Михаил Зильберт: Стихи разных лет

 217 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Михаил Зильберт

Стихи разных лет

Послесловие

(вместо пролога)

1.
Я был полковником когда-то…

Я был полковником когда-то
И побратимами любим –
От генерала до солдата –
Я с ними был непобедим.

Припев. Всплывают даты, даты, даты,
Но что-то важное забыл…
Я был полковником когда-то…
Я был полковником? Я был?

Военных строек перегоны,
Бессонных суток череда –
И в пропылённые погоны
Вонзалась новая звезда.

Припев. Мне снятся лица, лица, лица,
Но удаляются шаги…
Уже ничто не повторится –
Ушли друзья, ушли враги.

Я вижу города и веси,
Где я судьбу свою добыл,
И Прикарпатье, и Полесье –
Там, где полковником я был.

Припев. Не помню боли, боли, боли,
Но в доброй памяти живёт
Сердечность дружеских застолий
И новоселий хоровод.

Важней всего на этом свете
Была работа для меня.
Особняком взрослели дети
И в стороне жила родня…

Припев. Я слышу стройки, стройки, стройки –
Там, где мой след уже простыл,
Где даже после «перестройки»
Я был полковником. Я был!
2005 г Bochum
2.
Я зачеркнул что было чохом
И, усмирив былую спесь,
Живу, рванув из Львова в Бохум –
Уже не там, ещё не здесь…

Учусь не торопиться,
Придерживаю шаг.

…Ещё ночами снится
Военных лет кишлак,
Убогие жилища
Из глинобитных стен,
Бесхитростная пища
И перегноя тлен.
Как пересохший кладезь
– Ни туч, ни облаков! –
Там каждый двор –оазис
Среди солончаков.
Там приютят любого –
Туда сошлись пути
Оставшихся без крова –
Тех, кто успел дойти…
Задумчивые лики
Встревоженных землян –
Поляков и таджиков,
Евреев и цыган…

Ночами часто снится
Приземистый кишлак,
Друзей узбекских лица
И детство натощак,
И спёкшиеся веки
От солнца и жары,
Арыки, словно реки,
И стебли джугары.
Туда не долетали
Ни пуля, ни снаряд,
А пацаны играли
В войну и в Сталинград,
Смотрели, замирая, –
Хоть сто раз – всё равно! –
Усталости не зная,
Военное кино.
За глиняным дувалом,
За тридевять земель
Над миром бушевала
Смертельная метель…

До почты, что в районе, –
Лишь полчаса ходьбы.
Там сумка почтальона,
Как приговор судьбы.
В заветных треуголках
По почте полевой –
Пусть две строки, пусть
только
Известье, что живой! –
И радости нет меры,
И ничего не жаль!

Отчаянная ВЕРА,
Великая ПЕЧАЛЬ.

…Победной славы дата,
Ликующий рассвет.
И весть о том, что брата
Уже на свете нет…

Сюня Зильберт. 18 лет. Погиб под Данцигом (ныне – Гданьск) 3 марта 1945 года

Шли годы, годы, годы –
И я опять в бегах,
Живу, не зная броду,
На рейнских берегах.
Учусь не торопиться,
Шагаю налегке.
Приветливые лица,
Как прежде, в кишлаке,
Как в детстве, как в
начале –
За миражом – мираж…
Неглубоко в подвале
Пылится мой багаж,
А наверху, в светёлке,
Как в сказочный застой,
Стоят на книжной полке
Некрасов и Толстой.
И будто провожают
За горизонт, домой
Твардовский и Ажаев
И Новиков – Прибой.

По старым закоулкам,
Вдоль прибранных
окон –
Вечерняя прогулка.
Церковный перезвон…
На фахверковых стенах
Столетних тайн покров
И брусья, словно в
венах
Запёкшаяся кровь.
Заманчивые тени
Чужих особняков
В причудливых
сплетеньях
Соцветий и кустов.

Без зависти к живущим,
Но с лёгкою тоской
Брожу по райским
кущам,
Погруженным в покой,
По переулкам сонным,
Погрязшим в чистоте,
По стриженным
газонам,
По пёстрой наготе
Аллей и тротуаров,
По золотой стерне,
По борозде, по старой,
Запаханной вчерне.

Негромкий отзвук речи,
Перед крылечком –
гном,
Доверчивые свечи
Мерцают за окном –
Там чей-то добрый
гений
Зажёг, венчая холл,
Наивных украшений
Неяркий ореол.
На кухне копошится
Жена – хозяйка – мать,
Семья за стол садится-
Уже не долго ждать.

За домом – двор и поле,
Сирень и три сосны,
И птицам певчим –
воля!

…И не было войны?
май-октябрь 2003 г.
Бохум, Германия.
3.
Прорвусь я сквозь
застолья шум,
Я, опьянённый этой
встречей,
И пусть средь тостов
и средь речей,
Сквозь всё, что есть,
прорвётся Ум!
В. Коган

Однокашникам
(к двадцатилетию окончания ХИИКСа)

Нет, не для формы и парада,
А просто в сорок с лишним лет
Вернуться в юность очень надо –
Иначе будущего нет!

Минуло два десятилетья,
Как мимолётный миг один…
Пройдут года – и грянет третье!
Но в душах женщин и мужчин
Живут мальчишки и девчонки
Тех изначальных, светлых лет –
Не тронут лист зачётной книжки,
Не сдан студенческий билет!

Ещё не все отрыты земли,
Не все проекты рождены,
Но мозг строителя не дремлет
И о покое даже сны
Не снятся краткими ночами,
А чаще – вовсе не уснуть,
И не речами – кирпичами! –
Мы излагаем нашу суть.

Чем больше дел, тем час короче…
Панель ложится на панель –
Нам не хватает дня и ночи,
Нам мало суток и недель.
И мы поэтому живучи –
Нам душу некогда отдать…
Убить нас может только случай,
А нам на случай – наплевать!

Нам будет всем по девяносто…
Дожить бы только! И тогда –
Вернуться в юность очень просто, –
Ходили б только поезда!
г. Харьков 28.05.1977 г

Следы на песке

Над Кара-Кумами

…В серой мгле песков зыбучих –
Чешуя за чешуёй –
Ветров жарких, ветров жгучих
Необузданный разбой.

Из легенды, из былины
На обветренных холмах –
Крепость древняя из глины
И седых развалин прах.
Там, в стенах её изрытых,
Навсегда погребены
Стоны нищих, вопли сытых,
Вздохи дикой старины…
Чарджоу – Керки 1964 г.

Аму-Дарья. Затон

На песке следы босые
И обутые следы,
Ветры мечутся косые,
Плеск встревоженной воды.
Высоко под небесами,
Распластав гигантский рост,
Над застывшими быками
Величаво дремлет мост…
Дремлет тяжким сном тревоги –
Сквозь него должны пройти
Все далёкие дороги,
Все нелёгкие пути.
Но недолог сон металла –
Поезда всё мчатся вдаль…
Вновь по рельсам застучала
И умолкла где-то сталь.

А внизу – песок да небо,
Да манящий звёздный свет,
Да кусок засохший хлеба
После дымных сигарет,
Да качнувшаяся глыба
Старой баржи на реке,
Да серебряная рыба
В переполненном садке.
г. Чарджоу 1964 г
***
Листаю книгу телефонную
Как биографию бездонную
Фамилий, отчеств и имён –
Там каждый в азбучном порядке,
На пожелтевших книжных грядках
Документально занесён.

Я позвонить хотел бы всем –
На букву А, на букву эМ –
Гудок! Гудок! Ещё гудок!
Кто там примчался на звонок?
Флегматик? Скептик? Весельчак?
Недоуменно вздрогнут плечи?
А я скажу лишь: «Добрый вечер!» –
И брошу трубку на рычаг.
г. Чарджоу 1965 г.
***
Я тебе позвоню.
Я услышу дыханье,
Голос чище зари.
Я до боли сожму расстоянье –
Говори!
Говори!
Забросаем друг друга вопросами –
Жадных слов не унять…

…Но опять в эту трубку курносую
Ничего
не успел я
сказать…
Каракалпакия. Нукус. 1965 г.
***
Как дразнило когда-то
Это злое окно! –
То мигнёт воровато,
То погаснет оно,

То вздохнёт переплётом,
То попятится вспять,
То окликнет кого-то,
То умолкнет опять,

То взорвётся от смеха,
То нырнёт в никуда…
Не окно – а потеха,
Не окно – а беда!

Только беды – не кеды
(Износил – и долой!),
Что твои непоседы –
Не загонишь домой,

Не заманишь на печку,
Не пригреешь тайком,
Не задуешь как свечку,
Не прижмёшь каблуком –

По неровностям зыбким
Всё пройдёшь до конца,
Не обманешь улыбкой
И не спрячешь лица.

Будешь с памятью этой
Вечно жить заодно…
Не захочешь – а светом
Вдруг хлестнёт то окно!
г. Ташкент 1966 г.
***
Бывают дни, когда поют планеты,
Когда созвездья сказочно звенят,
Серебряные мысли, как ракеты
По трассам неизведанным летят.

Бывают дни, как океан ревущий,
Как небо, не смыкающее век, –
Ты во вселенной самый вездесущий
И самый окрылённый человек!

И этот мир – от края и до края –
Как светлой болью выстраданный стих,
Тебе откроет девочка земная
В ладонях нецелованных своих.
г. Ташкент 1966 г.
***
Вся улица наполнена тобой! –
В трамвайном звоне, пролетевшем мимо,
В любых прохожих, в женщине любой
Меня везде преследует незримо,
Твой облик – белый, красный, голубой –

Вся улица наполнена тобой!
И в этом доме, и в окне девятом,
И этом ограждении дощатом,
И в песне, отзвучавшей стороной,
И в этих переулках запылённых –
Истерзанных, изрытых, непреклонных –
Вся улица наполнена тобой!
г. Ташкент 1966 г.

Акварели и фото автора

***

Милочке Герцкис

Не любил тебя до грёз,
До самозабвения,
До незримых миру слёз,
До самосожжения,
До страданий под луной,
До изнеможения –
Просто ты живёшь во мне
Как сердцебиение…
1968 г.
***
…Откроешь медленные веки –
Заблещут тайнами озёра,
И я уйду туда навеки,
И я увижу свет нескоро…

А может это только снится? –
Там отраженья чьи-то тонут,
На берегах дрожат ресницы,
А в их тени – бездонный омут…
1974 г. г. Житомир
***
О, как мне хочется на бал! –
На лошадях мышиной масти
Ворваться в призрачное счастье,
В ночной хрустальный карнавал!
Найти в толпе её одну
И в лунном вальсе закружиться
Почувствовать: «Иду ко дну!» –
И не суметь остановится,
Преодолеть смущенье, страх,
К плечу губами прикоснуться…
Поцеловать! И не очнуться!

…Но полночь на моих часах.
г. Житомир 02.1979 г.

И будет ночь, и будет день…
***
Рожайте дочерей! –
Пусть будет в мире краше,
Пусть девичьи прольются голоса
На русла рек,
на горизонты пашен,
На горы,
на долины,
на леса!
Пусть будет мир
торжественней и чище,
Задумчивей,
мечтательней,
добрей,
Пусть зацветут садами
пепелища…

Пусть дочери рожают сыновей!
г. Житомир 1976 г.
***
О, сколько тайн в лесу таёжном!
Как много снега намело!
На чей-то след неосторожный
Ложатся тени тяжело,
Далёкий возглас зимней птицы
И утонувший санный путь –
Багряным отсветом искрится
Здесь в каждом звуке чья-то суть…
г. Тюмень 1977 г.
***
Так рано только дворники встают.
Ещё заря на землю не прольётся,
А им уже, метельщикам, неймётся –
Они уже метут, метут, метут…

Работа эта очень непроста –
Вчерашней жизни подобрать соринки.
И сжечь. И справить тихие поминки
За упокой осеннего листа…
г. Житомир 1975 г.

***
Рожденье. Детство. Отрочество. Юность.
Весна и лето. Осень и зима.
Таинственных ночей июньских лунность.
Февральских снегопадов кутерьма.
Закаты и рассветы. И дороги.
Далёкий полустанок и причал.

И женщина седая у порога –
Великое Начало всех Начал.
г. Житомир 1974 г.

***
На нечаянных дорогах –
Только чей-то редкий след…
И попутчиков немного,
А бывает – вовсе нет.

А бывает: дни и ночи,
Годы долгого пути,
А душа идти не хочет,
Не велит душа идти!

Ты тогда её не мучай,
Не топчись, не лги, не жди –
Ты тогда взойди покруче,
Обязательно взойди!
Обязательно попробуй!
Обязательно рискни!

Только Женщине до гроба
Верен будь. Не измени.
г. Житомир 1975 г

Одиночество
…Никто на чай не пригласит тебя
И не услышит смеха или стона,
Никто не спросит, яростно любя, –
«Молилась ли ты на ночь, Дездемона?»

Никто не удивится: как мила!
Как ниспадают волосы на плечи!
Не остановит – Здравствуй! Как дела? –
И не зажжёт доверчивые свечи…

Лишь чьи-то равнодушные шаги –
Кого-то по ступеням вечно носит…
А за окном – ни шороха, ни зги.

Никто не спросит…
г. Бохум 2002 г.

***
Я состою из вредных привычек –
Из запятых,
двоеточий,
кавычек,
Из восклицаний
и многоточий
И препинаний
навязчивых прочих.

Только в одном я неплох –
на работе!
Здесь, как легавая я на охоте:
Дичь догоню
на невидимых
тропах,
В стужу и в зной,
на болотах и в топях.
Я захвачу её мёртвою хваткой
С самодовольной
ухмылкою
гадкой…
И отпущу – уже полуживую –
В ноги Хозяину.
И запирую!

После шестидесяти
(юбилейные мотивы)
1.
Придётся примириться
С седьмым десятком лет.
Не будем торопиться
Покинуть этот свет…

Не слушается тело,
Но не об этом речь! –
Нам до всего есть дело
И нечем пренебречь –

Ещё не все заботы
Исчерпаны до дна,
Ещё полно работы,
А жизнь всего одна!

Но если в круговерти
Отчаянных преград
Нас призовут и к смерти
Склонится повелят, –

Возьмут нас на поруки
И с долгого пути
Взрослеющие внуки
Нам не дадут сойти!
г. Львов 20.30.05 1999 г.

2.
Прошлое уже непоправимо…
Опыты печальные круша,
И на склоне лет неудержимо
Мается надеждами душа.

Что же дальше с нами может статься? –
Сложно в этом мире предсказать…
Только бы нигде не потеряться.
Только б никого не потерять.

3.
Мы с тобой ещё на марше –
И для нас встаёт рассвет,
Но становимся всё старше
Много зим и много лет…

За окном резвятся ветки,
За строкой спешит строка…
Внукам мы ещё не предки –
Современники… пока.

4.
            К 70-летию друга детства Е.В. Лихтера.
Ты встретишь этот юбилей
В кругу семьи, где дорог каждый,
Но год от года всё сильней
И всё настойчивее жажда
Услышать голоса друзей,
Судьбой рассеянных по свету,
Вернуться к детству, как к рассвету,
К истокам юности своей,
Когда немеренными днями
Мечтали повзрослеть скорей
И были просто сыновьями
Своих еврейских матерей.
Мой друг! Бывают лишь однажды
И семьдесят, и восемнадцать лет… –
Банальность эту знает каждый,
Но для тоски предлога нет:
Всё те же голос и улыбка,
И тот же взгляд, и жест, и такт!
Твой возраст – это не ошибка,
Но только календарный факт.
Не верь, что время скоротечно –
Бессмертны юности друзья!
Мы в этот мир пришли навечно,
Пока мы живы – ты и я.
И жёны, что полвека с нами,
Пусть смотрят, слёзы не тая,
На нас влюблёнными глазами,
Пока мы живы – ты и я.
Пусть наши дети, внучки, внуки,
Род династический храня,
Сомкнут свои и наши руки,
Пока мы живы – ты и я!
Bochum март – апрель 2003 г.

5.
Как давно, мой город любимый,
я не видел тебя, не слыхал, не беседовал
с облаками твоими, не опирался на
заборы твои. Подобно грустному вечному
страннику, дыханье твоё я переносил
с одного полотна на другое, все эти годы
я обращался к тебе, ты мерещился мне
как во сне.
М. Шагал 1944 г.

Мы возвращаемся к началам,
Туда, где мамы нас рожали,
Где мы ходили босиком…
Но мы тогда ещё не знали,
Как будет дорог каждый дом
И каждый двор – приюты детства,
И эти добрые соседства
Совсем чужих родных людей,
И за окном кусты сирени,
Садов заманчивые тени
И скрип незапертых дверей,
Вода живая из колодца…
И всё, что в первый раз начнётся,
Всё будет помниться потом,
С годами – всё ясней и лучше!
И чем тревожней мир и круче,
Тем ближе сердцу отчий дом.
Бохум, 2009 г.

Я учу немецкий
(Иронические заметки)
Вместо эпиграфа:
Переступил, перешёл, переехал,
Перешагнул через межи и вехи,
Переместился по форме и сути
От Симоненко до Auf der Tüte .
Unna-Massen 02. 2000 г.
1.
Учить немецкий интересно,
Занятье это – по уму,
Но в голове настолько тесно,
Что нету места ничему:
Мудреным фразам, просторечьям,
Местоимениям, наречьям,
Предлогам с дативом и без,
И этим der, и das, и des,
Глаголам сильным, слабым, средним,
Приставкам задним и передним, –
И сколько это не зубри,
А места нету – хоть умри!
2.
Подайте что-то инвалиду,
Не проходите стороной.
Он будто бы нормальный с виду
И вовсе недурён собой.
И нет в нём тягостного сходства
С печальным образом калек…
Но тень особого уродства
Лежит на нём от пят до век:
Есть голова, глаза и губы,
Нога к ноге, к руке – рука,
Сверкают белизною зубы…
Чего же нет? – НЕТ ЯЗЫКА!
3.
Не усердствуй без конца:
Будет всё равно
У глагола три лица,
У тебя – одно!
4.
– это грамматико-семантическая
категория, образующая грамматическими и
и лексическими средствами категорию предикативности, различающего аподиктические, ассерторические и проблематические суждения.
Из Справочника лингвистических терминов)
(по Б. Моисееву)

Модальность – это вам не шутки,
И не попутчица на сутки,
И даже не ядрёна мать!! –
Здесь есть нюансы и оттенки
И, хоть карабкайся на стенки, –
А ничего нельзя понять!

P.S. Возьмём, к примеру, слово „lassen“.
Без „lassen“ лексикон напрасен!
Нет от него нигде спасенья:
Его модальные значенья
Всегда зависят от контекста
(Другим приметам – нету места).
Судите сами: дать, заставить,
Велеть, просить, перенаправить,
При случае – принудить ждать,
Позвать кого-то, передать,
Отдать что-либо, поручить,
Терпеть, сносить, переносить…
И много разного другого –
От одного всего лишь слова!
5.
Плюсквамперфект. Зачем он нужен? –
Я это объяснить готов:
Вот, например, ты был простужен,
А раньше (до того) – здоров.
Вот это – плюс; к вам – это ясно,
Перфект – ты снова всех сильней!
Вот видишь? – всё не так ужасно,
Когда проникнешь в суть вещей…
6.
Пока я разбирался с „doch“
Я, разбираясь, чуть не сдох.
7.
Не знают здесь ни слова, ни полслова
По-русски. Да и вряд ли будут знать! –
Германия печально не готова

Вслед за Россией грамотною стать.
И даже переезд сюда евреев, –
Пока здесь не по-русски говорят, –
Не сможет , бескультурие развеяв,
Страну продвинуть в просвещённый ряд…

Тенденция чревата катастрофой
И беспросветной европейской тьмой,
Когда, к примеру, Соня, Фима, Софа
Вернуться из Германии домой –
Уедут, чтобы больше не вернуться
И новых приключений не искать…
Тогда, возможно, немцы встрепенутся
И русский станут с детства изучать.
8.
Учу немецкий в возрасте не детском…
Вы спросите: зачем?
к чему?
за что?
Отвечу: из моих родных никто
Из прежней той большой семьи
советской
Не говорил свободно по-немецки,
А только – «Хенде хох!» или «Капут!»,
А раз уж я сбежал сюда и тут
Живу в Германии, в среде иноязычной,
Заботливой, но не вполне привычной,
Где каждый норовит тебя задеть
Приветствием или учтивой фразой, –
Я должен не задумываясь, сразу
(Не в спину, а в лицо!) сказать суметь
Ну что-то вроде: «Как у вас дела?
Не правда ли, хорошая погода?
Ах, вы с собачкой! Славная порода!
А наша сдохла, то есть померла…
А мы, вы знаете, решили прошвырнуться…
(Пардон, пройтись ).Мы ходим иногда
По этим переулкам, но всегда
Недалеко, чтобы суметь вернуться…»

И далее в таком, примерно, духе
Вести непринуждённый диалог –
За звуком звук, затем – за слогом слог
И, не оставив ни пера ни пуха
От междометий,
суффиксов,
частиц,
От павших при попытке беглой речи
Местоимений,
идиом,
наречий,
От первых, от вторых и третьих лиц,
От чисел,
от времён,
от наклонений,
От вековых лексических основ, –
Употребить для вежливых речений
Лишь несколько
запомнившихся
слов…
Bochum 03. 2004 г.
9.
Раскройте тайну, полиглоты,
Как походя берёте вы
Морфологические ДОТы
И синтаксические рвы,
Как ударяете по флангам
И фонетическим тылам
И как удача бумерангом
Находит путь обратный к вам.
Сразите мрачные химеры!
Развейте самоедства пыль! –
И мы рванёмся из пещеры
И сотворим из сказки быль!
Bochum 06 04.2003 г.
11.
(вместо эпилога)
Я – галахический еврей
(Родители – евреи)
И об истории своей
Ничуть не сожалею.
Когда б, не дай Б-г, мать мою
Родили не еврейкой,
Сейчас я жил бы не в раю
С моей родной семейкой,
А там, где нету то воды,
То света, то зарплаты,
А виноватые жиды
Тревожно ждут расплаты…
P.S. А то, что раньше этот рай
Был для евреев адом,
То, как угодно рассуждай,
Но с давних пор и ад и рай
Сожительствуют рядом.
Bochum 30.03.2003 г.

Изилиады
К 17-летию старшего внука
Ильи Эммануиловича
Родиться – это может каждый,
Твоей заслуги в этом нет.
Но докажи – и не однажды! –
Зачем явился ты на свет:
Умом, талантами, терпеньем,
Великодушием, смиреньем
И непокорностью Судьбе
Откройся людям и себе!
г. Львов 27.07.1999 г.
***
Неоднозначен мир и зыбок…
Но вот успешности секрет:
Не повторяй моих ошибок –
И будешь счастлив много лет!
(Реестр постыдных прегрешений,
Обид, утрат, самовнушений
И перечень коварных дней
Найдёшь у бабушки своей.)
г. Львов. 27.07.1999 г.
К 20-тилетию старшего внука
Ильи Эммануиловича.
1. Рассказ бабушки Милы
Вот фото старое. С подушкой
Перед роддомом на крыльце,
Как перед сказочной избушкой,
Стою с улыбкой на лице.
Стою, дрожу от нетерпенья,
Всё чудится, что это сон,
Но через несколько мгновений
Передо мной явился ОН –
Мой внук, чудесное виденье,
Моя судьба, моя звезда,
Моя любовь, моё прозренье,
Мой САМЫЙ СТАРШИЙ – навсегда!
2. Рассказ деда Михаила
Я был совсем ещё не стар,
Когда ко мне без стука,
Вошла, как щедрый божий дар,
Судьба в обличье внука.
Мне было только сорок семь…
Величьем гордым ведом,
Я объявлял с восторгом всем,
Что стал отныне дедом.
И с той поры – за годом год –
Мы шли по жизни вместе
Как долговременный оплот
Любви, Добра и Чести.
Союз наш был непобедим!
Мы управляли миром!
Он был созвездием моим,
А я – его кумиром.

…Извечный сохраняя строй,
В необратимом марше
Шли годы властной чередой
Всё дальше, дальше, дальше…
И вот он – первый юбилей,
Двадцатый год рожденья –
Всего семь тысяч триста дней
Из жизни поколенья.
Мой внук встречает свой рассвет,
Искрится солнце в росах…
Несёт ему навстречу дед
Свой патриарший посох…
3. Рассказ еврейской мамы (в мудрых
местечковых интонациях)
Когда ребёнку двадцать лет,
То никому покоя нет:
Он никого не слушает
И что попало кушает.
Такой в нём возраст – всё горит!
И кто понять найдётся,
Когда он правду говорит,
Или когда смеётся…
А если вдруг исчезнет в дверь,
Кто это обнаружит?
Но, слава Б-гу, он теперь
Не с кем попало дружит,
И, как другие, он не пьёт,
Не курит, не ругается,
И брата младшего не бьёт,
А только прикасается…
Мне с младшим легче: он молчит
Как рыба-кит на суше,
А после школы или спит,
Или часами в душе.
А этот – весь, как заводной, –
Хватает всё, что модно,
В гимназии – одной ногой,
Другою – где угодно!
Мелькает он то там, то здесь,
Но не проскочит мимо!
Сейчас в Испании он весь,
А так – он часто в Риме.
(Рим – это город есть такой,
В Италии, на море).
Короче, парень он большой –
Студентом будет вскоре.
И пусть ему подарит Б-г,
Как говорят, удачу,
Чтоб прокормить себя он смог
И всех родных впридачу.
И он хотя не Иванов –
Не будем делать драму –
Пусть только будет нам здоров
И слушается маму.
4. Илюша:
За этой славной годовщиной
Пусть будет много годовщин!
И я, как истинный мужчина,
Беру ответственность – один! –
За то, что было, есть и будет,
За то, что смог или не смог.
Пусть сердце ветры не остудят
На вёрстах жизненных дорог!
Bochum 27.07.2002 г.

Из Семёниады
К шестнадцатилетию младшего внука
Ну, что сказать тебе, Семён
В твоё шестнадцатое лето? –
Будь счастлив, крепок и умён,
Преодолей и То и Это,
Будь в языках не глух, не нем
И материнские надежды
В грядущем так же, как и прежде,
Осуществи на радость всем!
Bochum 22.08.2000г.

Из Рахилиады (внучке)
***
…Когда я приеду к бабуле,
Лишь только ступлю на перрон,
Едва осмотревшись, как пуля, –
И мыслью и сердцем в разгон! –
На Встречу,
на Встречу,
на Радость,
Едва успевая дышать, –
Рванусь я к тебе, моя
Сладость
Безумье своё усмирять!

Моя ненаглядная пташка,
Принцесса моя, чебурашка,
Насмешница, милая лгунья,
Юла, непоседа, шалунья,
Надежда моя и тревога –
Я здесь. Я стою у порога.
г.Тула, Платоновский лес. 02.02.1997 г
***
Приклоняюсь к изголовью,
Замираю, чуть дыша…
Я живу твоей любовью,
Ангел мой, моя душа!

Не давай мне передышки.
Не послушничай. Круши!
Зачитай до дырок книжки,
До всего поспеть спеши,

Не давай покоя! Властвуй!
Дань любую назови –
Только, ради Б-га, –
здравствуй!
Не болей!
Не плачь!!
Живи!!!
И найди за гранью века –
Сквозь враньё и вороньё –
Принца – Друга – Человека
В продолжение моё…
г.Тула, Платоновский лес. 02.1998 г.
***

Уже всё сказано и спето
И в прозе, и в строках поэта,
В скульптуре и на полотне
О Женщине и о Весне.

Что ни скажи – уже не ново,
Но, только память потревожь, –
История полна такого,
Что до сих пор бросает в дрожь!
1.
Какой накал! Какие страсти!
Какое наважденье сил!
Вот мавр, истерзанный на части
Свою супругу задушил…
Быть может и не виновата…
А как же роковой платок?
И покатилось – брат на брата,
Кулак в кулак, клинок в клинок!

Не слышен зов и стон молений
В дурмане ложных подозрений!
2.
Зачем Онегин на дуэли,
Из равнодушия, без цели,
Душевных не тревожа сил, –
За что он Ленского убил?
Не Ольга ли тому причина?
Не в ней ли скрыта вся беда?
И вот ещё один мужчина
Ушёл из жизни навсегда…

О, это девичье кокетство
Не знает дружбы и соседства!
3.
Жена-послушница невинно
Роняет свадебный браслет…
Арбенин тронулся, а Нина –
Отравлена в расцвете лет.
Ни голос разума и чести,
Ни взгляд любви, ни слово лести
Призвать рассудок не могли,
Но глубже ранили жгли.
О, ревность! Только капля яда –
Спасенье от земного ада!
4.
Ещё пример. И снова драма.
Имеется в виду Кармен.
Какая дьявольская дама!
Дитя коварства и измен,
Одной любви ей было мало,
Но, преградив цыганке путь,
Ударом острого кинжала
Пронзил Хозе колдунье грудь.

Случалось, задыхались царства
В объятьях женского коварства!
5.
А разве это не по-свински
Так с президентом поступить,
Как это сделала Левински,
Чтобы затем в достатке жить?
Раздвинув в Белом Доме шторки,
Она, и глазом не моргнув,
Предала Билла гласной порке,
Свечу доверия задув…

О, как несчастны президенты,
Когда они не импотенты!

И так всегда! То – то, то – это,
То отравленье, то резня.
Чуть отвернись – и песня спета,
Зевнул – и в трауре родня.

Родоначальницы! Мадонны!
Царицы хижин и племён!
Над миром властвовали жёны
С доисторических времён.

Мужья пытались не однажды
Лишить их этого венца,
Но погибали – кто от жажды,
Кто от тоски, кто от свинца.

Не поддавайтесь их примеру.
Переборов и дрожь, и страх, –
Любите женщин! Только…в меру –
Не будьте с ними на ножах!
Львов – Bochum 1998 г. – 2003 г.

Этот день
Опять он незаметно
Подкрался этот день…
И не успеть – всё тщетно! –
Укрыться как-то в тень,
Или свалиться в спячку,
Иль, маскируя нить,
В который раз заначку
Перезахоронить.

Напрасные потуги! –
Откройся, не дури! –
Жену, сестру, подругу
Вниманьем одари,
Явись, искрясь, с букетом
И с доброю душой,
С улыбкой и с приветом –
Красивый и большой!

Прикинься, что не болен,
Что счастлив без конца
И всем, что есть, доволен,
И не спадай с лица –
Будь мил и безупречен,
Припрячь хандру и лень:
Ведь этот день не вечен,
Недолог этот день!
За ним, в привычном круге,
Тебя – к чему хитрить! –
Жене, сестре, подруге
Придёт черёд кормить,
Тебя лелеять, холить,
Ласкать, лечить мигрень,
Оберегать от моли…
С любовью. Каждый день.
Bochum. 08.03.2003 г.
Короче говоря
Континентно-беженские частушки
*
Мы училися в Volksschule –
Нас в Volksschule обманули:
Там в Volksschule все подряд
Не по-русски говорят!
*
Я писателем не стал,
Как я ни старался:
Я Bewerbung’и писал,
Но не издавался.
*
Место тётке предложил –
Возмутилась тётка:
„Du bist, Junge, ganz debil
Oder von Tschukotka“
*
Если Frau, например,
Ausländer-инженер,
Опыт есть и есть диплом –
Значит может «путцать» дом.
*
Тут один антисемит
Всем сквозь зубы говорит,
Что еврей придумал первым
Для Европы эти Евры, –
И теперь повсюду Евры
Людям действуют на нервы.
*
Предан Ганс своей невесте –
Сорок лет живёт с ней вместе,
Но оформить этот брак
Не решается никак…
Ганс с невестою в летах –
Свадьбу справят в небесах…
*
В жилах кровь моя кипит,
Нету мне покоя:
Hausarzt – антисемит –
Мне повысил РОЕ!
У него уже не раз
Это получается…
В Судный день и в Судный час
Может, он раскается!
*
Будь при зачатье как в бою –
Судьба твоя на плахе! –
И выбирая мать свою,
Подумай о галахе!
*
В магазине местный лох
Вдруг сказал мне: „Hände hoch!“
Он сказал мне просто так:
Я примеривал пиджак…
*
Мне сосед сказал: «Hallo!»
А я ему: «Wie bitte?! –
Сам похож ты на мурло,
Пугало небритый!»
*
Я рассеян и не смел –
Не найдёте ровню!
У меня по горло дел,
А каких – не помню…
*
Сын жену себе не ту
Выбрал невнимательно:
Всё в ней плохо! И манту –
Тоже отрицательно!
*
Жили-были муж с женой
Из песочницы одной.
Превращали в сказку быль,
А песок – в труху и пыль.
*
Я пришёл к своей невесте,
А невесты нет на месте:
Села милка на диету,
Место есть, а милки – нету…
*
Голый я хожу зимой
В холод леденящий –
Пусть все скажут: «Боже мой!
Немец настоящий!»
*
Я родился в эСэСэР
И имел там звание…
А теперь я просто Herr
И живу в Германии.
*
В нашем университете
Мы давно уже не дети:
На одном и том же месте
Мы сидим семестров двести!
*
Для кручины нет причины –
Я везде найду друзей:
Родом я из Украины,
По профессии – еврей.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Зильберт: Стихи разных лет

  1. «Немецкие» стихи ну, просто прелесть. Мы с женой читали и хохотали от души. Нам это так понятно. Хотя, правда, немецкий мы знаем хорошо. Спасибо, Михаил.

Обсуждение закрыто.