Владимир Янкелевич: Вокруг Израиля, или Системный хаос

 314 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На Ближнем Востоке сложно говорить о «горячих точках» — он полыхает весь. Это не арабский кризис, это больше похоже на катастрофу.

Вокруг Израиля, или
Системный хаос

Владимир Янкелевич

Выступление Натанияху в Конгрессе США и AIPAC, о котором так много говорили большевики и меньшевики, правые и левые, израильтяне и американцы, оптимисты и пессимисты — свершилось.

Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест в своем заявлении 26 февраля очень остроумно пошутил. Он сказал, что Обама полон решимости избежать любых действий, выглядящих, как вмешательство США в израильскую политику в преддверии выборов в стране. Но то, что делает его администрация, выглядит как вмешательство, звучит как вмешательство, действует как вмешательство. Это вмешательство и есть. [i] Ну, не будем слишком строги к шуткам.

Надо бы как-то охладить «горячие точки» на Ближнем Востоке.

Какие именно?

На Ближнем Востоке сложно говорить о «горячих точках» — он полыхает весь. Это не арабский кризис, это больше похоже на катастрофу.

Израилю угрожают «всего лишь» с нескольких направлений: с Севера — Хизбалла с Ираном, на Востоке — неустойчивое равновесие в Хашимитском королевстве и самая проницаемая граница, и на юге — ХАМАС и джихдисты Синая.

Египет и Саудовская Аравия, оказавшиеся волей «Арабской весны» в одном окопе с Израилем, имеют вдоволь своей головной боли. Для Саудовской Аравии — это Йемен, где проиранское шиитское движение «Ансар Аллах» (движение хуситов) взяло под контроль столицу Йемена, Сану. Если учесть, что нефтеносные провинции на востоке Саудовской Аравии — место компактного проживания шиитов, благосклонно относящихся к Ирану, то саудитам есть о чём крепко задуматься.

Они и задумались. 14 февраля на чрезвычайном совещании в Эр-Рияде министры иностранных дел ССАГПЗ (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива — Саудовская Аравия, Кувейт, Оман, Бахрейн, Катар, ОАЭ) решили запросить у Совета Безопасности ООН санкцию на применение военной силы в Йемене для урегулирования политического кризиса в стране. Для чего-то же они закупали самое современное оружие и создавали вооруженные силы «Щит полуострова»? В общем, они просили решение на основании седьмой главы Устава ООН, которая разрешает использование военной силы или экономических санкций, но… такого мандата не получили: «дайте шанс политическому урегулированию». Вс% как обычно, с одной особенностью — это может взорвать обстановку в Саудовской Аравии.

А Египту пришлось реагировать на убийство двадцати одного египетского копта. Убийство столь же зверское, сколь и демонстративное.

Собака <…> не может быть такой хорошей и такой плохой, как человек. Скажу больше.
Она не может лишиться собачьих свойств, но человек может лишиться человеческих.

«Перелётный кабак» Гилберт Кийт Честертон

Эти люди прибыли в Ливию в поисках работы, но нашли только смерть, они были захвачены и убиты ливийским отделением ISIS. Массовое убийство египтян заставило ас-Сиси нанести бомбовый удар по позициям Халифата в Ливии. За это на заседании «Арабской лиги» Египет был осужден Алжиром и Катаром: «ну, убили в прямом эфире и убили, было б с чего кипятиться-то, горячку пороть». Оно конечно, выступление катарского представителя против односторонней египетской акции в Ливии «не означает, что эмират поддерживает терроризм». Они выразили свои соболезнования в связи с убийством египтянин, ну и ладно, бомбить-то джихадистов зачем?

А скоро придется выражать соболезнования по поводу гибели еще 90 человек — христиан-ассирийцев, захваченных ISIS.

При всей удаленности территорий у всех конфликтов есть общая черта. Это — гражданские войны, в которых воюют между собой малоразличимые террористы. Может они бы и соблюдали «Женевские конвенции», но они их просто не знают.

Кто лучше, кто хуже?

— Все хуже.

Например, в Йемене против проиранских боевиков-хуситов воюет Йеменская ячейка «Аль-Каиды», известная как «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП). Недавно АКАП объявила о своем присоединении к ISIS. Или вот, в Сирии против боевиков Хизбаллы действуют боевики «Джабхат-ан-нусры». Это их представитель в прямом эфире грыз сердце асадовского солдата.

И такая картинка повсеместна: против одних негодяев-исламистов воюют еще большие негодяи. Как ударить по одним, не помогая при этом другим? Вот, разве что, только курды не стремятся к всемирному джихаду. Им не до этого.

Хорошо бы «сидеть на горе и смотреть, как под горой дерутся тигры», но гора у нас, у Израиля, невысока, не защитит.

Все меняется, но пока только к худшему.

Стремятся ли «Великие державы» и Совет Безопасности ООН принести мир в полыхающий регион?

— Конечно стремятся, не без этого.

Примером может служить резолюция Совета Безопасности ООН 2199, направленная против неправедных средств самофинансирования сирийских боевиков. Резолюция требует прекратить приобретать у боевиков ворованные артефакты, платить им выкуп за похищенных людей и покупать у них краденную нефть.

Великая тайна: кто же покупает краденную нефть? Покупатель один — Турция, член НАТО, опора «Альянса» на Востоке. Нефть нельзя купить виртуально, эту торговлю не скроешь. Но бюрократическая структура живет по своим законам: Совет Безопасности еще будет обсуждать, что именно было нарушено, да как, да какие меры принуждения возможны.

Особый интерес вызывает то, что текст резолюции был подготовлен Россией. В таком случае нужно особо внимательно вчитаться в текст. Резолюция требует от правительств не заниматься прямой или косвенной торговлей с ISIS и группами, аффилированными с аль-Каидой, такими как «Фронт ан-Нусра» в Сирии.

Дело в том, что ISIS и «Фронт ан-Нусра» находятся по разные стороны лини фронта. И воюют они меду собой достаточно активно.

Посол России в ООН Виталий Чуркин после принятия резолюции сказал:

«Мы сделали еще один важный шаг в пресечении финансирования террористов, в первую очередь за счет незаконного оборота нефти. Это приведет к уменьшению террористических угроз, исходящих из Сирии и Ирака, с которыми сталкиваются другие страны Ближнего Востока. Последствия этого ощущаются далеко за пределами региона».

Хорошо сказал, но вот сближение Эрдогана с Путиным как-то не вписывается в суровый тон резолюции. Ну, покупает Турция нефть у террористов по демпинговым ценам, так — «ничего личного, просто бизнес». Турецкая «Zaman» пишет:

«Судя по тому, какое отражение в проправительственной прессе Турции нашел визит Путина и экономическое сотрудничество с Россией, создается впечатление, что российский лидер завоевал сердце Анкары».

Почему бы, «завоевав сердце Анкары» не потребовать от Турции прекращения закупок нефти у ISIS, читай — финансирования террористов?

Ни Россию, ни Турцию не волнует тот факт, что Асад, по вине которого в Сирии погибли 250 тысяч человек, продолжает держаться на ногах только благодаря поддержке России. Путину легко убедил Анкару в том, что в Сирии и на Кавказе, в Крыму и на востоке Украины Россия использует все свои возможности, чтобы восстановить мир.

Есть еще один важный игрок в регионе — США.

11 февраля президент США Б. Обама обратился к Конгрессу с просьбой утвердить выработанную вашингтонской администрацией программу военного противодействия ISIS, рассчитанную на три года. В послании Обамы Конгрессу содержится специальный пункт, согласно которому новый план борьбы с ISIS не предусматривает участие американских военных в наземных операциях.

По оценке главы Белого дома, ISIS в настоящее время угрожает не только властям Сирии и Ирака, но и существенно усиливает нестабильность во всем ближневосточном регионе, а если экстремистов «не остановить сейчас, в ближайшее время они смогут непосредственно угрожать безопасности США».

В этой информации больше вопросов, чем ответов.

— Что за военное противодействие ISIS, рассчитанное на три года? Это что-то по типу Второй Мировой войны?

— Что означает «не предусматривает участие американских военных в наземных операциях»? А в чем предусматривает? Взять на себя роль Военно-воздушных сил Асада или Ирана? Да и вообще, что такое «программа военного противодействия»? Это уже война или пока нет?

Разъяснения, полученные из США, многое расставили по своим местам.

Суть разъяснений сводилась к следующему. Обама хочет получить от Конгресса «ограниченную лицензию» на действия против ISIS. В этой лицензии должно быть сказано, что вот это и это можно, а вот это и это нельзя ни в коем случае. Интересно, в таких условиях кто будет нести ответственность за результат? В США есть Главнокомандующий, и он требует от Конгресса связать ему руки. Тогда у него не останется другого выхода, кроме как заключить союз с Ираном, пожертвовав при этом как региональной безопасностью вообще, так и безопасностью Израиля, в частности. В общем — «держите меня трое, а то я за себя не отвечаю». А Конгресс считает, что не дело законодателей вмешиваться в распоряжения Главнокомандующего, и он, Главнокомандующий, должен делать то, что должно, а не просить связать ему руки.

«Псы войны»

Опасность террористических войн не только в разрушении государства, есть и иной, не менее важный аспект этой войны: она множит ряды всевозможных фанатиков-террористов, повстанцев-партизан, тех, для кого война — единственная форма существования.

«Псы войны»

В атмосфере разрухи и гражданских войн рождается многомиллионный «класс новых воинов» — наследников средневековых «псов войны», головорезов, жестоких и хорошо вооруженных. Они умеют лишь убивать, и потому заинтересованы в непрекращающейся, бесконечной бойне. Для них мир является «наименее желательным состоянием». Вне войны и беспорядка они не видят смысла существования. Только в хаосе, в состоянии смуты и беспорядка «класс новых воинов» находит питательную среду и своеобразную среду обитания. Именно поэтому боевики не хотят мира, который для них означает только одно — моральный конец или даже физическую смерть.

Тогда почему в террористической войне в большинстве случаев проигрывают сильные, ведь стоит вопрос о выживании цивилизации?

«Разделенный» значит «побежденный»

С удивлением Запад понял, что терроризм обладает определенной привлекательностью. Молодые мусульмане из восьмидесяти с лишним стран нахлынули на территорию ИГ, а как же иначе почувствовать себя значимыми и великими?

ISIS в недавнем прошлом незатейливо отрезал головы, сейчас же складывается ощущение, что у них появились специалисты по выстраиванию мизансцен для кровавых постановок.

Кому они угрожают? Проще ответить, кому не угрожают, в общем, это угроза для всех, а раз так, то вероятно нужно объединенными силами уничтожить бандитов с обеих сторон линии фронта.

И вот тут Запад оказывается в ловушке сиюминутных интересов.

С ISIS активно воюют курды, но дать им оружие не согласна Турция: они могут захотеть свое курдское государство, послужить примером для турецких курдов. С ISIS стремится рассчитаться Иордания, но ВВС Иордании располагают ограниченными возможностями, реальную основу их ударной мощи составляет 31 американский тактический истребитель F-16 (F-16А — 18, F-16В — 13).

Иордания нуждается в значительной и разносторонней помощи со стороны более могущественных союзников, в первую очередь США, особенно в условиях, когда внутри страны есть достаточно сочувствующих ISIS.

Для Саудовской Аравии и Египта есть другие задачи. Нужно справиться с боевиками Йемена, ISIS в Ливии, с джихадистами на Синае. Для этого нужно определиться, «кто мне друг, кто мне враг», то есть ,определиться с отношениями с Ираном и Турцией.

Но в этом и есть главная сложность: понять что-либо политикам, выросшим в другой культуре, сложно, если в принципе возможно — misunderstanding gap, пропасть непонимания.

Политики и социологи, при всей их импозантной учености, оказываются, когда рассматривают военные проблемы, обыкновенными обывателями с обывательскими представлениями о войне, то есть без малейшего понятия о предмете, тем более что эти ученые взаимно противоречивы даже в пределах применения их научных специальностей к военной практике.

Несколько примеров:

1945-1947 гг. — борьба Мао Цзэдуна против Чан Кайши, закончившаяся победой первого, переворотом, получившим благословение американского генерала Маршалла, увидавшего в Мао и его бандах лишь безобидных безземельных крестьян, мечтающих об этаком Гомстед-акте по-китайски; где было генералу из вашингтонского высшего света разобраться в душах этих азиатов?

Далее всё пошло серийно.

Классический пример — Кубинский скандал, когда американцы помогают «либерал-демократу» Фиделю Кастро свалить на Кубе «реакционера-тирана» Батисту.

Еще пример. Когда начались беспорядки в Иране, американский дипломат Эндрю Янг на весь свет провозгласил Хомейни “святым XX века”, а Главнокомандующий Джимми Картер заявил, что «я — верующий и добродетельный человек, Хомейни — тоже верующий и, стало быть, тоже добродетельный», и решительно встал на сторону нового тегеранского режима.

Один упавший с дерева желтый лист — случайность, вызванная каким-нибудь древесным вредителем. Тысячи падающих желтых листьев — это осень.

Объединению против исламистов альтернативы нет. Трудно — да, сложно — да, но других вариантов нет.

Иран — индикатор понимания сегодняшних реалий

«Сила выскакивает из ружейных стволов» весьма логично утверждал Мао. Но не только.

13 мая 1940 года в палате общин Великобритании Черчилль произнес свою знаменитую речь. Он сказал, что ему [британцам]:

«нечего предложить кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота… Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и в океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах, мы никогда не сдадимся».

Это был мощнейший выстрел. Но до него примерно такую же фразу в 1849 году перед своими революционными силами в Риме произнес Джузеппе Гарибальди.

Эти примеры говорят лишь о том, что речи могут становиться актом действия. Не все, конечно.

Нам нужно попытаться понять, стали позиции Израиля лучше или хуже после речи Натанияху в Конгрессе, помогла ли речь или, наоборот, ухудшила международное положение Израиля.

Речь Премьер-министра Израиля Биньямина Натанияху в Конгрессе США 3 марта 2015

Что лучше, «плохой» договор с Ираном или отсутствие договора?

Договор с Ираном в подготовленном варианте «хорошим» не считают даже его архитекторы. Он оставляет Ирану право на обогащения урана, всю инфраструктуру и технологии производства плутония, и держится на «честном слове» Ирана.

Израиль считает неприемлемым опираться на гарантии Ирана, на утверждения, что его ядерная программа предназначена исключительно для энергетических и медицинских исследовательских целей. Единственной приемлемой гарантией может, по мнению Израиля, считаться демонтаж иранских центрифуг.

Если бы Иран стремился к «мирному атому», то вполне мог бы обойтись и ядерной программой без обогащения, так же, как обходятся без него Испания, Швеция или Канада. Тогда было бы очевидно, что военной составляющей в иранских приготовлениях действительно нет. Договор, ограничивающий объемы обогащения урана не снимает проблемы, риски остаются, и риски для Израиля в таком вопросе (жизнь или смерть) неприемлемы.

Примером «хорошего» соглашения может служить договор о химическом оружии Сирии: Асаду пришлось не только сдать все химическое оружие, но демонтировать и уничтожить мощности по его производству.

Проблему с ядерными программами мировое сообщество решало с Ливией в 2003 году и Северной Кореей в 2007 году. Ливия согласилась свернуть свою программу полностью, а с Северной Кореей согласовали меры контроля за ядерной программой. В итоге этого «контроля» ядерное оружие Пхеньяна сегодня угрожает Южной Корее, Японии и даже Соединенным Штатам.

История переговоров Вашингтона с Пхеньяном сегодня читается как déjà vu. Правда, фамилии и названия другие, но сходство невозможно игнорировать.

7 октября 1994 года, президент Южной Кореи Ким Ен Сам, комментируя предстоящую сделку администрации Клинтона с Пхеньяном, заявил:

«Если Соединенные Штаты хотят компромисса и стремятся описать предстоящее соглашение с Пхеньяном, как хорошее, они могут. Но я думаю, что это принесет нам всем большую опасность и неоправданный риск».

На самом деле — нет ничего плохого в стремлении решить проблему путем диалога, но южнокорейцы знали своих северных соседей много лучше США. «Мы говорили с Северной Кореей более 400 раз и знаем, они не искренни». Это заявление Ким Ен Сама вызвало гнев Клинтона, жесткую критику правительства Южной Кореи за нежелание идти на компромисс. По меткому выражению главного редактора «Middle East Quarterly» Майкла Рубина, Ким Ен Сам был «Натанияху своего времени».

Сегодня Сеул находится в большой опасности. Может, дело в том, что Ким Ен Сам был человеком более покладистым, чем Натанияху?

Очевидно, что сделка с Ираном должны быть больше похожа на соглашение с Ливией, чем с Северной Кореей.

Отсутствие «плохого» соглашения позволяет продолжать усилия по выработке «хорошего», само же «плохое» соглашение связывает руки мировому сообществу. Но только не таким странам, как Северная Корея и Иран. Странам-изгоям не связывает руки ничего.

Может ли неуступчивость Израиля, «зацикленность» его на иранской угрозе разрушить важнейшие партнерские отношения с США?

Лично Обама может испытывать личную неприязнь к Натанияху и наоборот. Но вряд ли они оба испытывают большую приязнь к Рухани. Отношения государств определяются не этим. Скажу больше, чем сильнее личное отношение влияет на принимаемые решения, тем ниже профессионализм политиков.

Отношения США и Израиля стоят на куда более фундаментальных интересах, чем выступление или невыступление Натанияху в Конгрессе.

Начнем с очевидного.

Во-первых, речь Натанияху не содержит ничего принципиально нового, потому что тема ядерного Ирана — это основная тема всех его выступлений по международным вопросам все последние годы.

А во-вторых, считать, что американо-израильские отношения изменятся после речи, пусть даже и произнесённой в Конгрессе, по меньшей мере странно. Речь — лишь отражение существующей реальности. Есть внешние эффекты, есть личные, назовем так, весьма прохладные отношения между лидерами, но президенты и премьер-министры приходят и уходят, а интересы остаются. Важны интересы, которые связывают или отталкивают интересы Израиля и Соединенных Штатов.

Да, расхождения интересов есть, и они гораздо более глубинные, чем речь в Конгрессе.

США были первым государством, признавшим Израиль де-факто, через 11 минут после того, как Бен-Гурион огласил Декларацию Независимости. Но это было личным решением президента Трумэна, идущим вразрез с мнением госсекретаря США Маршалла.

Джордж Кэтлетт Маршалл-мл. совсем не был противником Израиля. Но он был генералом, умевшим подсчитывать силы сторон. По его подсчетам выходило, что у Израиля нет ни единого шанса, а вытаскивать его из беды, когда еще не остыло оружие Второй Мировой, ему совсем не хотелось.

Генерал Джордж Маршалл

Вот потому Джордж Маршалл и потребовал отложить провозглашение государства Израиль, а если будет принято иное решение, то «пусть они не обращаются к Соединённым Штатам в случае арабского вторжения».

Израиль уже тогда был «неудобным».

Отношения с США так и оставались весьма «прохладными» до 1967 года.

Что повлияло на определенное изменение отношений?

В середине 60-х к власти в Ираке и Сирии пришла Партия арабского социалистического возрождения БААС. Два её крыла, сирийское и иракское устанавливают дружеские связи с коммунистическими партиями и СССР. Это потребовало противовеса влиянию СССР в регионе, и значение Израиля для США стало меняться.

Помощь США в Войне Судного дня трудно переоценить. Президент Никсон приказал организовать воздушный мост: «поднять в воздух всё, что может летать». Но тогда, как и всегда, Соединенные Штаты действовали в своих государственных интересах.

Так например, после войны 1973 года Израиль под давлением США был вынужден вывести свои войска с Синая. Сделано это было крайне неохотно, но пришлось уступить.

Затем президент Рейган защитил Арафата в Бейруте и недобитый бандит под «американским зонтиком» перебрался со своими бойцами в Тунис.

Было ли это произраильской или проарабской деятельностью?

Нет, это были проамериканские шаги Госдепартамента США, верные в его тогдашнем понимании или рассматриваемые ныне как неверные, но — неизменно одно — проамериканские. Всегда исключительно американскими интересами определялись американо-израильские отношения.

А у Израиля задачи обеспечения национальной безопасности всегда и неизменно превышают собственные ресурсы. Союзы, союзнические отношения в такой ситуации крайне важны, но полного совпадения интересов не бывает никогда.

Для Соединенных Штатов Израиль — это важный региональный союзник, но отнюдь не единственный, есть и иные интересы.

Распад Советского Союза уменьшил значение Израиля для США. Сирия и Ирак потеряли советских покровителей, Израиль оказался в относительной безопасности — военное вторжение ему уже не угрожало.

Ренессанс отношений наступил после 9/11. Стало очевидным, что Соединенные Штаты и Израиль имеют общую заинтересованность в противодействии исламскому террору.

Кроме того, израильская экономика выросла и окрепла, американская помощь, хоть и оставалась важным фактором, но стала гораздо менее критична для Израиля, чем это было ранее. В 2012 году американская помощь в $2,9 млрд составила чуть более 1% ВВП Израиля.

Соединенные Штаты стали косо смотреть на поселенческую политику Израиля, а Израиль, в свою очередь, уже не был так зависим от Соединенных Штатов, причем настолько, что вполне мог рисковать вызывать и неодобрение.

В общем, очевидно, что не взаимоотношения лидеров, их обиды и прочая лирика определяют взаимоотношения США и Израиля, но существенные государственные геополитические интересы в динамике их развития.

В чем суть расхождения позиций Израиля и США по Ирану?

Натаняху в своей речи в AIPAC сформулировал проблему так:

«Между США и Израилем есть некоторая разница. США — одна из самых больших стран, живущих в безопасном окружении, а Израиль — одна из самых маленьких стран, живущая во враждебном окружении. США борются за качество жизни, а еврейскому государству приходится просто бороться за выживание».

Именно в таком ключе смотрит Израиль на Иран и его региональную политику. Это постоянная угроза, даже независимо от того, как далеко они продвинулись с ядерной или ракетной программой. Враждебный и опасный Иран — на всех границах Израиля, он спонсирует терроризм в любой точке, куда может дотянуться, он распространяет своё влияние всё шире и шире.

Иранцы сегодня могут похвастаться тем, что контролируют четыре столицы (кроме Тегерана) — Багдад, Дамаск, Бейрут, и Сану. К ним с определенной долей условности можно прибавить и Газу.

Между Ираном и Израилем нет проблем, которые можно разрешить на прагматичной основе, проблема одна и она имеет экзистенциальный характер — существование Израиля, а решение проблемы находится лишь в парадигме «окончательного решения еврейского вопроса» (в той или иной словесной упаковке).

Какой вариант остаётся у Израиля?

Всемерное укрепление ЦАХАЛА и налаживание регионального военного сотрудничества со всеми, кому, как и Израилю, угрожает Иран.

Но у Соединенных Штатов свой подход к ситуации в регионе. Опыт войн в Ираке и Афганистане охладил у американцев горячее желание использовать свои вооруженные силы. Из ошибок на конкретных участках сделан вывод, что «военного решения проблемы нет». Воевать очень не хочется.

И тут очень кстати оказывается концепция международных отношений князя Меттерниха, горячим поклонником которой является все еще влиятельный политик Генри Киссенджер. Он даже писал докторскую диссертацию именно на эту тему.

Князь Клеменс Венцель Лотар фон Меттерних-Виннебург-Бейльштейн. Автор очень живучей концепции.

Суть «система Меттерниха» в том, что региональная политика великих держав должна строиться на использовании принципа баланса интересов, развитии и поддержании сил противоположных сторон таким образом, чтобы региональные державы друг друга уравновешивали, не создавали однонаправленных союзов и коалиций, и, как следствие, не могли рассчитывать на победу над противником. В приложении к Ближнему Востоку это означает, что нужно вести политику, обеспечивающую равновесие между Ираном, Турцией, Саудовской Аравией и Израилем, и нельзя делать ставку на какую-то одну страну. Тогда это страна может почувствовать себя слишком сильной и развязать региональную войну, в которой США нехотя придется участвовать.

Таким образом, в действиях США есть два тренда.

Первый — стремление сохранить определенную удаленность от основных конфликтов в регионе, обеспечивая поддержку дружественным режимам, но не брать на себя ответственность за исход конфликта. Решать ситуацию на местах, считают США, должны региональные державы.

Если у Турции проблемы на границе с Сирией, то пусть Турция и отправляет туда свои войска, а США поддержат их при необходимости. То же и с Иорданией и ССАГПЗ.

Второй тренд этой стратегии — создание «меттерниховского» баланса сил. То есть США не хотят доминирования одной страны в регионе. Оттуда, из Вашингтона региональными акторами, которые должны находиться в равновесном состоянии, представляются Иран, Турция, Саудовская Аравия и Израиль. Соединенные Штаты, понятно, хотели бы избавиться от иранской ядерной программы, но так, чтобы не разрушить страну. Поскольку для США она является частью регионального баланса. А то, что первые три страны — страны исламского Востока, а Израиль, как к нему ни относись, — страна Запада, Госдеп во внимание не принимает.

Это суть проблемы Израиля. Он всегда был фигурой в американской политической игре, важной фигурой, но не самой важной. В стратегии администрации Обамы, когда Соединенные Штаты не становятся ни на чью сторону, но лишь принимают минимально возможные меры для поддержания баланса интересов в регионе, Израиль оказался в сложной ситуации. Его никак не устраивает политика баланса, где ставкой является его существование.

Понятно, что всё это не имеет ничего общего с личными отношениями Барака Обамы и Биньямина Нетаньяху.

Израиль не может позволить себе быть в регионе на положении страны в общем ряду с остальными. Потому что Израиль — единственная страна, чьё уничтожение декларируется и по факту является сверхзадачей, целью исламизма. Израиль — не одна страна из многих. Эта страна — единственная. Вот суть разногласий.

Предположим, получит Иран ядерную бомбу, и что, он немедленно начнёт ядерную войну? Есть же бомба у Индии и Пакистана, но они скорее предотвращают войну между ними, чем провоцируют.

Наличие оружия, в принципе — любого, является сдерживающим фактором, если это оружие у нормальных людей и государств. Вооруженный полицейский на улице, способный применить это оружие (а то сейчас бывают полицейские со связанными руками), безусловно стабилизирующий фактор. Но серийный убийца или очередной Амеди Кулибали, вооружённый автоматическим оружием, являются серьезной проблемой и должен быть «упакован» пожизненно или ликвидирован.

Если Иран прорвется к ядерному оружию, то это не значит, что в тот же день он развяжет ядерную войну. Но то, что он сделает, так это развяжет региональную гонку ядерных вооружений. Ядерным оружием обзаведутся Саудиты, Турция, в ядерную гонку будет вовлечен Египет, следом Судан и… далее везде.

— Ну и что? Это и есть то самое равновесие!

— Нет, не то самое. Так называемая «Арабская весна» не закончилась, режимы неустойчивы, никто не даст гарантии, что режим, обзаведясь ядерным оружием, не превратится в очередную Сирию или сегодняшнюю Ливию. В чьих руках при таком сценарии окажется ядерной оружие, не знает никто.

Но так же начнет работать и иной фактор. Те аргументы, которые помогали сдерживать безъядерных хулиганов, на ядерные державы не действуют. Ситуация станет намного хуже, опаснее, однако, расхлебывать её будет уже другая администрация США.

Война против Ирана — единственный метод?

Президент Обама в интервью агентству Рейтер, предназначенному преуменьшить, если не опровергнуть речь Натанияху в Конгрессе, сказал, что его критики неправильно понимают его стратегию переговоров с Ираном. Более того, его критики предлагают только одну альтернативу — войну.

Как аргумент в политическом споре — подойдёт, но проверку на достоверность это утверждение не проходит.

Во внешней политике Обамы всегда было два важнейших приоритета — вывести войска из Ирака и Афганистана и заключить всеобъемлющее соглашение с Ираном по ядерной проблеме, которое сотрёт десятилетия вражды и создать новую эру сотрудничества с этим тираническим, антисемитским, террористическим режимом. Всякие мелочи, типа Гуантанамо, оставим в стороне. С решением этих важнейших проблем, Обама мог бы удалиться из Овального Кабинета с гордо поднятой головой и нанять человека для написания мемуаров о его блестящей внешней политике.

Планам создания будущего бестселлера, как всегда, мешает Израиль. Эйрон Дейвид Миллер в книге «The Much Too Promised Land» («Слишком обетованная земля») описал эпизод, как после встречи с Нетаниягу летом 1996 года, Клинтон смачно выругался и риторически спросил «Что он о себе воображает? Кто тут к черту великая держава?» Ну просто снял с языка у Обамы!

Но вернемся к обвинению в стремлении к войне. Как сказал министр обороны Израиля Моше Яалон в интервью американскому арабоязычному телеканалу «Аль-Хура» 2 марта, война возможна лишь тогда, когда все остальные методы сдерживания иранской ядерной программы потерпят неудачу. Жесткая оппозиция всех, и прежде всего США, к иранской ядерной программе, отодвигает, а не приближает возможность войны и является, в конечном счёте, более гуманной по отношению к самим иранцам.

А зачем Ирану ядерная бомба?

К сожалению, у Ирана есть реальные (не высказанные) аргументы в свою пользу.

Ливия свернула свою ядерную программу и выполнила все условия мирового сообщества. Где сейчас государство Ливия и где Муамар Каддафи?

Украины сдала своё ядерное оружие под гарантии Будапештского меморандума 1994 года. В соответствии с этим Меморандумом, подписанном США, Россией и Великобританией, а так же поддержанный Францией и Китаем, в обмен на безъядерный статус Украины страны-подписанты и гаранты взяли на себя обязательства уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины, воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности и политической независимости Украины… Ну и что никакие их вооружения никогда не будет применены против неё, кроме как в целях самообороны или любым другим образом в соответствии с Уставом ООН. И так далее.

Прав оказался не Леонид Кучма, подписавший Меморандум от Украины, а Миттеран, сказавший, что Украина «поменяла реальную безопасность на листок бумаги».

А вот Северная Корея обманула всех и успешно шантажирует мировое сообщество своими ядерными ракетами.

Но Израилю эти резоны не важны. Он обязан действовать против иранской угрозы, у Израиля есть достаточно оснований верить иранским угрозам стереть Израиль с карты мира.

Разве непонятно, что влияние еврейского лобби неуклонно падает, роль еврейских денег все меньше? Так можно вообще остаться без союзников!

Роль денежных ресурсов в современных политических процессах трудно переоценить. Действительно, влиятельное еврейское лобби и поддерживающих Израиль евангелистов стало вытесняться проарабским лобби, финансируемым на деньги нефтяных шейхов и аятолл. Но…

Эти деньги возникают из разнице в цене на нефть и себестоимости её добычи. Ещё совсем недавно хватало и на финансирование лоббистских групп, и на оплату «труда» террористов, таких, как Хизбалла или Хамас, хватало на проведение медийной войны, на закупку современного оружия, на развитие как бы мирного атома на подземных заводах, ну и на питу с фалафелем для народа. Много на что хватало. Себестоимость барреля нефти в Иране и Саудовской Аравии самая низкая, добыча остаётся рентабельной даже при цене 20 долларов за баррель.

Но нефтяной век на земле заканчивается. Таких цен на нефть, как в 2008 году, когда цена барреля превысила отметку в 140 долларов, мир уже не увидит. И это не результат спекуляции и игры на понижение или стремление уничтожить сланцевую отрасль в США. Это объективная общемировая тенденция, связанная с общим снижением энергоёмкости промышленных процессов и технологий, с внедрением новых материалов, всё большим использованием альтернативных источников энергии.

Динамика цен на нефть[ii].

Чем ниже будет цена на нефть, тем менее значимым будет проарабское (проиранское) лобби.

Возрастет влияние азиатских денег, денег стран, не заинтересованных в войнах (по крайней мере, — в войнах в ближневосточном регионе).

А если нужное решение уже не купить в коридорах власти, то придется заключать союзы, не только военные, но и позволяющих решать проблемы промышленного развития государств, потерявших нефтяную кормушку.

Саудовская Аравия строит огромный технопарк, где на базе собственной нефти будет производить продукцию с высокой добавленной стоимостью. Египту нужно решать проблему воды. Просто забрать себе 80% стока Нила уже не получится, тут нужен опыт Израиля, решившего свою водную проблему.

Равновесие региональное необходимо. Но его будут выстраивать в треугольнике Саудовская Аравия + Египет, Турция, Иран. И если Турция с Ираном настроены на противостояние с Израилем, то не менее они настроены и на противостояние друг с другом.

А для Саудовской Аравии и Египта взаимодействие с Израилем выгоднее идеологического противостояния.

Так что, далеко не всё решается еврейскими деньгами в США.

* * *

Как бы то ни было, речь Натанияху — свершившийся факт, и администрации Обамы не удастся действовать без учета её влияния на общество. По крайней мере, придётся объясняться с избирателями, что уже, собственно, началось.

Неожиданная, на первый взгляд, поддержка пришла со стороны арабского мира. Вещающие на английском языке телевизионные каналы Аль-Арабийя и Аль-Джазира безусловно одобрили позицию израильского премьера в отношении готовящегося соглашения с Ираном. Кто-нибудь помнит, когда Израиль получал одобрение одновременно из Каира, Эр-Рияда, и Катара?

Натанияху, после возвращения в Израиль, сказал, что предложенная им альтернатива исключает снятие санкций против Ирана до прекращения распространения им террора по всему миру, до отказа от агрессии против соседних с ним стран и от угроз уничтожить Израиль. Он считает, что сенаторы прислушались к его доводам.

Что ж, вполне возможно, однажды в Пурим это уже происходило.

___

[i] Duck-test: «If it looks like a duck, swims like a duck and quacks like a duck, then it probably is a duck».

[ii] С сайта slon.ru.

Print Friendly, PDF & Email

19 комментариев к «Владимир Янкелевич: Вокруг Израиля, или Системный хаос»

  1. Сильвия (725): Израиль должен освободиться от палестинцев Газы, Иудеи и Самарии, разумеется, с землей, чтобы Израиль оставался еврейским демографически и демократическим политически , а это чисто «левое», исходящее из чисто «правого»
    Элиэзер М. Рабинович (726): политика его, как советника премьер-министров была — одностороннее размежевание …
    ————————-
    «Одностороннее размежевание» и «тактическое отступление» это вполне легитимные тактические приёмы правых, наряду с «колонизацией» и «выдавливанием». Проблема левые-правые заключается совсем в другом: в определении само-идентичности израильтян, и как следствие — в огромном желании левых разрушить поселения (и унизить поселенцев и вообще религиозных сионистов) ВОПРЕКИ демократии, С ОГРОМНЫМ УЩЕРБОМ для безопасности и БЕЗ ВСЯКОЙ связи с демографией (размежевание было не с Газой а с Гуш-Катифом, а там НЕ БЫЛО арабов).
    Фактически речь идёт о продолжении событий Хануки на современном этапе развития еврейского народа, а проблема с арабами — это всего лишь второстепенный фон. На данном этапе не стоит вопрос о массовом возврате к Иудаизму и к Традиции, но о УВАЖЕНИЮ к ним со стороны правых (даже атеистов) и о ПРЕЗРЕНИЮ к ним со стороны левых (закрытые в гетто харедим им то как раз и НЕ мешают).

  2. Элиэзер М. Рабинович
    — 2015-03-10 01:27:56(726)
    Сколько я здесь нахожусь, я твержу то же самое, что и он (не в лекции, а судя по приведенной цитате) о необходимости разделения с арабами, ухода от ответственности за них, но ни в коем случае одностороннего, хотя г-н профессор считает это приемлемым. Для такого ухода нужен план и политика, а наши правые, как и левые, плана не имеют. Потому и оптимизм довольно неглубокий.

    Элиэзер,
    Мне кажется, Вы проходите мимо главной мысли этого выступления. Оптимизм профессора основан не на том или ином конкретном плане сегодняшнего (или вчерашнего, или его собственного) плане, его логичности и успехе, а на анализе того, что представляет собой Израиль и израильское общество. Основная мысль Дана: Если средства противодействия растут быстрее, чем угрозы, то ситуация «Good»! А планы разделения, размежевания — это уже другой план. Поэтому мне и было интересно услышать мнение коллег-израильтян об основной мысли Дана, об их отношении к вере (если угодно) Дана в уникальность Израиля, израильского общества как самой важной гарантии жизни страны и израильтян. Мне интересно услышать
    1. их поддержку (или отрицание) аргумента Дана о целостности израильского общества (при всех спорах);
    2. их согласие (или несогласие) с тем, что большинство израильтян, несмотря на опасности, не только ценят свою страну, но остаются в ней по свободной воле,
    3. их согласие , что они знают об опасностях будущего, но не просто готовы встретить их, но работают с оптимизмом по убыстрению средств борьбы с опасностями, опережая рост последних!
    В этом мысль Дана!
    И мне особенно интересно услышать мнение коллег-израильтян именно сегодня, когда идет борьба, как кажется, на «идеологическое уничтожение» перед выборами. Осталась неделя!

  3. Марк, он не юморист, а весьма серьезный человек с блеском остроумия, правда, второй клип еще не посмотрел. И получая удовольствие от этого блеска, Вы (и «вы» с маленькой буквы), возможно, не видите, что он констатирует отсутствие мира, но не предлагает никакой текущей политики. А политика его, как советника премьер-министров была — одностороннее размежевание, и Газа, в значительной степени, его рук дело. Ис Википедии на английском:

    Schueftan is credited with having advanced the concept of «unilateral disengagement» or «unilateral separation», as articulated in his 1999 book, «Disengagement: Israel and the Palestinian Entity» (in Hebrew, Korah Hahafrada: Yisrael Ve Harashut Hafalestinit).[8] The book is cited as having formed the basis for the concept of Separation from the Palestinians.[9][10][11]
    In Schueftan’s view, Israel’s unilateral disengagement from Gaza is only a first step in a wider historical process. He told The Jerusalem Report in September 2005 that:
    «I can even pin dates on it. In 2007 or 2008 we will have another major disengagement in the West Bank. And within a decade, we will unilaterally repartition Jerusalem along lines we will unilaterally select … What Israelis have understood — and this is the underlying feature of the disengagement — is that we need to leave Gaza and Nablus, not because it will bring peace, but because there will be perpetual terror. We need to leave Gaza and Nablus because Israel with them is weaker than Israel without them.»

    Сколко я здесь нахожусь, я твержу то же самое, что и он (не в лекции, а судя по приведенной цитате) о необходимости разделения с арабами, ухода от ответственности за них, но ни в коем случае одностороннего, хотя г-н профессор считает это приемлемым. Для такого ухода нужен план и политика, а наши правые, как и левые, плана не имеют. Потому и оптимизм довольно неглубокий.

    1. Э.М! Дорогой!

      Дан Шифтан действительно один из авторов ухода с Газы.
      Расскажу старый польский анекдот времен своей молодости, когда я еще листал «Шпильки».

      » — Яцек! Почему твоя голова перебинтована!?
      — Укусил комар.
      — Так сильно!?
      — Нет, это мой брат Ежи убил его лопатой…»

      И в том интервью, которое я предоставил Дан говорит о том, что «они должны быть там, а мы здесь», весь цымес в технологии, в том как и когда, в какой последовательности закладывать ингредиенты.
      Можно было сначала выстроить дома для поселенцев в Газе, попытаться получить на это средства, получить международные гарантии безопасности, посадить на линии размежевания войска ООН и т.д., а потом приступать к практическому осуществлению размежевания.
      Дан отмечает, что среди нас, евреев, идиотов достаточно. Это было дебильное осуществление поставленной задачи.
      Не стану говорить об уходе с Ливана. Аналогично., но там по крайней мере есть правительство и сидит ООН.
      Между прочим, А. Либерман принял на вооружение формулу Дана, она часть его доктрины.
      М.Ф.

  4. В 1948 территорию, более или менее равную по площади Калужской Области, ООН в мудрости своей поделила на два государства — одно для евреев и одно для арабов. Обмен населением не предусматривался, и по плану «… окрестности Калуги …» делились на 7 районов: три арабских, три еврейских и один — международный, в Иерусалиме. Районы были похожи на треугольники, которые соприкасались друг с другом буквально в изолированных точках, которые даже и назывались «киссинг пойнтс» — «точки поцелуя».
    В этой конфигурации 650 тысяч евреев победили сначала вдвое большее количество палестинских арабов, а потом — силы вторжения из Египта, Сирии, Трансиордании и Ливана. Сейчас, через неполных 67 лет, в Израиле живет в 10 раз больше евреев, чем в 1948, и они многое умеют делать — например, запускать спутники по полной космической программе: свои спутники, свои ракеты-носители, свой космодром.
    Уступая при этом по численности населения другим новым космическим державам (вроде Индии или Китая) примерно в 200 раз.

    «… «Ты, Моцарт, Б-г, и сам того не знаешь …» 🙂

  5. Dr. Dan Schueftan is a senior Israeli academic and director of the National Security Studies Center at the University of Haifa, where he also serves as a senior lecturer in the School of Political Sciences. CJL Benefit Dinner 2015 Speech Dr. Dan Schuftan:

    Я думаю, это замечательная речь о том, что плохо и что хорошо у (для) Израиля сегодня.

    * * *

    Владимир, я вас читаю и наматываю на ус. Но о делах израильских не высказываюсь. Не считаю себя компетентным. Слишком волнительно, а конкретности в моих реакциях вы бы не нашли. Повторяться вновь и вновь о ваших анализах — «информативно» — уже не информативно.

    Так или иначе, ваша статья по сравнению с выступлением Дана, я бы сказал, это тактический анализ по сравнению со стратегическим.

    НЕ удивительно, много общего:

    1. Арабский мир – это цивилизационный обвал, выхода из которого не видно в обозримое время. Кризис перманентный (говоря об обозримом будещем), что надо приять и не думать о мире.

    2. Израилю жить в состоянии постоянной угрозы войны (и практически неизбежного взрыва опять и опять) в обозримой будущем. Это израильтяне понимают и принимают как факт. Даже левые в своих предвыборных выступлениях избегают слово «peace» (избиратели в мир не верят)

    3. Европа умирает (прежде всего демографически), но европейские ценности во многом израильские. Но Европа проституирует собственные ценности. Анти-израильская ложь постоянно в воздухе и распространяется. Хотя на правительственном уровне отношения обычно не плохи, но европейская элита (академическая, культурная) все больше анти-израильская и это расходится вширь и в глубину. Израиль не должен слушать Европу.

    4. ООН – это позор.

    5. Вся политика Обамы на Ближнем Востоке провал и неадекватна.

    Все это налицо, никуда не уйдет в обозримое время и будет только усиливаться. ЭТО ПЛОХО.

    НО есть и ХОРОШЕЕ, что позволяет быть осторожным оптимистом:

    1. Отношение американского народа к Израилю (в отличие от Обамы). Американцы признают, что когда на тебя нападают, надо бить!

    2. Самое главное! Характер и живая сила израильского общества. Это восьмое чудо света, хотя и не всегда приятное. (Евреи обычно “unpleasant and Israeli even more so”) Выходцы из стран, не знавшие демократии, социально неразвитые, воюя и будучи постоянно под угрозой войны создали демократию. Уникально! Армия как пример. Создали демократию в условиях наименее благоприятных для этого. Она repulsive but works!

    3. Этнические разделения практически преодолены за последние тридцать лет. Ашкинази и сефарды теперь в симбиозе, и социальные проблемы между их группами перешли во внутренне-семейные проблемы смешанных браков, что лучше. Общество стало более целостным

    4. Эмиграция из Израиля, несмотря на то, что врут журналисты, на втором месте от конца среди демократий. У многих израильтян есть вторые паспорта, и они могли бы уехать. Но и проводя некоторое время за границей, они возвращаются.

    5. Израиль стал богатой страной, что бы ни говорили об экономических проблемах.

    6. Израильтяне ругают страну, но на вопрос, хорошо ли им живется, ответ 80% — хорошо.

    7. Во время войны все осознавали опасность, но война кончилась и нормальная жизнь сразу же началась вновь, хотя большинство сознает, что это не последняя война.

    8. Израиль находится в лучшем положении, чем Европа, не потому что трудности Израиля меньше (они больше), но потому, что Израиль осознает их и противостоит им лучше.

    9. Много сегодня плохого и будет еще хуже. Но вопрос, как отвечать на вызовы в рагионе, в Европе, в мире! Америка имеет ураганы, Израиль имеет арабов – a kind of natural disaster, который надо ожидать и быть готовым к нему.

    10. В Израиле еврей чувствует себя в безопасности, хотя есть вероятность быть убитым (на душу населения во времени вероятность не большая, чем вероятность гибели в Европе и Америке от того или другого)

    Вывод. Благодаря тому, что представляет собой Израиль и пониманию израильтянами своей ситуации в регионе и мире, благодаря целостности общества, несмотря на все споры, и готовности к опасностям в будущем,

    Итог: СИТУАЦИЯ В ЦЕЛОМ «GOOD».

    Мой конспект не передает все нюансы и юмор выступления.

    Как я сказал, это скорее не тактический, а стратегический анализ. И даже не стратегический с геополитической точки зрения (кроме предупреждения, что регион останется в кризисе, а Европа слабеет). Это скорее анализ в свете того, что представляет собой Израиль, израильтяне, чем он и они стали, их способности встречать опасность вновь и вновь и выстоять, несмотря на неблагоприятные обстоятельства. Дело сводится к оценке того, что представляет собой Израиль и израильтяне как общество, несмотря на все эти «левые vs. правые». Возможно, речь больше идет о метафизике, а не физике, но мне представляется это очень существенным.

    1. Борис,
      Я готов написать более-менее развернутый ответ, но это «тянет на статью». Пока же, если коротко.

      Я не могу отделить то, что я уже писал, от того, что сказано в ролике, но всё же:

      1. Стратегически — обстановка для Израиля не ухудшается. Создается антииранский, антихамасовский, антисирийский и антихизбалловый альянс монархий Персидского залива.

      2. Слабость Европы, ее антиизраилизм, однозначно стимулирует мусульманский экстремизм. Вот пример.

      4. Рост мусульманского экстремизма в Европе может вызвать цивилизационную гибель, а может стимулировать государства, в стремлении сохранить свою целостность и идентичность. Пока политические процессы идут в этом направлении, успехи Марин Ле Пен говорят об этом однозначно. Все, кто хочет удержаться у власти, в той или иной степени должны меняться, смещаться от левого края.. Хорошо ли это нам? Хорошо, однозначно!

      Правда, многим евреям придется менять место жительства, но привязанность к чужим местам жизнеопасна.

      5. Остается США. Внутренняя политика действующей администрации — внутреннее дело американцев, но процессы те же, что и в Европе. А вот внешняя — клиника, вернувшая на Ближний восток мумию России, толкнувшая на создание альянса. Альянс, он хоть и не антиамериканский, но и не про… Он вызван жизни важнейшим фактором — не неверием, а именно уверенностью в предательстве США. Такова жизнь.

      Сливной бачок для туалета в израильских магазинах называется «Ниагара». Так вот мы доживем, когда «Ниагара» смоет эту администрацию. Будет новая лучше или хуже — не знаю, только думаю, что хуже не бывает.

    2. Я благодарен за предоставленную возможность послушать Дана Шифтана. К сожалению, я понимаю, что он юморит, но оценить это в полной мере не могу.

      В свою очередь могу предложить вам следующее:

      Это выступление Дана Шифтана в программе «Персона» у Вл. Бейдера накануне Дня независимости 2011 года. Если это вас это заинтересует и вы просмотрите и прослушаете (есть титры на русском и ведущий ведет передачу на русском), то мы будем квиты т.к. вы уловите юмор на иврите еще в меньшей степени, чем я уловил его на английском.

      Несмотря на то, что предложенный мной ролик сделан почти четыре года тому, он полностью актуален и дополняет ваш, более того, он рассчитан на выходцев из СССР и Дан Шифтан, приводит примеры, основываясь на этом. Обратите ваше внимание на слова о Дж. Картере.

      Хочу заметить, что Дан Шифтан работает в Хайфском университете, а это оплот левых сил и значительную часть студентов составляют арабы. Он в некоторой степени там «белая ворона» наряду с известным нам А.Я. Гордоном.

      Д.Шифтан был советником А. Шарона, И. Рабина, если не ошибаюсь. Я был когда-то на его лекции в рамках «Бней Брит», по уровню и качеству юмора я тогда сравнил его с М. Жванецким. Посмотрите также вот эту и эту статьи. Мне показалось (при моем очень бедном английском), что Ваше, Борис, изложение спича достаточно подробное и точное. Вот донести бы юмор выступающего!

      Израиль — это комфортное, устойчивое, демократическое, удобное для проживания государство с развитой социальной защитой населения с набором нерешаемых проблем, но неистребимым оптимизмом и запасом прочности (кто еще вынес бы столько выборов в Кнессет при таком темпераменте и готовности катить бочки с дерьмом, выплескивая содержимое по пути?).

      1. Вот донести бы юмор выступающего!

        три примера:

        Евреи обычно отталкивают от себя (unpleasant), израильтяне — более unpleasant, чем евреи, и поэтому они не замечают чудо Израиля.

        Арабы — это вид природной катастрофы. Америка имеет ураганы и землетрясения, мы имеем арабов. С этим надо и можно жить.

        Израильская демократия отвратительная, но работает (repulsive but works).

      2. Марк Фукс
        9 Март 2015 at 21:26

        Я благодарен за предоставленную возможность послушать Дана Шифтана.
        ——————————————————-
        Я тоже. Не помню этой фамилии, но мне знакомо его аглицкое лицо. Никакой он не правый и не левый, он прагматик — самое лучшее, что может быть в текущей политике. А израильская политика именно текущая — революционные времена создания государства, утверждения его обороноспособности (1967), экономики (особенно после страшных инфляционных передряг с конца 70-х до 1985г.), антагонистические позывы между ашкеназами и сефардами и т.д. и т.п.уже в прошлом.
        Время лозунгов прошло, надо думать головой, а не ушами.
        Единственное, в чем Шифтан сам себе противоречит, на мой взгляд, — это отрицательное отношение к Осло. Хотя сам же не однажды утверждает, что Израиль должен освободиться от палестинцев Газы, Иудеи и Самарии, разумеется, с землей, чтобы Израиль оставался еврейским демографически и демократическим политически , а это чисто «левое», исходящее из чисто «правого». 🙂 Но дело в том, что именно Осло дал формат такого разделения.
        Израильская «восторженность» в политике глушит прагматиков, упираясь в игры лево-право, а жаль. И дело не в том, что нет политиков-прагматиков, дело в том, что в этом неловко признаться.
        Вообще, мне кажется, что время разбиения на нынешные партии прошло, необходим полный пересмотр партийной жизни — смерть и реорганизация/организация. Последовательное, от выборов к выборам, уменьшение мандатов у двух ведущих партий (Ликуд и Авода) уже давно доказывает то, что в обществе уже нет четкого разделения на два лагеря (с третьим — религиозным), но заметно желание переорганизоваться по иным критериям.

  6. Очень интересная и содержательная аналитическая записка.
    Когда я знакомлюсь с работами В. Янкелевича, то всегда задаюсь вопросом о роли военных в гражданском обществе, об их способности и готовности решать государственные задачи, оценивать ситуации и принимать решения.
    Примеров много как отрицательных, так и положительных, но положительных на мой непросвещенный взгляд значительно больше.
    Только на памяти нашего поколения Де Голь, не столько военный, сколько политик спасший Францию от позора, растолкавший союзников и выбивший своей стране одно из первых мест в списке победителей, или Франко, не давший Испании погрузиться в тьму регресса и уберегший от большой войны, Маннергейм – основатель современной Финляндии и т.д., и т.д.
    Кстати, наш коллега, Д-р Э. Рабинович ведет самое настоящее исследование, серьезно заинтересовавшее академические круги Венгрии, о деятельности адмирала Хорти и перед нами предстает личность государственного масштаба и высоких моральных качеств.
    Для того, чтобы написать отзыв на эту аналитическую записку мне не хватало чего-то.
    В последнем расширенном выпуске израильской русскоязычной газеты «Вести» появился материал М. Дагана.
    Мэир Даган в звании генерала в отставке, в прошлом глава Мосада в каденции трех премьеров, уроженец СССР, входит в список израильских генералов в отставке (в списке свыше 100 военных), которые критически относятся к методике и практике действующего Израильского правительства в области американо-израильских отношений.
    М. Даган:
    «»Иранская ядерная программа — действительно угроза существованию Израиля. Меня, как и Нетаниягу, беспокоят переговоры с Ираном. Но если раньше Израиль мог заручиться американскими гарантиями на случай, если Иран нарушит договор, то в нынешней ситуации это вряд ли возможно, Нетаниягу демонстрирует свои усилия только американцам, но ничего не делает, чтобы подключить другие страны. Он должен был лететь в Берлин, Лондон, даже в Москву. Он должен был лететь в Пекин. Но полетел в Вашингтон. Результат — теперь американская администрация хочет быстрее прийти к соглашению с Ираном.
    …. Я мог бы цинично сказать: давайте объявим войну США, проиграем и попросим защиту. Мы могли бы договориться с американцами насчет затяжки времени: проводить тайные операции, поддерживать оппозицию и меньшинства. Но я бы никогда не стал втягиваться в конфликт с президентом. Сколько бы ни аплодировал тебе Конгресс, но власть в Америке находится у президента.
    Израильский премьер-министр, вступая в конфликт с президентом, обязан спросить себя, какова степень риска. Америка держит над нами защитный «зонт» — вето в Совете Безопасности. В нынешней ситуации зонт захлопнется, и Израиль окажется под международными санкциями. Это будет невыносимо. Мы заплатим слишком высокую цену. Я кое-что знаю, но не могу рассказать.
    … Главу ЦРУ, помощника по национальной безопасности, госсекретаря назначает президент. Мы видели, что происходило в прошлом во время конфликтов с американцами, например, вокруг дела Полларда. Мы зависимы от США в области стратегических вооружений. Если чиновники администрации говорят, что Израиль действует вопреки американским интересам, это представляет собой долгосрочную опасность для Израиля.
    …Наше положение не блестящее. Обсуждается легитимность Израиля. Не стоит ставить под угрозу связи с самым важным союзником, тем более публично, ввязываясь в их внутренние конфликты. Это неверное поведение для премьер-министра.»
    (Цитата по публикации анонса в Ф-буке на страничке газеты «Вести», полный текст в приложении «Вести – 2» пятничный выпуск).
    В упомянутый мной список израильских генералов входит еще один уроженец СССР, (полагаю эта деталь интересна читателям) бывший командующий ВМФ адмирал Алес Таль.
    Возможно, чуть приглушив звук от аплодисментов в Конгрессе, прислушаться к военным, тем, кто годы нес на себе ответственность за безопасность страны, понимает дело и тем, кто отражает собой весь спектр израильских политических реалий слева, на право и через центр.
    Я не мог для себя определиться с реакцией на эту статью. Теперь для меня вроде все встает на места. Мне кажется, что вот этого мотива чуть недостает в хорошей и нужной работе.
    Спасибо.
    М.Ф.

    1. Марк Фукс
      7 Март 2015 at 4:35
      =============================
      Марк,
      Цитата из Меира Дагана интересна, но и саморазоблачительна.
      «Мы видели, что происходило в прошлом во время конфликтов с американцами, например, вокруг дела Полларда.»
      Уж кто-кто, а Меир Даган знает за что сидит Поллард. Парень раскрыл то, как Израилю врали американцы.
      «Если чиновники администрации говорят, что Израиль действует вопреки американским интересам, это представляет собой долгосрочную опасность для Израиля.»
      Ну а, мягко говоря, неточность этого заявления общеизвестна.
      1. В статье достаточно развернута показана позиция Джорджа Маршалла по поводу объявления о создании государства Израиль. Мы с тобой переписываемся именно потому, что Бен-Гурион действовал «вопреки американским интересам», но это не представило собой долгосрочную опасность для Израиля, создало его.
      2. План Даллеса по передачи южного Негева Египту для умиротворения Нассера уже давно не тайна. Повторять, что действия «вопреки американским интересам», не представило собой долгосрочную опасность для Израиля, следование им в трактовке Даллеса уничтожило бы его.
      3. В 1981 году мировое сообщество совместно с США резко осудили Израиль за уничтожение ядерного реактора «Осирак» в Багдаде, а США приостановили поставку вооружений в Израиль.
      Операция «Опера» не соответствовала американским взглядам на способ решения конфликтов и была проведена «вопреки американским интересам.», по крайней мере, как они заявлялись.
      4. А сирийский реактор в 2007? Он соответствовал американским взглядам и интересам?
      Мнение отставных генералов очень интересно.
      Но вот интересные штрихи:
      Журналисты задали им два вопроса:
      1). Источники финасирования проекта?
      2). Кто является политическим советником движения?
      На первый вопрос получен ответ — «У нас есть несколько источников финансирования, но в данный момент мы не склонны их называть». На второй — «Мы не заинтересованы называть имена тех с кем мы советуемся»
      Интересно, почему общественная организация так ответила на заданные вопросы?
      И я хотел подытожить, но лучше Беннета сказать не могу:
      «Вы поддержали Ословские соглашения, которые привели к более чем 1600 убитых в Хайфе, Тель-Авиве и Иерусалиме. Вы ошиблись. — Вы поддерживали передачу Голан Сирии. Сейчас бы это принесло бы нам ISIS, Эль-Нусру и Хизбаллу в Тверию. Вы ошиблись. — Вы поддержали размежевание, что принесло множество ракет на Сдерот, Ашдод и Тель-Авив. Вы ошиблись. — Почему на это раз мы должны вас слушать?»

      1. Марк Фукс, 7 Март 2015 at 4:35
        ======================================================
        Марк,
        Большое благо иметь возможность высказать свое мнение, даже будучи уверенным, что оно врядли будет услышанным, а если и будет, то отзовется таким образом, как тебе хотелось бы.
        Оглядываясь назад, я могу для себя выделить четырех человек, из тех , кому довелось стоять у руля в этой стране. Не могу сказать, что будучи на этом посту они всегда или даже в большинстве случаев действовали оптимальным со всех точек зрения образом. Но в отношении них у меня нет сомнений, что высшей ценностью для себя они всегда, даже в тягостных раздумьях, считали существование и защиту еврейского государства Израиль. Это Бен-Гурион, Голда Меир, Менахем Бегин и Ицхак Шамир.
        Что касается грядущих выборов, то будь я волшебником, я бы сделал так, чтобы каждый, кто в них будет участвовать, мог затем сказать «По крайней мере, голосуя, я не изменил себе» и не мог бы произнести « Ну вот, слушал самых умных, самых знающих, как надо, хотел ведь, как лучше, а получилось, как всегда.»

  7. Выступление Натанияху в Конгрессе США и AIPAC, о котором так много говорили большевики и меньшевики, правые и левые, израильтяне и американцы, оптимисты и пессимисты — свершилось
    ———————-
    По вчерашнему опросу у Ликуда прибавилось 2 мандата.

  8. Хороший обзор. Относительно речи Натанияху…. больших надежд на ее воздействие не имею.

  9. Помощь США в Войне Судного дня трудно переоценить. Президент Никсон приказал организовать воздушный мост: «поднять в воздух всё, что может летать». Но тогда, как и всегда, Соединенные Штаты действовали в своих государственных интересах.
    ================================================================================================
    Я думаю, что к этой чрезвычайно актуальной сегодня статье уважаемого В.Янкелевича и именно к этим ее строчкам нелишне будет добавить в качестве иллюстрации, что озабоченный тогда чрезвычайно собственными проблемами с «прослушкой» Никсон, все же вынужден был обратиться к досаждавшим «израильским» делам и приказать открыть воздушный мост лишь тогда, когда его ближайшие советники доложили ему, что подобный мост уже несколько дней проложен по приказу Брежнева и Косыгина, и по нему из СССР непрерывным потоком идут танки, авиация и прочее вооружение для Сирии, Египта и Ирака.
    Не лишнее также вспомнить, что несмотря на то, что израильтяне к тому моменту сумели ценой большущих собственных потерь остановить наступавших врагов и даже, переломить ход войны, Армия Обороны Израиля находилась на грани истощения ресурсов, вплоть до того, что Даян в отчаянии докладывал Голде, что необходимо для спасения еврейского государства прибегнуть к последнему средству, тому самому, наличие которогоу себя Израиль никогда не признавал.
    Верно, что начавшуюся в конце концов американскую помощь трудно переоценить, и ставшее,наконец, поступать американское оружие позволило Израилю перейти к решительному наступлению и выйти на прямую дорогу к столицам недавно грозивших полным уничтожением Израилю арабских государств.
    Верно и то, что как только это произошло, Вашингтон и Москва предприняли на этот раз дружные, совместные энергичные усилия, чтобы остановить Израиль и спасти арабские государства от полного разгрома.
    И, наконец, напомню, подлинные слова Госсекретаря Киссинджера (не путать с Госекретарем Керри), произнесенные сразу же вслед за тем, когда не в последнюю очередь благодаря его личным усилиям, удалось остановить Израиль:
    «Наша позиция заключается в том…, что условия, вызвавшие эту войну были очевидно нестерпимы для арабских наций и что в процессе предстоящих переговоров надо будет пойти на существенные уступки. В отношении Арабов проблема касается их суверенитета над териториями, в отношении Израиля –его безопасных границ. Мы полагаем, что процесс переговоров между сторонами явится важным компонентом в решении этих проблем».
    Что-то очень знакомое, особенно в том, что касается уступок. Может быть поэтому нынешний американский президент не усмотрел в речи израильского премьера ничего нового.

    1. «… Армия Обороны Израиля находилась на грани истощения ресурсов, вплоть до того, что Даян в отчаянии докладывал Голде, что необходимо для спасения еврейского государства прибегнуть к последнему средству, тому самому, наличие которогоу себя Израиль никогда не признавал …»

      В отношении пункта первого — на грани истощения — это неправда. По данным, собранным воедино уже после войны, единственной действительно истощенной категорией военных материалов были снаряды к 175-мм. орудиям.
      В отношении пункта второго — о применении ядерного оружия — по-видимому, правда. Вопрос (по слухам) рассматривался на 3-4й день войны — и был решен в отрицательном смысле после нанесения сирийцам полного поражения на Голанах.

  10. Отличная статья / политический обзор. Интересующийся читатель любого уровня знаний о ситуации получает чётко обрисованную картину «расстановки сил» в регионе и участия в этой расстановке стратегии США.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *