Марк Штейнберг: Евреи — партизаны Великой Отечественной

 323 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Дальнейшая судьба партизан-евреев однозначна: после прихода Красной Армии все они тотчас призывались и отправлялись на фронт… если остальных партизан особисты должны были еще проверить… то для евреев такая проверка не требовалась по определению — предателей среди них не могло быть.

Евреи — партизаны Великой Отечественной

Марк Штейнберг

По переписи 1939 года, в СССР проживало 3 миллиона евреев. Еще около 2 миллиона 200 тысяч насчитывалось в присоединенных в 1939-1940 годах областях восточной Польши, прибалтийских республиках, Бессарабии и в Северной Буковине. Таким образом, в СССР к началу германского вторжения проживало около 5 млн. 200 тысяч евреев, из них на оккупированной территории осталось не менее 2 млн. 800 тыс. человек. Относительно достоверные данные, приведенные в книге Моше Кагановича о еврейском сопротивлении, изданной на «идиш» в Аргентине в 1956 году, свидетельствуют, что к приходу советских войск из этого числа уцелело немногим больше 100 тысяч.

Только незначительная часть их выжила, укрываемая местными жителями или выдавая себя за неевреев. И около 100 тысяч уцелевших евреев скрывались в лесах. Они оказались там, спасаясь от угона в гетто или в лагеря уничтожения, а также, убегая из концлагерей, поездов, увозивших их туда, и из гетто.

Спецификой этого бегства было то, что евреи уходили в лесные пущи во многих случаях целыми семьями, а иногда — и целыми семейными кланами в несколько десятков человек. Ведь им негде было оставить своих домашних, разве что — на смерть. Это и обусловливало особенности их лесного существования.

В лесах стихийно образовывались сравнительно обширные еврейские семейные лагери. Для их охраны, обороны и жизнеобеспечения формировались вооруженные группы и отряды из боеспособных мужчин, а нередко — и из женщин тоже. Такие группы и отряды, в ходе выполнения этих задач, постепенно превращались в чисто партизанские формирования, которые вели интенсивную вооруженную борьбу с немцами и их пособниками из местного населения, полицаями и членами националистических банд.

Второй формой еврейского сопротивления были националыные партизанские отряды, выполнявшие только боевые задачи, главным образом, диверсионно-террористического плана. Они создавались, в основном, отнюдь не из стремления их бойцов обособиться. Зачастую на это их толкала невозможность вступления в уже существующий отряд, куда евреев не хотели принимать. Кроме того, некоторые бойцы-евреи местных партизанских отрядов и соединений, под давлением антисемитских преследований, имевших там немалый размах, вынуждены были уходить из них. Такие партизаны объединялись в боевые группы, обрастали новыми бойцамл из семейных лесных лагерей и становились сравнительно крупными отрядами в основном — местного типа.

Эти боевые группы и отряды обороны семейных лагерей были, в сущности, единственными еврейскими национальными военными формированиями в Советском Союзе в период Второй мировой войны. Потому что даже отдельной роты, укомплектованной евреями, в Советской Армии никогда не существовало. Хотя национальных частей и соединений имелось в избытке.

Еще немало бойцов-евреев насчитывали партизанские отряды и соединения местного и рейдирующего типа, разведывательно-диверсионные группы центрального подчинения и подпольные организации, действовавшие в оккупированных немцами местностях и городах. Особенно много их было в крупных соединениях, таких как бригады Сидора Ковпака и Федорова-Черниговского, отрядах Петра Вершигоры и других.

Согласно данным, имеющимся в воспоминаниях партизан и командиров еврейских формирований, отрывочным сведениям из официальных советских исследований, работам различных авторов, появившимся за рубежом, и в том числе: Моше Кагановича, Г.Смоляра, братьев Тевье и Зусе Бельских, Иехиеля Гранатштейна, Ружки Корчак и других, количество советских партизан-евреев, непосредственно и активно принимавших участие в боевых действиях против немцев и их пособников, определяется числом 45-50 тысяч человек.

Их было бы намного больше, если бы не препятствия, из которых основным для еврея, стремившегося принять участие в вооруженной борьбе, было нежелание многих командиров партизанских отрядов принять его в свои ряды. В большинстве случаев, главным условием вступления выдвигалось наличие у него оружия. Но и тогда, когда такое оружие он приносил с собой, частенько его отбирали под предлогом, что оно необходимо более опытным бойцам.

Но и в таких условиях евреи воевали с нацистами отважно и умело. Уже в 1941 году многие из них были награждены боевыми орденами и медалями. Только по наградным листам, которые удалось получить, известно, что такие награды в этом году получили десять партизан-евреев. Орденом Красной Звезды был награжден Моисей Давидович Шапиро, медалью «За отвагу»: Давид Гершенович Зун, Зинаида Израилевна Маранц и Яков Ефимович Шевелев, медалью «За боевые заслуги» — Герцель Евсеевич Баскин, Давид Абрамович Сойфер, Иосиф Григорьевич Шейман, Григорий Саульевич Шейнюк и Григорий Львович Шендерович. Следует учесть, что в 1941 году боевые награды давались скупо, да и партизанское движение еще только развертывалось.

С евреями в отрядах вообще не церемонились, нагружая наиболее тяжкими и грязными работами, а если и привлекали на операции, то нередко подставляли на наиболее губительные места. Логика такой практики определялась не только антисемитизмом, но и теми соображениями, что у еврея нет другого места на оккупированной земле, кроме этого партизанского отряда, ему некуда отсюда уйти. Потому-то, узнав о существовании еврейского формирования, такой партизан всеми силами стремился присоединиться к своим собратьям по крови и борьбе.

Но и кроме того, согласно достоверным данным, в сентябре 1943 года начальник Центрального штаба партизанского движения Пантелеймон Пономаренко запретил принимать в партизанские отряды бежавших из гетто, а они были одним из основных еврейских контингентов, пополнявших партизанские ряды.

Семейные еврейские лагери жили в постоянной опасности не только от немцев и их приспешников, но и от отдельных антисемитски настроенных партизанских отрядов. Некоторые факты такого рода известны. К примеру, партизанский отряд «Искра» Новогрудского района напал на евреев, бежавших в леса из эшелона, который вез их в Майданек, и ограбил этих несчастных. Партизанский отряд «Ворошилов», известный также под именем «Лидского», напал на Белицкий семейный лагерь, ограбил его обитателей и обезоружил охрану. Нередко белорусские партизаны подстерегали группы заготовителей продовольствия из еврейских отрядов Бельского и Зорина, когда те возвращались, и отбирали все заготовленное. Такого рода стычки, как правило, сопровождались и людскими потерями. Моше Каганович в своем труде приводит случай, когда командир отряда «Щорс», дислоцировавшегося в районе так называемой «Волчьей Ямы», приказал всем евреям убраться из его района, что привело к немалым жертвам среди них.

Таким образом, обстановка достаточно широко распространенной враждебности к евреям в партизанской среде еще более затрудняла и без того нелегкий процесс создания и существования их лесных лагерей и отрядов, охранявших эти лагери или действовавших автономно. Значительная часть таких отрядов и групп состояла из людей, которые разными путями сумели бежать из многочисленных немецких концлагерей и городских гетто. Зачастую, в этих гетто создавались и активно действовали боевые подпольные организации, добывавшие оружие, проводившие диверсии, сопротивлявшиеся акциям массового уничтожения евреев и организовывавшие их бегство в леса.

. Конечно, в масштабе всего партизанского движения, число участников которого приближалось к миллиону, 45-50 тысяч партизан-евреев, примерно 5,5 процентов от их общего числа, составляют сравнительно небольшую величину. Но следует учесть, что их просто не могло быть больше: в партизаны уходили почти ВСЕ евреи, которые только могли это сделать на оккупированной территории. И, как видим, сражались они честно и самоотверженно.

Почему же, однако, посчитал я необходимым осветить, хотя бы лаконично, роль евреев в партизанском движении? Прежде всего не затем, чтобы как-то выделить эту их роль, которая, к тому же, относительно и невелика. А потому, главным образом, что их участие в этой борьбе наглухо замалчивалось во всех советских органах массовой информации и официальных документах. Да и воспоминания самих евреев опубликованы, в основном, за рубежом.

Для примера обратимся хотя бы к 8-му тому Белорусской Советской энциклопедии изд. 1975 года. В нем партизанскому движению в Белоруссии отведена 71 страница. На этих страницах можно найти фамилии грузин и армян, татар и башкир, даже адыгейцев и якутов, которых, как понимаете, вообще насчитывались единицы. При этом названа национальность этих людей.

Не найдете только упоминаний о евреях, еврейских отрядах и командирах. Впрочем, один назван — Миранович, но это — его партизанский псевдоним. А национальная принадлежность Мирановича и здесь опущена. Поэтому и написана эта книга. В ней — правда о еврееях воинах. Партизанах — в том числе. Справедливость требует, чтобы партизаны-евреи не были забыты, чтобы об их боевых делах стало известно людям.

Дальнейшая судьба партизан-евреев однозначна: после прихода Красной Армии все они тотчас призывались и отправлялись на фронт. Иногда не было даже паузы между борьбой в тылу немцев и включением в состав действующей армии. Как рассказал партизанский командир Исаак Зейфман, после того как его бойцы соединились с 100-й стрелковой дивизией, некоторые из них были включены в ее состав и в том числе — все евреи. Об этом же сообщают командиры еврейских партизанских отрядов «Орджоникидзе», »Красногвардейский», «Победа» и других.

Логика таких действий советского командования вполне объяснима: если остальных партизан особисты должны были еще проверить на предмет выявления предателей, действительных, а в основном — мнимых, то для евреев такая проверка не требовалась по определению — предателей среди них не могло быть. Нацисты для евреев были лютыми врагами и беспощадная борьба с ними для подавляющего большинства воинов-евреев в немецком тылу или на фронте являлась единственно возможным действием.

ЕВРЕИ ПАРТИЗАНЫ БЕЛОРУССИИ

Наибольший размах на всей оккупированной территории СССР партизанское движение приобрело в Белоруссии, где, по официальным данным, действовало 380 тысяч партизан — около 40 процентов их общего числа в тылу немцев. Большая протяженность лесных массивов, пущ, заболоченных участков, поддержка подавляющего числа местных жителей, позволили развернуть здесь 199 партизанских бригад и 14 полков, которые контролировали 19 освобожденных зон общей площадью до 120 тысяч кв. км.

Соответственно, в Белоруссии было больше и партизан-евреев. Естественно, абсолютно точных и достоверных сведений не имеется, но, по воспоминаниям участников партизанского движения и даже по крайне сомнительным сведениям из архива Центрального штаба партизанского движе¬ния, в Белоруссии активно действовало около 30 тысяч бойцов-евреев. По данным авторитетного исследователя доктора Ицхака Арада, каждый десятый партизан в Белоруссии был евреем. То есть, не менее 38 тысяч человек. Соответственно, не меньшее число евреев обитало в семейных лагерях. В большинстве случаев эти люди были беглецами из гетто и концлагерей, которых на белорусской земле имелось множество.

Одним из самых крупных было гетто в Минске, где помимо 100 тысяч местных евреев, томились более 35 тысяч зарубежных. Несмотря на строжайший надзор, репрессии и акции массового уничтожения, в Минском гетто уже в августе 1941 года создается подпольная боевая организация. Она была разбита на боевые подразделения, так называемые «десятки», которых вначале имелось всего 12, но в самый разгар борьбы их число выросло до 45. Руководили этими подразделениями Михель Гебелев, Лев Гуревич, Михаил Каган, Израиль Лапидус, Лена Майзелис и другие.

«Десятки» проводили диверсии и организовывали саботаж на тех предприятиях, где работали их бойцы, совершали террористические акты и всеми способами добывали и накапливали оружие, боеприпасы и взрывчатку. Штаб организации сопротивления в гетто возглавляли Наум Фельдман, Гирш Смоляр, Натан Вайнгауз. Они разработали план действий, в котором, кроме диверсионно-террористических акций и накопления оружия, предусматривалось наладить связь с городским подпольем и партизанами в лесах. Одной из основных задач было: обеспечить бегство возможно большего числа обитателей гетто в лесные массивы и организацию там партизанских отрядов. Для этой цели и собирались оружие, боеприпасы, теплая одежда.

Боевой организации в гетто помогали городские подпольщики Минска, которыми в это время руководил Исай Павлович Казинец. Он был евреем, родом из поселка Геническ на юге Украины. Его, по профессии инженера-нефтяника, война застала в Белоруссии, он добрался до Минска, в то время уже оккупированного немцами, и по собственной инициативе сформировал группу, совершавшую диверсии на железной дороге. Число таких групп росло, масштаб и количество диверсий увеличивались. Казинец наладил связь с действовавшим в окрестных лесах отрядом капитана Быстрова, через его рацию отправлял в Центр разведывательную информацию, пополнял отряд отборными подпольщиками с оружием.

И хотя Исай Казинец, отнюдь, не принадлежал к числу партийных функционеров, в тех условиях его, еврея, назначили секретарем Минского горкома партии. Как понимаете, не по канцелярской, а по партизанской работе. Казинец увеличил количество диверсионных групп до 25, нашел шрифт, бумагу и организовал регулярный выпуск листовок. За полгода их было выпущено более трех тысяч. В листовках сообщалось о деятельности минских подпольщиков, об акциях немецких палачей, помещались сводки Совинформбюро.

Под руководством Исая Казинца было проведено более 100 диверсионных акций, убито 11 немецких офицеров и 135 солдат, взорвано и сожжено до 100 боевых и транспортных машин, похищено много оружия и часть его переправлена партизанам.

Гитлеровцы ответили на развертывание этой подпольной деятельности в Минске усилением репрессий и активизацией сыска. В феврале — марте 1942 года гестапо и фельдполиция провели серию облав и арестовали более 400 подпольщиков, а 27 марта предатель вывел их на квартиру, где скрывался Исай Казинец. При аресте он отстреливался, убил двух и ранил трех гестаповцев.

Взяли его, когда он, раненый, потерял сознание. Казинца долго пытали, но и изуродованный палачами до неузнаваемости, он не выдал ни одной явки, не назвал связей, не раскрыл шифров. 7 мая 1942 года Исай Казинец был повешен в городском сквере Минска. Но только в 1965 году советское руководство соизволило вспомнить об этом, беззаветного мужества человеке. Накануне 20-летия Победы Исаю Казинцу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Согласно книге авторитетного историка профессора Давида Мельцера, назову еще ряд руководителей партизанского движения: Федотов Давид, командир Бельнычанской оперативной группы; Рутман Илья, начальник штаба Быховской оперативной группы; Эйдинов Григорий, командир Северо-Западной оперативной группы, первый заместитель начальника штаба Белорусского партизанского движения.

Командирами партизанских бригад и полков в Белоруссии были евреи: Бывалый Борис, бригада «Старик»; Ганзенко Семен, Борисовская бригада; Капуста Филипп, бригада им. Ворошилова; Никитин Николай ( Штейнберг Бейнес) 5-я бригада; Свердлов Самуил, 255-й партизанский полк; Фогель Иосиф, бригада «Штурмовая». Начальниками штабов полков и бригад были 9 евреев.

Малоизвестно имя Шая Иосифовича Берковича, которому в 1941 году было всего 23 года. Но именно он с первых дней германской оккупации являлся 1-м секретврем подпольного Пинского обкома комсомола. В ноябре 1943 года он был назначен комиссаром крупного партизанского отряда им. Сергея Лазо. В том же году Шая Беркович погиб в бою.

Одним из руководителей партизанского движения в Белоруссии был Рувим Беркович Берензон, родившийся в 1899 году в Тирасполе. Кадровый военный, в начале войны батальонный комиссар, заместитель начальника политотела 49-й стрелковой дивизии. В августе 1941 года — командир разведывательно-диверсионной группы. Заброшен в Белоруссию, осуществил ряд диверсий. С весны 1942 года по июнь 1943 заместитель командира Минско-Полесского партизанского соединения. Жена Берензона и младший сын погибли в Минском гетто, старший сын был подпольщиком в Минске, схвачен немцами в 1943 году и повешен. Рувим Берензон ( Роберт Борисович ) после войны работал в Минске, умер в 1986 году.

Гестапо пронюхало о деятельности боевой организации Минского гетто и развернуло операцию по ее уничтожению. В этих условиях штаб подпольщиков принял решение начать переброску узников, в первую очередь — вооруженных членов организации, в леса.

Одним из первых в апреле 1942 года ушел из гетто активный боец-подпольщик, командир «десятки» Израиль Абрамович Лапидус. Он увел с собой группу из 24 человек. Она стала костяком отряда им. Кутузова, который уже вскоре насчитывал более 60 бойцов и почти все они были беглецами из гетто. Оттуда все прибывали и прибывали люди и через год в отряде Израиля Лапидуса было уже 270 бойцов.

Первой крупной операцией, которую провели партизаны этого отряда, стала засада на участке шоссе между Пуховичами и местечком Старые Дороги, где они обстреляли из пулеметов и забросали гранатами автоколонну гитлеровцев, а потом в рукопашной схватке перебили почти всех уцелевших немцев. Было убито 74 солдата и офицера, восемь взято в плен. Их оружие и боеприпасы существенно пополнили арсенал отряда.

Кроме засад, нападений на гарнизоны местных полицаев и немецкие комендантуры, отряд Израиля Лапидуса провел немало других операций. В них особено отличилась команда подрывников, которую возглавлял Абрам Халявский. Он и наиболее опытные подрывники: Лазарь Носик, Наум Барушанский, Ефим Агинский и Иосиф Янкелевич, за неимением стандартных зарядов, наладили их изготовление из артиллерийских снарядов и противотанковых мин. С помощью таких самодельных устройств были подорваны за время действий этой команды 23 эшелона с солдатами и боевой техникой.

Под руководством смелого и изобретательного командира, отряд им. Кутузова не раз ускользал из окружения, уходил от облав, которые проводили немецкие каратели, встревоженные боевой активностью партизан-евреев. Один раз Израиль Лапидус ушел от немцев, пристроив своих бойцов в хвост их автоколонны. Выйдя следом за ней из зоны облавы, партизаны скрылись в окрестных лесах, не потеряв при этом ни единого человека.

Таких отрядов в белорусских лесах было немало. За два года из Минского гетто бежало около 10 тысяч человек и почти все они влились в уже действовавшие партизанские формирования или создали собственные отряды и семейные лагери. Одним из этих отрядов командовал Евгений Финкельштейн, потерявший в гетто всю свою семью. Этот подпольщик в лесу проявил выдающиеся военные качества. Его отряд, состоявший на 60 процентов из бывших узников гетто, наводил страх на гарнизоны немцев и местных полицаев. Партизаны отряда Финкельштейна, которого они звали Батя, внезапными атаками уничтожили 7 таких гарнизонов, пустили под откос 12 воинских эшелонов и истребили в засадах до 170 оккупантов и их приспешников. За голову Финкельштейна гитлеровцы назначили большую награду, на которую, однако, никто не польстился. А может — просто побоялись мести, или не сумели завлечь в ловушку, или еще как-нибудь предать. Партизанским псевдонимом Финкельштейна была фамилия Миранович.

Думается, не стоит лишний раз напоминать, что евреев-партизан орденами и медалями награждали не очень-то щедро, впрочем — не только партизан. Однако боевое мастерство и личная храбрость Евгения Мирановича были так значительны, что командование соединения представило его к званию Героя Советского Союза. Но представление вернулось, как говорится, без последствий. Впрочем, Миранович Героем все равно стал, но уже после войны, когда за умелое руководство совхозом ему дали Героя Соцтруда.

Одним из выдающихся партизанских командиров был Шолом Зорин, который организовал в Налибокской пуще два крупных формирования: партизанский отряд им. Пархоменко, в котором было до 500 бойцов, и семейный лагерь «106 «, где в начале жили 70 семей, а затем их число перевалило за 800 человек. Большинство партизан и обитателей этого семейного лагеря бежало из Минского гетто. Под охраной партизан эти семьи и смогли выжить. Впрочем, бойцы не только охраняли лагерь. Большая часть их деятельности была направлена на борьбу с немцами и их приспешниками. В активе отряда Зорина — засады, уничтожение предателей, подрыв воинских эшелонов, диверсии на военных объектах, разведывательные операции.

Еврейским отрядом командовал также Тевье Бельский — один из выдающихся партизанских командиров. Его бойцы особо специализировались на подрыве вражеских эшелонов, проявляя при этом большую изобретательность, систематически меняя способы подрыва, так как немцы усилили охрану дорожных объектов, патрулировали все более протяженные участки пути, особенно там, где они проходили через лесные массивы. Партизанские подрывники каждый раз применяли новую уловку, но все-таки умудрялись пускать под откос воинские эшелоны. Следует подчеркнуть, что именно этот вид диверсий наносил наибольший ущерб оккупантам не только за счет потерь в людях и боевой технике, но и ввиду срыва перевозок, что негативно отражалось на оперативных планах немецкого командования. Поэтому, наиболее умелые и опытные подрывники имели заслуженную славу и пользовались особенным уважением среди партизан. На белорусской земле в еврейских боевых формированиях славились команды подрывников во главе с Михаилом Тамаркиным и Петром Ходошем. Несколько воинских эшелонов пустила под откос партизанка Циля Ботвинник.

Беглецами из Минского гетто в значительной части был укомплектован также партизанский отряд Давида Кеймаха, который носил конспиративный псевдоним «Дима». Отряд «Димы» совершил немало славных дел, среди них наиболее известно одно. Это — убийство гитлеровского гаулейтера в Белоруссии Вильгельма Кубе, совершенное в ночь на 22 сентября 1943 года. Непосредственному исполнителю террористического акта Елене Мазаник было присвоено звание Героя Советского Союза. Однако мало кто знает, что сама Мазаник и члены ее группы действовали, базируясь на отряд «Димы». Именно через Кеймаха им было передано задание, в его штабе детально проработан план покушения, там же получила Мазаник мину замедленного действия, которую она установила в постели гаулейтера. И в отряд Кеймаха ушла эта отважная женщина после выполнения задания.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Марк Штейнберг: Евреи — партизаны Великой Отечественной

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *