Валентин Лидин: Раздумья

 313 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Говорят, что мудрость приходит с годами, не хочется думать, что ко мне пришел только возраст. Эти стихотворения составляют, на мой взгляд цикл —

Раздумья

Валентин Лидин (Лившиц)

Жуткая правда

Уродилась проказница, —
Весь бы свет ей крушить
Согрешивши покаяться
И опять согрешить.
Барам в ноженьки кланяться,
Бить челом палачу!
…Не хочу с тобой каяться
И грешить не хочу!
Переполнена скверною
От покрышки до дна…
«Русские плачи» Александр Аркадьевич Галич

Мы не рвали пети-мети.
Жили себе жили.
«Призрак бродит по планете» —
Нас учили.
Призрак был простой, как клизма,
Репы проще.
Светлый Призрак коммунизма —
Вроде тещи.
Он такой родной, домашний,
И не злобный.
Бедный был наш век вчерашний,
Но удобный.
Мы без денег, без надежды —
Проживали.
Нас от пищи и одежды —
Отучали.
Слесарь или академик —
То судьба,
Но все без шмоток и без денег —
Голытьба.
От получки до аванса —
Босиком.
Но зато идеи Маркса,
и местком.
Но зато ЦК и Ленин.
Мавзолей.
Целина. Гагарин. Брежнев.
Юбилей.
Нам бы только справить что-то.
(Что? — Плевать!)
Главное лизать кого-то —
Воспевать.
Главное в одном порыве —
Вся страна.
Главное чтоб жопа в мыле —
И хана.
Мы построим и посеем!
Об чем речь!
Правда, вряд ли, мы сумеем
Всё сберечь.
Суховей. Дожди. Морозы.
Колорадский жук.
Что осталось? Кошки слезы.
Всё промежду рук.
Нет, мы, вроде бы, рукасты,
Но тихи.
Нам Никитка… «Пидарасты!»
«****юки!».
И молчали все герои
Ни гу-гу.
Может хочешь «зону» строить
И валить тайгу ?
Кто желает на Лубянку?
В Магадан?
Ватник, «прохоря», портянки,
Десять «по рогам».
За 101-ым километром —
Веселись.
Нет, уж лучше, против ветра
Не мочись.
И молчали, и стучали,
И строчили.
Диктатуру замечали
Только в Чили.
В Греции — «полковники»!!
Апартеид — в ЮАР!!
А наши уголовники —
Просто божий дар.
Стоят на Красной площади —
Над Вождем,
А мы — толпою мощною
Под дождем,
С флагами, знаменами,
С «гормозой».
Дружными колонами.
С песней. Со слезой.
Никому родимые!!
Никогда!!
( И вроде все партийные —
Партии — Труда).
Всех восторгом распирает
Сразу.
Вот так вот это и бывает,
Как проказа.
Только сколько ж это можно?
Всем в глаза — песка.
Запереть страну в таможню
И погранвойска.
Заключить, залагерить,
В цепи заковать.
Сильных, смелых перебить.
Других — «перековать».
Всех вокруг согнуть в дугу.
Только так и стой.
И ни слова — ни гу-гу.
Совпартстрой.
И главное, что было
В этой беде.
То, что у «кормила» —
Ка — Ге — Бе.
Я это не для бзика —
Сдуру
Ты запомни — загвозди-ка.
Аббревиатуру.
От Дзержинской (мой фартовый)
От бывшей Лубянки,
Два шага в Лефортово
И два до Таганки.
Бутырка, Пересылка,
Красная Пресня.
Дачка — посылка.
Просто — песня.
Тишина Матросская.
Каземат.
ВОХРА — жесткая.
Мат — перемат.
Откатаны пальчики.
Профиль и анфас.
Поезжайте мальчики.
Бог подаст!
Так вот жили — поживали.
Не страна — барак.
Звезды, премии, медали.
А внутри — бардак.
Вроде, Космос и Ракеты,
Театр Большой,
Но ни правды, и ни света,
А лапша-лапшой.
Нас газеты воспевали,
А потом Те-Ве.
Гегемоном называли,
А мы все в говне.
Вывели народ особый —
Генетика.
Зависть, воровство и злоба —
«Гомо советико».
Нам бы только — на халяву,
Задарма.
Может быть они и правы
Место нам — тюрьма.
Горбачев открыл границу,
Путь к Свободам.
Только это не годится
Нам уродам.
Растащили всё, что было.
Раздербанили.
И Свердловского Мудилу
Володеть поставили.
Пил с утра и многократно.
Много и умело.
Он нам и привел обратно —
«Слово и дело».
Он, когда сошел с катушек —
Напослед.
КГБешных нам братушек
Дал в наслед.
Ну, а эти — всё обратно,
Как учили.
Сразу стало жить приятно.
Просто — Чили.
Путь наметился свершений
И побед.
Вот он наш великий гений —
«Пиночет».
Народ от счастья млеет.
Раком стал.
И он его имеет,
Плевать, что ростом мал.
С цековскими у нынешних
Разница одна.
Те перед ними нищие.
У этих вся страна.
Евро, доллары, металл —
Тоннами прут,
И уж, что уворовал,
Того не отдадут.
И всё, как прежде было —
В старой беде.
Снова у «кормила» —
Ка — Ге — Бе.
Я это не для бзика —
Сдуру
Ты запомни — загвозди-ка.
Аббревиатуру.
Она на веки вечные.
В этой стране —
Даже реки млечные
Потекут в говне.

Прости, Россия

В российском интернете идет голосование за выбор личности олицетворяющей Россию.
Первое место занимает — Сталин, второе — царь Николай.

Я думал, что знаю родную страну.
Я с нею родился и с нею умру.
Я ей отслужил,
Я её отлюбил.
Заботливый муж я.
Не хам, не дебил.
Я не рвал её тело,
(не нефть и не газ)
Она знала — наука её не предаст.
Она верила нам, мы её защищали.
Не гебисты, которые нас зачищали,
Не вохрА — охранявшая лесоповал,
Я её одевал, я её обувал,
Я кормил её в трудные годы, лихие.
Я с ней вместе в счастливые был и в плохие.
Я стыдился того, что она вытворяла,
Я гордился, и сделал, наверно, не мало,
Чтобы люди по свету страну мою знали,
Чтоб её не боялись, чтоб ей доверяли.
Почему — то стране моей — так невезло,
Наверху собиралось сплошное говно.
Регулярно кого-то сажали, стреляли,
Но на место ушедших, другие вплывали.

Я думал, что знаю родную страну.
Но я ошибался. Когда я помру,
Поставьте мне камень. Там где голова,
Напишите простые, простые слова:
Он думал Россия — это Пушкин и Чехов,
Волга, МХаТ, Дружба — с песней и смехом,
Любовь — всеобьемлющая, всеблагая.
«Я другой такой страны не знаю».

Оказалось, недавно проголосовала,
Россия, за то, что ей недоставало.
Первый — Сталин, второй — царь её Николай,
Вот он — быдла фашистского сказочный Рай.
Чтоб сидели, чтоб молчали,
Чтоб стреляли и стучали.
Чтоб по морде, по печенкам,
И мальчишкам, и девчонкам.
Во имя Сталина, во Славие.
Чекистское Православие.

Да я ошибался. Признаюсь. Покаюсь.
Я с тобой расстаюсь. От тебя отрекаюсь.
Ты Россия моя, моя дорогая,
Не больная ты, просто, ты стала другая.
Убили. Уехали. В ссылке померли.
На их место «трамвайные хамы» приперли.
Интеллигенция. Интеллектуалы.
Когда-то в России вас было — навалом.
Вы были прослойкой её мозговой,
Теперь вместо вас КГБешный отстой.
А у этих ума лишь отнять и украсть.
Посадить, а самим в КПЗ не попасть.
Я с такой, ненавидимой всеми страной,
Расстаюсь. Я не знаю, что будет со мной,
Но я знаю, что страшную эту страну,
Не прикажешь ни сердцу любить, не уму.

Евреи и революция

Евреи и революция (семейная хроника)

Октябрь. Матросы со штыками бегали.
«Аврора» луч уткнула в Петроград.
Ту Революцию, все говорят, евреи делали.
Но делали, не требуя наград.

Деды мои за «красных» воевали,
А больше было некуда идти.
Евреев в «белые» — не набирали,
И с Доном было им не по пути.

Без рассуждений там поставят к стенке:
«Добегался обрезанный жидок!»
Хоть «Марсельезу» пой, хоть падай на коленки,
А только слышно пули — цок да цок.

Отец отца — известный математик,
Большая умница, профессор, шахматист.
Он не был одержим. Нет, не был он фанатик.
Он был — провидец, честный реалист.

Чтоб лекции читать, он стал крещеным.
Преподавать — евреям был запрет.
А что же делать, если он ученый.
(Ах, как я понимаю тебя, дед!).

Я видел Ельцина — он был красив — на танке.
А дед за много лет тому назад,
Винтовку взял, и влез в «тачанку»,
Не очень верю, в то что был он рад.

Всё понимал, и видел кровь, и голод.
Рожденье мертвых собственных детей.
А бабушка моя,— «Он был тогда так молод,
И это обаяние степей»

Да, не поверят мне теперь, наверно,
Что бабушка — Юсуповских кровей.
Княжна. Была женою верной.
Он муж был для неё, а не «еврей».

Её прокляли. Выгнали из дома.
Четыре долгих года — это срок!
Ночлегом для неё была попона,
А чаще, просто придорожный стог.

Они попали в белую охранку.
Бежали. Помогли ученики.
И снова в бой. (Тень Ельцина на танке).
Дороги к счастью очень не легки.

За ним пришли в 37-ом, проклятом.
Он умирал. Рак горла. Черный бред.
А бабушка вдруг встала, как распятье,
Достав из под подушки пистолет,-

«Он без сознанья. Будет вам два трупа.
Его я вам не дам, и я вас — не боюсь.
Он — умирает. Брать его — так глупо.
Его убью, и тут же застрелюсь».

Они куда-то позвонили.
Сказали что-то в трубку. И — ушли.
Два дня дед с бабкою ещё вдвоем прожили.
А после деда на погост свезли.

Так вот — такие Пиренеи.
Такая жизнь — никчемная прошла.
А виноваты, как всегда евреи.
Такие, в общем, странные дела.

Старый лось

— 1 —

Мой новый Новый Год — звездою был отмечен.
От всех невзгод — Спаси и Cохрани!
Хочу я жить, как все,
Я верю — время лечит,
Я верю — впереди ещё горят огни.

Воспоминанья чередой нахлынут,
Придут в ночи — от них не убежишь,
И в теплой комнате — вдруг руки зябко стынут.
Не спишь,
Не бодрствуешь,
А просто так сидишь.

— 2 —

Почему-то сегодня ему не спалось.
Он стоял и вздыхал — одинок и горбат,
Самый старый в Измайлове лось,
Самый первый из первых лосят.

Привезли их весной — голубой, грязноватой,
Из сибирской тайги, от убитых отняв матерей,
Он стоял и вздыхал — ему чудилась белая вата,
И размытые красные пятна на ней.

Он был — лось.
Он был маленький лось.
Тонко звякал ледок под нетвёрдым копытом,
Почему-то вот так же ему не спалось,
А мечталось о прошлом, уже пережитом.

А сегодня день голоден был и тяжел,
Позабыв про соперников,
Жен,
Суету,
От всего он ушел,
И стоял, вспоминал,
И чего-то не видел на белом снегу.

Старый лось — умирал.
Он глаза закосил по закату,
Ему ветер, на небе, согнал лебедей,
И он вспомнил про всё —
Белоснежную вату
И размытые красные пятна на ней.

— 3 —

Я шёл по жизни — только тратил.
Любил.
С друзьями водку пил.
И, по общественным понятьям,
Я ничего не накопил.

Всё — так,
Но вывод этот верен
Не для меня — а для других.
Любовью был мой путь измерен,
Пожатьем рук мне дорогих.
Меня — бывало — предавали,
И я, бывало, горевал,
Но этим мне передавали,
Ещё не приданный закал.
Они плеснут водой холодной
На раскаленный мой металл,
И я, тогда — худой, голодный,
Я крепче прежнего вставал.

Я в молодости — был железный,
То было много лет назад,
Теперь я толстый и болезный,
Но закаленный, как булат.

Я жить теперь могу неспешно,
Поскольку в сердце — торжество:
Я раньше видел только Внешность!
Теперь я вижу — Существо!!!

О, Господи! Спаси мою Россию!!

к теракту в Беслане

Так нам и надо, злым и равнодушным,
Трусливым, молчаливым и послушным,
Уткнувшимся в мерцающий экран,
Где врут и врут, с утра до ночи.
А ведь на свете есть немало стран,
Народ которых, так живёт, как хочет.
А мы всё выбираем, выбираем.
И вот беда, никак не угадаем,
Ну, где ж он этот сказочный Титан,
Что нас избавит от беды и горя,
От мафии, от взяточников своры.
И выберем, нам кажется Героя,
С харизмой. Предназначенным Судьбою.
Ан приглядишься, тот же Таракан.[1]
А детям тем никем уже не стать.
Род не продолжить. Жизни не прожить.
Так, как же можем мы спокойно спать,
И есть, и пить, смеяться и любить.
И сколько нужно ждать ещё Мессию,
И сколько всё терпеть, и всё сносить.
О, Господи! Спаси мою Россию!!
О, Господи! Не дай нас погубить!!!

___

[1] — С Тараканом сравнивал О.Мандельштам Иосифа Сталина.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Валентин Лидин: Раздумья»

  1. Лившиц Валентин Анатольевич род… Закончил МАИ (Московский Авиационный Институт) кафедру «Системы Автоматического Управления».
    Работал по специальности в ЦМНИИ…
    Пишу стихи. Печатался в Московском Комсомольце (в 1963-1965 годах).
    http://stihi.ru/avtor/valentin_angeln
    Псевдоним Лидин был вынужден взять в 1964 году.
    Предложенный мною псевдоним Шура Олухов ( в сокращении Ш.Олухов), был отметен, как порочащий честное имя великого писателя (Шолохова).
    В результате остановились на Лидине ( любимая жена — Лида, сейчас со мною в Германии).
    :::::::::::::::::::::::
    Oдин соплеменник как-то задал вопрос — почему из врачей столько талантливых писателей/поэтов вышло? А на мой взгляд, из МАИ и Техноложки вышло не меньше… А почему — понятия не имею. Ш.Олухов может и знает, но его уже не спросить. Военная опера*** даст ответы на все вопросы.

  2. Неправильно так писать. Просто плюнуть в автора и пойти дальше. Мне, например, очень понравилось. Ритм и рифма в порядке,.Зло, ну так не равнодушный человек писал. Душу трогает, значит сердцем писано. А в поэзии, если душу не трогает — вот это не стихи. Так что обвинения в графомании, это любому предъявить можно — бездоказательно это. Такое впечатление, что тот кто писал отзыв завидует автору. А я благодарен ему, хорошие стихи прочитал.

    1. Все люди произошли от Адама и Евы, есть вторая версия от обезьяны. Но тут, просматривается третья версия, некоторые, как Григорий, произошли от голубей. Главное, пролетая насрать кому нибудь на голову. Не обьясняя за что, почему? Им само действие нравится. Ну что ж, надо принимать Мир таким как его Господь создал. Наверно, для чего то и они нужны.

      1. V.L.
        И молчали все герои
        Ни гу-гу.
        Может хочешь «зону» строить
        И валить тайгу ?
        Кто желает на Лубянку?
        В Магадан?
        Ватник, «прохоря», портянки,
        Десять «по рогам».
        За 101-ым километром —
        Веселись.
        Нет, уж лучше, против ветра
        Не мочись.
        И молчали, и стучали,
        И строчили.
        Диктатуру замечали
        Только в Чили…
        Так вот жили — поживали.
        Не страна — барак.
        Звезды, премии, медали.
        А внутри — бардак.
        Вроде, Космос и Ракеты,
        Театр Большой,
        Но ни правды, и ни света,
        А лапша-лапшой.
        Нас газеты воспевали,
        А потом Те-Ве.
        Гегемоном называли,
        А мы все в говне.
        Вывели народ особый —
        Генетика.
        Зависть, воровство и злоба —
        «Гомо советико».
        Нам бы только — на халяву,
        Задарма…
        :::::::::::::
        Не стихи, а путеводитель. Вся история от Дзержинского до Ельцына…
        A голуби тоже нужны, и не только для Пикассо.
        Известно крестьянину: и мелкий скот даёт навоз.
        Опять же — эстрада, Райкин, Жванецкий…
        «Нас много, самолётов мало…
        — Нормально, Григорий?
        — Отлично, Константин.»
        Автору — наилучшие пожелания!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *