Владимир Янкелевич: Лозаннское соглашение. Ложь и фанфары

 866 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Теперь совершенно ясно — у Ирана будет ядерное оружие, оно появится без вариантов — блаженны миротворцы, «спасибо» им!

Лозаннское соглашение. Ложь и фанфары

Владимир Янкелевич

Слева-направо: посол Китая в Организации Объединенных Наций У Хайлун, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, министр иностранных дел Ирана Джавад Зарифат, Замдиректора департамента по нераспространению и контролю над вооружениями МИД РФ Алексей Карпов, министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд и госсекретарь США Джон Керри на переговорах по ядерной проблеме в Швейцарском федеральном технологическом институте в Лозанне.

«Весь мир праздновал заключение договора с Северной Кореей. Эту сделку, призванную остановить ядерную программу Северной Кореи, считали большим прорывом. Она подразумевала проведение инспекций, все это приветствовали, а в итоге эта сделка оказалась худшей из худших. Иран во много раз опаснее».
Б. Натанияху

Натанияху, как Кассандра, предупреждал об опасности соглашения с Ираном. Прошло уже несколько дней после второапрельского ликования в швейцарской Лозанне по поводу подписания соглашения, и что?

Небо на землю не упало, вроде всё, как обычно. Просто, пришло время понять, что там, в Лозанне, нарешали.

Разобраться непросто из-за оглушительных фанфар, раздающихся из Вашингтона и Брюсселя, но разобраться необходимо.

Если коротко, то всё держится, как и земля, на трёх китах.

Кит первый. Ирану очень нужны деньги. Те, свои, замороженные, и новые, от снятия санкций. Нефть упала в цене практически вдвое, а военные авантюры и содержание всяких зарубежных террористов — дело не дешевое. Вот, например, The Sunday Telegraph утверждает, что Иран передал ХАМАСу десятки миллионов долларов на строительство тоннелей. Надо же как-то пополнять бюджет.

Кит второй. Ирану нужно провернуть дело так, чтобы национальная идея — ядерная программа, пусть и с некоторыми ограничениями, но непременно сохранилась. Не так, как в Сирии, где уничтожали оборудование для производства химического оружия. Нет, для Ирана это неприемлемо. Никакого такого демонтажа и прочих перегибов.

Кит третий. Главному локомотиву переговоров — президенту США, позарез нужен хоть какой-то успех. Причем успех такой, чтоб фанфары звучали! Пусть он и «хромая утка», но Партия-то остаётся, а ей нужны внешнеполитические победы, да и для себя, для истории, оправдать авансом полученную Нобелевскую премию мира нужно ведь.

А поскольку кит второй и кит третий не просто противоречивы, но взаимно исключающие — вместе не живут, то в ход пойдёт вранье, да так, чтобы все в нём утонули. Одно вранье на Запад, другое — на Иран.

Что говорят США и Иран

Мы уже привыкли к тому, что наши арабские соседи на английском для внешнего мира говорят одно, а на арабском для внутреннего потребления — нечто совсем другое. Сравнение этих высказываний даёт много информации для размышлений.

В данном случае достаточно будет сравнить англоязычные источники. В качестве рупора иранского понимания достигнутых соглашений можно взять, к примеру, Tehran Times, авторитетное проправительственное иранское издание. Ну, а мнение западных партнеров по переговорам о блестящих итогах «лозаннского сидения» лучше всех излагает сам Барак Обама.

Барак Обама и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф

Обама: «… добились основы для сделки, которая отрежет все пути Ирану для развития ядерного оружия … Иран не будет обогащать уран на передовых центрифугах, по крайней мере, в ближайшие 10 лет».

А вот эти же достижения в изложении Tehran Times: «Иран будет продолжать свои исследования и программы развития на передовых центрифугах и проводить свои программы R&D (Research and Development — исследования и разработки) на центрифугах IR-4, IR-5, IR-6 и IR-8 в 10-летний период, охватываемый соглашением».

Нужно отметить, что центрифуги с бóльшим номером более совершенны. Так IR-4 в 20 раз производительнее IR-1.

Обама, на этот раз о секретном заводе Фордо: «Иран согласился, что его установленные центрифуги будут сокращены на две трети. Иран больше не будет обогащать уран на объекте в Фордо».

А вот иранский взгляд в изложении Tehran Times: «В соответствии с совместным заявлением, ядерный объект Фордо будет включен в научно-исследовательский центр по проблемам ядерной науки и физики. На этом объекте будет функционировать более 1000 центрифуг, это обеспечит работу двух каскадов центрифуг».

То есть, завод продолжит работу. Понятное дело, иранцы не могут проводить исследования «в мирных целях» иначе, чем на глубине 80-90 метров под скальными породами.

А что по реактору на тяжелой воде в Араке? Как известно, плутоний используется, в отличие от урана, только в бомбе.

Президент Обама всё разъяснил: «Иран не будет в состоянии произвести бомбу, используя плутоний, потому что оружейный плутоний производиться не будет. Ядро его реактора в Араке будет демонтировано и заменено. <…> Иран не будет строить новый реактор на тяжелой воде, и никогда не будет перерабатывать топливо из существующих реакторов».

А вот разъяснения Tehran Times: «производство плутония будет сокращено, но не будет прекращено… Реактор на тяжелой воде в Араке останется на месте, но будет переработан и обновлен. Способ перепроектирования значительно повысит эффективность реактора при одновременном снижении количества плутония, получаемого на объекте».

Дьявол, как известно, скрыт в деталях: в разнице между словами «не будет» и «снижено» может спокойненько уместиться несколько ядерных бомб.

В победные реляции Лозанны включены и «беспрецедентные проверки». Так это звучит в изложении Обамы, но как это звучит в Иране?

По сообщению Tehran Times, все проверки будут проводиться только на добровольной основе, временно и в соответствии с мерами по укреплению доверия. Позже Лозаннский протокол будет ратифицирован в сроки, определяемые иранским правительством и меджлисом.

Главные ядерные объекты Ирана

Обещания на Востоке вещь интересная, обещанное может произойти и через год, и через десять лет. Это, конечно, совсем не то, что говорит Обама.

И «старая песня о главном», об облегчении санкций.

Барак Обама утверждает, что процесс будет постепенным: «В обмен на действия Ирана, международное сообщество согласилось представить Ирану облегчение по некоторых санкциям. Это о наших (США) собственных санкциях, а также о международных санкциях, введенных Советом Безопасности ООН. Это будет осуществляться поэтапно, по мере того, как Иран предпримет реальные шаги по выполнению соглашения. Если же Иран нарушит договор, то санкции могут быть восстановлены».

Иранское понимание другое: «все санкции, связанных с ядерной программой против физических и юридических лиц, государственных и частных организаций и учреждений, в том числе санкции, введенные против Центрального банка Ирана, других финансовых и банковских учреждений, системы SWIFT и секторов судоходства, авиации и танкерного флота страны, будут сняты немедленно и сразу».

Целью переговоров с Ираном было обеспечить исключительно мирный характер его ядерных исследований. Теперь оказалось, что задача ставилась совсем иная — ниже уровнем. Так как добиться демонтажа объектов ядерной программы не удалось, то целью стало создание таких условий, которые не позволят Ирану сделать бомбу быстрее, чем за год после объявления о возобновлении ядерной программы. Иными словами, если цели достичь не удалось, то нужно поменять цель и заявить об успехе.

Интересно, что после заключения Лозаннского протокола, как из рога изобилия посыпались шутки на высшем уровне:

Обама пошутил так: «Если Иран врёт, мир будет знать это» (“If Iran Cheats, World Will Know It”). Французский президент пошутил не так остроумно: «Если Иран не выполнит свои обязательства, санкции будут введены заново». Как это, заново? Для того, чтобы почувствовать эффект от санкций понадобится несколько лет. А бомба появится раньше.

Сенатор Марк Кирк заявил уже без шуток: «Я бы сказал, что Невилл Чемберлен получил намного больше от Гитлера, чем Венди Шерман[i] смогла добиться от Ирана».

Но, быть может, все утверждения Tehran Times — сугубо для внутреннего пользования, а Ирану доверять можно?

Это зависит от того, о каком Иране мы говорим. И с каким Ираном мы говорим.

С Ираном вежливых дипломатов, получивших образование на Западе, в Швейцарии? Или с аятоллами за их спиной, с которыми Вашингтон разорвал связи более чем 35 лет назад. Или, может быть (для любителей экстрима), с элитными радикалами, которые и есть реальная власть в Тегеране?

Есть Иран — страна древней культуры, а есть КСИР — Корпус стражей исламской революции, выполняющий волю верховного лидера аятоллы Али Хаменеи. «Пальчики» КСИР хорошо видны на множестве международных преступлений.

Гэри Самор, один из главных американских переговорщиков по иранской ядерной программе в первый срок Обамы, сказал:

«Иранцы невероятно сложные и хорошие переговорщики. Они ведут себя на переговорах очень и очень умно, причем на любых, будь то покупка апельсинов, ковров или центрифуг. У иранцев устойчивая репутация двуличных, и это в регионе, где двуличность практикуется как искусство».

Иран всегда лгал, развивая свою военную ядерную программу, высылал наблюдателей МАГАТЭ, секретно сооружал подземные ядерные объекты, а в конце 1990-х — начале 2000-х годов, по данным американской и израильской разведки, начал военную ядерную программу. Эта военная программа была приостановлена в период с 2003 по 2006 годы.

Какие же аргументы заставили Иран тогда сделать это?

Аргументы очевидные: 1990 — первая война в Ираке, в 2003 — вторая. Действия коалиции в Ираке вызвали опасения о возможном аналогичном сценарии для Ирана, Вот и пришлось программу свернуть. Но когда стало понятно, что удара по Ирану не будет, возобновили программу вновь.

Есть пример с химическим оружием Асада. Когда у границ Сирии сконцентрировались ударные силы, Асад стал сговорчивее и немедленно пошел на урегулирование проблемы с химическим оружием.

На Ближнем Востоке, слова сами по себе не имеют смысла. Иранцы, как практически любой восточный человек, готовы произносить приятные слова, расточать улыбки и вступать в соглашения, но их действия определяются совсем иными факторами и могут быть прямо противоположны тому, что они обещают. Твой собеседник будет говорит тебе только то, что тебе хочется от него услышать, но что-то значат только действия.

Нужно было очень четко и однозначно дать понять Ирану, что меры в случае нарушения договора будут очень жесткими, будут применены немедленно, возможно даже — односторонним решением.

Если Иран в это поверит, вот тогда и ему можно будет чуть-чуть поверить.

Еще раз: только дела имеют значение. А сегодняшние дела Ирана — это экспорт войны и террора всюду, куда дотянутся руки, от далекого Буэнос-Айреса, до географически более близких — Хизбаллы, Хамаса, или хуситов в Йемене.

Насколько МАГАТЭ удовлетворено Лозаннскими результатами?

Маловероятно, что удовлетворено. Иран даже не обещает беспрепятственного доступа экспертам на объекты, по их выбору.

— А на тот объект можно?

— На тот (с обаятельной улыбкой) нельзя, к сожалению.

— А почему?

— Просто он не относится к ядерной программе.

— Мы хотим убедиться?!

— А зачем? Мы же вам сказали, что не относится. Этого достаточно.

Такой разговор — не фантазия, это реальность, это быль. Кроме того, никогда проверки не дадут стопроцентной уверенности в том, что нет никакого обмана.

Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано сказал, что на большинство вопросов, заданных агентством, Иран не ответил, а потому нет никакой возможности утверждать, что «все ядерные материалы, которыми Иран располагает, предназначены для “мирного атома”».

Не разъяснены взрывы, которые считают испытаниями взрывателей для ядерных бомб. За рамки переговоров выведена программа производства носителей ядерного оружия — баллистических ракет. Есть объекты, где проводятся секретные исследования и возможно скрыты специальные производства для ядерной программы.

Вполне вероятно, отсрочка, оговоренная иранцами в Лозанне, необходима Ирану для отработки, испытания и создании технологий производства надежных взрывателей для ядерных бомб, собственно боеголовок, систем наведения, в общем, всего того, что превращает расщепляющийся материал в оружие. Когда и если они справятся раньше, тогда и прекратят выполнять свои обязательства. Но в Белом доме и иных аналогичных домах будет уже другая администрация.

Как реагируют Израиль и арабские страны в регионе?

Есть такой египетский профессор и бывший заместитель министра иностранных дел Египта Абдулла аль-Ахааль (Abdullah al-Ashaal). Ему принадлежат слова: «С каких это пор арабы объединились для чего-либо? Если они объединятся когда-нибудь, скажите мне».

Профессор, безусловно, хорошо знает арабов, но Запад смог совершить невозможное. И вот уже арабы в ответ на сближение США с Ираном — а переговоры они воспринимают только так и никак иначе — создают объединенные военные силы. «И невозможное возможно!», как оказалось.

Эта «плохая сделка» развяжет лавинообразную ядерную гонку вооружений по всему региону.

Саудовская Аравия не делает секрета из своих планов. Она намерена в ближайшие 20 лет построить 16 атомных реакторов. Вдобавок есть сообщения, что Эр-Рияд заинтересован в собственном производстве ядерного топлива, обогащенного урана, который можно использовать для изготовления бомбы. То есть, Саудовская Аравия обзаведётся собственным ядерным оружием.

А вслед за Саудовской Аравией станут ядерными державами Египет и Турция.

В Ираке и Ливане, странах, с большим влиянием Ирана, сунниты заявили, что рамочное соглашение отражает слабость американской политики на Ближнем Востоке вообще, а в частности — в борьбе с Ираном.

Запад, похоже, надеется, что все эти проблемы останутся региональными. По меньшей мере, наивно. Так не бывает в принципе.

Почему? Потому что международное сообщество доказало свое бессилие, а судьбы Ливии и Украины, отказавшихся от ядерного оружия в обмен на записанные на бумаге пустые словеса, достаточно убедительны, чтобы больше не было желающих следовать их примеру.

Но есть и второй аспект проблемы. Иран, по мере восстановления своей экономической мощи, будет иметь всё больше возможностей подпитывать шиитские бунты в местах их проживания. Иран поддерживает шиитов в Ливане, Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне. Саудовская Аравия борется с Ираном по всем фронтам, сближаясь в этом вопросе с Израилем.

Нужно отметить, что места проживания шиитов в Саудовской Аравии расположены не в пустыне, а в её нефтеносных районах. Серьезные волнения там, даже при условии, что король Салман с ними успешно справится, могут нанести очень серьезный ущерб нефтяной отрасли.

Страны Персидского залива вполне обоснованно опасаются, что после «лозаннского сидения» Иран станет активно разжигать гражданские войны в арабских странах[ii].

U.S. President Barack Obama receives an update in the Situation Room at the White House in Washington from Secretary of State John Kerry during the Iran nuclear talks in this White House handout photo
1 апреля. Обама получает сообщение от Джона Керри о ходе переговоров в Оперативной комнате Белого дома

Госсекретарь Джон Керри может отпраздновать соглашение, как таковое. Теперь у администрации «Белого дома» есть нечто, как бы являющееся как бы положительным активом. Но если целью были не сами соглашения, не пропагандистская шумиха, а действительное предотвращение иранской ядерной угрозы и стремление сделать мир безопаснее, то эта цель не достигнута, задача провалена с треском.

Теперь США должны срочно продемонстрировать арабам, в частности Саудовской Аравии и остальным странам ССАГПЗ, что готовы быть ответственным партнером, поддерживать надежное военное присутствие в регионе и всерьёз намерены противостоять иранской агрессивной активности.

Обама пытается компенсировать имиджевые потери в регионе участием США в «другой наземной войне на Ближнем Востоке» — бомбардировками ISIS, оставляя за скобками то, что вооруженные силы США в этой войне превратились в ВВС Ирана, единственного бенефициара победы в Сирии и Ираке, когда она произойдет.

США также сообщили, что возобновляют военную помощь Египту и поддерживают военную операцию в Йемене против хуситов. Кроме того, президент США Барак Обама в разговоре с королем Саудовской Аравии Салманом заявил, что США «вновь подтверждают приверженность своим партнерам в Персидском заливе». Он сообщил королю, что пригласит шесть стран ССАГПЗ на саммит по безопасности в Кэмп-Дэвиде в ближайшие недели.

Успокоит ли саммит арабов?

Израильский взгляд на проблему

03.04 в Иерусалиме завершилось экстренное заседание кабинета по вопросам обороны и безопасности, посвященное промежуточному соглашению о развитии иранской ядерной программы. Итогом заседания стало категорическое несогласие и глубокая озабоченность достигнутыми в Лозанне договоренностями.

Прежде всего, Соглашение узаконит ядерную программу Ирана, сохранит процесс обогащения в Фордо, сохранит реактор в Араке, сохранит достаточное количество центрифуг, и не блокирует Ирану путь к бомбе. Соглашение даст старт гонке ядерных вооружений в регионе, повышает риск распространения ядерного оружия и риск ужасной войны.

В итоге — Лозаннское соглашение не стало надёжным заслоном на пути Ирана к бомбе. Иран продолжит свой ядерный проект.

Ближневосточные сателлиты Тегерана (от «Хизбалла» и Хамаса, далее везде) вполне обоснованно рассчитывают, что благодаря отмене санкций и интеграции в международную систему, Иран окрепнет и его помощь терроризму, «войнам по доверенности» существенно возрастет.

В свете того, что всего несколько дней назад Иран заявил, что «уничтожение Израиля не подлежит обсуждению», последнее особенно важно.

Израиль предлагал увязать снятие санкций с прекращением угроз уничтожения Израиля (т.е. с отказом, всего лишь, от воинственной риторики), но это предложение оказалось для Госдепа неприемлемым. Мари Харф, пресс-секретарь Госдепа, сказала, что и без этих заморочек переговоры «осложнены уже достаточно».

2 апреля Обама позвонил Нетаньяху, чтобы проинформировать о позиции «Белого дома» в Лозаннском соглашении. Обама подчеркнул, что США «остаются неизменны в [своей] приверженности безопасности Израиля».

Всё это славно и сладко звучит — «неизменная приверженность» и всё такое прочее. У Израиля за его недолгую историю набралась целая коллекция многочисленных обещаний по важнейшим вопросам от различных американских президентов. Они обещали прекратить иранский ядерный проект, обещали поддержать предложения Израиля по сохранению блоков поселений в Иудее и Самарии, обещали противостоять признанию палестинского государства в Совете Безопасности… Пока все обещания — слова, слова, слова.

А что с делами? Американцы выкручивают руки Израилю, добиваясь создания палестинского государства в Иудее и Самарии, хотя никто и нигде, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе, не может гарантировать, что это «государство» немедленно не превратится в новый плацдарм ISIS, ну, или в лучшем случае — ХАМАСа.

Проблема состоит в том, что те, кто принимают решения, осознают опасность Ирана теоретически, в принципе — они не живут на Ближнем Востоке. Действия ХАМАСа и Хизбаллы одинаково плохи, откуда ни посмотри, но при взгляде из Израиля воспринимаются конкретнее и намного острее, чем в других странах. Из Европы или США они выглядят иначе.

В Израиле недопустимы разговоры о действиях, нужны действия, как таковые.

Теперь совершенно ясно — у Ирана будет ядерное оружие, оно появится без вариантов — блаженны миротворцы, «спасибо» им! Пора снимать с повестки дня вопрос «как воспрепятствовать появлению иранской бомбы», пора заменить этот вопрос на другой: какие системы оружия, и шире — какие военно-технические и политические решения необходимы Израилю для нейтрализации угрозы, исходящей от Ирана и его сателлитов.

Читайте дальше: Жизнь после Лозанны
а также: Российский гостинец, или Будет трудно, но мы справимся

___

[i] Венди Шерман (Wendy Sherman) — заместитель Госсекретаря США по политическим вопросам, глава американской делегации на переговорах в Лозанне. В администрации Клинтона была специальным советником президента и госсекретаря и координатором политики в отношении Северной Кореи. Сыграла ключевую роль в переговорах по северокорейскому ядерному оружию и ракетным программам.

[ii] Когда статья уже версталась, появилось подтверждение слов автора (прим. ред.).

Print Friendly, PDF & Email

36 комментариев к «Владимир Янкелевич: Лозаннское соглашение. Ложь и фанфары»

  1. По теме статьи новая информация поступает непрерывно.
    Обратите внимание на это: «Бывший заместитель главы МАГАТЭ: Иран сможет создать бомбу быстрее, чем за год»
    http://www.isra.com/news/183572

  2. http://www.politico.com/story/2015/04/chuck-schumer-bucks-white-house-on-iran-116713.html?ml=po
    Как будто специально, чтобы опровергнуть мое последнее сообщение, появилась статья о том, что ситуация и настроение в Конгрессе изменилось с некоторым изменением закона, предлагаемого республиканцами. Читайте, кому интересно — все очень подробно и ясно расписано. Конечно не 6 часов вечера по вашингтонскому времени. В половине седьмого возможны новые новости. Брифинг (секретный) конгрессменов и сенаторов о деталях соглашения планируется на завтра

  3. http://news.yahoo.com/iran-deal-changing-way-mideast-sees-us-222615796.html
    Сегодня появилась эта любопытная статья, в которой высказываются соображения похожие на мои. Дело не в том, хорош или не хорош ОКАЖЕТСЯ договор в будущем. Может быть, он будет изумительно полезным и будет скрупулезно выполняться. Дело не в этом. Дело в том, что интересы США — вполне законные и, может быть, не такие уж и бессмысленные для самих США — во-первых, довольно резко и быстро изменились, если смотреть со стороны других стран региона, во-вторых, показали — опять таки со стороны других стран региона — принципиальное нежелание испачкать руки и сделать что-то реальное в поддержку бывших союзников, если сильно припрет этих самых бывших союзников. Это то, что я назвал идеологическим взглядом Обамы. Сложнейший регион, где проблем всегда было выше головы, был под зонтиком США очень-очень долго. Все более-менее знали кто за кого и к кому побежит за помощью. Зонтик довольно неожиданно убирают во время сильного дождя, надо выживать самим. Естественно, все недовольны и все в смятении. Вот это смятение и последующие за ним разборки и новые альянсы сами по себе более опасны, чем любая угроза Ирана. Отсюда и резкие движения в виде попыток наладить «новые» отношения с Россией. Что никогда не заканчивалось хорошо для Израиля. И эти дерганья в регионе обязательно будут многократно усложнены и станут более опасными после того, как еще 3 страны обзаведуться атомным оружием. Что теперь обязательно произойдет. Вот к чему приведет упор на идеологию в Белом доме.
    Отвечаю О.В.
    Всё возможное сопротивление Конгресса становится не актуальным. По последним слухам республиканцы не набирают 13-15 согласных голосовать с ними демократов и по этой причине не будут вносить законопроект о дополнительных санкциях до 30 июня. То есть, у них нет голосов опрокинут вето Обамы. Но это все, конечно, ситуация на сегодня, когда детали договора в Конгрессе еще не известны и реакция Тегерана еще не определилась. Кстати, думаю, что детали договора, или предварительной «рамки», сегодня трактуются по-разному не только Вашингтоном и Тегераном, но и в разных фракциях Вашингтона. Думаю, что и в Вашингтоне и в Тегеране многие вынуждены выдавать желаемое за действительное. Потом какая-нибудь заинтересованная личность уткнется, например, в вопросы перевода, потребует уточнения — и все может развалиться.

    1. Игорь Ю.
      8 Апрель 2015 at 4:30 | Permalink

      Отвечаю О.В.
      Всё возможное сопротивление Конгресса становится не актуальным. По последним слухам республиканцы не набирают 13-15 согласных голосовать с ними демократов и по этой причине не будут вносить законопроект о дополнительных санкциях до 30 июня. То есть, у них нет голосов опрокинут вето Обамы. Но это все, конечно, ситуация на сегодня, когда детали договора в Конгрессе еще не известны и реакция Тегерана еще не определилась. Кстати, думаю, что детали договора, или предварительной «рамки», сегодня трактуются по-разному не только Вашингтоном и Тегераном, но и в разных фракциях Вашингтона. Думаю, что и в Вашингтоне и в Тегеране многие вынуждены выдавать желаемое за действительное. Потом какая-нибудь заинтересованная личность уткнется, например, в вопросы перевода, потребует уточнения — и все может развалиться.

      Спасибо, Игорь, по-русски я нашел вот такую интерпретацию, которая больше согласуется с приведенной Вами второй статьей:

      «14 апреля Роберт Коркер внесет на голосование Международного комитета Сената резолюцию, которая запрещает президенту прекращать или приостанавливать действие антииранских санкций до истечения 60 дней после заключения сделки. За это время Конгресс изучит документ и затем определит путем голосования, утверждать его или нет. «Нам нужно соглашение, которое выдержит испытание временем и не позволит Ирану создать ядерную бомбу. Этого невозможно добиться, если Конгресс останется на обочине переговорного процесса», – подчеркнул Роберт Коркер.
      Барак Обама угрожает наложить вето на резолюцию, о которой говорит председатель Международного комитета. Есть ли в Сенате необходимые по закону две трети, то есть 67 голосов, чтобы преодолеть это вето? Коркер говорит, что на сегодня у него есть 65 голосов. Если президент добьется своего и отменить его вето не удастся, у противников сделки с Ираном останутся все возможности сорвать ее, отказавшись проголосовать за отмену санкций, что требует лишь простого большинства в 51 голос».

      От 65 до 67 голосов — дистанция не такого уж огромного размера. Но даже если Сенат простым республиканским большинством отклонит снятие уже имеющихся санкций, то я не очень себе представляю, как сможет тогда выполняться все новое соглашение с Ираном.

      Дело в том, что интересы США — вполне законные и, может быть, не такие уж и бессмысленные для самих США — во-первых, довольно резко и быстро изменились, если смотреть со стороны других стран региона, во-вторых, показали — опять таки со стороны других стран региона — принципиальное нежелание испачкать руки и сделать что-то реальное в поддержку бывших союзников, если сильно припрет этих самых бывших союзников. Это то, что я назвал идеологическим взглядом Обамы.

      Принципиальное нежелание испачкать руки и сделать что-то реальное в поддержку бывших союзников сильно усугубляется другим, куда более худшим: принципиальным желанием испачкать руки, морду лица и репутацию, чтобы сделать что-то весьма реальное в поддержку нового союзника — террористического Ирана — и старого — террористического Катара (спонсора Хамаса и ИГИЛа). В том, что подаренные Обамой Ирану сотни миллиардов долларов уйдут на поддержку террора во всем мире, никаких сомнений нет, и США т.о. становятся ко-спонсором террора, вместе с Европой, вестимо. Мало им второй мировой, мало Путина, нужна третья, четвертая и пятая. Остается все же надеяться, что Конгресс еще не сошел с ума вместе с Белым домом…

  4. Дорогой Моисей, происшедшее с Сэмом сегодня, — политическая цензура, которой и близко не подвергаются правые на портале. Будет очень жаль, если его голос, звучащий из Израиля, будет заглушен. Будет трудно продолжать сотрудничество, в случае резкого сдвига идеологии портала от нейтральности вправо.

  5. Моисей Борода — Сэму:

    Господин Ник по имени «Сэм». Понимаю, что Вам хотелось бы как-нибудь «достать» автора статьи — как всегда блестяще написаной. Понимаю. Даже глубоко сочувствую — читая такое и будучи не в состоянии написать ничего — то есть вообще ничего, не считать же написанное Вами за что-то — трудно не испытывать тяжёлого, нехорошего чувства к тому, кто может. Всё верно. Но не стоит выставлять это чувство всем на обозрение: статьи Янкелевича читаю многие, очень многие, не только комментаторы. Подумайте над этим.

  6. Мне не понятна одна вещь: есть ли у этого соглашения какая-нибудь цель для американской лево-либеральной элиты ?
    Только пиар их уже не очень релевантного и не популярного президента — ценой серьёзных проблем (для своей идиологии) через несколько лет ?
    Или они действительно думают, что это соглашение будет лучше для США (или их идиологии) чем простое продолжение санкций ?
    Если они думают о будущем только до следующих выборов — то это одно, но если у них есть какая-то стратегическая цель, то это совсем другое, и эту цель было бы полезно понять.

    1. Мне кажется, что цель американской левой — сделать все как в Европе: не надо армии, не надо мирового влияния, а деньги все потратим на пособия бездельникам. Это же, примерно, Обама и обещал. Так что и снятие с себя ответственности за иранскую бомбу вполне вписывается в эту стратегию.

      1. В таком случае, им выгодно сокращать армию, но стремиться к мировой стабильности пассивными методами, например жёсткие санкции для Ирана и России.

  7. Президент США Барак Обама заявил в интервью радиостанции NPR, что во время действия соглашения со странами «Большой шестерки» Иран будет находиться на расстоянии года между принятием решения о возобновлении работ и получением ядерной бомбы.
    По словам Обамы, наибольшие опасения вызывает итоговый период соглашения, через 13-15 лет после его подписания, когда Иран сможет устанавливать современные центрифуги.
    Тогда срок создания бомбы сократится до минимума, и, по словам Обамы, с немалой долей вероятности следующим президентам США придется принимать жесткие решения в случае попытки Ирана получить бомбу.

    Источник: Newsru.co.il

  8. Действительно, ощущение, что все мы сделали ещё один шажок к бездне. Главная опасность, по моему, не столько в Иране, скольво в том, что иранская бомба вызовет цепную реакцию у соседних стран. И тогда… Об этом не хочется думать

  9. Проблема состоит в том, что те, кто принимают решения, осознают опасность Ирана теоретически, в принципе — они не живут на Ближнем Востоке. Действия ХАМАСа и Хизбаллы одинаково плохи, откуда ни посмотри, но при взгляде из Израиля воспринимаются конкретнее и намного острее, чем в других странах. Из Европы или США они выглядят иначе

    ######################################################################

    Мое двухнедельное пребывание в Земле обетованной и разговоры с ее жителями убедили меня в их крайней беспечности.
    Иранская проблема интересует их в самую последнюю очередь, раз в десять меньше, чем проблема «Как приготовить на песах баранину по-еврейски». Нас в диаспоре эта проблема беспокоит несравненно больше. Трудно понять, с чем это связано, может быть, море, солнце и идиллические пейзажи настраивают на такой благодушный лад?

    1. Олег, все гораздо проще. Нельзя в Израиле погружаться в проблему так же, как и в диаспоре. Как в подводной лодке — каждый занят своим делом: штурман картой, гидроакустик — прослушиванием горизонта, врач — спит, старпом — заполняет ЖБП, кок — готовит баранину по-еврейски, а командир группы движения с минером сочинают юмористическую историю плавания в стихах…
      Но никто из них не думает о том, что глубина места 3 км, что в аварийной ситуации выход (теоретически, с помощью береговых служб) возможен с 200 метров, но такого в истории еще не было. Или о том, как будут трещать переборки в случае … и так далее. Просто потому, что постоянно об этом думать — тогда невозможно жить.
      А то, что тему не забывают — говорит развитие ВПК Израиля и ЦАХАЛа.

      1. Да, Владимир, видимо, так оно и есть, сравнение с Вашей практикой на подлодке очень наглядное. Беда в том, что опасности не чувствуют и не понимают не только рядовые израильтяне и даже не только политики, но и руководители служб безопасности и силовых структур. Стоит почитать высказывания последних дней Халеви, Дагана, Ядлина.. Складывается впечатление, что израильские главы служб безопасности сами представляют одну из главных опасностей для Израиля.

        1. Олег,
          Это не «руководители служб безопасности и силовых структур», а пенсионеры. Их высказывания диктуются их сегодняшними интересами, которые можно предполагать (+/-). Предположения можно назвать, но зачем? Слушать нужно реальных руководителей

          1. Владимир Янкелевич
            7 Апрель 2015 at 16:55 | Permalink

            Олег,
            Это не «руководители служб безопасности и силовых структур», а пенсионеры. Их высказывания диктуются их сегодняшними интересами, которые можно предполагать (+/-). Предположения можно назвать, но зачем?

            ################################

            Да, конечно, я понимаю, что это отставники, Владимир.
            «Зачем?» — Может, для того, чтобы развеялись опасения, что и нынешнее руководство спецслужб через 5-10 лет будет выступать с подобными заявлениями?

          2. Эта команда — не просто отставники-пенсионеры с теми или иными политическими взглядами. Дело обстоит гораздо хуже. Я где-то читал, что если мы посмотрим, что несут в Кнессете вчерашние генералы, пришедшие в политику, какого уровня мышление у них, то возникают два вопроса: во-первых, какого уровня управление армией под началом этих генералов было вчера? И,во-вторых, а кто сказал, что сегодня лучше — ведь система продвижения «своих», «идеологически — правильных» и безграмотных в смысле военной специальности практически не поменялась.

  10. Обама пытается компенсировать имиджевые потери в регионе участием США в «другой наземной войне на Ближнем Востоке» — бомбардировками ISIS, оставляя за скобками то, что вооруженные силы США в этой войне превратились в ВВС Ирана, единственного бенефициара победы в Сирии и Ираке, когда она произойдет.

    ########################################

    То, о чем я писал уже давно: американцы не просто предали всех своих союзников в регионе и подарили Ирану ядерную бомбу, не просто превратили регион в чудовищно опасное для всего мира сборище психов с ядерными дубинками, но еще и напрямую воюют за Иран с ИГИЛом. Уму непостижимо, что может натворить один маленький безмозглый гитлер в стране с вековыми демократическими традициями, но это факт.

  11. Некоторые мысли дилетанта:
    1.Пока согласованы пункты лишь рамочного соглашения-итог 12-летних тяжелых перговоров.
    Очевидно,персы пошли на большие уступки,чего раньше не было.
    2.Не факт,что до 30 июня удастся согласовать все подробные пункты соглашения ,жесткие методы контроля:»пока не согласовано все-не согласовано ничего»
    3.Много внешних факторов давят на Иран-выполнить в полном обьеме соглашение: -наступление Исламского Государства,громадные потери от эмбарго и санкции(74 млрд дол) и т.д.
    4.Конечно,обнулить всю ядерную программу Ирана (по Нетаниягу)-взорвать,сравнять с землей всю инфраструктуру ядерных исследований (двойного назначения) — нереально.Ядерная программа Ирана -национальный консенсус Ирана-началась еще при шахе.Силовое решение (тотальная бомбардировка) может лишь замедлить ( на 5 лет ) программу,но сплотит персов завершить свои ядерные амбиции (независимо от режима)
    5.Безусловно,планируемое соглашение позволит Ирану (на маленьком огне) продолжать свои ядерные исследования,но (если верить соглашению) в течение 10-15 лет при реальном контроле Иран не сможет создать свое ЯО.
    6.В случае подписания соглашения 30 июня санкции будут отменяться постепенно,по мере выполнения пунктов соглашения,в течение 1-2 лет (уничтожение 2/3 центрифуг,реактор в Араке для производства оружейного плутония,транспортировка высокообогащенного урана в другую страну и т.д).Причем часть санкции,введенных США,могут вообще остаться (Президент не вправе их отменить)
    7.И другой момент.Лишь на прошлой неделе сообщили, что Германия поставила нашему флоту еще одну новейшую подлодку,
    способную нести ядерное оружие.Круглосуточное дежурство нескольких наших подлодок, в случае нападения , даст достойный ответ и превратит Иран в ядерную пыль.Страх гарантированного уничтожения подействует и на иранских аятолл.
    8.Альтернатива соглашению-региональная война с непредсказуемыми последствиями

    1. Аркадий_Н
      7 Апрель 2015 at 10:22 | Permalink

      Некоторые мысли дилетанта:»Силовое решение (тотальная бомбардировка) может лишь замедлить ( на 5 лет ) программу,но сплотит персов завершить свои ядерные амбиции (независимо от режима)»

      ########################################################

      Это только одна из множества непрерывно повторяемых прессой благоглупостей. Если одна бомбардировка способна замедлить создание бомбы на 5 лет, то вторая замедлит ее еще на 5 лет, а третьей просто не понадобится, поскольку вся эта программа обошлась Ирану по некоторым оценкам в 200 миллиардов баксов, включая ущерб от санкций, плюс огромные репутационные риски, если Иран в ответ не сможет причинить Израилю существенный ущерб, а он таки не сможет, Хамас и Хизболла ослаблены, им обоим воевать сейчас совершенно не с руки, а иранские ракеты будут, по-видимому, перехвачены израильским многоступенчатым ракетным щитом (Хец, Арроу, Праша Давида).

      Фраза насчет «еще большего сплочения персов» тоже взята из зомбоящика и очень напоминает фразу о том, как советский народ еще теснее сплачивался вокруг Коммунистической партии после ухода очередного дражайшего вождя 🙂
      Когда Израиль разбомбил ядерный реактор в Осираке, то сколько бы ни сплачивался иракский народ вокруг Саддама, ему это нисколько не помогло.

  12. С интересом читаю материалы В. Янкелевича и делаю это часто тогда, когда израильская версия статей публикуется в авторском блоге на «Полосе». Особый интерес представляют отзывы израильтян, опубликованные там в сравнении с отзывами читателей в диаспоре, которые представлены здесь.
    С удовлетворением отмечаю искреннюю заинтересованность корреспондентов в судьбах Израиля и понимание того факта, что безопасность их стран в значительной степени зависит от ближневосточного театра действий.
    Примеры последнего обозримого времени (в т.ч. и Израиля) убеждают страны в том, что наличие ядерного оружия и средств его доставки является возможным гарантом безопасности и неприкосновенности их границ. Полагаю, что Прибалтийские государства сейчас многое бы дали за такие средства сдерживания.
    Стремление Ирана к ядерному оружию можно только задержать и ядерная гонка на Ближнем востоке – это уже факт. Вопрос только в том, кто и когда и с чьей помощью войдет в ядерный клуб.
    На этом фоне крайне важно развитие оборонной отрасли с выходом на принципиально новые технологии и средства, оснащение армии средствами доставки, вынесенными далеко за пределы границ Израиля с целью реализации гарантированного возмездия, активная и эффективная дипломатическая работа на всех направлениях, включая ближневосточные.
    К сожалению, работа Израильского МИДа во времена каденции нынешнего (и будущего!) Премьера не может оцениваться положительной оценкой и подписание рамочных соглашений в том виде, который нам известен, наряду с целым пакетом других причин самого разного характера – указывает на это.
    Я не могу сказать, что ряд последних заявлений нашего руководства отличается особой гибкостью, прагматизмом и реалистичным подходом.
    Хочу отметить, как материал для размышлений два заявления последних дней:
    — представители администрации США считают, что вопрос о включении в договор пункта о признании Ираном Израиля не стоит на повестке дня.
    — представители командования ЦАХАЛ уверены, что когда Израильское руководство заявляет о том, что все опции, включая одностороннюю военную, решения иранской ядерной проблемы открыты, то это именно то, что они подразумевают.
    Спасибо.
    М.Ф.

  13. Ничто не остановит иранскую ядерную программу, кроме интенсивного военного действия. Сделать его сможет только послеобамовская Америка. Поэтому соглашение, которое сможет задержать процесс до ухода Обамы, может быть полезным.
    Но, с другой сторны, ту же роль сыграют и ужестченные санкции — ведь протянуть надо менее двух лет. Я думаю, что Иран будет основной темой президентских дебатов.

    1. Во-первых, многовато шансов, что после Обамы будет Клинтон. Она хоть и не мусульманка (пока), но уж не менее левая (читай — антисемитская и пользующаяся совершенно бредовой картиной мира и процессов в нем).
      Во-вторых, обычная военная операция типа рагрома реактора «Асирак» в 1981 году, даже если эффективный удар будет нанесен по ВСЕМ известным объектам, только оттянет время: знания и желание творить таким путем не отобьешь.

    2. Элиэзер М. Рабинович
      7 Апрель 2015 at 5:55 | Permalink
      ————————————————————
      Ничто не остановит иранскую ядерную программу, кроме интенсивного военного действия.
      ==================================
      Пороховой погреб могут взорвать и без США и Израиля. Недавно иранские прокси на границе убили несколько саудовских силовиков, в т.ч. одного генерала. Не менее недавно шиитские боевики вступили в перестрелку с силовиками, но уже не на границе. Откройте (сразу после моей статьи) активную ссылку: «Когда статья уже версталась, появилось подтверждение слов автора (прим. ред.)».
      Все это может полыхнуть враз, и тогда — сценарий непредсказуем по определению.

  14. Приношу глубокие извинения Владимиру Янкелевичу, что в своём отзыве исказил его фамилию!!!

    Выпускающий редактор: не беда, уже всё исправили.

  15. Господин Янкелевич нарисовал мрачную картину будущего у стран Ближнего Востока. С автором статьи трудно не согласиться. Однако многие сенаторы и конгрессмены США не так наивны, как наш Президент. Обеспокоены лозаннским рамочным соглашением и арабские суннитские страны. Поэтому ставить точку на иранском ядерном досье рано. Я полагаю, что оно будет дополненно требованием безоговорочного досмотра любого подозрительного объекта. Отказ от осмотра должен рассматриваться, как акт агрессии Ирана, а объект должен быть немедленно уничтожен.

  16. Беда, когда лидер любого государства одержим идеей. Если такая одержимость овладевает лидером государства с размерами и влиянием США, то беда может и почти всегда затрагивает других. К сожалению, политическая система США не смогла ограничить или как-то сбалансировать идеологов в Белом доме. Имеем де-факто совершенно новую ситуацию, в которой у стран БВ возникнут совершенно другие обязательства перед своими народами и, возможно, другие альянсы. Что сейчас главное для Израиля? На мой взгляд у страны открываются широчайшие новые дипломатические возможности, в том числе, не ограниченные окриком из Вашингтона. Но более важным является, ИМХО, разработка эффективной противоракетной обороны и любым способом недопущение усиления влияния России в Иране. Ибо только Россия в состоянии поставить Ирану (или помочь в разработке) военных средств, противостоящих военным средствам Израиля. Нейтрализация России в Иране становится важнейшей задачей. Очень и очень трудной.

    1. Игорь Юдович
      7 Апрель 2015 at 4:40 | Permalink

      Беда, когда лидер любого государства одержим идеей. Если такая одержимость овладевает лидером государства с размерами и влиянием США, то беда может и почти всегда затрагивает других. К сожалению, политическая система США не смогла ограничить или как-то сбалансировать идеологов в Белом доме.

      ########################################

      Игорь, не могли бы Вы осветить, как Конгресс относится к этому соглашению, делает ли он что-то для его предотвращения или нейтрализации? В свое время Вы писали, что Обама обрабатывает каждого конгрессмена-демократа и что все упирается в несколько ключевых голосов. Что-то изменилось в этом направлении?

    2. «Нейтрализация России в Иране становится важнейшей задачей. Очень и очень трудной».
      ———————————————————————————
      Нет, совсем не трудной. Надо только отойти от политики санкций и начать дружить с Россией. Поймите, господа, Россия, загнанная в угол, более опасна. Оставьте в покое Украину, как мы оставили в свое время Кубу!

      1. Левертову

        Ефим Левертов
        Надо только отойти от политики санкций и начать дружить с Россией. Поймите, господа, Россия, загнанная в угол, более опасна. Оставьте в покое Украину, как мы оставили в свое время Кубу!

        Славная перс-пектива. Значит, что у всего цивилизованного мира выбор такой — или даете мне деборширить столько, сколько я хочу и где я хочу, или я помогу очередному персу или не персу сделать бомбу или просто дам ему бомбу.
        Не загоняйте меня в угол.

  17. Как я понимаю, то ни один окончательный практический документ ещё не подписан никем, а есть только что-то похожее на протокол о намерениях? Все пункты известного соглашения ещё и ещё подлежат уточнению, а разночтения столь велики (стоит вернуться к статье В.Я.) , что о ближайшем результате говорить не приходится.
    Васька слушает да ест.
    Поэтому предполагаю, что Израиль вскоре потеряет терпение.

  18. Да, плохо всё это. Даже хуже, чем плохо. И напоминает, с некоторыми вариациями 1938-й год. Пока что обладание ядерным оружием Индией и Пакистаном -не слишком любезными соседями друг к другу — никак не стало опасностью для всего мира. Но бомба Ирана — первостепенная опасность для всего мира! Опять же все забывают главное: Иран — шиитская страна, а мировоззрение шиитов кардинально отличается не только от остального мира, но и от других частей исламского мира. Им бросить бомбу на Израиль — ничего не стоит и они это сделают в любой момент, как только станут ею обладать. Наивно уповать на то, что им самим НЕ ХОЧЕТСЯ ПОГИБАТЬ. ХОЧЕТСЯ! Шиит готов к смерти сейчас! КТО ЭТОГО НЕ ХОЧЕТ ЗНАТЬ — ВСЕГДА ПОПАДЁТ В ЛОВУШКУ. Обама, КОНЕЧНО ВСЁ ЭТО ЗНАЕТ. Хочет ли он в действительности видеть Иран с бомбой и в пуле ядерных стран? Похоже, что да. Но как бы то ни было, само обладание ядерным оружием даже Турцией ,Саудовской Аравией, Египтом или другими странами Ближнего Востока ещё не означает ядерной войны в регионе. Как и во времена холодной войны это может быть лишь «равновесием страха».Обладание Ираном ядерной бомбой означает возможную и скорую катастрофу — не только для региона, но и для всего остального мира. Так что соглашение с ним , совершенно справедливо расценено Нетанияху, как прямая дорогая к производству бомбы. Иран много лет обманывал мир. Будет делать это и дальше. В этом смысле все приведённые факты в статье Янкелевича лишь утверждают это положение.

  19. Статья как всегда у В. Янкелевича предельно точно характеризует создающуюся ситуацию. Обобщая можно сказать, что US при помощи Ирана намерены расширить очаги междусобойных войн и на Ближнем Востоке. И, к сожалению, в качестве топлива в этом костре они теперь предлагают использовать уже и Израиль…

  20. Как всегда, с большой для себя пользой прочёл статью Владимира Янкелевича. Многое для меня прояснилось, и многое у меня вызывает серьёзное беспокойство…

  21. Мне кажется, что у «сделки» будет только один результат — через несколько лет впридачу к ядерному Ирану на карте появятся ядерные Турция, Египет и Саудовская Аравия. И если Турция или даже Египет относительно стабильны, то Саудовская Аравия может последовать по пути Ирака, Ливана и Сирии, и перестать быть управляемым государственным механизмом. И случиться это может хоть завтра. Плохо все это …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *