Исраэль Дацковский: Два Египта

 452 total views (from 2022/01/01),  1 views today

И одну из главнейших целей и задач еврейского государства мы видим в том, что еврейское государство обязано навязать (именно навязать, без всякого либерализма, через обязательные школьные программы для всех еврейских детей) комплексное изучение Его Торы…

Два Египта

Исраэль Дацковский

Евреи празднуют Пейсах. Праздник рождения народа Б-га, праздник Свободы, точнее – праздник замены одного господина – земного, египетского, на другого, но не менее строгого и требовательного – Небесного. По сути, евреи празднуют повышение уровня подчиненности. Если бы евреи праздновали только годовщину важнейшего события в их истории, то они в этом году написали бы на плакатах: «Да здравствует 3327-ая годовщина Освобождения». Но таких плакатов не видно. Ведь евреи — не гои, они не отмечают просто годовщины своих исторических событий. Они празднуют совсем другое. Ивритское слово «моЭд» среди иных значений кроме «срок», «дата» означает еще «встречу во времени». Наши мудрецы разъясняют нам, что мы, живущие сегодня, но в составе всего народа тогда, тысячи лет назад вышедшие из того, древнего Египта, в человеческих телах или только в «агрегатном состоянии» наших бессмертных душ, отмечаем собственное, именно наше, личное, то, давнее освобождение, «встречаемся во времени» с этим немеркнущим событием нашей народной и нашей личной истории, вновь переживаем его, вновь его анализируем, ищем его проекции на наше сегодня.  Еврейские мудрецы объясняют, что «каждый человек в каждом поколении должен видеть себя как будто лично он вышел из Египта» (Мишна «Псахим» 10:5 и Пасхальная Агада).

Это, в принципе, нетрудно исполнить. Мы, сегодня свободные, достаточно легко можем представить себе в своих неудержимых мыслях-скакунах как сначала «… я – иудей, вот я бреду по древнему Египту…» (Е.Евтушенко, «Бабий яр»). Затем в качестве зрителя в безопасности и неге наблюдаю расправу Десятью Казнями Египетскими над «плохим» Египтом, поработившим меня, такого хорошего, законопослушного и свободолюбивого. После этой не моей расправы над моими поработителями я с песнями выхожу на свободу и теперь творю, что хочу, не ведая, что творю. Даже просто прочитать Агаду – и то дольше и трудней, чем представить себе победоносный выход гордого и несломленного народа из египетского рабства на свободу. Но ведь основой и причиной того рабства было почти полное забвение о том, что мы – евреи, потомки Яакова – Исраэля, и на нас еще за сотни лет до нашей встречи с Б-гом у горы Синай была возложена Миссия. Мы в сверхтяжелых условиях того рабства (а еврейские мудрецы говорят – еще задолго до него, будучи еще свободными и высокообразованными «египтянами») оставили Службу, позабыли Миссию и постарались стать как все народы, не отличиться от фона, растворится в окружении гоев, принять их культуру, веру, образ жизни. Но нам исполнения этого естественного желания слиться с окружением, быть как все – не дано. Нас неизбежно и неотвратимо найдут. А найдя – накажут. И накажут очень жестоко. Накажут именно за попытку мимикрии, за попытку искреннего слияния с окружением, за попытку быть «прогрессивными», а то и самыми «прогрессивными», примкнуть к лучшим (или к не самым лучшим) образцам «общечеловеческой» культуры, за попытку исчезнуть, раствориться, ПЕРЕСТАТЬ БЫТЬ именно в качестве выделенного из всех народа Б-га. Нас наши враги нашли в Египте. Нас нашел Амалек. Нас нашли крестоносцы, Нас нашли в Испании в XV веке и на Украине Богдана Хмельницкого в XVII веке. Хорошо спрятавшихся и почти растворившихся в великом немецком народе нас эффективно и страшно нашли в фашистской Германии. Да кто и когда нас только не находил и не наказывал за попытку нашего бегства со Службы! Сегодня нас ищут мусульмане при активной помощи съеденного ими (но еще не понявшего, что он уже отправился перевариваться) христианского мира. Нам не спрятаться. Нам нужно всего-то только быть самими собой и нести Его Службу, исполнять возложенную Им на нас Миссию. Нам именно в Пейсах нужно очень постараться это понять, вспомнить, принять. Но в нашей безмерной спеси и в связи с полным непониманием происходящего, но при нашем полном ощущении, что уж мы-то все правильно понимаем,  мы считаем, что все опасности уже позади, мир окончательно и невозвратимо изменился, нам теперь ничего не угрожает. Нам кажется, что теперь мы можем постараться не знать и не слышать о Службе и о Миссии, можем не вспоминать о многотребовательноми пунктуальном Хозяине, на службу Которому Его же усилиями мы вышли из Египта. Мы думаем, что теперь мы можем безопасно растворяться в окружении культурных и прогрессивных народов, одеваться как они, учиться как они, мыслить как они, быть как они, исповедовать их веру в либерализм, в общечеловеческие ценности, в демократию и в другие виды современного по форме, но столь древнего по содержанию идолопоклонства.  Ассимиляция правит бал. Она уже унесла больше евреев, чем все многочисленные еврейские катастрофы, вместе взятые. Мы вроде можем даже не замечать, что эти культурно-идолопоклоннические народы сами почти растворились в море мусульманского варварства. Эх, опоздали мы раствориться в этих прогрессивных, эх, раньше нужно было растворяться. Да и, правду сказать, мы почти уже растворились, но фашисты проклятые помешали!А что дальше? О нашем будущем, не столь уж и отдаленном от сегодняшнего дня (о времени непосредственно перед приходом Машиаха) нам говорят древние еврейские пророки.  Пророк Ирмиягу (глава 23, стихи 7-8) говорит, что будущее Освобождение в глазах живущих тогда будет столь величественным, что затмит даже Исход из Египта: «Поэтому вот, наступают дни, — сказал Г-сподь, — когда не будут больше говорить: «[как] жив Г-сподь который вывел сынов Израиля из земли египетской», а [скажут]: «[как]  жив Г-сподь который вывел и который привел потомство дома Израиля из страны северной и из всех стран» куда Я изгнал их». А пророк Миха (глава 7, стихи 12-15, порядок стихов нами изменен) открыто угрожает народам, которые будут наказаны за будущее порабощение евреев: «Как во дни Исхода твоего из земли египетской, явлю ему [еврейскому народу] чудеса. В тот день приходить к тебе будут из Ашура … и от моря до моря, и от горы до горы [практически со всего мира]. А земля та пустыней станет из-за жителей ее, за плоды деяний их.» То есть, пророками передрекается эффективная расправа Тв-рца с народами мира. А она будет не логична и несправедлива без порабощения и угнетения ими еврейского народа. И чтобы освободить наш народ и справедливо наказать другие народы, придется сначала погрузить евреев в рабство – естественно, по справедливости, за их серьезные прегрешения по их безоглядному бегству от Служения, от порученной им и принятой ими на себя Миссии.И кто же в этом будет виноват? Разбирать вину забывших или непознавших Тв-рца светских евреев нам не интересно – уж слишком все очевидно, слишком все понятно, слишком много на эту тему сказано во многих источниках и даже в первой части этого текста. «Имеющий уши слышать, да услышит» (и пусть простится нам, что в отличие от тщательно соблюдаемой нами этики цитирования, в этом случае мы воздержимся от указания источника цитаты).Нам гораздо интересней обратить внимание вдумчивого читателя на положение другой, так сказать, соблюдающей стороны. Во время первого, древнего Египта при всей печальности положения основной массы евреев именно по отношению к Службе Тв-рцу, внутри еврейского народа был якорь, не дающий кораблю народа уйти в безбрежное море идолопоклонства «без руля и без ветрил» – у евреев было колено Леви, которое учило и служило, и которое из-за этой священной Работы даже не было порабощено. Намек на это мы встречаем в недельной главе Ки Тисса книги Шмот (стих 32:26) при возврате Моше с Горы и обнаружении им золотого тельца: «И стал Моше в воротах стана, и сказал: «Кто за Г-спода – ко мне»; И собрались к нему все сыны Леви.»Сегодня наше положение много печальнее. Обопремся в качестве ведущей мысли на положение, высказанное равом Элиэзером Берковичем в четвертой главе его книги «Не на небесах» (1983), изданной в 2012 году на русском языке в иерусалимском изд-ве «Маханаим» в переводе Мириам Китросской (мы сохраняем стилистику перевода). Итак, длинная цитата:

«Та характерная для изгнания форма, в которой дошла до нас Устная Тора и вместе с ней галаха, может стать индикатором серьезности проблемы, стоящей перед еврейством, видящем свое будущее в галахическом иудаизме. Двойное изгнание галахи – из реальности и затем в литературу и кодексы – заковало ее в кандалы, и она уже не в состоянии отвечать на запросы нашего времени. Нигде это не чувствуется так сильно, как в современном государстве Израиль. …

Галаха теперь снова может действовать в разносторонней еврейской реальности, имеет широкую область применения Торы к жизни: политической, социальной, экономической и этической. … Она должна заниматься вопросами социальной справедливости, экономической честности, вопросами трудовых отношений и профессиональной этики, социальными проблемами, моралью и этикой в общественной жизни, и даже такими вещами, как правила уличного движения  в городах и на дорогах. Как соблюдать шабат в высокоиндустриальном обществе, зависящем от постоянных промышленных процессов, которые нельзя отключать каждую пятницу с заходом солнца? … Неужели это то, что было задумано Торой для еврейского народа, живущего на своей земле – зависеть от еврейского «шабес-гоя«?

Увы, на все подобные вопросы галаха сегодня отвечает молчанием. Галаха пока что находится в изгнании в Земле Израиля так же, как раньше в странах еврейского рассеяния. Это все еще галаха штетла, а не еврейского государства. Причины этому можно найти в том, что случилось с галахой за время изгнания. Из-за отсутствия возможности применения в реальных жизненных ситуациях народного существования искусство и мудрость такого применения истощились. Из-за того, что галаха была изгнана в литературу и кодексы, появились новые, кажущиеся непреодолимыми, барьеры авторитетов. Древний принцип личной ответственности за галахические решения, который требовал от дайяна [судьи религиозного еврейского суда] действовать в соответствии с тем, что видят его глаза, приобрел совсем другой смысл: принимать решения в соответствии с тем, что он находит в каких нибудь авторитетных текстах. …

Рабби Авраам [сын РАМБАМа], в сущности, предостерегает нас от появления нового вида караимства – караимства записанной Устной Торы. Современное галахическое руководство во многом не смогло устоять перед этой опасностью. …

Караимская приверженность знатоков Торы к фразе кодифицированной галахи тоже ответственна за их отстранение от реальной еврейской жизни в Диаспоре и еще более – в государстве Израиль. Если раввин видит высшее проявление галахи в ее кодифицированной форме, его главным занятием будет изучение текста. Чрезмерное внимание к тексту может ослепить нас и не дать увидеть жизненную реальность, ожидающую животворного слова Торы. И таким образом нынешние караимы оказываются в порочном кругу. Из-за своего чрезмерного подчинения письменному слову они теряют связь с жизнью, в которой должна реализовываться Тора. Из-за оторванности от жизни они упускают в своем изучении текста самую суть Торы: ее заботу о жизни, о конкретных ситуациях, в которых оказывается в каждый конкретный момент времени еврей – как индивидуум, так и коллектив. …

В еврейском государстве галаха не вправе отказываться брать на себя ответственность за эффективное функционирование всего общественного организма. Для этого нужна новая философия образования, которая, в свою очередь, повлечет новые методы изучения Торы и Талмуда и новые методы обучения им.»

Конец цитаты из рава Элиэзера Берковича.

Добавим: положение в мире «изучающих Тору» сегодня (еще со времен гетто) намного хуже, чем отметил рав Э. Беркович. Когда он пишет о застывшей в текстах галахе, он пишет о верхнем, раввинском слое ее изучающих. Основная, огромная, подавляющая своим большинством масса сидящих в йешивах и колелях даже эту застывшую и не отвечающую требованиям сегодняшнего дня галаху почти совсем не учит. Они учат только Вавилонский Талмуд. Уже РАМБАМ в XII веке писал, что освоить Талмуд настолько, чтобы выводить из него практическую галаху, использовать его как реальное руководство жизни масса практически не может. Написав свой кодекс «Мишне Тора», он отделил изучение Талмуда как источника галахи и инструмента развития мозгов от изучения собственно галахи (опирающейся на Талмуд). Этим путем пошло все развитие галахи – она развивалась как отдельное явление, связанное с Талмудом, но отдельное. Чуть позже еврейские мудрецы установили прямой запрет на вывод практической галахи непосредственно из Талмуда. С тех пор (уже более 800 лет) исключительное изучение Талмуда и только Талмуда никуда не ведет даже в понимании раввинов.

Но только этой никуда не ведущей учебой и занимаются в йешивах. Галаху там практически не учат (ее учат только готовящиеся к получению звания раввина). Но в йешивах не учат не только серьезную галаху. Там не учат и Тору в узком понимании – Пятикнижение Моисеево. Там не учат книги Пророков («НевиИм») и Писания («КтувИм»). То есть, весь ТАНАХ остается за границами изучения. Об изучении устройства реального материального мира, созданного Тв-рцом и впитавшего Его мудрость, в йешивах даже не упоминают, а те, кто об этом задумываются, называются «сорфИм» (сожженные). То есть, сидящие в йешивах сознательно пренебрегают огромными, определяющими пластами мудрости Тв-рца и в своей спеси думают, что полноценно Его познают, а все, чем они пренебрегли — лишнее.

О содержании и смысле самого слова «учиться», о том, как его понимают в разных группах, мы скромно умолчим. Далеко не все из тех, кто заявляет, что они учатся, на самом деле делают это действие, понятое в достаточно общепризнанном смысле. Мы упрощенно понимаем слово «учиться» как освоение знаний и навыков какого-то объема в какой-то области знания с обязательной возможностью предъявить эти знания и навыки на внешней проверке (экзамене) и на практике.

А учение Тв-рца не может быть застывшим, оно не может не быть живым, развивающимся, отвечающим на насущные нужды каждого поколения в каждую эпоху. Тора – дева капризная, если ее пытаются запереть, ограничить, она уходит, оставляя тщащимся запереть ее свои пустые оболочки. И получается, что реальное знание Тв-рца сильно ослабло в мире вообще, но особенно оно ослабло в мире еврейских йешив. А иных носителей, способных воспринять полноту этого знания, в Его мире практически нет.

Вот здесь и оказывается, что нет у нас якоря в Торе, нет у нас аналога колена Леви, которое было в древнем Египте. И при понимании этого ужаса становится по-настоящему страшно.

Но что же делать (вечный вопрос Ленина и Чернышевского)? Некоторые начальные пути выхода из глубочайшего двустороннего (со стороны светских и со стороны сидящих в йешивах) кризиса мы попытались наметить в опубликованных текстах, например, здесь (сегодня сильно расширенном и конкретизированным). Основной видимый нами путь – совмещение глубокого изучения Торы с глубоким же изучением естественных наук. И одну из главнейших целей и задач еврейского государства мы видим в том, что еврейское государство обязано навязать (именно навязать, без всякого либерализма, через обязательные школьные программы для всех еврейских детей) комплексное изучение Его Торы и Его мира, используя все находящиеся в его распоряжении ресурсы – финансовые, юридические, пропагандистские и остальные. А полученное образование, широкое знание Тв-рца как через Его Слово, изложенное в Его учении, так и через познание Его законов, Им же заложенных в созданный Им мир уже естественно воплотится в реальные действия еврейского народа, в его тип жизни, совершенно особый еврейский тип жизни еврейского народа.

Введем еще один аспект анализа обучения. Мы знаем, что до XVII–XVIII века практически все серьезные ученые были энциклопедистами, то есть знали практически всю известную в мире науку. Затем, по мере накопления знаний о мире и невозможности для большинства хорошо образованных людей (умеющих учиться и знать) освоить и помнить весь объем знаний, началась специализация – сначала на физику, химию, биологию (медицина практически всегда была выделенной, особой областью знания, но врач знал всю медицину), затем все более и более узкая специализация. Но сколь бы узким ни был специалист, он на уровне школьной программы (берем за пример советскую школьную программу 60-70-ых годов) знал основные идеи устройства мира (ту же школьную математику, физику, химию, биологию), на уровне высшего образования неплохо знал общие положения избранной специальности (достаточно широкая и профессиональная физика, химия, биология, медицина. Например, хорошо известно какие разделы и на какую глубину инженер должен знать в математике, физике, химии кроме обширных знаний собственно выбранного направления инженерии с учетом разделения на специализации уже внутри учебы на инженера). А затем уже дипломированный специалист по мере своего  профессионального роста два, а то и три раза сужал область своего глубокого знания и профессиональных занятий. Пример приведем из медицины: общий врач – ортопед – специалист по коленному суставу. Таких примеров не счесть во всех специальностях.  И это – принятая в мире форма знаний. А в Торе – все учат все. Нет выделенных уровней знания для разного уровня образования, особенно уровней знания Торы для тех, кто становится специалистом в других специальностях, не специальностях исследования и развития Торы. И настоятельно нужно определить такие уровни с возможностью расширения и углубления этих знаний в течение всей жизни.

Отметим, что знания в Торе, наиболее необходимые для жизни – это знания галахи (той самой, которую почти не учат в йешивах). Необходимо знать, как правильно, в соответствии с желаниями и указаниями Тв-рца поступать в той или иной жизненной ситуации, нужно уметь в спорных вопросах пользоваться галахическими справочниками, а в более сложных вопросах обращаться к компетентному раввину, изложив ему суть вопроса на принятом в этой области языке и правильно, полно, в деталях понять его ответ, высказанный на том же языке. Но с галахи невозможно начать учение. Поэтому перед галахой и в продолжение всей жизни параллельно всей другой учебе и работе жизненно необходимо  получать, освежать и пополнять знания Пятикнижия, всего ТАНАХа, Мишны с комментариями и лишь на последнем месте – знания Талмуда, столь глубокие, насколько возможно их получить без большого ущерба для предыдущих еще более важных для правильной жизни еврея разделов знания.

Но пока не видно политической силы, да и просто критической массы изучающих
Тв-рца, которая задумается над путями выхода из этого кризиса скатывания в очередное египетское рабство и начнет их реализовывать. А без этого пути сползание в рабство и ожидание там нового Исхода становится практически неизбежным. Но тогда нужно вспомнить, что, по мнению наших мудрецов, из того Египта вышла всего пятая часть живших там евреев. Кто-то думает, что из второго Египта выйдет больше? А остальные? И не мы ли с вами и нашими детьми окажемся среди невышедших?

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Исраэль Дацковский: Два Египта»

  1. Очень интересная статья о критике «мира Торы» изнутри.
    Мне, как «светскому но постепенно возвращающемуся» основная идея статьи понятна и очень близка на интуитивном уровне.

    К вашей статье я бы добавил 2 вещи:
    1) В добавление к светским и еврейским знаниям человеку надо постараться понять «ЗАЧЕМ ОНИ ЕМУ НУЖНЫ»: тогда структура и приоритеты еврейских знаний будут другими, но со светскими-научными знаниями будет то же самое.
    2) Мне не понравилась универсальность и категоричность предлагаемых решений. Люди они ОЧЕНЬ разные.

  2. Да нет, все знать невозможно. За модель мы берем следуещее: первая половина дня — Тора (во всем комплексе торовых предметов, с четкими программами), затем горячий обед и вторая половина дня — комплекс научных (а не светских) дисциплин, включая иврит примерно в объеме все той же советской школы по русскому, но разделенный, как и все предметы — на \»акбацот\».
    Высшее образование — по модели Махон лев в Иерусалиме (высший колледж, в первую очередь, по электронике) — часть первой половины дня — колель для изучения Торы, остальное — специальность.

  3. Чего-то я не понимаю: реб Дацковский считает, что каждому еврею надо овладеть всем — Торой, всем Танахом, мишной, Талмудом и галахой на уровне раввинов и хотя бы основами математики, физики, химии и биологии. Однако это такой объем, который невозможно охватить обычному человеку. Где же выход?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *