Зорий Шохин: Еврофобия — Синдром Востока

 186 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Зорий Шохин

Еврофобия — Синдром Востока

Крушение идеологии на Западе отозвалось ростом фундаментализма в исламских странах. Свидетельствует ли это о попытках реванша со стороны самой мусульманской цивилизации ?

Вот уже два десятка лет в мире идет война. Она  расползлась по всем континентам как тифозная сыпь. Затухая в одном месте, она тут же вспыхивает в другом.  И хотя в ней схлестнулись два заклятых врага – разменявший религию на идеологию Запад и все еще религиозный Восток, называть все своим именем никто не смеет. Не позволяет политкорректность.

В лучшем случае речь идет о «спонтанных» вспышках террора. И виноваты в них, подчеркивается, не политика, власть и деньги, а немногочисленные группки воинственных исламских  фундаменталистов. Такие как «Эль Каида», «Исламский джихад» и все прочие…

На первый взгляд — все правильно ! Жертв исламского террора в мире действительно во много сотен раз меньше чем, скажем, жертв внутриарабских разборок. А  раз так, — война эта никакого отношения к противостоянию двух цивилизаций не имеет. Все это выдумал ярый реакционер и расист – американский профессор Сэмюэль Хантингтон. Хотя за три четверти века до него то же самое твердил немец Освальд  Шпенглер, написавший об этом целую монографию — «Закат Европы». Он словно предчувствовал возможное влияние на историю межкультурной разницы потенциалов.

Только чем больше просачивается в СМИ фактов, чем активнее «сливы» секретной и полусекретной информации, в особенности в «Интернете», тем сложнее и запутаннее становятся доводы и аргументы защитников той или иной стороны.

Противостояние обоих лагерей обострилось настолько, что вызвало к жизни новое Оружие – Террор !

Все началось с того, что в результате второй мировой войны политика и стратегия сосредоточились на двух полюсах. Силовые линии одного из сходились в Москве, другого – в Вашингтоне. Общей  целью было взять верх любой ценой.  В таком противоборстве нет и не может быть правил. Рамки и границы только мешают. Побеждает тот, кто отказывается от груза морали и оков порядочности. Кто более нагл и манипулятивен. Именно поэтому террор быстро вписался в пещерные рамки борьбы за первенство. Стал полноправным бизнес партнером политики.

Обе сверхдержавы готовы были ради победы на все. Остальной мир подстраивался в фарватер какой — либо из них. Полвека века назад в эту игру вступил  и напичканный черным золотом Ближний Восток. Как и все вокруг, он тоже разделился на два лагеря. Замшелые средневековые монархии и княжества потянулись к Вашингтону. Военные хунты и диктаторские режимы – к Москве.  И там, и там больше всего на свете опасались перемен. Модернизация и борьба за гражданские права неизбежно привели бы к потере власти. Поэтому  и тем, и другим надо было срочно найти врага. Всесильного ! Мистического ! Заклятого !

Стать им мог только поднявший вверх знамя демократии Израиль. Поэтому уже к 1965 году возникла Организации Освобождения Палестины. В нее вошли девять террористических группировок: от коммунистов до национал — шовинистов включительно. Единственно, кого там не было — это исламских фундаменталистов. Да их и не могло быть, ибо у тех, кто стоял за кулисами движения и его финансировал, были  другие цели. А во главе ООП стал подлинный гений политических интриг и террора —  египетский инженер Ясер Арафат.

В Москве, в пику Западу, ООП тут же объявили  революционным движением. Ее калейдоскопичность устраивала всех. Во – первых, — она свидетельствовал о «народности» движения. Во – вторых, — сама по себе демократия воспринималась в регионе не просто как чужеродное явление – как самая страшная опасность для всех разновидностей правящих там режимов.

Поэтому – то  жупел арабо-израильской проблемы сразу же и стал своего рода  панацеей. Причем как для давно отживших монархий, так и для местных военных хунт и диктатур. Он не только компрометировал Израиль, но и отвлекал внимание масс от назревших изменений. Да о каких там можно говорить гражданских правах, гневно обличали одни, когда страдают ваши братья в Палестине ?! Вот она – ваша хваленая демократия ! – вторили им другие, — Пришла на Ближний восток ценой бегства восьмисот тысяч арабских беженцев.

Но этот идеологический трюк скрывал тайные пружины. Дело в том, что из арабских стран преследуемые погромами и преследованиями бежали, оставив дома и имущество, такие же восемьсот тысяч беженцев – евреев. Вот их – то Организация Освобождения Палестины и ее бессменный лидер Ясер Арафат в расчет и не брали, хотя поводом для беспощадного террора объявили судьбу палестинских беженцев. О том, что пять арабских стран напали на шестисоттысячный Израиль после его провозглашения, и бегство из него арабского населения было следствием этой агрессии вспоминать было не принято.

Обратите внимание: шестьсот тысяч евреев абсорбируют восемьсот тысяч еврейских беженцев как бы туго им не приходилось – ведь ни нефти, ни своей индустрии у них еще не было. А арабские страны сознательно увековечивали проблему, создавая лагеря беженцев и не давая им своего гражданства. Неужели не хватило нефтедолларов ?

Так увековечивался арабо – израильский конфликт…

Для общего сведения: беженцев в мире более сорока миллионов. Кое – кто из них в прошлом уже давно таковыми не считаются. Например – 10 миллионов судетских и силезских немцев. Они давно уже – граждане Германии. Да только ли они ?! Но вот ведь парадокс: пять миллионов палестинских беженцев (однако, число их здорово выросло, а ?) получают семьдесят процентов помощи Организации Объединенных Наций в то время как тридцати пяти миллионам всех остальных беженцев достается из ее бюджета лишь тридцать процентов. А все потому, что ни у кого на свете нет таких богатых нефтеспонсоров…

Уже первые теракты ООП против Израиля убедили стратегов Восточного блока: необходимо как можно больше расширить их ареал. Сделать его международным ! И сделали. Через три года, в 1968 году, взялись за оружие члены троцкистской банды Бадер – Майнхоф в Германии. В 1969 на весь мир заявили о себе бойцы Ирландской республиканской армии, созданной еще в двадцатых годах прошлого века, но на полвека замолкшей в суровых рукавицах британских спецслужб. В 1971 – 1972  закопошились южноамериканские герильонеры «Тупамарос» в Уругвае и «Монтенерос» в Аргентине. А на Дальнем Востоке – обозначились бойцы небезызвестной «Японской Красной Армии»…

Не удивительно, что в истерзанной двумя неслыханно кровавыми мировыми войнами и потерявшей все свои колонии Европе палестинский террор вызывал панику. Своих террористов европейцы обезвреживали быстрее, но что делать с арабами ? С одной стороны, — языковый барьер и чужая ментальность, с другой, — массовая эмиграция мусульман с Ближнего Востока и Африки. Тут можно нарваться на неприятности. Легче и проще было откупиться. И откупались !

Сейчас это уже опубликовано. Европейские страны – Германия, Франция, Италия, Австрии и т.д. выплачивали боевикам Арафата миллионные  взятки. Однако, такого рода рекет лишь дополнял банковские счета палестинских террористов. Но основные деньги текли все таки из сейфов арабских нефтяных набобов и из брежневской Москвы.

Все это привело к тому, что контрапункт кровавой симфонии международного террора пришелся на семидесятые годы прошлого века. Похищения самолетов, нападения на школы и детские сады, взрывы в автобусах и торговых центрах, обстрел автомашин на дорогах. Не только в Израиле и против израильтян, — и на Западе тоже !

Особую роль в этом плане КГБ в Москве отвело восточногерманской охранке — «Штази». Во главе ее стоял такой выдвиженец Лубянки как черный гений  провокаций, полуеврей (по папе) Маркус (Миша) Вольф. Это через него осуществлялась передача средств, оружия и разведданных ООП и ее европейским филиалам. Забавно, но когда пала берлинская стена, тот самый Миша Вольф, опасаясь суда над собой в объединенной Германии, попросил разрешить «репатриироваться» в Израиль. На что ему,  явно нарушая Закон о возвращении, настоятельно посоветовали из Иерусалима этого не делать.

С тех пор тектоника мировых  перемен нарастала с каждым годом. Уже в следующем десятилетии толчки ее стали еще ощутимей. Война в Афганистане, которая кончилась впоследствии закатом советской империи. Преждевременная эйфория в Вашингтоне. Растерянность Европы. Пока еще не совсем осознанное, но уже  пробуждение исламских элементов в Иране. В принципе,  конечно, приход к власти в Тегеране аятоллы Хомейни и его сторонников был вотумом недоверия не столько шаху, сколько начатой им политике скоротечной американизации. Исламские клерики  понимали, что это – конец их влиянию в стране. Да и широкие массы оказались к ней неготовыми. Мог ли шах, не уподобляясь более поздним ближневосточным тиранам – Саддаму Хусейну в Ираке, Муамару Каддафи в Ливии и Башару Асаду в Сирии, обойтись без геноцидла собственного населения ? А он на это не пошел…

К концу восьмидесятых годов глобальные политические сдвиги достигли восьми и девяти баллов. Свихнулась привычная двухполюсная геополитическая ось. Распался Советский Союз. Стала задыхаться от проблем и напора эмиграции потерявшая в  двух мировых войнах море крови Европа. С наивным энтузиазмом отнеслись к своей новой роли — единственной сверхдержавы мира — Соединенные Штаты.

Могло ли все это пройти мимо элиты разбогатевшего на нефтяных кладах арабского мира ? Конечно, нет ! Собственная финансовая мощь и болезненные пароксизмы в Европе и СССР сделали жесткий диск политико-социального компьютера глобальной стратегии устаревшим . И его следовало заменить…

Иногда мне кажется, что закон сообщающихся сосудов  верен также и в политике. И если в одном из них давление падает, в другом оно начинает резко подниматься. Коренные стратегические изменения в мире разбудили воображение тех, кто грезил о сладкой мести. Кто вдруг ощутил, что мечта о ренессансе поруганной и растоптанной Западом мусульманской цивилизации, может оказаться вполне реальной. Мало того, — кто старался собрать вокруг нее разные страны и общества.

До крестового похода против Запада было еще, конечно, очень далеко. Но кое – кто о нем уже начал подумывать. И прежде всего, — идеологи исламского мира. Те, кто искал будущее в прошлом. И кто понял, что под этим знаменем можно мобилизовать огромную армию.

Первых романтиков от ислама вдохновляла сама История. Ведь кто перехватил эстафету прогресса после падения Римской империи, когда Европа погрузилась в пучину мракобесия и культурного варварства ? Кто бережно перевел и сохранил свет античной культуры ? Мало того, — стал ее энергично развивать ? Конечно же, — арабы ! Это арабские математики разработали начатки алгебры. Арабские картографы рисовали карты известной и неизвестной ойкумены. Арабские астрономы исследовали небо. А христианская церковь тогда все это объявляла ересью…

Увы, — через три с чем – то века своей феерической истории колыбель средневековой исламской культуры была разрушена ! Багдадский халифат пал.

Первый удар пришелся на вторжение диких племен турок – сульджуков и печенегов, гонимых засухой и голодом в Х1 веке. Второй, окончательный – через двести лет – во время монгольского нашествия.  Примерно в то же время в 10 раз скукожилась  и территория обессиленной природными катаклизмами и экономическим кризисом Византии.

О том, какой рваный и чудовищный след оставило монгольское нашествие в памяти арабов свидетельствуют письменные источники. Захватив Багдад потомок Чмнгис Хана — Гулагу хан пригласил к себе интеллектуальную элиту города.

Фактически, — весь цвет исламской культуры. И когда убежденные, что он нуждается в них, на его зов откликнулись многие сотни людей, он повелел всех их самым жесточайшим образом истребить. Уже тогда отсталые общества  видели в знании, как таковом, — самого страшного врага.

Так начала угасать величайшая цивилизация средневековья. А те самые европейцы, которые в глазах мусульман были варварами, отстранив религию от власти, а потом и вовсе отделив ее от государства, начали новый виток человеческой истории. Ошеломительный ренессанс, всепоглощающую промышленную революцию, смелую политическую разведку.

Проблема ислама состояла в том, что он не был только религией. Он был образом жизни, и во многом сохранил социальное устройство племенного общества. Религия, как и идеология, — зеркало господствующей культуры той или иной эпохи. А потому ислам принимали чаще всего народы, чьи обычаи соответствовали его канонам. Конечно, большую роль при этом играли политические лидеры. Но они интуитивно чувствовали потребности и желания своих подданных.

Примеры ? Пожалуйста ! Из летописей известно, к примеру, что верхушка хазарского каганата во главе с каганом Буланом перешла в 740 году нашей эры в иудаизм. В те времена, кстати,  это вовсе не было исключением. Переходу в  иудаизм предшествовали  дискуссии между представителями трех монотеистических религий той эпохи. А вот о том, что такой же процесс происходил и в киевской Руси, известно куда меньше. А между тем, если верить летописям, через два с половиной века после хазарского кагана славянский князь Владимир тоже сделал свой выбор. Но — в пользу христианства. И хотя История не знает сослагательного наклонения, можно себе представить, что вместо церквей на Руси могли возникнуть и мечети или синагоги.

Структура ислама, связанная с устоявшимся на востоке образом жизни, не способствовала его  модернизации. А история учит: в таком случае из двигателя прогресса религия нередко превращается в тормоз. В основу европейской цивилизации изначально были заложены два краеугольных камня: индивидуализм и предпринимательство. Как раз те черты и свойства, которые не очень свойственны ближневосточной ментальности.

Это хорошо понимал гениальный лидер Турции двадцатых – тридцатых годов прошлого века Кемаль Паша Ататюрк. Силой своей личности и идеалов он отделил ислам от государства и вытащил страну из средневековья в современность. Тот же путь наметил для Ирана и шах Реза Пехлеви. Но его режим опрокинули исламские клерики. Почему одному это удалось, а другому – нет ? Ответ, по – моему, — в климате эпохи. Кемаль Паша Ататюрк пришел к власти, когда религию затмила идеология. И когда человечество жило надеждой на светлое будущее. Но после того как оказалось, что светлое будущее – Гулаг, а обещанный коммунизм – жульничество, идеология потерпела такой крах. Такой же, как задолго до нее — не  желавшая идти в ногу со временем — религия. Конец трагичен: Турция отца турок – демократа Ататюрка стала Турцией исламиста Эрдуана.

Сегодня исламский фундаментализм уже не стесняется самого себя. Он все чаще сбрасывает с себя цивильный наряд. Обрастает бородами, облачается в традиционные одежды. Причина ? Только дремучий фундаментализм может спасти от модернизации. Мало того, — направить потенциальную энергию недовольных масс не на борьбу за свободу и гражданские права, а на мифическую мечту о реванше. О мщении Западу. Об его унижении и бесславном уходе с исторической арены. О реанимации великой мусульманской цивилизации…

А теперь посмотрим как это экстраполируется на практике. Сначала Афганистан,  вслед за ним Иран, Алжир и Ирак, Тунис и Ливия, Пакистан и Египет, Сирия – сценарий везде один и тот же. Казалось бы просто несокрушимая светская диктатура вдруг начинает раскачиваться, но к власти приходят не демократы и    сторонники гражданских прав, а не желающие покидать уютного средневековья фундаменталисты.

Как это не парадоксально, но религия и идеология по своему схожи. И там, и там -есть свои грозные скрижали, несоблюдение которых – страшнейший грех. И если скрижали эти говорят, что демократия – панацея от всех бед, а ее отсутствие – смертельная болезнь, — надо насаждать эту демократию любой ценой. Даже – ценой крови и взаимоистребления.

Мне лично это напоминает советскую мантру о том, что вот де, Монголия, благодаря учению Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, минуя капитализм, перешла в социализм. Не перешла ! Проскочить через этапы человеческой истории просто невозможно. Что принесли западные рецепты  Афганистану, Ирану, Ираку, Египту, Сирии ? У каждой цивилизации своя дорога и свои ориентиры. И даже если цели идеологических колумбов самые благородные, они из провозвестников в конце – концов превратятся в инквизиторов. Сколько десятков тысяч жизней унесла провозглашенная президентом Обамой и его западными коллегами «арабская весна» ? А стоили ли столь возвышенные идеалы таких жертв ?

Возможно, я начитался книг по истории разных цивилизаций, но у меня сложилось впечатление, что может и вправду после неслыханного культурно – технологического расцвета, которого достиг Запад, спуск и поражение неизбежны ? Разве не то же самое произошло полторы тысячи лет назад с великой Римской Империей ? Та ведь рухнула не столько из – за завоеваний готов — варваров, сколько из – за демографической  катастрофы и открытых границ…

И хотя спустя века варвары – готы дали ростки новой, еще более мощной и блистательной – европейской цивилизации, я не хотел бы, чтобы мои внуки и правнуки жили при шариате со знаменем джихада в руках. Уверен, что и многие жители исламских стран – тоже…

История – учебник, но не справочник рецептов. И тот, кто об этом забывает, способен отравить не только самого себя, но  и окружающих…

Print Friendly, PDF & Email