Мирон Амусья: Восточный базар (Как интересы государства уступают локальным амбициям)

 280 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Вместо быстрого формирования правительства, пошёл базарный торг, в котором за ультимативными требованиями набравших мало голосов партий проглядывают угрозы «уйти в оппозицию», что откровенно попахивает шантажом.

Восточный базар

(Как интересы государства уступают локальным амбициям)

Мирон Я. Амусья

Помнит песня, как пришла разлука,
Разошлись апрельскою порой
Как торговцы — три весёлых друга,
Каждый — свой единственный герой!

На тему стиха Б. Ласкина

Победа на прошедших выборах партии «Ликуд» над анти-Сионистским лагерем герцога и герцогини вселили во многих избирателей надежду на быстрое формирование правого устойчивого правительства с программой действий, отражающей не узко секторальные, а национальные интересы страны в целом.

Было ясно, что резкая убыль голосов, поданных за «Еврейский дом» и «Наш дом — Израиль», вместе с умеренным успехом «новенького» — партии «Кулану», требует участия в коалиции всех правых и правоватых партий. Это придаёт каждой из них, при недобросовестном отношении к объединяющему фактору — интересам государства, блокирующее любые серьёзные шаги право вето.

Вместо быстрого формирования правительства, пошёл базарный торг, в котором за ультимативными требованиями набравших мало голосов партий проглядывают угрозы «уйти в оппозицию», что откровенно попахивает шантажом. Ведь не могут лидеры соответствующих партий не понимать, что альтернатива правительству Нетаньяху — это либо правительство герцогов, опирающееся на объединённый арабский список, либо новые досрочные выборы. Им бы подумать, сколь опасен первый вариант. Да и в ходе второго можно ведь не только поправить свои избирательные дела, но и потерять и то, что сейчас имеешь.

Казалось, те, кто будут «младшими» партнёрами по правой коалиции, должны понимать, что их сегодняшняя позиция должна определяться результатами выборов. Так распорядился Его Величество избиратель, которого можно критиковать сколько угодно, но с решением которого придётся считаться. Можно бесконечное число раз сетовать на дефекты политической системы Израиля или его самого, особенно когда избиратель к тебе и твоей партии поворачивается боком, а то и спиной. Но полезно проанализировать, проблема ли тут в «зерцале», или чём-то другом…

Легко признать, что еврейский народ не очень прост как объект управления. Но неизменное обилие мнений, уходящее в глубь веков, как и современная разноголосица в результатах выборов настолько лучше привычного с детства единства действия под лозунгом «в броневики — и на почтамт», что и говорить то в общем не о чём. Ясно, что лучше живой разнобой, чем труп под названием «единство».

Итоги выборов показали определённое преобладание правых, патриотических взглядов среди населения. Я имею в виду, что 67 членов нового Кнессета можно отнести несколько условно к правым, а остальные 53 — определённо к ним не относятся.

Здесь считаю уместным поговорить об арифметике в применении к результатам выборов, т. е. о правах на участие в кабинете министров, прямо следующем из результатов голосования 17 марта. С учётом принятого прошлым правительством закона, ограничивающего число министров восемнадцатью, партия, набравшая 6 мандатов («Наш дом Израиль» и «Еврейство Торы»), имеет право на 1.6 министерских портфеля, 7 мандатов партии ШАС соответствуют 1.88 портфелю[i], 8 «Еврейского Дома» — 2.14, 10 «Кулану» — 2.69, 30 «Ликуда» — 8.06. Ничего больше. И точка. Такова воля избирателя. Сверх этих чисел требования лишены каких-либо моральных, да и юридических оснований. Бессмысленно и неосновательно звучат утверждения недобравших партий, что они «отдали свои голоса» «Ликуду». Отдают голоса в Израиле избиратели. Они и сделали то, что сочли нужным.

Конечно, в правительстве есть более и менее влиятельные посты. Есть и должности, менее значительные, чем министерские — заместителей министров, председателей парламентских комиссий, что позволяет справиться с проблемой того, что не бывает дробной доли живого министра. Уместно ждать и небольшого округления в пользу «слабого слоя» — партии, немножко недотянувшей до целого министра.

Уже чисто арифметический подход показывает, что среди младших партнёров по будущей (надеюсь, она образуется) коалиции преобладают стремления взять своей партии больше, чем ей выделил избиратель.

Но помимо арифметики, есть ещё и государственная целесообразность — посты распределить так, чтобы они, насколько это возможно соответствовали способностям и квалификации будущих министров. Замечу, что при сегодняшнем распределении мандатов нет оснований требовать, чтобы ключевые министерские посты — обороны и иностранных дел — отходили к «младшим» партнёрам по коалиции. Это могло бы быть оправдано, если бы кто-то из этих партий на этих постах ранее достиг особо выдающихся результатов. Подобного не видно, а потому арифметика становится особенно важной.

Было разумно ожидать, что и коалиционные требования включат важные общие проблемы страны. Такие, как запрещение кому-то передавать куски территории Израиля в обмен на какие бы то ни было договора — бумажки. Или требование развития еврейского строительства повсюду, включая Иудею и Самарию, сохранения единого Иерусалима, обязательство препятствовать бойкоту продукции Израиля, где бы она ни была произведена и т.п. Важной экономической проблемой страны является чрезмерная сила профсоюзов и роль государственных монополий.

Вместо всех этих главными стали секторальные заботы и делёж портфелей, где завышенные требования просто можно было бы считать курьёзом, если бы не их опасность для страны. Отмечу также, что пункты своих коалиционных предложений «младшие» партнёры почему-то именуют требованиями, явно забывая, что для подобной позиции избиратель не дал им никаких оснований.

«Новичок» М. Кахлон помимо министра финансов добивается чего-то ещё и ещё, угрожая, чуть что, уходом в оппозицию. Главные проблемы страны, по его мнению, это дороговизна продуктов питания и жилья, что просто не соответствует действительности, если сравнить Израиль с другими развитыми странами. Замечу, что сам Кахлон добился успеха, вводя капиталистическую конкуренцию в организацию мобильной связи. Сейчас же он хочет заставить государство, а не свободный рынок, заниматься экономикой страны.

Место министра иностранных дел требует себе Н. Беннет, глава «Еврейского дома». С его восьмью мандатами (в 2013 — 12!) ему бы сидеть тише. Да и пост министра экономики для успешного промышленника и предпринимателя, каким в прошлом был Беннет, ему явно подходит. Это одна из наиболее важных в стране должностей. Экономика определяет жизнь страны. А иметь министра иностранных дел без опыта и знаний, просто взявшего эту должность нахрапом — разве это нужно Израилю?! При неисполнении своих требований он тоже грозит уйти в оппозицию. Напомню, что в 2013 не без усилий Беннета и под давлением Лапида ШАС с его 10 мандатами оказался вне правительственной коалиции, что было и несправедливо, и недальновидно.

Амбиции за счёт страны, притом — необоснованные, едва ли уместны. Напомню, что Нетаньяху шёл в 2003 на пост министра иностранных дел, однако Шарон назначил его министром финансов. Казалось, это оскорбление и унижение. А на поверку вышло, что это важная для страны работа, с которой Нетаньяху справился с успехом, предотвратив скольжение Израиля к экономическому кризису.

21 апреля Беннет написал в Твиттере: «Передать портфель министра по делам религий партии ШАС без согласования с «Еврейским Домом» есть конец переговоров с нами». Беннету стоило бы помнить, как в 2013 он заключил союз с тогдашним новичком Лапидом, имевшим, правда, 19 мандатов. Вместе они наинтриговали до того, что во имя создания правительства в него пришлось взять первую, на это согласившуюся — Ц. Ливни. В результате, она получила высокий пост министра юстиции, который по числу мандатов её партии ей явно не полагался. Союз Беннет-Лапид тут же распался, а проникшая во время его действия троянская лошадь, вместе с Лапидом, развалили правительство всего через неполных два года.

Сейчас Беннет будто бы планирует новый союз, на этот раз, с Либерманом. Подобный шаг кажется безответственным и демонстрирует, боюсь, лишь отсутствие его роста как политика. Жаль, если работа в правительстве пройдёт для него впустую. Это стало бы примером очередных упущенных правыми возможностей.

В своей предыдущей заметке Хуцпа я уже говорил о трёх партнёрах «Ликуда», включая министра иностранных дел А. Либермана. Не скрою, меня удивили его требования отдать ему пост министра обороны и прямые разговоры о своей готовности занять пост премьера. Очевидно, для этого надо иметь куда больше мандатов.

Особо удивляют высказанные требования и их тон, плохо гармонирующий с желанием и готовностью искать нужный стране, а не небольшой доли от её 5% населения, компромисс. Так, А. Либерман говорит о базисных принципах коалиционного соглашения, среди которых выделяется «решение проблемы пенсионного обеспечения репатриантов, приехавших в страну в возрасте после сорока лет. Большинство из них просто не могло обеспечить себе пенсионных накоплений, достаточных для достойной старости, — и даже после 15-20 лет честного труда в Израиле при выходе на пенсию они обречены на нищету. … НДИ не отступит с этой позиции ни на шаг». И это проблема, из-за которой можно идти в оппозицию?! Мне же казалось основополагающим моральным принципом возможность просить, но невозможность требовать незаработанное. Да и подобный тон я, например, не позволял себе даже в разговоре со своими дипломниками и аспирантами.

Или такой оборот «Мы потребовали, чтобы новая коалиция взяла на себя обязательства … принятия ряда законов. В частности — введения сметной казни для террористов и ограничения полномочий БАГАЦа во вмешательстве в законодательную деятельность». Я лично давний и последовательный сторонник смертной казни как наказания террористов и массовых убийц, для чего вовсе не надо никаких новых законов — следует просто использовать существующие. Писал об этом неоднократно в разгар террора.

Вместе с покойным М. Е. Перельманом мы на эту тему обращались к видным членам руководства страны в период террористкой войны 2000-2005 гг. Странно, что тогда А. Либерман по такому очевидному вопросу как смертная казнь террористов не выступал. В целом, однако, использование закона — прерогатива судебной системы, которая едва без борьбы уступит свои полномочия. А вот борьба с этой системой именно сейчас едва ли важная задача ещё не созданной коалиции.

Хочу заметить, что с партией «Наш дом Израиль» и её лидером А. Либерманом тесно связана деятельность министерства иностранных дел. Конечно, я понимаю очень важную роль премьера в определении внешней политики. Но она формируется уж точно не вопреки министру. Определённые и существеннейшие недочёты этого курса особо ясно проявились 13 апреля, когда президент России разрешил поставки зенитных ракетных комплексов в Иран. Все попытки добиться нейтралитета России оказались тщетны. Это демонстрация существенного просчёта МИДа Израиля.

К сожалению, в печати опять пошли разговоры, о желании Нетаньяху любой ценой удержаться в кресле премьера как источнике больших денег. Глупо говорить, будто Нетаньяху привлекает доходное место. Человек его способностей и известности мог бы играючи зарабатывать раз в десять больше, чем он сейчас. В историю Израиля и мира он уже вошёл как выдающийся премьер, преобразователь и реформатор, проведший на высшем посту страны уже 9 лет[ii]. После Бен Гуриона он самый сильный премьер Израиля. Не случайно Нетаньяху сравнивают с Черчиллем. Но, в отличие от него, пока не провалил ни одной задачи, стоящей перед страной. Я имею в виду введение элементов капитализма в стране, переход к конвертируемой валюте. Это обеспечило устойчивый рост экономики. Роль Израиля в мире выросла. Своим критикам и завистникам он оставляет лишь возможность клеветать.

Конечно, тщетно надеяться, будто отдельная заметка может остановить восточный базар, с его ненужными в политической жизни уловками. Но избиратель и здесь, пусть не прямо, а через прессу и электронные сети, может сказать своё веское слово — стране нужно правительство, способное существовать во взаимном приемлемом согласии членов коалиции в течение отведённых законом четырёх лет.

____

[i] Приятно это некоторым или нет, но избиратель дал религиозным партиям право на 3.48 портфеля. Грезить, будто подобный результат не приведёт к смене правительственной линии по вопросам, волнующим ортодоксальных евреев можно, но бесполезно.

[ii] Дольше премьером был лишь Бен Гурион — 13 лет.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Мирон Амусья: Восточный базар (Как интересы государства уступают локальным амбициям)»

  1. Для неживущего в Израиле уникальная система формирования правительтства, действительно, смахивающая на восточный базар, кажется не совсем понятной. Ведь, действительно, прав уважаемый Мирон, когда пишет что для того или иного министерсткого поста нужны соответствующие навыки.. Я уже не говорю о образовании.Особенно для ключевых постов финансов, иностранных дет и обороны. Поэтому, подчас, хочется вспомнить Бендера: «Торг здесь, Шура, неуместен» Может поэтому так часто и происходят перевыборы?

    1. Лев, в какой стране посты дают специалистам, а не партфункционерам?
      У нас министерство обороны занимает мать семерых детей, врач по профессии!

    2. Лев Мадорский
      … Поэтому, подчас, хочется вспомнить Бендера: «Торг здесь, Шура, неуместен» …
      ==============================================================
      Дорогой Лев!
      Память частенько подводит нас.
      Поэтому стоит проверять цитаты по первосточнику.

  2. P.S. Умение торговаться на «восточном базаре» и модерировать его ценой предательства своих принципов — это как раз главное достоинство Нетаниягу, не считая хорошо подвешенного языка.
    Взять хотя бы этот закон о всеобщей воинской обязанности, разве это не комедия абсурда?
    Сколько сил угрохали на то, чтобы его согласовать?
    Теперь его отменят в угоду ШАСу, а через год придется снова создавать коалицию, Биби пригласит, допустим, Лапида с Герцогом и закон опять введут, да?
    А какова позиция Ликуда в отношении этого закона, как и закона об еврейском характере, если под руководством Биби и Ликуда эти законы то принимают, то отменяют?

  3. При всем уважении к автору у него получилась чрезвычайно однобокая проликудовская статья, на мой взгляд.
    «Врагам» Ликуда — каждое лыко в строку, им ставится в вину даже то, в чем они никак не повинны. К примеру, неужели Либерман был способен отговорить Путина продать Ирану С-300? Этого не добился даже кумир автора Нетаниягу, но ему он это «почему-то» в вину не вменяет. Ципи Ливни в коалицию тоже приглашал отнюдь не Беннет, как считает Мирон Амусья.

    Забыты все гадости, которые сделал Нетаниягу Беннету на прошлых и нынешних выборах, включая прямую клевету и переманивание избирателей под лозунгами спасения отечества от Сионистского посмешища. Теперь же Нетаньягу во имя ничтожных преимуществ, видимых только ему, готов отказаться и от Бенета, и от Либермана ради того же Сионистского посмешища, от которого он якобы спасал отечества в опасности.
    Что это, как не прямой обман избирателей?
    И примеров такого обмана со стороны Биби я могу привести еще десятки. Как только отзвенели предвыборные фанфары, так Биби тут же, не сходя с места, отказался почти от всех своих предвыборных обещаний: и от отказа от переговоров с Аббасом (на который он купил добрый пяток мандатов Еврейского дома), и от прекращения выплаты дани тому же Аббасу, и от строительства в поселениях.

    Хуже того: после сговора с Кулану и ШАСом (а иначе, чем сговором, это и не назовешь) решено отказаться от уже проголосованного в первом чтении закона об еврейском характере Израиля (который позволял бы обходить Багац), и от другого закона об ограничении власти Багаца, и от законов, препятствующих подрывной деятельности левых организаций, финансируемых Евросоюзом и прочими антисемитскими организациями.
    Биби в очередной раз показал, что он — человек без принципов, бесконечно вихляющий и тактирующий, как червяк, что его слово не стоит и дохлой мухи.

    Вдобавок ко всему будет похерен и утвержденный уже закон о всеобщей воинской обязанности — в угоду тому же ШАСу, которого Амусья в торговле за интересы своей клиентуры почему-то не обвиняет, хотя именно ШАС — худший пример продажной партии во главе с отсидевшим в тюрьме коррупционером Дери.
    Я напомню, что это именно партия ШАС подмахнула некогда Ослиные соглашения за полученные ею от Рабина и Переса коврижки для своей во многом паразитической клиентуры. И кровь жертв Осло лежит не только на Рабине и Пересе, но и на партии ШАС.

    И еще напомню, что никто иной как Нетаниягу подписывал соглашение Вай Плантейшн, пожимая руку Арафату, с которым торжественно обещал не якшаться, это именно он отдал палестинцам Хеврон и гробницу патриархов, и это именно он проголосовал за шароновское «размежевание» в Газе, за которое уже сотни израильтян заплатили кровью и постоянными обстрелами из Газы. Ни у Беннета, ни у Либермана нет на совести и десятой части тех мерзостей, которые совершил Нетаньягу за свою долгую политическую карьеру, постоянно обманывая своих избирателей.

    Что касается «восточного базара», то этот базар неизбежен не только на Востоке, но и на Западе, везде, где существует демократия. Его нет только в России и северной Корее, где диктатор или партия скажут «Надо!», а комсомол берет под козырек и кричит: «Есть!». И если бы политики не пытались достичь для себя максимума на коалиционных переговорах, то грош бы им была цена, их избиратели и их партии им этого бы не простили и не переизбрали. И торгуются, как на базаре, все без исключения политические партии, а не только две, указанные проф. Амусья.

    Что касается распределения постов, то я совершенно согласен с И. Дацковским: «Посты распределяются не по арифметике проф. М. Амусьи, а по принципу: «Ты без меня не можешь — так плати без границ до своего полного обнищания. Ну ладно уж, я сегодня добрый — оставлю тебе прожиточный минимум, чтобы тебя твои в партии совсем не съели».

    Для примера приведу наш Бундестаг. Блок ХДС/ХСС имеет там почти половину мандатов: 311 из 631, т.е. до абсолютного большинства не хватает всего 5 мандатов (менее 1%!). Тем не не менее, ХДС/ХСС взял в коалиционные партнеры социал-демократов, отдал им множество важнейших постов (МИД, министерство экономики во главе с всесильным Габриэлем, министерство труда Налес, проводящей свои реформы, которыми жутко недовольно большинство в ХДС/ХСС), коалиция претворяет скорее социал-демократическую повестку дня, чем консервативную, в ущерб двум третям коалиции, и так происходит, собственно, почти всегда. За удовольствие иметь своего канцлера или своего премьера приходится платить именно таким образом.

    >> В историю Израиля и мира он уже вошёл как выдающийся премьер, преобразователь и реформатор, проведший на высшем посту страны уже 9 лет[ii]. После Бен Гуриона он самый сильный премьер Израиля.

    Если бы величие политиков определялось только количеством лет, которые они ухитряются просидеть на самом верху, то самыми мощными надо было бы назвать Путина, Сталина, Рузвельта, Хомейни, Каддафи, Чаушеску, Хонеккера, Коля, Брежнева, Переса и даже Обаму, отсидевшего максимальный срок на президентском посту. По-настоящему великие политики не пресмыкаются и не угодничают перед своим электоратом и уходят сами, не цепляясь за свой пост. Поэтому долгими сроками, отсиженными на троне, они не часто могут похвастать.

  4. Безупречность арифметических вычислений при делении двузначных чисел с остатком, так же,как и безапеляционность суждений автора статьи и вынесение им приговоров потенциальным на сегодняшний день партнерам Ликуда, жадным до портфелей и тем самым, ведущим страну к пропасти, является заведомым упрощением .
    В Израиле на сегодняшний день имеется множество проблем, в порядке приоритетов которых я наверно не разошелся бы с уважаемым профессором.
    Настоящая беда в том, что у партии, набравшей неожиданно даже для себя 30 голосов, отнюдь не только благодаря гласу народу, но и в немалой степени вследствие самоотверженной работы пропагандистов и агитаторов, нет и не было собственной, конкретной, согласованной внутри, стратегии и тактики по каждой из упомянутых проблем. Увеличение числа мандатов никак не облегчило, а возможно и усугубило этот факт, хотя и привело к упрочению положения Нетаниягу в своей партии.
    Именно эта беда и является основной причиной того, что переговоры с партиями ведутся не по конкретным животрепещущим вопросам, а на уровне — раздели 18 на 67, а может быть и на 61, помножь на число своих мандатов и скажи спасибо, что полиция вместе с гласом народа у тебя и этого не отобрала. А в отношении проблем, которые ты поднимаешь, не лезь поперек батьки в пекло и «смох алаи» (положись на меня), а я буду их решать по мере поступления.
    При таком подходе почти за неделю до конца нет коалиции, куда уж там говорить о правительстве и соответственно портфелях.
    Самое обидное, что может случиться, если Нетаниягу придется, громогласно обвиняя во всем жадных до портфелей несостоявшихся партнеров, направиться в Каноссу , получить плевок в лицо или унизительный компромисс. Не лучше, если следующую попытку формирования предоставят Бужи или объявят новые выборы.
    Я сохраняю надежду, что этого не произойдет, но если это все же, упаси Бог, случится, то виноват будет один человек, ничуть не похожий на Черчилля, которого вынесло на гребень, но он не мог на нем удержаться.

    1. На прошлых выборах, как давно уже не было, стоял персональный выбор, выглядевший в этот раз так::
      Нетанияху
      Герцог.
      Так сложилось (почему – отдельный разговор), что, несмотря на всю демографию и, несмотря на всю демагогию, у Герцога появился хоть и маленький, но реальный шанс стать ПМ.
      И не важно, какие буквы были на опускаемом в урну бюллетене, голосование было:
      сохранить
      изменить.
      И смешно теперь наблюдать, как проголосовавшие за «сохранить» начинают теперь последними словами ругать ими же сохранённое.

  5. Демократия — это не только система выборов, но и приоритет закона, независимые суды, права человека и др. принципы. Но как ни крути, а все же это власть большинства. Когда это большинство подавляющее, то спорить не о чем: надо подчиняться и до следующих выборов. Но получается сбой, когда в стране происходит примерно равное разделение мнений. В стране передовой демократии — США — лишь несколько десятков тысяч жителей Флориды решили, что президентом будет Буш. В такой обстановке «цуг-цванга» Израиль существует постоянно: примерно половина его населения требует «шалома ну прям ахшав». Кроме того, мы разделены на множество общин, которые борются за свое представительство не только в кнессете, что нормально, но и в правительстве, что есть абсурд. Потому что нарушается ведущий принцип демократии — разделение законодательной и исполнительной властей. Поможет только «норвежский» закон: министром может быть только профессионал, а не депутат. За все должен отвечать премьер, избранный большинством, а министры — это его помощники и советники. У нас же решения принимаются всем пр-вом по большинству голосов, но не профессионалов, а заинтересованных лиц, представителей общин. Конфликт интересов, а за это надо отдавать под суд.

  6. 1. «посты распределить так, чтобы они, насколько это возможно соответствовали способностям и квалификации будущих министров.» Это принципиально невозможно. В будущем правительстве НИ ОДИН министр по своим «способностям и квалификации » не будет соответствовать своему посту. Большинство вообще не будут понимать, что происходит в веренном им министерстве и продолжат действовать как обычные политики с лишней парой звездочек на погонах по отношению с остальным членам Кнессета.
    2. Посты распределяются не по арифметике проф. М. Амусьи, а по принципу: «Ты без меня не можешь — так плати без границ до своего полного обнищания. Ну ладно уж, я сегодня добрый — оставлю тебе прожиточный минимум, чтобы тебя твои в партии совсем не съели». И Нетаниягу будет платить, это партнеры понимают. Весь эквилибр Нетаниягу — оставить всех равно недовольными, но не сбежавшими. Не очень уважая Нетаниягу, но понимая, что при нынешней системе власти и нынешних персоналиях лучшего не дано, пожелаем ему успеха. Похоже, что и эта его головная боль подходит к успешному излечению. И достаточно надолго — все понимают, что за взрыв этого правительства именно взорвавшему придется платить электоральную цену. Поэтому, IMHO, правительство распадется (что неизбежно) достаточно близко в плановому сроку следующих выборов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *