1. «… как все это относится к картинке, нарисованной, чтобы показать куда «миротворцы» тащат Израиль? Картинка нарисована здорово, узнаваемо, только вот непохожа Англию времен Чемберлена. …»

      Володя, мне кажется, что сейчас Израиль никуда не тащат — уж скорее держат за руки, чтобы он не грохнул по Ирану своими силами.

      А по поводу картинки — на Англию 1940 она не похожа, зато очень похожа на Англию/США начала-середины 50-х, когда на Израиль давили и англичане, и американцы с целью уговорить его расстаться с Негевом. Идея была перекупить Насера, заплатив ему «… израильским капиталом …». Всячески шантажировали, отказывая в продаже оружия даже для самозащиты. Аллен Даллес внес свой посильный вклад, был такой «План Альфа» по «соединению арабов Азии с арабами Африки земным мостом» в виде южной части Негева.

      Уж какие ветры дули в 1955, не мне тебе рассказывать — русские снабдили Египет оружием, а англосаксы отказали Израилю не то что в помощи, а даже в продаже минимального пакета защиты. В итоге всех и всяческих маневров — и арабов, и русских, и американцев, и израильтян, и французов, и англичан — получилась война 1956.

      Негев остался израильским.

  4. Борис Тененбаум
    — Sun, 14 Oct 2012 21:10:39(CET)
    По-моему, тут есть две проблемы. Во-первых, картина Англии 1940 неверна — она переврана просто до анекдота. Во-вторых, конфликт Англия/Германия даже отдаленно не похож на конфликт Израиль/арабский мир.

    Аналогия не предполагает совпадения деталей. Похожесть должна быть в главном. Аналогия здесь просматривается в факте существовании в Израиле, как было и в Англии, достаточно заметной группы умиротворителей агрессоров. Модель поведения и фразеология израильских пацифистов переносится на английскую почву начала 40-х годов.

    1. My pleasure, дорогой Владимир. Что-то Вас совсем не было слышно в последнее время.

  5. Дорогой Борис, все действия «Чемберлена» в рассказе соответствуют с высокой достоверностью тому, что требуют от Израиля сегодня. Поэтому картина Англии 1940 (и остальные замечания) в данном контексте не имеет никакого значения, она просто, по выражению Дюма, вешалка, на которую повешен необходимый автору текст. Это не о действиях Израиля, это о тех действиях, которые навязывают Израилю «миротворцы» всех мастей.
    Когда-то давно я читал рассказ с примерно таким названием: «Как Израиль получил нобелевскую премию мира». Сюжет там был такой: Израиль выполнил все требования «миротворцев» и арабы сбросили его в море. Когда Израиль прекратил существование, то ООН была страшно возмущена, все прогрессивные страны осудили это, а Израиль получил Нобеля (посмертно). Жаль, что мне не удалось его найти, но смысл ясен. Будем обсуждать соответствие этого (приведенного мной) рассказа исторической правде?

    1. «… действия «Чемберлена» в рассказе соответствуют с высокой достоверностью тому, что требуют от Израиля сегодня …»
      Ну, «требуют» — это как ветер. Он дует, иногда — попутнo, иногда — встречнo. A ты плывешь под парусами, своим курсом. Следовать по направлению «ветра» совершенно не обязательно, можно плыть галсами 🙂

      Hо принимать ветер во внимание, по-видимому, необходимо ?

      Ну так вот и Израилю тоже необходимо плыть с учетом погоды. Сейчас, например, есть возможность «поймать попутный ветер» — «иранская бомба» заботит даже европейцев, и они взялись за санкции с неожиданной решимостью. Решит это проблему или нет — неизвестно — но удар по экономике Ирана делу, по-моему, помогает.

  6. Дорогой Самуил, Вы пишете «Может быть, меня в данном случае “подводит” любовь к истории и кой-какое знание об эпохе начала Второй Мировой. Поэтому мне слегка глаз режет, вполне возможно, что другой читатель воспримет именно так, как задумывал автор».
    Боюсь показаться назойливым, но написанное об Израиле не обязано соответствовать «эпохе начала Второй Мировой», а должно соответствовать израильским реалиям. Отключитесь от великолепного Черчилля, перечитайте, глядя на текст через призму сегодняшней антиизраильской пропаганды.

  7. Умно-проницательная и до истерики смешная политическая сатира,к великому сожалению всё ещё продолжающая быть злободневной. Тем,кто последнее десятилетие следил за событиями в Израиле, понятен каждый намёк. Перевод замечательный, — без сучка изадоринки,как будто и написано было по-русски.
    Переводчику-респект,за мастерскую перелицовку на русский.

  8. По-моему, тут есть две проблемы. Во-первых, картина Англии 1940 неверна — она переврана просто до анекдота. Во-вторых, конфликт Англия/Германия даже отдаленно не похож на конфликт Израиль/арабский мир.

    Достаточно просто «взвесить» участников: Англия с населением что-то в 45 миллионов дралась с Германией с населением примерно в 70-75 миллионов человек. Если я ошибся, то не на порядок. И в зоологических терминах выходит, что это бульдог дерется с волком.
    Израиль же по населению уступает даже своим непосредственным соседям раз эдак в 15. Это можно сравнить (собственно, уже сравнивали) на поединок ежа со стаей собак, которые норовят его сьесть.

    Понятно, что у «бульдога» и у «ежа» стратегии совершенно разные.

    Бульдогу, например, надо «висеть и не сдаваться» — до тех пор, пока не подоспеют враги волка весом покруче, вроде «русского медведя» и «американского бизона» (символы заимствованы у Черчилля в Тегеране).

    А «ежу» не на кого надеяться, кроме себя, и его задача ограничена: он должен сделать так, чтобы любое нападение на него кончалось для нападающего болезненной неудачей. Эта идея, кстати, заложена в военную доктрину Израиля, сформулированную еще в конце 40-х годов.

    1. В Ваших аналогиях «из мира животных», уважаемый Борис Маркович, есть один пробел, неучет одного крошечного обстоятельства. Если за спиной «ежей» стоит четвертая армия мира, а бульдоги , в основном, вооружены голыми челюстями и уверенностью в относительной безнаказанности своих кровавых нападений на ежей, бесконечно стрремящихся к миру — то картина мгновенно меняется. И аналогия Плаута видится как точное отражение сегодняшней ситуации, а вовсе не анекдотом. То есть в памфлете, как и полагается по жанру, передана суть, а Вы требуете, чтобы там присутствовал Бог Деталей.

      1. 1. «… за спиной «ежей» стоит четвертая армия мира …»
        Соня, ну не надо, а ? Я вас самым искренним образом уважаю, и мне не хочется доказывать вам по пунктам, что «…ранжирование армий мира ….» — занятие совершенно идиотское. Последний раз про «… четвертую армию мира, к тому же закаленную в боях …» я слышал в колонке обозревателя из «Нью-Йорк Таймс», и он имел в виду армию Ирака. Как раз перед первой иракской войной, еще при Буше-Старшем.

        2. ««… бульдоги , в основном, вооружены голыми челюстями и уверенностью в относительной безнаказанности своих кровавых нападений на ежей, бесконечно стремящихся к миру — то картина мгновенно меняется …«.

        Арабы в настоящий момент (если говорить про конвенциональные армии) — сырье для мясорубки. Но конвенциональные армии сейчас не сражаются. Богатые страны друг с другом не сражаются, а бедные используют все, что находят, от ножей и булыжников и до, не дай Б-г, ядерного оружия. Природа военного конфликта изменилась, войну ведут не державы, а мелкие группы, но с глобальным подходом, и поддержанные при этом одобрением сотен миллионов «… угнетенных …»

        Хороший пример — 9/11.

        1. Борис Тененбаум
          — Sun, 14 Oct 2012 21:10:39(CET)
          По-моему, тут есть две проблемы. Во-первых, картина Англии 1940 неверна — она переврана просто до анекдота. Во-вторых, конфликт Англия/Германия даже отдаленно не похож на конфликт Израиль/арабский мир.

          Кремлевский Мечтатель
          — Sun, 14 Oct 2012 21:33:43(CET)
          Аналогия не предполагает совпадения деталей. Похожесть должна быть в главном. Аналогия здесь просматривается в факте существовании в Израиле, как было и в Англии, достаточно заметной группы умиротворителей агрессоров.

          Если говорить отвлеченно, то по логике Мечтателя получается, что антивоенное движение в любой стране и в любой исторической обстановке – явление отрицательное. Что же касается конфликта Израиль/арабский мир, то речь идет об элементарной справедливости. Справедливо ли нам, евреям, желать иметь свое государство и отказывать в этом праве палестинцам, которые, в отличие от нас жили здесь веками? Да, здесь жило некоторое количество религиозных евреев, но им еврейское государство не было нужно (ждали машиаха), как не нужно оно им и сейчас. Его праздники они не признают, а флаги жгут.

          Да, палестинцы упустили возможности создать государство до 67 года, да , они навязали нам войны, пытаясь решить конфликт силой. В этом их вина, которую они признают, ибо признали наше государство и его границы, возникшие после войны за независимость.
          Да, решая вопрос о двух государствах для двух народов, мы должны думать о безопасности нашего. Но не утверждением, что, дескать, вообще-то по справедливости у них никаких прав на государство нет и изначально не было, а право на всю территорию есть только у нас, оно абсолютное и безоговорочное, ибо если не религиозное, то уж во всяком случае историческое. И если мы соглашаемся на их государство, то не потому, что признаем их право, а только ради окончания затянувшегося конфликта. Причем, согласны на это у нас далеко не все, в правом лагере полно твердых жаботинцев, не желающих поступиться принципами.
          Поэтому нечего удивляться тому, что мы проигрываем пропагандистскую войну, как и мало странного в том. что » ни одна арабская страна, включая формально признавших нас Иорданию и Египет, не слишком горит желанием мириться с существованием. Израиля»

  9. Ужасно польщена Вашей оценкой моего скромного труда. От Вас — абсолютнного байлингва — таковая похвала — для переводчика дорогого стоит.
    Про виражи — не убедили Вы меня, что в этом конкретном памфлете неточности и преувелечения так уж важны. А вот то, что Плаут пишет занудновато, местами неряшливо, и что в его статьях и памфлетах его нет стилистического блеска — сама вижу. Тем не менее — перевожу его для пользы дела, уж больно мессаж злободневен. Интересно, что Ник Гордон, который судился с Плаутом — главный герой моей заметки о Единомыслии в Академии, на примере того, что творится в универе Бен-Гурион в Негеве.

    1. Трудно поверить, но мы, как говорится, любим Вас не за это (английский).
      А почему Вы не пишете рассказики Ваши. Как те крохотки, про Двор-Гостевую, или трогательно-глупого снабженца. Сколько времени прошло, а я их до сих пор прекрасно помню. Еще надо так писать.

  10. В Ваших словах, Самуил, есть доля правды. В том смысле, что любой чрезмерно педалируемый прием — утомляет.

    Но у избранного Плауттом жанра есть одно огромное достоинство. Глаз у читателя так намылился, что «узаконенный абсурд» происходящего уже никто не замечает. Самоубийственные рабиновские «территории- за мир», односторонние размежевания и бесконечные упования на ответные разумные меры противника — стали слишком привычными. В них уже трудно разглядеть типичное поведение шизофреника, который раз за разом совершая одни и те же действия ожидает при этом другого результата. Так вот, памфлет Плаутта — как бы возвращает сознание к исходной точке. И «узаконенный абсурд» снова становится самоочевиден. А технические детали, о которых Вы говорите — это, безусловно важно, но общей картины абсолютной уместности сравнения немецко-британского и израилько-арабского противостояния никак не меняет.

Обсуждение закрыто.