Виктор Захаров: In memoriam

 108 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Здесь, в этом маленьком эссе, из длинной череды теней мне хочется вспомнить троих: это Властимил Бродский, Йиржи Ганзелка и Мирослав Горничек. Каждый из них заслуживает (и, может быть, дождется) отдельного очерка, пока же о каждом хотя бы кратко.

In memoriam

Виктор Захаров

Нас всех здесь, в обществе бр. Чапеков, объединяет интерес к тому, что носит название: Чехо-Словакия, Чехословакия, Чехия и Словакия — к стране и странам, где проживали и проживают наши братья-славяне — чехи и словаки. И как же мы удовлетворяем этот свой «интерес», когда его предметом являются целый народ или страна? Обычно люди начинают изучать историю интересующей их страны, ее географию, экономику, музыку, литературу, архитектуру и т.п., знакомиться с ее достопримечательностями, по книгам и «живъём», и даже берутся за изучение языка.

А еще один «объект» нашего интереса — это люди (так сказать, субъекты истории!). Что мы знаем о Чехии 15-го века? Какие ассоциации в первую очередь приходят нам на память? Думаю, несильно ошибусь, если отвечу именами Ян Гус и Ян Жижка. И так всегда и везде: «визитная карточка» страны — ее выдающиеся личности.

Однако… ничто не вечно под луною. И каждый год от нас уходят те самые легендарные личности, которые олицетворяли собою чехословацкую литературу, чехословацкую музыку, чехословацкую историю, чехословацкий спорт. Олицетворяли — как в действительности, так и в нашем сознании. При этом нужно отдавать себе отчет в том, что действительность и сознание не одно и то же и необязательно должны совпадать.

Так, если посмотреть на перечень известных личностей, ушедших в нынешнем 2004 году, мы обнаружим, что некоторых мы знаем хорошо, а некоторых не знаем совсем (и тому всегда есть свои причины).

Например, все знают Тынский храм на Староместской площади в Праге, и мало кто знает, кто такой Йиржи Рейнсберг. И вдруг это имя и это название оказываются связанными: после того, как информационные агентства сообщили, что 6 января 2004 г. в возрасте 85 лет скончался католический священник Йиржи Рейнсберг, который полвека вел богослужения в этом самом Тынском храме. А 8 февраля 2004 г. в возрасте 90 лет ушел из жизни Яромир Григар, штурман 311-ой чехословацкой бомбардировочной эскадрильи, сражавшейся с немцами в составе британской королевской авиации в годы второй мировой войны, о котором тоже никто из нас, я думаю, не слыхивал. Но когда умирают люди, давно ставшие известными в России и СССР, тогда известие о смерти откликается чередой воспоминаний. И таких вестей, к сожалению, тоже немало: в марте 2004 г. не стало знаменитого кинорежиссера и сценариста Карла Кахини, а в августе того же года ушел из жизни экономист и политик, один из авторов экономической реформы 60-х лет Ота Шик, и погиб в автокатастрофе хоккеист и тренер Иван Глинка.

Здесь, в этом маленьком эссе, из длинной череды теней мне хочется вспомнить троих: это Властимил Бродский, Йиржи Ганзелка и Мирослав Горничек. Каждый из них заслуживает (и, может быть, дождется) отдельного очерка, пока же о каждом хотя бы кратко.

* * *

Властимил Бродский
(15.12.1920 — 20.4.2002)

Весной 2004 г. Чехия простилась c любимым театральным актером и киноактером Властимилом Бродским (Vlastimil Brodský). Бродский, ученик Э. Буриана, был актером, своими образами, как комическими, так и трагикомическими, проникавшим в глубины человеческой психологии. Он всегда искал и находил в своих чудаковатых героях исконное ядро человеческой личности, постигал мудрость, философский масштаб и трагичность человеческого существования.

После окончания актерской школы в 1941 г., поработав в разных театрах (в том числе в авангардном «D 48»), в 1948-ом он пришел в Театр на Виноградах(Divadlо na Vinohradech), где и остался до 1990-го!

Число фильмов, в которых он снимался, насчитывает более 150, назову лишь некоторые из них: «Вот придет кот» (Až přijde kocour), «Капризное лето» (Rozmarné léto), «Все мои родные земляки» (Všichni dobří rodáci), «Лжец Якуб» (Jakub lhář), «Жаворонки на нитке» (Skřivánci na niti) и т.д. За свою жизнь Бродский получил немало театральных премий и кинопремий, последней из которых был «Чешский лев» в 2001 году — за роль Франтишека Ганы (František Hána) в фильме режиссера Владимира Михалека (Vladimír Michálek) «Бабье лето».

Последние годы Бродский, живший один на даче в деревеньке Солнечная (Slunečná) тяжело переживал кончины друзей и соратников, следовавшие одна за другой. И однажды сын, приехавший на дачу, нашел его мертвым — Властимил Бродский ушел из жизни сам, добровольно.

* * *

Йиржи Ганзелка
(— 15.02.2003)

В субботу 15 февраля 2003 г. в возрасте 82 лет ушел из жизни один из самых знаменитых чехословацких путешественников Йиржи Ганзелка (Jiří Hanzelka), который вместе с Мирославом Зикмундом (Miroslav Zikmund) объездил во второй половине двадцатого века весь мир.

Это имена, которые в свое время знал не только каждый чех, но и почти весь мир. Их книгами зачитывались целые поколения, а их кино— и фотоархив до сих пор не потерял своей ценности. Знаменитые чешские путешественники были более чем в 100 странах мира, написали более 30 книг, переведенных на 19 языков. В коммунистической Чехословакии их гонорары были огромны, они-то и позволяли путешествовать по миру.

Первое путешествие Ганзелки и Зикмунда началось 22 апреля 1947 г. Их путь вел через Европу на юг, оттуда через всю Африку в Кейптаун, оттуда в южную Америку, которую они проехали с юга на север. Во время второго путешествия, которое длилось еще дольше первого, целых пять лет, Ганзелка с Зикмундом проехали через Турцию, Ирак, Индию, Китай, Корею в Японию, и обратно в Прагу через Советский Союз.

Завершить же карьеру путешественников им пришлось недобровольно после августа 1968 года. После известных событий пражской весны 1968 года друзьям запретили путешествовать, отобрали загранпаспорта, перестали издавать книги. Это было наказание за открыто выраженный протест.

Но еще перед этим “вышла осечка” с отчетом о путешествии по СССР. Об этом вспоминает Андрей Дмитриевич Сахаров: «…Капица показал мне рукопись книги известных путешественников Ганзелки и Зикмунда о путешествии по СССР, присланную ему авторами. Хотя книга написана с большой симпатией к нашей стране, но в силу многих откровенных замечаний и наблюдений таких сторон жизни, которые обычно не попадают в поле зрения туристов, а нам — примелькались, она оказалась неприемлемой для цензуры. Ганзелка и Зикмунд пишут о непостижимом расточительстве, в особенности по отношению к природным ресурсам и к продуктам людского труда, о том, как под колесами тяжелых грузовиков превращается в пыль антрацит, которого хватило бы на всю Чехословакию, об армиях партийных чиновников, их некомпетентности. Поездка Ганзелки и Зикмунда пришлась на момент отставки Хрущева; с сарказмом пишут они, как “чиновники выстраивались в очередь для присяги новому руководству”. В какой-то форме фактически Ганзелка и Зикмунд пишут о закрытости страны, об ее информационной глухоте и немоте. Из их книги я заимствовал сравнение нашей страны с автомобилистом, одновременно нажимающим на газ и на тормоз» . Книга («специальный рапорт» на 177 стр.) была признана антисоциалистической и реакционной.

Вскоре после этого наступил 1968 год. Ганзелка и Зикмунд выступили с откровенными заявлениями против вторжения войск стран Варшавского договора. Это была последняя капля — на этом их карьера путешественников и публицистов закончилась. Следующих двадцать лет они работали рабочими в саду и на подобных «должностях» и только вспоминали о былой славе. В 1976 г. Ганзелка стал одним первых, кто подписал «декларацию независимости» чехословацкого народа — Хартию-77.

Только после бархатной революции 1989 года их книги вернулись на полки библиотек. Постаревшие Зикмунд и Ганзелка снова стали появляться на экранах телевизоров и в эфире радиостанций. Но они могли с публикой поделится уже только воспоминаниями, новое путешествие вокруг света они организовать не смогли.

* * *

Мирослав Горничек
(10.02.1918— 15.02.2003)

Буквально в тот же день, что и И. Ганзелка, в возрасте неполных 85 лет скончался любимый чешским народом актер и режиссер Мирослав Горничек (Miroslav Horníček) –легенда мира чешского театрального и киноискусства. Он родился 10 ноября 1918 года в гор. Пльзень. Впервые на театральную сцену вышел еще студентом реального училища. В 1941 году получил ангажемент в городском театре в Пльзене, после войны переехал в Прагу, где работал в лучших театрах страны. Горничек был лауреатом многих премий, в том числе премии Талии (Cena Thalie) за исключительный вклад в театральное искусство. В Пльзене его провозгласили почетным гражданином, а на стене театра, где он начинал, появилась мемориальная доска.

В 1955–1961 гг. Мирослав Горничек был партнером Йиржи Вериха (Jiří Werich) в знаменитом Театре АВЦ (Divadlo ABC) в Праге, заменив Йиржи Восковца (Jiří Voskovec). Сотрудничал с известными авторами и исполнителями Йиржи Сухим (Jiří Suchý) и Йиржи Шлитром (Jiří Šlitr), работал в театре «Семафор» (1965-68).

Огромную популярность ему принесли его телевизионные «Разговоры Г.», в последствии изданные в виде книги. Из остального множества книг, более двух десятков, хочется упомянуть хотя бы две, в которых весь Горничек с его юмором, мудростью и очарованием простоты: «Письма из Прованса» (Listy z Provence, 1971) и «Двое мужчин в осаде» (Dva muži v šachu, 1974). Последняя личная прижизненная выставка под названием «Хорошо сокрытые коллажи» (Dobře utajené koláže) состоялась в Праге в 2002 году.

Мирослав Горничек был духовным отцом многих культурных проектов и начинаний.

И не могу удержаться от того, чтобы не привести здесь несколько афоризмов Мирослава Горничека.

Básník neumírá svým tělem, ale nez´jmem čtenářů. Поэт умирает не телом, он умирает, теряя интерес читателей.
Člověk, který vzpomíná, musí začít od sebe. Человек, берущийся за воспоминания, должен начать с себя.
Člověk snadno zapomene na vlastní chyby. Люди легко забывают о своих ошибках.
Dílo není hodnotné proto, že zestárlo, ale že hodnotu mělo už při zrodu. Произведение имеет ценность не потому, что прошло испытание временем, а потому, что имело ее уже в момент рождения.
Divadlo musí být dohoda a pohoda. Krásné dobrodružství nebo nic. Театр — это условность и удовольствие. Увлекательная авантюра и ничего больше.
Herec byl, je a bude egocentrický. Актер был, есть и останется эгоцентриком.
Humor je názor a úhel pohledu. Юмор — это точка и угол зрения.
Humor je vážná věc. Юмор — серьезная вещь.
Každý druh humoru je jen pro některé. Каждый вид юмора избирателен.
Komično není v pitvoření, nýbrž v moudrosti. Смысл комического не в кривлянии, а в мудрости.
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *